<<
>>

§ 1. Преступления против порядка подчиненности и воинских уставных взаимоотношений между военнослужащими

Основанием уголовной ответственности военнослужащих, как и других граждан, является совершение преступления, предусмотренного Уголовным кодексом Республики Казахстан. Однако особый характер осуществляемой ими деятельности и служебных отношений, тщательно регламентированных воинскими уставами и множеством военных актов военного управления, условия жизни, быта и службы оказывают прямое влияние на содержание ответственности военнослужащих, обуславливают ее специфические особенности.[217]

Правовые нормы, регулирующие военно-служебные отношения, являются специальными правовыми нормами.

Их действие распространяется на определенный круг лиц, несущих военную службу. Действие данных норм не распространяется на граждан, призывников, лиц, находящихся в запасе, если они в данное время не проходят военные сборы.

Например, по служебному положению и воинскому званию одни военнослужащие по отношению к другим могут быть начальниками или подчиненными. Начальники, которым военнослужащие подчинены по службе, хотя бы временно, являются прямыми начальниками, а ближайший к подчиненному прямой начальник называется непосредственным начальником.

Круг начальников по воинскому званию применительно к определенным категориям военнослужащих перечислен в ст. 38 Уставе внутренней службы Вооруженных Сил Республики Казахстан от 27 ноября 1998 года. В этом же

Уставе приведен перечень основных воинских должностей, определяющих содержание подчиненности.1

Наличие у военнослужащих персональных воинских званий, обеспечивает ясность и четкость во взаимоотношениях и субординации военнослужащих. Основное назначение воинских званий состоит в том, чтобы обеспечить отношения власти и подчинения во взаимоотношениях между военнослужащими. Это выражается, в частности, в том, что начальники по воинским званиям имеют право отдавать подчиненным приказания и проверять их выполнение; старшие по званию обязаны требовать от младших соблюдения ими воинской дисциплины, правил поведения и отдания чести; младшие по званию должны беспрекословно выполнять требования старших.

Кроме того, воинское звание отражает служебный стаж и служебное положение военнослужащего. В связи с этим для прохождения военной службы в каждом воинском звании устанавливается определенный срок.

Только в условиях военной службы предусмотрены отношения подчиненности, как по должности, так и по воинскому званию, что существенно отличает воинские звания от специальных званий других государственных служащих.[218] [219]

Порядок подчиненности - часть порядка несения воинской службы, обеспечивающая надлежащее выполнение как начальником, так и подчиненным своих служебных обязанностей.

«Единоначалие[220] является одним из принципов строительства Вооруженных Сил Республики Казахстан, руководства ими и взаимоотношений между военнослужащими. Оно заключается в наделении командира (начальника) все- ми правами по отношению к подчиненным и возложении на них персональной ответственности перед государством за все стороны жизни и деятельности воинской части, подразделения и каждого военнослужащего.

Единоначалие выражается в праве командира (начальника), исходя из всесторонней оценки обстановки, единолично принимать решения, отдавать соответствующие приказы в строгом соответствии с требованиями законов и воинских уставов и обеспечивать их выполнение.

Обсуждение приказа не допустимо, а неповиновение или другое неисполнение приказа является воинским преступлением.1

Таким образом, принцип единоначалия дает командиру и начальнику право отдавать приказы подчиненным и обязывает последних беспрекословно выполнять эти приказы. К тому же военнослужащий, принимающий военную присягу, клянется «...беспрекословно исполнять возложенные на меня обязанности, воинские уставы и приказы командиров и начальников............................................................................................................................................. »[221] [222].

Командир (начальник) - лицо, которому военнослужащий (подчиненный) подчинен по службе согласно уставу или приказу вышестоящего начальника временно либо постоянно.

Устав Внутренней службы Вооруженных Сил Республики Казахстан различает командиров (начальников) по службе и по воинскому званию. Те и другие командиры (начальники) вправе отдавать приказы подчиненным и требовать их беспрекословного выполнения.

Приказ - это требование командира (начальника) о выполнении или прекращении каких-либо действий по службе. Приказ может быть отдан письменно, устно или по техническим средствам связи одному или группе военнослужащих. Письменный приказ является основным распорядительным служебным документом (правовым актом) военного управления, издаваемым на правах единоначалия командирами воинских частей. Правом отдачи письменных приказов в Вооруженных Силах Республики Казахстан пользуются командиры

(начальники), от командира воинской части и выше. Устные приказы отдаются всеми командирами (начальниками).[223]

Невыполнение или иное неисполнение приказа командира (начальника) подчиненным (ст. 367 УК РК) является одним из опасных воинских преступлений, и закон устанавливает за это уголовную ответственность.

Данное преступление будет иметь место, если приказ отдан в установленном порядке и вследствие неповиновения или неисполнении приказа будет причинен существенный вред интересам службы. Существенный вред может состоять в серьезном нарушении распорядка дня в подразделении, части, затруднении выполнения конкретных задач боевой подготовки, ущемлении прав и законных интересов отдельных военнослужащих, отрыве военнослужащих от выполнения обязанностей военной службы, подрыв авторитета командира (начальника), причинении материального ущерба и т.д. Вред может быть не только организационным, морально-психологическим и материальным, но и физическим (гибель людей, причинение вреда здоровью).

Неповиновение - это открытый отказ от исполнения приказа командира (начальника). Отказ от выполнения приказа начальника признается открытым, если военнослужащий в категорической форме заявляет, что он приказа выполнять не будет, или хотя и молчаливо уклоняется от выполнения приказа, но совершает при этом действия, которые свидетельствуют о явном стремлении не выполнить отданное ему приказание по службе.

В случае открытого неповиновения или сопротивления подчиненного командир (начальник) обязан для установления порядка и дисциплины принять все предусмотренные законами и воинскими уставами меры принуждения, вплоть до ареста виновного и привлечения его к уголовной ответственности. При этом оружие может быть применено только в боевой обстановке, а в условиях мирного времени - в исключительных случаях, не терпящих отлагательства, в соответствии с требованиями воинских уставов Вооруженных Сил Республики Казахстан.1

Правильность применения начальником силы или оружия в каждом отдельном случае является вопросом факта, который должен разрешаться вышестоящим начальником или судебно-следственным органом с учетом всех обстоятельств дела. В каждом отдельном случае освобождение от ответственности начальника может иметь место лишь при установлении, что применение силы или оружия было единственным целесообразным средством принуждения подчиненного к повиновению2. В данном случае нельзя согласится с мнением о том, что правильность применения силы и оружия должен разрешаться вышестоящим начальником. В настоящее время правила применения силы и оружия конкретно и четко регламентированы законами и подзаконными актами и, поэтому, на наш взгляд, эти вопросы должны регулироваться в соответствии с законом, и не зависят от мнения вышестоящего начальника.

От неповиновения следует отличать случаи пререкания, когда подчиненный проявляет недовольство по поводу отданного ему приказа, вступает в его обсуждение, но действия, предписанные приказом, выполняет. Пререкание не образует преступления, в отдельных случаях оно может быть признано дисциплинарным проступком.3

Иное умышленное неисполнение приказа не охватывается понятием неповиновения, оно имеет самостоятельное значение, но по наказуемости приравнено к неповиновению. Иное неисполнение приказа выражается в совершении действий, противоречащих его смыслу, либо в ненадлежащем исполнении приказа (неточное или несвоевременное его исполнение), то есть приказ командира (начальника) внешне принимается подчиненным к исполнению, но в действительности остается без исполнения.

При этом умысел на неисполнение

1 Статья 10 Дисциплинарного устава Вооруженных Сил Республики Казахстан утвержден Указом Президента Республики Казахстан от 27 ноября 1998 года № 4156.

2 Чхиквадзе В.М. Советское военно-уголовное право. M., 1948. С. 195.

3 Военно-уголовное законодательство / Под ред. М.К. Кислицына. M.: Издательство НОРМА, 2002. С. 168.

приказа может возникнуть у виновного в момент получения приказа или после истечения определенного отрезка времени.1

Таким образом, общественная опасность этих преступлений определяется тем, что они нарушают важнейшие основы жизни и деятельности войск, могут порождать неорганизованность и беспорядок в выполнении повседневных задач боевой подготовки, помешать поддержанию в подразделении, части твердого уставного порядка и в целом привести к снижению обороноспособности страны. В других случаях результатом неповиновения может быть грубое нарушение прав и законных интересов военнослужащих или других граждан, причинение государству материального ущерба. Неповиновение или иное неисполнения приказа в условиях военного времени или боевой обстановки могут привести к срыву выполнения боевой задачи и человеческим жертвам.

Объектом этого преступления является установленный в Вооруженных Силах, других войсках и воинских формированиях Республики Казахстан порядок воинской подчиненности, то есть регулируемые воинскими уставами военно-служебные отношения между командирами (начальниками) и подчиненными, в соответствии с которыми первые наделены правом отдавать подчиненным приказы и распоряжение по службе, а последние обязаны беспрекословно повиноваться им. Порядок подчиненности, как объект неповиновения, а равно иного умышленного неисполнения приказа, охватывает широкий круг служебных отношений. Это не только важные стороны жизни и деятельности войск, но и отношения между военнослужащими, которые регламентированы воинскими уставами, приказами Министерства обороны Казахстана и охраняются военно-уголовным законом Республики Казахстан.

C объективной стороны, преступление выражается в открытом отказе от исполнения приказа командира (начальника), содержащего конкретные требования, обращенные к подчиненному о совершении или не совершении подчиненным какого-либо действия по службе, либо в ином неисполнении

1 Воинские преступления / Под ред. генерал-лейтенанта юстиции Н.Ф. Чистякова. M., 1970. С.85.

ненным какого-либо действия по службе, либо в ином неисполнении отданного конкретному военнослужащему приказа командиром или начальником. Вместе с тем, не всякий приказ командира (начальника) подлежит исполнению, только отданный в интересах воинской службы и в соответствии с законом в целях соблюдения порядка несения воинской службы. Вопросы, связанные с оценкой условий правомерности действий при исполнении приказа или распоряжения, нередко возникают на практике, поэтому эта норма включена в казахстанское уголовное право. Поэтому при юридической оценке действий, связанных с неповиновением, необходимо учитывать правила ст. 37 УК Республики Казахстан.

Согласно ч. 1 ст. 37 УК Республики Казахстан не признается преступлением деяние исполнителя (действие или бездействие), хотя и сопряженное с причинением вреда охраняемым уголовным законом интересам, но обусловленное необходимостью выполнения подчиненным обязательного для него приказа или распоряжения. Уголовную ответственность за причинение такого вреда несет тот, кто отдал незаконный приказ или распоряжение.[224]

Под приказом или распоряжением понимают обязательное для исполнения требование, т.е. приказ, распоряжение-это властное указание о выполнении или невыполнении каких-либо действий, имеющий обязательную силу для подчиненного, изданное в пределах компетенции должностного лица. Это установленная законом или иным нормативным правовым актом юридическая

форма предписания уполномоченного на то должностного лица, обязывающего другое лицо к выполнению определенного действия.1

Данное обстоятельство объясняется тем, что приказ или распоряжение как волеизъявление командира (начальника) является основой для исполнения принятого решения, не зависит от волеизъявления исполнителя и потому обладает большей юридической силой, чем само исполнительское действие. Поэтому и ответственность за причинение вреда добросовестным исполнением незаконного приказа или распоряжения возлагается не на исполнителя, а на отдавшего их начальника. В то же время, как отмечает В.Ф. Щепельков, в законе не предусмотрены правила квалификации действий лица, отдавшего приказ или распоряжение, предполагающее совершение преступления.2

Согласно ч. 2 ст. 37 УК Республики Казахстан неисполнение заведомо незаконного, а тем более преступного приказа, исключает ответственность подчиненного за такое неисполнение. Вместе с тем, как отмечается в научной литературе, данная норма обязывает подчиненного оценивать законность полученного приказа и только после этого приступать к его исполнению. Это требование, по мнению Ф.С. Бражника, противоречит сущности воинской дисциплины и возлагает на подчиненного непосильную задачу, поскольку подчиненный не располагает информацией, лежащей в основе отданного приказа, и не имеет достаточных военных знаний, которые необходимы для правильной оценки приказа.3

В случае же умышленного совершения преступления во исполнение заведомо незаконного приказа или распоряжения уголовная ответственность наступает на общих основаниях. Квалификация такого преступления определяется тем, под признаки каких именно норм Особенной части Уголовного кодекса подпадает совершенное им деяние. При этом, если начальник в преступных це-

1 Уголовное право Республики Казахстан. Общая часть. 2-ое изд., испр. и доп. Алматы: Же- ты жаргы, 2003. С. 152.

2 Щепельков В.Ф. Уголовный закон: преодоление противоречий и неполноты. M.: Издательство «Юрлитинформ», 2003. С. 299.

3 Бражник Ф.С. Преступления против военной службы: Учебное пособие. M., 1999. С. 27.

лях намеренно отдал заведомо незаконный или даже преступный приказ, а подчиненный понимая очевидную противоправность принятого решения, исполнил его, их действия рассматриваются по правилам ч. 2 и 3 ст. 28 УК Республики Казахстан в качестве соучастия в совершении умышленного преступления, где начальник является организатором, а подчиненный - исполнителем данного преступления. Исполнение подчиненным приказа, незаконность которого известна лишь только ему, рассматривается в качестве самостоятельного, без признаков соучастия, преступления.[225]

Субъект преступления специальный, то есть военнослужащие Министерства обороны Республики Казахстан, внутренних войск МВД Казахстана, Комитета национальной безопасности, частей гражданской обороны Комитета Республики Казахстан по чрезвычайным ситуациям, Республиканской гвардии и службы охраны Президента Республики Казахстан и другие, подчиненные начальнику по службе или по воинскому званию. Кроме того, субъектами преступления могут быть военнослужащие, которые в случае нарушения воинской дисциплины или общественного порядка обязаны выполнять требования старших по воинскому званию по устранению этих нарушений, а также военнослужащие, при совместном выполнении обязанностей военной службы командирами (начальниками) которых выступают старшие по воинскому званию или по занимаемой должности.

Субъективная сторона преступления характеризуется умышленной виной в виде прямого или косвенного умысла. Виновный осознает, что он не выполнил приказ командира (начальника), предвидит возможность или неизбежность причинения существенного вреда для интересов службы, желает или сознательно допускает наступление такого вреда либо относится к его наступлению безразлично. Деяния, предусмотренные ч.ч. 1, 2 и 3 настоящей статьи, могут характеризоваться как прямым, так и косвенным умыслом, а неисполнение

приказа, ответственность за которое предусмотрена ч. 4 и 5 данной статьи, выражается в неосторожной вине. Неисполнение приказа по неосторожности имеет место тогда, когда подчиненный, получив приказ командира (начальника), вследствие небрежности или недобросовестного отношения к службе, требования приказа не выполняет или выполняет их ненадлежащим образом. Это может быть результатом забывчивости, нечеткого уяснения содержания приказа, проявленного легкомыслия в отношении времени, места и способа выполнения приказа.

Мотив и цель неповиновения или иного неисполнения приказа могут быть разными. Так, мотивами неповиновения и неисполнения приказа могут быть недовольство служебной деятельностью командира (начальника), желание удовлетворить личные, эгоистические потребности, леность и т.д. Совершая рассматриваемое преступление, виновный может преследовать конкретные цели, например, изменить служебную деятельность командира (начальника), понудить его к определенным действиям по службе, добиться уклонения от военной службы путем приговорения судом к лишению свободы и т.п. Мотив и цель для квалификации значения не имеют, но должны учитываться при назначении наказания.

Момент окончания совпадает со временем причинения существенного вреда интересам службы, а также причинной связи между деянием и наступившим вредом. Состав рассматриваемого преступления является материальным.

Понятие существенного вреда интересам службы в законе не определяется, и в каждом случае вопрос о наличии такого вреда решается в зависимости от конкретных обстоятельств совершенного правонарушения. Обычно в качестве существенного вреда интересам службы рассматривается срыв выполнения служебных задач подразделения, причинение легкого вреда здоровью военнослужащих, нанесение серьезного имущественного ущерба государству или отдельным гражданам. При определенных условиях (например, при публичном

и демонстративном невыполнении приказа в присутствии личного состава) существенный вред может выражаться и в ослаблении воинской дисциплины в данном конкретном подразделении.1

Часть 2 статьи 367 УК Республики Казахстан предусматривает ответственность за тоже деяние, совершенной группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, а равно повлекшее тяжкие последствия. Под группой лиц, понимается двое или более военнослужащих, совместно совершающих данное преступление без предварительного сговора. Совершение преступления группой лиц по предварительному сговору означает, что в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении этого преступления. Преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. При этом для квалификации не имеет значения, совершено ли такое неисполнение приказа ими по предварительному сговору или в результате сложившихся обстоятельств.[226] [227]

Признание абсолютным большинством исследователей проблемы группового преступления в качестве более опасной формы преступного поведения ставит на повестку дня вопрос о силе влияния обстоятельства «преступная группа» на ответственность и наказание. В настоящее время дифференциация в законе с учетом данного обстоятельства выражается, во-первых, в придании этому обстоятельству обще отягчающего значения и во-вторых, значения квалифицирующего признака. Ввиду того, что деяние, осуществленное преступной группой, характеризуется существенным повышением степени общественной опасности, есть веские основания поставить вопрос о законодательной конкретизации силы влияния группового характера преступления. Эта идея выдвинута, в частности российским ученым В.В. Соболевым. Он полагает, что

за преступление, совершенное группой лиц (с предварительным сговором или без такового), наказание не может быть назначено ниже половины максимального размера по санкции, а совершенное организованной группой - ниже двух третей.1 В данном случае как отмечает Л.Л. Кругликов, можно спорить относительно предложенных В.В. Соболевым долей повышения минимума наказания или разумности установления совпадающей доли применительно к различным видам группы лиц (с предварительным сговором; без него). Однако сама идея, безусловно, заслуживает широкого обсуждения.[228] [229]

К тяжким последствиям могут быть отнесены: срыв мероприятий по обеспечению боевой готовности подразделения, части, корабля; причинение по неосторожности смерти, тяжкого или средней тяжести вреда здоровью людей, вывод из строя боевой техники; причинение крупного материального ущерба и т.п.

Часть 3 статьи 367 УК Республики Казахстан предусматривает ответственность за совершение деяний, указанных в части первой или второй статьи, в военное время или боевой обстановке.

Часть 4 статьи 367 УК Республики Казахстан определяет ответственность за неисполнение приказа вследствие небрежного или недобросовестного отношения к службе, повлекшего тяжкие последствия, а часть 5 настоящей статьи предусматривает ответственность за эти же деяния, но только в военное время и в боевой обстановке.

Неповиновение или иное неисполнение приказа, квалифицируемое ч. 1 ст. 367 УК Республики Казахстан, наказывается ограничением по военной службе на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо содержанием в дисциплинарной воинской части на срок до двух лет. Часть 2 ст. 367 УК Pec-

публики Казахстан предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок до пяти лет.

В военное время или в боевой обстановке за данное преступление наказание более суровое - лишение свободы на срок от пяти до двадцати лет, а при отягчающих обстоятельствах смертной казнью или пожизненным лишением свободы.

Неповиновение ил иное неисполнение приказа, совершенное по неосторожности (ч. 4 ст. 367 УК Республики Казахстан) наказывается ограничением по военной службе на срок до одного года, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо содержанием в дисциплинарной воинской части на срок до одного года. Совершение данного преступления в военное время или в боевой обстановке - лишением свободы на срок от трех до десяти лет ( ч. 5 ст. 367 УК Республики Казахстан)

Сопротивление начальнику или принуждение его к нарушению служеб-

ч

ных обязанностей (ст. 368 УК РК). В статье данной статье объединены два состава преступления: а) сопротивление начальнику или иному лицу, исполняющему обязанности военной службы и б) принуждение этих лиц к нарушению возложенных на них обязанностей военной службы, сопряженное с насилием или угрозой его применения.

Начальник в отношении подчиненного в любой момент может выполнять обязанности военной службы. Не ограничены эти обязанности и местом (в расположении воинской части, на улицах города и т. д.). Иное лицо, выполняющие обязанности военной службы, - это лицо, несущее конкретную службу или выполняющее конкретный приказ начальника (часовой, патрульный, связной и т.п.).[230]

Общественная опасность деяния заключается в снижении обороноспособности страны, ведет к срыву военных мероприятий и поставленных задач! Посягательство на установленный порядок воинских отношений носит откры

тый, дерзкий характер, сопровождается насилием над личностью начальника или иного лица, исполняющего обязанности военной службы, или угрозой такого насилия, что значительно повышает их общественную опасность.1

Объектом преступлений, предусмотренных ст. 368 УК Республики Казахстан являются отношения, определяющие уставные взаимоотношения между военнослужащими, а также порядок несения службы, регламентированный соответствующими законодательствами, приказами и инструкциями. При этом посягательство на порядок воинских отношений осуществляется путем применения насилия или угрозы его применения к начальнику или иному лицу, поэтому преступление посягает также на их жизнь, здоровье и личную неприкосновенность во время исполнения обязанностей военной службы.[231] [232]

C объективной стороны деяние виновного выражается в оказании сопротивления командиру (начальнику), а также иному лицу, исполняющему возложенные на него обязанности по военной службе, или в принуждении к нарушению этих обязанностей, сопряженное с насилием или угрозой его применения.

Сопротивление представляет собой активные действия, направленные на то, чтобы не допустить исполнения начальником или иным лицом служебных обязанностей, не дать ему возможности действовать в данной конкретной обстановке в соответствии с законом, требованиями воинских уставов или приказа начальника. Сопротивлению может предшествовать неповиновение командиру (начальнику). Преступление, начавшееся с неповиновения, перерастает в более тяжкое посягательство на порядок воинской подчиненности, поэтому действия виновного не образуют совокупности преступлений и подлежат квалификации по ст. 368 УК Республики Казахстан.

В конкретных случаях сопротивлению (принуждению) может предшествовать неисполнение приказа начальника, а оказание сопротивления (принуждения) представлять собой реакцию подчиненного на стремление начальника добиться исполнения отданного им приказа. Подобные случаи не образует совокупности двух преступлений, содеянное охватывается как сопротивление начальнику.1

Кроме того, как отмечает В.М. Чхиквадзе, «в отличие от неисполнения приказа рассматриваемые преступления могут быть совершены только путем активных действий, хотя бы и без насилия над личностью исполняющего обя-

занности по военной службе».

Принуждение состоит в физическом или психическом насилии, направленных на то, чтобы заставить начальника или иное лицо нарушить возложенные на него обязанности военной службы, то есть совершить незаконные действия в интересах принуждающего либо действовать вопреки интересам службы. Под физическим принуждением понимают принуждение кого-либо путем причинения вреда здоровью, связывания, запирания в помещении, истязания или иными средствами к совершению какого-либо преступного деяния (действия или бездействия). По мнению профессора Г.Ф. Поленова, нельзя рассматривать в качестве преступного поведение, если оно совершено под влиянием физического принуждения, носящего характер непреодолимой силы (связывание, избиение и др.), полностью подавляющей волю лица. При таком принуж-

і

дении лицо не могло руководить своими действиями (бездействиями).

Под психическим принуждением понимают воздействие на психику человека вербальными средствами (угрозы, запугивание, шантаж и т.д.) без применения физического насилия к человеку с целью побуждения к совершению общественно опасного деяния. По общему правилу психическое насилие не ис-

1 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.И. Радченко. M., 1996. С.584.

у

Курс советского уголовного права в шести томах. Том 6. M., 1971. С. 480.

3 Поленов Г.Ф. Уголовное право Республики Казахстан. Общая часть. Учебное пособие. Алматы: «Юрист», 1999. С.86.

ключает свободы воли лица. По мнению российских ученых, «есть одна крайне редкая ситуация, исключающая сознательность поведения лица, волимость его поступков, - деяние в состоянии гипнотического сна. Гипноз следует рассматривать как разновидность непреодолимой силы. Деяние, совершенное под влиянием гипноза, не может влечь уголовной ответственности для того, кто его выполнит. В этом случае исполнителем преступления должен признаваться тот, кто использовал загипнотизированного в качестве живого орудия преступления»1.

В соответствии с ч. 2 ст. 36 УК Республики Казахстан вопрос об уголовной ответственности за причинение вреда охраняемым законом интересам в результате психического принуждения, а также в результате физического принуждения, вследствие которого лицо сохранило возможность руководить своими действиями, решается по правилам о крайней необходимости на основании положений ст. 34 УК Республики Казахстан. По мнению Г.К. Рахимжа- новой, «вторым видом принуждения является психическое или физическое принуждение, при котором лицо сохранило возможность руководить своими действиями. Причиненный при таком принуждений вред должен быть меньшим в сравнении с предотвращенным. Кроме того, этот вред должен быть при- знан единственно возможным средством, спасти более ценное благо» .

Вместе с тем, следует согласиться с мнением В.Ф. Щепелькова, который считает, что «законом четко не установлены правила квалификации действий, образующих принуждение. Их уголовно-правовая оценка, представляется, должна зависеть от нескольких обстоятельств. В первую очередь к ним следует отнести наличие способности принуждаемого руководить своими действиями (бездействием). Если он лишен такой способности, то содеянное должно квалифицироваться как посредственное исполнение преступления. Здесь имеет

1 Уголовное право. Общая часть / Под ред. Козаченко И.Я., Незнамовой З.А. M., 1997. С. 279.

Рахимжанова Г.К. Институт обстоятельств, исключающих преступность деяния в УК РК. Уголовный кодекс Республики Казахстан. Проблемы и перспективы. Сборник научных трудов. КВШ КНБ РК. 1999. С. 96.

место использование для совершения преступления лиц, не подлежащих уголовной ответственности (ч. 2 ст. 33 УК РФ). В случаях, когда принуждаемый может руководить своими действиями, логика квалификации принуждения, по- видимому, должна основываться на общих предписаниях, образующих институт соучастия. Поэтому принуждения следует квалифицировать либо как подстрекательство к совершению преступления (склонения другого лица к совершению преступления) при наличии в действиях принуждаемого состава преступления, либо как исполнения преступления, если принуждаемый не подлежит уголовной ответственности в силу обстоятельств, исключающих преступность деяния. Оценка принуждения как подстрекательства к преступлению или его исполнения зависит от квалификации содеянного принуждаемым. Если же в силу ст. 40 УК РФ действия принуждаемого не содержат состава преступления, то, соответственно, о соучастии речь идти не может.

Таким образом, принуждения к совершению действий (бездействия), содержащих состав преступления, квалифицируется либо как исполнения преступления если уголовная ответственность принуждаемого исключена в силу ст. 40 УК РФ, либо как подстрекательство в противном случае»1.

В отличие от сопротивления как отмечает А.В. Сапсай, «...принуждение всегда характеризуется предъявлением конкретного требования о совершении или не совершении определенных действий. Несоблюдение этих положений влечет вынесение ошибочных решений»2.

В отличие от ст. 227 УК Казахской CCP по ст. 368 нового Уголовного кодекса сопротивление начальнику или принуждение его к нарушению служебных обязанностей признается преступлением лишь в случаях, когда оно сопряжено с насилием или угрозой его применения.

Щепельков В.Ф. Уголовный закон: преодоление противоречий и неполноты. M.: Издательство «Юрлитинформ», 2003. С. 297.

2 Преступление против военной службы / Под общей ред. Н.А. Петухова. СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2002. С. 121.

Законодатель не определяет в законе понятие «насилие», как не определяет и значение термина «принуждение». В разные годы такие ученые как Г.К. Костров (1970)1, В.И. Симонов (1972), Л.Д. Гаухман (1974)2, Л.В. Сердюк (1979)3, Р.Д. Сабиров (1981)4, Н.И. Бойцов (1988)5 приходили к выводу, который наиболее четко сформулирован, на наш взгляд, Л.Д. Гаухманом: « Понятие насилие не определено ни в теории уголовного права, ни в смежных отраслях юридической науки, и, следовательно, не установлен круг этих деяний.. ..»б.

Традиционно в уголовно-правовой науке насильственное преступление трактуется как преступление, сопряженное с применением насилия или угрозой применения насилия. При этом большинство авторов определяют насилие как применение физической силы, а психическое насилие - как угрозу приме- нения физического насилия.

Под насилием при сопротивлении или принуждении начальника или иного лица, исполняющего обязанности по военной службе, понимается физическое воздействие на указанных лиц, включая побои, причинение легкого вреда здоровью, истязания и т.д. Под угрозой применения того же насилия понимается высказывание намерения причинить вред здоровью начальника или иного лица, в случае их нежелания отказаться от совершения законных действий или совершить противоправные действия. При этом угроза должна быть реальной. При этом сопротивление может быть совершено без насилия или

угрозы.его применения, например, конвоируемый военнослужащий упирается,

1 Костров Г.К. Уголовно-правовое значение угрозы. Автореф. Дис. ... канд. юрид. наук. M., 1970.

2 Гаухман Л.Д. Насилие как средство совершения преступлений. M., 1974.

3 Сердюк Л.В. Психическое насилие как предмет уголовно-правовой оценки. Автореф. Дис. ... канд. юрид. наук. M., 1979.

4 Сабиров Р.Д. Уголовно-правовая борьба с насильственными групповыми посягательствами. Автореф. Дис.... канд. юрид. наук. Свердловск, 1981.

5 Бойцов Н.И. Понятие насильственного преступления // Криминологические и уголовноправовые проблемы борьбы с насильственной преступностью. Л., 1988. С. 134-149.

6 Гаухман Л.Д. Проблемы уголовно-правовой борьбы с насильственными преступлениями в СССР. Автореф. Дис. ... канд. юрид. наук. M., 1997. С. 14.

7 Абдрашит А.А., Досмамбетов Б.Ы. К вопросу о понятии насилия в уголовном праве // Правовое развитие Казахстана за 10 лет государственной независимости: Материалы Международной научно-практической конференции: Часть 1. Алматы. ООНИи РИР Академии МВД Республики Казахстан, 2001. С. 401-402.

розы его применения, например, конвоируемый военнослужащий упирается, вырывается и убегает без применения насилия и угрозы его применения, а принуждение всегда совершается с применением или угрозой применения насилия в отношении начальника или иного лица, исполняющего обязанности военной службы.

Деяние считается оконченным с момента совершения действия и наступления последствий, обозначенных в диспозиции настоящей статьи, состав формально-материальный.

C субъективной стороны преступление характеризуется прямым умыслом. Виновный осознает, что своими действиями оказывает сопротивление начальнику или иному лицу, исполняющему обязанности по военной службе, или принуждает его к нарушению этих обязанностей, и желает этого.

В части 2 ст. 368 УК PK в качестве квалифицирующих обстоятельств рассматриваемых преступлений предусмотрены причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью начальника или иного лица, а также наступление иных тяжких последствий. В подобных случаях в соответствии со ст. 22 УК PK психическое отношение виновного к указанным последствиям сопротивления или принуждения может быть не только в форме умысла, но и неосторожности.

Субъект преступления специальный, то есть военнослужащий, проходящий военную службу, как по призыву, так и по контракту по службе или по воинскому званию постоянно или временно подчиненный лицу, в отношении которого совершаются сопротивление или принуждение сопряженное с насилием или угрозой его применения. Сопротивление или принуждение в отношении иного лица, исполняющего обязанности военной службы, может быть совершено любым военнослужащим, не состоящим с ним в отношениях подчиненности.

Часть 2 ст. 368 УК PK предусматривает ответственность за те же деяния, совершенные:

- группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

- с применением оружия;

- с причинением тяжкого или средней тяжести вреда здоровью либо иных тяжких последствий.

Совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой предполагает умышленное совместное противодействие начальнику (иному военнослужащему) двух или большего числа лиц. Если противодействие совершается в отношении начальника, участниками группы должны быть его подчиненные. Иные лица могут отвечать лишь в качестве организаторов, подстрекателей либо пособников (ч. 5 ст. 29 УК РК). Противодействие иному военнослужащему, исполняющему возложенные на него обязанности военной службы, допускает участие в группе любых военнослужащих.

Можно согласиться с большинством авторов, которые полагают, что участие в умышленном преступлении нескольких лиц повышает общественную опасность такого деяния и требует повышенной ответственности соучастников в сравнении с деянием совершенным без соучастия. Другие считают, что на общественную опасность преступления влияет не само участие в его совершении нескольких лиц, а результат этого участия1 и что соучастники должны отвечать также как и лица, совершившие преступления в одиночку[233] [234]. Основанием для данного разногласия является тезис о необходимости отвечать только за собственные виновные действия.

Другим квалифицирующим признаком сопротивления начальнику или принуждения его к нарушению служебных обязанностей признается применение оружия. Под применением оружия следует понимать фактическое исполь

зование его для физического или психического воздействия на начальника или иное лицо, исполняющее обязанности военной службы. Демонстрация оружия с угрозой его применения, размахивание им и т.п. должны признаваться применением оружия. Этими действиями виновный оказывает психическое воздействие на начальника, парализует его волю и таким образом облегчает достижение своих преступных целей. Нельзя, однако, считать применением оружия один лишь факт наличия его у виновного в момент оказания сопротивления или принуждения, когда виновный при этом не угрожает им и нё использует его. Не следует считать оружием всякие предметы, которые могут быть использованы в качестве орудия совершения преступления. Поскольку законодатель говорит о сопротивлении или принуждении, совершенном «с применением оружия». Применительно к рассматриваемым преступлениям, под оружием следует понимать предметы, специально предназначенные для поражения живой силы, это как огнестрельное оружие (боевое, охотничье, спортивное), так и холодное (кинжал, штык-нож, финка, кастет и т.п.) оружие, независимо от того является оно штатным или нештатным для Вооруженных Сил Казахстана, заводского производства или самодельным. Применение при сопротивлении и принуждении других предметов, которые по своим свойствам в принципе могут быть использованы для нападения, но специально для этого не предназначены, например топор, лопата, палка и т.д., не дают оснований для применения п. «б» ч. 2 ст. 368 УК РК. При отнесении конкретного вида оружия к оружию, предусмотренному п. «б» ч. 2 ст. 368 УК Республики Казахстан, необходимо исходить из смысла Закона Республики Казахстан «О государственном контроле за оборотом отдельных видов оружия» от 30 декабря 1998 года.[235]

Вместе с тем, п. «б» ч. 2 ст. 368 Ук Республики Казахстан не упоминаются боеприпасы, взрывчатые вещества и взрывные устройства, что следует считать пробелом закона. Однако по своим поражающим свойствам и эффективности боеприпасы, взрывчатые вещества и взрывные устройства не уступают, а чаще превосходят отдельные виды оружия. Отсутствие соответствующих законодательных разъяснений вынуждает давать расширительное толкование этому признаку, включая в него не только собственно оружие, но и боеприпасы, взрывчатые вещества и взрывные устройства. Вполне очевидно, что сопротивление начальнику или принуждение его к нарушению служебных обязанностей с применением этих предметов в условиях воинской службы очевидно. Поэтому существенно повышает общественную опасность рассматриваемого нами преступления и требует соответствующей юридической оценки.

На наш взгляд будет правильным, если данное преступление, совершенное преступником с применением боеприпасов, взрывчатых веществ либо взрывных устройств, квалифицировать по п. «б» ч.2 ст. 368 УК Республики Казахстан, то есть по признаку применения оружия. Поскольку, согласно п. 1 ст. 1 Закона Республики Казахстан «О государственном контроле за оборотом отдельных видов оружия» от 30 декабря 1998 года «к оружию относятся устройства и предметы, конструктивно предназначенные для поражения живой или иной цели, а также для подачи сигналов»1.

Под понятием «тяжкого вреда здоровью» следует понимать повреждения, опасные для жизни, повлекшие утрату какого-либо органа (руки, ноги, глаза и т.п.) или его функций, а также вызвавшие душевную болезнь или значительную потерю трудоспособности. Опасное для жизни повреждение может в ряде случаев привести к смертельному исходу. Предотвращение смертельного исхода вследствие своевременного оказания медицинской помощи не должно приниматься во внимание при оценке опасности для жизни тяжкого вреда здоровью.2

Закон Республики Казахстан «О государственном контроле за оборотом отдельных видов оружия» от 30 декабря 1998 года.

2 Медико-криминалистический справочник. Учебно-практическое пособие / Под общей ред. Е.Г. Джакишева. Алматы, 1999. С. 100.

23 Судебно-медицинская оценка тяжести вреда здоровью изложена в правилах приказа Министерства здравоохранения, образования и спорта PK № 240 от 4 мая 1998 года.

Вред здоровью средней тяжести, это не опасные для жизни, но повлекшее за собой длительное нарушение функций какого-либо органа или иное длительное расстройство здоровья без последствия. Понятие длительного расстройства включает последствия продолжительностью свыше 3 недель (более 21 дня).

Под понятием тяжких последствий в данном случае следует понимать срыв выполнения боевого задания, причинение серьезного ущерба боеспособности части, подразделения, неосторожное убийство потерпевшего или иной серьезный ущерб.

Часть 3 ст. 368 УК PK определяет ответственность за совершение деяний, предусмотренных частями первой или второй настоящей статьи, в военное время или боевой обстановке.

Сопротивление начальнику или принуждение его к нарушению служебных обязанностей, квалифицируемое частью 1 ст. 368 УК РК, предусматривает наказание арестом на срок до шести месяцев, либо ограничением по военной службе на срок до двух лет, либо содержанием в дисциплинарной воинской части на срок до двух лет, либо лишением свободы на срок до пяти лет. Если же эти преступления квалифицируются по части 2 ст. 368 УК Республики Казахстан, то наказываются лишением свободы на срок от трех до десяти лет. Существенно повышается ответственность за эти преступления, если они совершены в военное время или боевой обстановке, виновные наказываются к лишению свободы на срок от пяти до двадцати лет либо к смертной казни или пожизненному лишению свободы.

Насильственные действия в отношении начальника (ст. 369 УК РК).

Одним из необходимых условий успешного осуществления командирами (начальниками) возложенных на них задач по обеспечению высокой воинской дисциплины и порядка является всемерная охрана от преступных посягательств их жизни, здоровья и телесной неприкосновенности. Насильственные действия в отношении начальника, будучи направленными против основ воинских отношений, затрудняют, а иногда делают невозможным выполнение командиром (начальником) своих уставных обязанностей. Кроме того, они непосредственно причиняют ущерб здоровью начальника.1

Уголовный закон защищает личность начальника и его служебную деятельность от возможных посягательств со стороны недисциплинированных подчиненных, создавая тем самым необходимые условия к тому, чтобы начальник свои воинские обязанности исполнял в полном соответствии со слу-

жебным долгом.

Начальник - это военнослужащий, имеющий право отдавать распоряжения, приказания. Это должностное лицо, занимающее постоянно или временно определенные должности в воинской части или учреждении, наделенное конкретными организационно-распорядительными или соответствующими административными обязанностями. Военный начальник, разумеется, наделен властью, правами распоряжаться другими военнослужащими и подчинять их своей воле, желанию. Однако воля и желание его осуществляются только в определенных уставами случаях и пределах.[236] [237] [238]

Военнослужащий должен быть уверен в законности отдаваемых ему приказов. Только в этом случае он будет повиноваться командиру сознательно. На эту сторону дела в свое время обращал внимание М.В. Фрунзе. Он считал обязательным, «во-первых, чтобы все отдаваемые распоряжения были законны, а во-вторых, чтобы в случае необходимости разъяснено было их значение и смысл»[239].

Из результатов проведенного исследования следует, что 70 % военнослужащих считают, что их непосредственный начальник не всегда проявляет личную примерность в выполнении требований уставов, а 43 % заявили, что

действия их начальников являются порой противозаконными. Среди приведенных фактов таких действий отмечаются следующие: перевод офицеров и прапорщиков на казарменное положение за упущения по службе; приказание заступить в наряд на вторые сутки подряд; попытки заставить выполнять обязанности, не предусмотренные уставами и инструкциями; распоряжение что-то достать (украсть); принудительная сдача денег на коллективную подписку и другие.

На наш взгляд все это связано с повышенной ответственностью военнослужащих за неисполнение и нарушение ими предписаний уставов и других нормативных актов. Поскольку военное законодательство (уставы, положения, инструкции и другие правовые акты, регламентирующие военную службу), которое в основном формировалась в период образования СССР, несмотря на произошедшие изменения в обществе на сегодня особого изменения не претерпело. Поэтому, во многих случаях, современное военное законодательство Казахстана ограничивает права военнослужащих, проходящих военную службу в настоящее время.

Уголовное законодательство предусматривает уголовную ответственность за насильственные действия в отношении начальника по служебному положению или по воинскому званию. Насильственные действия в отношении начальника, будучи направленными против основ воинской подчиненности, представляют большую общественную опасность, они затрудняют, а иногда делают невозможным, выполнение начальником (командиром) своих уставных обязанностей. Более того, подобные действия непосредственно причиняют ущерб их жизни и здоровью. В целом, общественная опасность деяния заключается в снижении обороноспособности страны, ведет к срыву военных мероприятий и поставленных задач.

В уголовном праве понятие «насилие» и «насильственное» употребляется в общепринятом и философском значениях. Так, в общепринятом значении (этимологическом смысле) под насилием понимается беззаконное применение силы, принудительное, то есть против воли другого лица, воздействие на него.

На весьма примечательную сторону насилия обратил внимание С.С. Алексеев. По его обоснованному мнению, «оно вообще — явление внеправовое. Оно состоит в подавлении, ломке, попрании воли тех или иных лиц, целых слоев населения, народов; причем - подавлении без правил, любой ценой и любыми средствами, когда происходит ломка воли действительно или потенциально непокорных людей, «выкручивание рук», не зависимо от тяжести результатов, не считаясь с достоинством и прирожденными правами людей, их здоровьем и жизнью, вплоть до расправы, до прямого физического уничтожения человека»1.

В философии насилие связывается с применением тем или иным классом (социальной группой) различных, вплоть до вооруженного воздействия, форм принуждения в отношении других классов (социальных групп) с целью приобретения или сохранения экономического и политического господства, завоевание тех или иных прав и привилегий. Некоторые философы приписывали насилию решающую роль в истории[240] [241]. Марксизм, хотя и отвергал это, все же не отрицал его принципиального значения для эпохи социальной революции. Русский философ православного толка И.А. Ильин считал, что «непротивление» в смысле отсутствия всякого сопротивления... означало бы приятие зла», что «тот, кто совсем не сопротивляется злу, тот воздерживается и от порицания его...»[242]. Такая позиция отражает сложность человеческого бытия и создает своеобразную философско-нравственную основу для обоснования многих юридических положений в теории уголовного права.

Теория уголовного права традиционно сводит все разновидности преступного насилия к физическому и психическому насилию. Под первым обычно понимается любое общественно опасное и противоправное непосредственное воздействие на жизнь и здоровье человека, его права и свободы.

Понятие физического воздействия в уголовном праве фактически охватывает и химическое, и биологическое, и ядерное, и иное воздействие на организм человека. Например, отравление потерпевшего каким-либо отравляющим газом или введение в его организм ядовитых химикатов есть воздействие химическими средствами. В уголовно-правовом же смысле это разновидность физического воздействия. Таким образом, «физическое» здесь понимается как любое воздействие извне непосредственно на организм человека (на жизнь, здоровье), а также на его права и свободы.

Психическое насилие - это чаще всего угроза применения насилия. Наиболее распространенным его видом является угроза физического насилия (угроза убийства, причинения вреда здоровью, лишения свободы). Однако психическое насилие не сводится лишь к угрозе применения физического насилия. К нему относится также угроза уничтожения или повреждения имущества, распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких, шантаж.

Насилие, как физическое, так и психическое, может иметь различное уголовно-правовое значение:

1. Насилие, применяемое к потерпевшему лицу, выступает для последнего как обстоятельство, исключающее преступность деяния при необходимой обороне.

2. Насилие выступает в качестве обстоятельства, смягчающего или отягчающего наказание.

3. Насилие выступает в виде: а) либо конструктивного (образующего состав без отягчающих и смягчающих обстоятельств) признака состава преступления; б) либо квалифицирующего (образующего состав при отягчающих или особо отягчающих обстоятельствах) признака состава преступления; в) либо

признака, образующего состав преступления при смягчающих обстоятельствах.[243]

Объектом рассматриваемого преступления являются отношения, определяющие установленный порядок несения военной службы, личность начальника, его здоровье, а также своевременное и точное выполнение возложенных задач. Совершая данное преступление, виновный подчиненный грубо нарушает отношения подчиненности, закрепленные в законодательстве и в воинских уставах, может побудить начальника к отступлению от обязанностей воинской службы, к снижению требовательности в отношении подчиненных. Вместе C тем он причиняет вред здоровью начальника.

Объективная сторона преступления состоит в нанесении подчиненным побоев начальнику, причинении легкого вреда здоровью или применении в отношении последнего иного насилия, совершенных во время исполнения им обязанностей военной службы или в связи с исполнением этих обязанностей.

Под побоями понимаются множественные удары, сопряженные с причинением потерпевшему физической боли, но не повлекшие причинение вреда здоровью. Под причинением потерпевшему легкого вреда здоровью следует понимать причинение легкого телесного повреждения, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или наступление незначительной стойкой утраты трудоспособности.

Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью выходит за пределы диспозиции ч.1 и является квалифицирующим признаком п. «в» ч.2 ст. 369 УК Республики Казахстан.

Понятием иного насилия охватываются иные насильственные действия, связанные с причинением физической боли или ограничением его свободы.

Обязательным признаком рассматриваемого преступления является совершение насильственных действий в отношении начальника во время исполнения им обязанностей военной службы или в связи с исполнением этих обязанностей. Более широкое понятие исполнения военнослужащим обязанностей военной службы дано в Законе Республики Казахстан «О всеобщей воинской обязанности и военной службе» от 19 января 1993 года и в Уставе Внутренней службы Вооруженных Сил Республики Казахстан от 27 ноября 1998 года.1

Так, в соответствии со ст. 9 УВС BC Республики Казахстан «под исполнением военнослужащими обязанностей военной службы (служебных обязанностей) понимается: участие в боевых действиях; исполнение должностных обязанностей, установленных настоящим Уставом, инструкциями и наставлениями; несение боевого дежурства (боевой службы); участие в учениях и в походах кораблей; нахождение на территории воинской части в течение установленного распорядком дня служебного времени...»2. Насильственные действия в отношении начальника в указанных ситуациях подлежат квалификации именно по данной статье.

Деяние считается оконченным с момента совершения действий и наступления последствий, обозначенных в диспозиции рассматриваемой статьи, состав формально-материальный.

C субъективной стороны насильственные действия в отношении начальника совершаются умышленно, с прямым умыслом. Поскольку виновный сознает, что он учиняет насилие над начальником, желает нанести вред его здоровью или причинить ему фактические страдания и делает это на почве недовольства служебной деятельностью начальника, его требовательностью. Путем совершения насильственных действий виновный может преследовать цель изменения служебной деятельности начальника, снижение его требовательности по службе. Но при этом виновный не предъявляет конкретных требований по поводу его действий по службе, поэтому

совершенное насилие не содержит признаков принуждения начальника к См. Закон Республики Казахстан «О всеобщей воинской обязанности и военной службе»

от 19 января 1993 г., Устав Внутренней службы Вооруженных Сил Республики Казахстан от 27 ноября 1998 г.

2 Ст. 9 Устава Внутренней службы Вооруженных Сил Республики Казахстан от 27 ноября 1998 г.

признаков принуждения начальника к нарушению обязанностей военной службы.

Если же действия в отношении начальника явились защитой от противоправного насилия со стороны начальника, ответственность подчиненного по ст. 369 УК PK исключается. Такие действия в некоторых случаях могут быть квалифицированы как преступления против личности (например, при превышении пределов необходимой обороны).

В случаях, когда насильственные действия повлекли последствия, предусмотренные п. «в» ч. 2 ст. 369 УК Республики Казахстан, отношение виновного к этим последствиям может быть как в форме умысла, так и неосторожности.

Субъектами преступления могут быть военнослужащие, постоянно или временно, по службе или по воинскому званию подчиненные данному начальнику. Действия соучастников преступления, независимо от того являются ли они подчиненными данного начальника или нет, следует квалифицировать по ст. 369 УК PK со ссылкой на ст. 28 УК РК.

По части 1 ст. 369 УК PK подлежат квалификации нанесения побоев начальнику, причинение легкого вреда его здоровью, а также иные насильственные действия, связанные с причинением физической боли либо ограничением его свободы. Наказываются ограничением по военной службе на срок до двух лет, либо содержанием в дисциплинарной воинской части на срок до двух лет, либо лишением свободы на срок до пяти лет. Если эти действия совершены группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; с применением оружия; с причинением тяжкого или средней тяжести вреда здоровью либо иных тяжких последствий, то наказываются лишением свободы на срок от трех до десяти лет.

Следует отметить, что указанные квалифицирующие признаки идентичны признакам, предусмотренным частью 2 ст. 368 УК РК.

Совершение этих преступлений в военное время или в боевой обстановке наказываются лишением свободы на срок от пяти до двадцати лет либо смертной казнью или пожизненным лишением свободы.

Нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношении подчиненности (ст. 370 УК РК).

Проблема нарушения уставных правил взаимоотношений между военнослужащими возникла не в последние годы. Однако как социальнонегативного явления неуставных отношений ни в царской армии, ни в Красной Армии до 30-х годов не было.1

На научно-практической конференции «Нарушение уставных отношений в Советской армии (криминологические, социально-психологические, уголовно-правовые и уголовно-процессуальные аспекты)», проходившей в марте 1990 год в Москве, отмечалось, что рассматриваемые правонарушения возникли на переходном этапе, когда срок службы в армии сократился с трех до двух лет. При этом солдаты нового призыва оказались в более выгодном положении, а лица, прослужившие свыше двух лет, почувствовали себя социально обманутыми.[244] [245]

Некоторые исследователи видят истоки рассматриваемого преступления в послевоенных годах, когда в армейской среде столкнулись лица, прошедшие войну и призванные в армию после ее окончания, что привело к их противостоянию и объективно необходимому подчинению вторых первому.[246]

Согласно же утверждению А.В. Сапсай, в 50-е годы XX века ситуацию усугубил массовый призыв осужденных, амнистированных в 1953, 1955 и 1957 гг. Именно в этот период нарушения уставных правил взаимоотношений между военнослужащими приобрели новые качества, напоминающие уголовные

традиции и лагерные нравы. Резкое сокращение армии и флота в 60-е годы, омоложение личного состава и послевоенные демографические проблемы открыли этим негативным явлениям широкую дорогу в казармы.1

Рассматривая данную проблему, В.Е. Эминов полагает, «что истоки правонарушений в сфере межличностных отношений лежат в двух группах социальных проявлений. Во-первых, необходимо отметить, что правонарушения в сфере межличностных отношений в армии имели место всегда. Сюда относятся и физическое наказания, связанные с истязанием военнослужащих в армии Николая 1, и «цуканье», и случаи избиения старослужащими солдат более позднего срока призыва, и случаи принуждения одних солдат другими к выполнению порученной им грязной и непрестижной работы. Во-вторых, в современных Вооруженных Силах появились и получили широкое распространение «казарменное хулиганство», социально-унизительная градация среди военнослужащих (с вытекающими отсюда социально-негативными последствиями), всевозможные издевательства над военнослужащими другого призыва, характер и виды которого имеют самые разнообразные формы. Все это вместе взятое и привело к возникновению самовоспроизводящихся и самосовершенствующихся социально-негативных криминальных проявлений («дедовщина»)» }

По вопросу о понятийном аппарате того, что именуется «дедовщиной» среди правоведов (ученых и практиков) нет единого мнения. В юридическом смысле - это правонарушения в сфере межличностных отношений военнослужащих, которые проявляются в виде совокупности устойчивых социально негативных деяний криминального характера, основанных на отрицательных традициях армейской действительности и уходящих в историческое прошлое. Они выражаются в глумлении, издевательстве и насилии одних военнослужащих над другими с целью подчинить их своей воле и безнаказанно совершать в [247] [248] их отношении насильственные действия корыстной направленности. При этом корысть заключается не только в противоправном отбирании материальных ценностей, но также и в том, что молодого солдат заставляют выполнять некоторые воинские обязанности вместо старослужащего, а иногда и принимать на себя вину за совершенные старослужащими проступки.

В соответствии с толковым словарем В. Даля глумление характеризуется как злобная насмешка, оскорбление; издевательство - как изголение, зубоскальство; насилие - как состояние, жизнь под гнетом.1 Примечательно, что В. Даль характеризовал «дедовщину» как вотчину, дошедшая от деда.[249] [250] Известным образом это созвучно современной «армейской дедовщине», когда старослужащий также передает свою «вотчину» (воспитание молодых солдат) следующему поколению «дедов».[251] Помимо «дедовщины» в юридической и иной литературе довольно часто употребляется другой термин как «неуставные и анти- уставные отношения».

В общей структуре воинской преступности преступления, связанные C нарушением уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношении подчиненности, за последние пять лет составляет от 16 до 20 %. Так, в 1998 году 21% (396 из 1855); в 1999 году 16 % (413 из 2539); в 2000 году 19 % (457 из 2381); в 2001 году 16 % (436 из 2788) и в 2002 году 20 % (383 из 1854).[252]

О распространенности исследуемых правонарушений имеются следующие данные. Наиболее высокий процент, как правило, в BC Республики Казахстан и СВ. Меньше всего в КНБ и АЧС Республики Казахстан. При этом необходимо учесть, что в той или иной степени неуставные взаимоотношения в армии существуют везде, различаясь лишь по форме, жестокости издевательств и

др-1

Анализ статистической информации и материалов уголовных дел, свидетельствует, что неуставные взаимоотношения, являются питательной средой, способствующей совершению других преступлений в армейской среде: уклонение от военной службы, вымогательство, хищение оружия и боеприпасов и т.д. Согласно данным, исследования С.П. Кочешева неуставные взаимоотношения между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности, являются причиной совершения 80 % других категорий преступ- лений против военной службы и 23 % общеуголовных преступлений. Попирание конституционных прав и свобод, насилие в казарме, несоблюдение элементарных социально-бытовых условий нередко приводит к гибели военнослужащих и совершению ими суицидов. Если в 1991 году от «дедовщины» погибло 19 военнослужащих, то в 1992 году - 34 человека.[253] [254] [255] К сожалению и в настоящее время одним из основных причин гибели солдат является именно неуставные взаимоотношения.

Нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими наносят ущерб воинскому правопорядку, здоровью, чести и достоинству военнослужащих, интересам обеспечения постоянной боевой готовности Вооруженных Сил. Общественная опасность деяния заключается в понижении сплоченности личного состава, отсутствии готовности к взаимовыручке и взаимопомощи при выполнении боевых и других служебных задач, что в итоге ведет к срыву поставленных задач.' Степень общественной опасности совершенного преступления во многом зависит также и от ущерба нанесенного личности потерпевшего.

Издевательства старослужащих над молодыми солдатами именовались на военном слэнге по-разному: «солдатскими присягами», «казарменным хулиганством», «дедовщиной» и т.д. До 1984 года они квалифицировались как злостное и особо злостное хулиганство и наказывались по закону 5-7 годами лишения свободы. И если в 60-е годы «дедовщина» носила, хотя и унизительный, но ритуальный характер, то в 70-е годы стала опасной, насильственной и массовой, с тяжелыми последствиями, а нередко и смертельным исходом. Если в 1970 г. было зарегистрировано 588 глумлений, в которых участвовало 1120 правонарушителей, то в 1983 г. число таких случаев утроилось.

Нужны были экстраординарные меры, чтобы можно было доложить о них «наверх», и они были найдены не без помощи военных юристов. Был подготовлен Указ Президиума Верховного Совета СССР от 11 января 1984 года, по которому «дедовщина» стала квалифицироваться не как общеуголовное преступление (хулиганство), а как воинское деяние (неуставные отношения между военнослужащими). Наиболее опасные из этих правонарушений, сопряженные с насилием, унижением чести и достоинства военнослужащих, признаются воинскими преступлениями и предусмотрены в ст. 370 УК Республики Казахстан.

Для правильной квалификации противоправного деяния как нарушения уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности необходимо правильно установить состав этого преступления. Его объектом является закрепленный в воинских уставах порядок взаимоотношений военнослужащих, не состоящих в отношениях подчиненности, а также личность военнослужащих - потерпевших, их здоровье, честь и личное достоинство.

Объективная сторона преступления состоит в нарушении уставных правил взаимоотношений между военнослужащими, равными по служебному положению и воинскому званию, а равно старшими и младшими по воинскому званию, при отсутствии подчиненности между ними. Нарушения уставных

правил взаимоотношений проявляются в том, виновные лица с применением насилия или под угрозой его применения совершают действия, унижающие достоинство потерпевших, заставляют выполнять различные услуги, выполнять за них те или иные обязанности военной службы, принуждают сослуживцев терпеть разнообразные издевательства. Если виновные избивают потерпевших и отнимают у них продукты питания, предметы обмундирования и эти предметы не являются личной собственностью потерпевших, то при наличии объективной стороны данного преступления их действия следует квалифицировать по ст. 370 УК PK без дополнительной квалификации по соответствующей статье главы 6 УК РК. Так, приговором военного суда Семипалатинского гарнизона от 17 июля 2002 г., рядовой в/ч 10984 Каппасов А.М. был осужден по ст. 181 ч. 2 п. «а» и по ст. 370 ч. 2 п.п. «а», «в» к четырем годам лишения свободы. Постановлением коллегии по уголовным делам Военного суда войск PK от 20 августа 2002 г., приговор суда был изменен, в связи с неправильным применением уголовного закона, так как деяния Каппасова полностью охватывались ст. 370 ч. 2 УК Республики Казахстан и ч. 2 ст. 181 УК Республики Казахстан была излишне вменена.[256]

В случаях же, если завладение денежным довольствием и иными материальными ценностями, находящихся в личном владении потерпевших, сопровождаются применением насилия или угрозой его применения, то действия виновного посягают на два различных объекта: уставные правила взаимоотношений между военнослужащими и чужую собственность. В таком случае действия виновного должны получить самостоятельную оценку дополнительно по соответствующим статьям главы 6 УК PK (181, 178идр. УК РК).

Преступление считается оконченным с момента установления любого деяния, составляющего объективную сторону деяния. Состав данного преступления формальный. Закон определяет не любое нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими преступлением, а только выразившееся в насилии и ли издевательстве над потерпевшим. Насильственные действия сексуального характера или понуждение потерпевшего к совершению таких действий выходят за рамки рассматриваемого состава преступления и подлежат дополнительной квалификации.

Насильственные действия одного военнослужащего в отношении другого, не находящегося с ним в отношениях подчиненности, могут быть квалифицированы по ст. 370 УК PK только в том случае, если они совершены в связи со службой или при исполнении, хотя бы одним из них служебных обязанностей, либо хотя и не при этих обстоятельствах, но сопровождались проявлением явного неуважения к воинскому коллективу. Лишь в указанных ситуациях применение насилия одним военнослужащим в отношении другого не только объективно нарушает установленный порядок несения службы, но и представляет собой посягательство на закрепленный в уставах порядок взаимоотношений между военнослужащими и по своему характеру является воинским правонарушением.

Преступление, предусмотренное ст. 370 УК PK может быть совершено не только в расположении подразделения, на территории воинской части, но и вне их, в частности, на месте производства работ, проведения культурно-массовых мероприятий, организованного отдыха и т.д. Отсюда следует, что по данной норме закона не может квалифицироваться применение одним военнослужащим к другому насилия, обусловленного сугубо личностными отношениями, не связанными с воинской службой, а также не сопровождавшиеся нарушением воинского порядка. Такие правонарушения должны рассматриваться как преступления против личности.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Виновный сознает, что нарушает уставные правила, регулирующие взаимоотношения между военнослужащими: наносит побои, причиняет легкий вред здоровью или совершает иное насилие, связанное с унижением чести и достоинства или с издевательством над потерпевшим и желает совершить эти действия с целью унизить его честь и достоинство, возвысить себя над окружающими и создать для себя привилегированные условия службы.

Побои не составляют особого вида повреждений, они характеризуются многократным нанесением ударов по телу потерпевшего. В результате побоев могут возникнуть телесные повреждения (ссадины, царапины, кровоподтеки, синяки и т.д.), однако они не всегда оставляют видимые повреждения, последствия могут выражаться в физической боли как таковой[257]. Нанесение единичных ударов, толчков, хотя и сопровождавшихся физической болью, не могут подпадать под понятие «побои», а должны относится к «иному насилию».

Понятие «легкий вред здоровью» раскрыт в п. 10 раздела 2 действующего «Правил судебно-медицинской оценки тяжести вреда здоровью».

Под «иным насилием» следует понимать также различные виды физического насилия, которые не являются побоями, например: связывание, насильственное лишение свободы, а также различного рода глумления и издевательства. При этом судебно-медицинский эксперт не устанавливает факта издевательства или мучений (поскольку это понятие правовое), констатирует факт применения именно таких способов причинения вреда здоровью. Понятием «иного насилия» охватывается также угроза применением физического насилия, когда с помощью таковой виновный вынуждает потерпевшего совершать действия, унижающие его личное достоинство, выполнять за себя те или иные обязанности военной службы, делать личные услуги и т. п.

Отношение виновного к последствиям деяния, указанным в п. «д» ч. 2 и 3 ст. 370 УК Республики Казахстан, возможно не только в виде умысла, но и неосторожности.

Субъект преступления специальный - военнослужащий, проходящий военную службу по призыву и по контракту. Это солдаты и матросы, сержанты и старшины, прапорщики и мичманы, а также лица офицерского состава Вооруженных Сил, других войск и воинских формирований Республики Казахстан, которые не стоят в отношениях подчиненности с потерпевшими, то есть не являются их начальниками или подчиненными по службе и по воинскому званию. Они могут быть равными с потерпевшими по служебному положению и воинскому званию, старшими или младшими по воинскому званию.

Так, приговором военного суда Семипалатинского гарнизона от 05.01. 2000 года С. осужден по ст. 380 ч 1 УК PK к 6 месяцам лишения свободы, 378 ч 1 УК PK к 6 месяцам лишения свободы. На основании ст. 58 УК PK путем полного сложения назначенных наказаний окончательно определено 1 год лишения свободы и с применением ст. 47 УК PK направлен на тот же срок в дисциплинарную часть. Согласно приговору, ефрейтор C., находясь в суточном наряде дневальным, т.е. временно являясь начальником для солдат, в расположении казармы, превысив предоставленную власть и служебные полномочия, схватил за горло рядового В. и умышленно толкнул его. В результате В., ударившись об стенку головой, получил телесные повреждения, относящиеся к степени легких, тем самым был причинен существенный вред делу укрепления воинской дисциплины и здоровью потерпевшего. Кроме того, С. своими действиями нарушил уставные правила несения службы, хотя предупреждение таких нарушений, которые он совершил входило в его служебные обязанности.

В надзорном протесте прокурор поставил вопрос о переквалификации действий С. со ст. 380 ч 1 УК PK на ст. 370 ч 1 УК РК. В обоснование указано, что С. ни по своему званию, ни по положению к субъектам должностного преступления не относится. По своему воинскому званию ефрейтор С. не является начальником для солдат, а также обязанность дневального суточного наряда, не порождает властных полномочий. Президиум Военного суда войск РК, согласившись с доводами протеста, изменил приговор суда и переквалифицировал действия С. со ст. 380 ч 1 УК PK на ст. 370 ч 1 УК PK при этом, указав, что положение дневального по службе не облеченного властными полномочиями нельзя расценивать как должностное. В данном случае поддержание порядка в подразделении в том числе, порядка взаимоотношений между военнослужащими входило в задачу внутреннего наряда и в обязанности C., как дневального. Нарушение им порядка взаимоотношений с военнослужащим В. явилось и одновременно нарушением уставных правил несения внутренней службы.[258]

По части 1 ст. 370 УК РК, подлежат квалификации нарушения уставных правил взаимоотношений. Связанные с унижением чести и достоинства или издевательством над потерпевшим, с угрозой применения любого насилия к нему, а также сопряженные с физическим насилием в виде причинения легкого вреда здоровью, нанесения побоев либо иным и насильственными действиями, связанными с причинением физической боли потерпевшему или ограничением его свободы. За данное деяния предусмотрено наказание содержанием в дисциплинарной воинской части на срок до двух лет.

Часть 2 ст. 370 УК PK предусматривает ответственность за совершение того же деяния при наличии следующих квалифицирующих признаков:

- неоднократно, то есть два и более раза;

- в отношении двух и более лиц;

- группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

- с применением оружия;

- с причинением средней тяжести вреда здоровья.

УК Республики Казахстан отказался от понятия «повторность преступления», принятого в УК Каз. ССР, и ввел понятие «неоднократность». В соответствии со ст. 11 УК Республики Казахстан неоднократным считается совершение нарушения уставных правил взаимоотношений между военнослужащими, не состоящими в отношениях подчиненности, два или более раза, если за ранее совершенное преступление лицо не было освобождено от уголовной ответственности либо судимость за ранее совершенное преступление не была снята или погашена. Неоднократность преступлений - это вид повторности, предполагающий совершение преступных действий два и более раз Неоднократность может иметь место лишь при совершении двух и более тождественных преступлений. В этом состоит отличие неоднократности от повторности, поскольку последнюю могут образовывать также два и более однородных преступлений.1 Второе и последующие преступления, входящие в неоднократность, характеризуются высокой общественной опасностью, суммарно причиняют большой вред более широкому кругу лиц, свидетельствуют об определенной профессионализации преступника, о его устойчивых антисоциальных установках. В связи с этим во многих статьях УК неоднократность закреплена в качестве квалифицирующего признака.2

Неоднократность тождественных преступлений необходимо отличать от продолжаемого преступления. Признаками продолжаемого преступления можно назвать: а) наличие ряда тождественных действий; б) все действия направлены на один и тот же объект; в) они объединены единой целью и поэтому представляют собой часть единого целого. Более правильным будет дать следующее определение продолжаемого преступления: «это ряд последовательно совершаемых преступных актов (эпизодов), объединенных единым умыслом и направленных к одной заранее намеченной цели»3.

Совершение преступления в отношении двух или более лиц предполагает совершение неуставных действий в отношении нескольких потерпевших таким образом, что все действия органически связаны между собой и охватываются единым умыслом как одновременно, так и в разное время. В тоже время, нанесение побоев, легкого вреда здоровью или применение иного насилия к одному и тому же потерпевшему, хотя бы и в разное время, при отсутствии других

Каиржанов Е. Уголовное право Республики Казахстан. Общая часть. Алматы:. Компьютерно-издательский центр «АКСИМ», 1997. С. 129-130.

2 Российское уголовное право. В двух томах. Том 1. Общая часть / Под ред. А.И. Рарога. M.: Профобразование, 2001. С. 312-313.

3 Уголовное право: Общая часть. Учебник / Под ред Н.А. Ветрова, Ю.И. Ляпунова. M.: 1997.

отягчающих обстоятельств необходимо квалифицировать по ч. 1 ст. 370 УК РК.

Понятия группы лиц, группы лиц по предварительному сговору и организованной группой раскрываются в ст. 31 УК Республики Казахстан.

Все признаки подлежат тщательному доказыванию и оценке, так как квалификация может существенно меняться в зависимости от формы соучастия. Например, если квалифицирующим признаком состава преступления признается его совершение организованной группой, то всегда требуется доказать, что это группа лиц является устойчивой, т.е. существующей длительный период времени, и участники группы заранее объединились для совершения одного или нескольких преступлений.1

Если объективная сторона преступления выполнена одним военнослужащим по подстрекательству либо при организующей роли другого, то действия исполнителя должны быть квалифицированы по ч. 1 или соответствующим пунктам ч. 2 ст. 370 УК РК, а организатора или подстрекателя дополнительно со ссылкой на ст. 28 УК РК.

Действия виновного должны быть квалифицированы по п. «в» ч. 2 ст. 370 УК PK и тогда, когда между ним и другими виновными не имелось предварительной договоренности на совершение этого преступления, а он присоединился к ним уже в процессе избиения других военнослужащих.

Таким же образом должно квалифицироваться содеянное соучастниками неуставных насильственных действий, один из которых является военнослужащим, а другой - гражданским лицом. Действия их не могут быть квалифицированы по п. «в» ч. 2 ст. 370 УК РК, как совершенные в группе, поскольку гражданское лицо не является субъектом воинских преступлений и может быть лишь пособником, организатором или подстрекателем.

Кадников Н.Г. Квалификация преступлений и вопросы судебного толкования: теория и практика: Учебное пособие. M.: Издательство НОРМА, 2003. С. 44.

Неуставные действия должны рассматриваться как совершенные в группе независимо от того, привлечены ли к уголовной ответственности все соучастники преступления или к ней привлечен только один из них, а в отношении других уголовное дело прекращено по не реабилитирующим основаниям. Эпизоды неуставных действий, совершенных в группе и единолично в разное время должны рассматриваться как реальная совокупность преступлений и получить самостоятельную оценку.

Под оружием в смысле п. «г» ч. 2 ст. 370 УК PK следует понимать предметы, единственным и главным назначением которых является причинение смерти или телесных повреждений. Это как штатное армейское оружие (винтовка, автомат, пистолет, кортик, штык-нож и т.д.), так и любое другое оружие (охотничье ружье, финский нож и т.д.). Иные (бытовые) предметы, которые, хотя и могут быть использованы как средство нападения, но не предназначены специально для причинения смерти или телесных повреждений (камень, топор, палка, кухонный или перочинный нож и т. п.) не подпадают под понятие оружия в смысле п. «г» ч. 2 ст. 370 УК РК. Оружие может применяться, как средство воздействия при ином насилии, когда виновный путем угрозы оружием заставляет потерпевшего выполнять за себя отдельные обязанности по военной службе, оказывать ему различные услуги, совершать действия унижающие его человеческое достоинство. Как применение оружия не могут рассматриваться случаи использования не его поражающих свойств, обусловленных конструкцией и назначением, а лишь в качестве предмета для нанесения ударов (прикладом оружия, рукояткой штык-ножа и т. п.).[259]

Средней тяжести вред здоровью характеризуется тем, что оно не является опасным для жизни в момент причинения, но вызывает длительное расстройство здоровья потерпевшего или значительную стойкую утрату общей трудоспособности менее чем на одну треть, либо приводит к наступлению обоих этих последствий. Средней тяжести вред здоровью потерпевшего при нарушении уставных правил взаимоотношений может быть причинен как умышленно, так и по неосторожности, причинение такого вреда не требует дополнительной квалификации содеянного по статьям Уголовного кодекса о преступлениях против личности. Например, правильно военный суд Семипалатинского гарнизона квалифицировал действия рядового воинской части 2535 К. по п. «д»

ч. 2 ст. 370 УК РК, который от 13 января 2001 г., нарушая уставные правила взаимоотношений между военнослужащими, ударом ноги обутой в сапог сломал левую ключицу рядовому Б., причинив ему средний вред здоровью.[260]

Особо квалифицированный вид данного преступления имеет место в случаях наступления в результате указанных в части 3 ст. 370 УК Республики Казахстан тяжких последствий: причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего, убийство и причинение смерти по неосторожности, а также самоубийство потерпевшего либо покушение на него. Как тяжкие последствия должны признаваться и случаи причинения себе потерпевшим, тяжких телесных повреждений в знак протеста против чинимого над ним насилия, с целью обратить внимание командования, добиться перевода в другую часть, уволиться с военной службы и прочее.

Простой вид нарушения уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности наказывается содержанием в дисциплинарной воинской части на срок до двух лет, а квалифицированный вид данного преступления предусматривает наказание лишением свободы на срок до пяти лет. В случае совершения этих преступлений если наступают тяжкие последствия, то наказываются лишением свободы до десяти лет.

Оскорбление военнослужащего (ст. 371 УК РК).

Сущность данного преступления, направленного против воинской чести и воинской вежливости, состоит в нарушении установленных правил обращения военнослужащих между собой, и неоказании внешних знаков уважения, в пренебрежении к личности другого военнослужащего.1

Воинские уставы[261] [262], полностью впитывают в себя основные, отправные начала общих требований морали нашего общества, и на этой базе устанавливаются в условиях армии и флота правила воинской вежливости и отдания чести. Вежливость и отдание воинской чести в Вооруженных Силах является законом армейской жизни, долгом, священной обязанностью воина, вытекающими из факта состояния его на военной службе. Строгое соблюдение правил воинской вежливости и отдания чести имеет большое значение в укреплении воинской дисциплины, повышении боевой готовности войск. Выполнение их есть гарантия повышения авторитета начальников и уважения к ним, а значит, сплочения воинского коллектива. И наоборот, оскорбление одним военнослужащим другого есть опасное посягательство на порядок воинской вежливости и отдания чести, а потому нетерпимое деяние и в отдельных случаях - уголовно-наказуемое.

Воинское оскорбление сохраняется в Уголовном кодексе наряду с подобным общеуголовным преступлением. Но воинское оскорбление считается более опасным преступлением, чем оскорбление, признаваемое общеуголовным преступлением, не только потому, что за первое установлено более строгое наказание, чем за второе. Известно, что общеуголовное преступление- оскорбление признается личным делом оскорбленного,: производство дела о нем ведется в порядке частного обвинения. Другое дело воинское оскорбление, где под защиту берется исполнение военнослужащим возложенных на него обязанностей по военной службе.1

По сравнению с УК Казахской CCP состав оскорбления военнослужащего является относительно новым. Во-первых, произошла криминализация оскорбления, не связанного с насилием. Достаточно для состава преступления оскорбления на словах или ненасильственным действием и чтобы оно было нанесено в связи с исполнением либо при исполнении потерпевшим обязанностей по военной службе. Во-вторых, от оскорблений защищаются не только подчиненные от начальников и начальники от подчиненных (такие оскорбления образуют квалифицированный состав), но и военнослужащие, не находящиеся в отношениях подчиненности друг от друга. Насилие как способ оскорбления не предусматривается, ибо охватывается другими составами воинских преступлений.[263] [264] [265]

Общественная опасность данного состава преступления в том, что она понижает сплоченность личного состава, к отсутствию готовности к взаимовыручке и взаимопомощи при выполнении боевых и других служебных задач, что в итоге ведет к срыву боеготовности Вооруженных Сил. Общественную опасность представляют не сами по себе нарушения военно-служебных отношений, а те вредные последствия, которые могут наступить в результате допущенных нарушений. Такой вывод, в частности, подтверждается и анализом статей в главе 33 УК РФ, в которых почти во всех сформулированы материальные составы. Законодатель в качестве криминообразующих признаков преступлений против военной службы выделил в большинстве случаев причинение вреда охраняемым в главе социальным ценностям.

Объектом являются отношения, определяющие установленный порядок несения военной службы, регламентируемая воинскими уставами сфера воинских правоотношении, обеспечивающая порядок воинской вежливости, а также честь и достоинство военнослужащего.

Объективная сторона преступления составляет отрицательная оценка личности потерпевшего как военнослужащего и гражданина, унижение его репутации в глазах окружающих, дискредитация его человеческого достоинства и воинского звания. Оскорбление военнослужащего отличается от аналогичного общеуголовного преступления тем, что оно посягает на честь и достоинство личности и одновременно на закрепленный воинскими уставами порядок взаимоотношений между военнослужащими, а также тем, что происходит во время исполнения или в связи с исполнением обязанностей военной службы потерпевшим либо лицом, виновным в оскорблении.1

Если оскорбление нанесено на почве сугубо личных взаимоотношений между военнослужащими, не связано с исполнением потерпевшим обязанностей военной службы и в момент нанесения оскорбления ни потерпевший, ни виновный не находились при исполнении этих обязанностей (например, оскорбление, нанесенное на почве ревности, когда военнослужащие находились на семейном вечере), то оно не может быть признанно воинским преступлением. Такое оскорбление может быть квалифицированно как оскорбление общеуголовное.[266] [267]

Унижение чести и достоинства по способу совершения может быть устным, письменным либо путем различных действий (плевок, пощечина, срывание погон, других знаков различия и т.п.). Оскорбление может быть нанесено публично и наедине.

Обязательным элементом состава преступления являются обстоятельства, при которых оскорбление наносится во время исполнения или в связи с исполнением обязанностей по военной службе потерпевшим, например, дежурного по части, роте, дневального, караульного и т.д. Военнослужащий срочной службы, а также лица, находящиеся на военной службе по контракту на должностях солдат и матросов, бывают при исполнении обязанностей по военной службе лишь в период выполнения ими конкретных, дополнительных обязанностей, например, патрульного, часового, дневального, при выполнении хозяйственных работ по приказу и т. п. В отличие от этого, начальники в силу своего должностного положения или воинского звания всегда находятся при исполнении по военной службе. Понятие «в связи с исполнением обязанностей» подразумевается исполнение таких обязанностей в прошлом.

Преступление считается оконченным с момента установления любого деяния, составляющего объективную сторону деяния. Состав преступления формальный.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом: Виновный сознает, что своими действиями оскорбляет потерпевшего, и желает этого, зная, что оскорбление совершается при исполнении им самим либо потерпевшим (или и тем и другим) обязанностей по военной службе. При этом умысел виновного лица направлен не на причинение физической боли, телесных повреждений или иного насилия, а на унижение чести и достоинства потерпевшего.

Субъект преступления может быть военнослужащий, не состоящий в отношениях подчиненности с потерпевшим. По ч. 2 настоящей статьи может быть как подчиненный, так и начальник по должности или старший по воинскому званию.

По части 1 ст. 371 УК PK подлежит квалификации оскорбление одним военнослужащим другого, когда они не состоят в отношениях подчиненности, то есть равным равного, старшим по воинскому званию младшего или млад- шим по воинскому званию старшего при отсутствии между ними отношений подчиненности и наказывается арестом на срок до трех месяцев, либо огранит чением по военной службе на срок до шести месяцев.

Часть 2 ст. 371 УК Республики Казахстан предусматривает оскорбление подчиненным начальника или начальником подчиненного. Уголовный закон одинаково защищает честь и достоинство как начальников от посягательства подчиненных, так и подчиненных от посягательств начальников, что соответствует требованиям воинских уставов.

Оскорбление подчиненным начальника, а равно начальником подчиненного наказывается ограничением по военной службе на срок до одного года, либо арестом на срок до шести месяцев, либо содержанием в дисциплинарной воинской части на срок до одного года.

<< | >>
Источник: МОЛДАБАЕВ Саркытбек Сарсембаевич. ВОИНСКИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ В РЕСПУБЛИКЕ КАЗАХСТАН: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И МЕХАНИЗМ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ (криминологический и уголовно-правовой анализ). ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора юридических наук. Санкт-Петербург 2005. 2005

Еще по теме § 1. Преступления против порядка подчиненности и воинских уставных взаимоотношений между военнослужащими:

  1. Раздел 6.5. Наказание. Система, виды, назначение наказаний
  2. ОГЛАВЛЕНИЕ
  3. § 2. Генезис понимания феномена «воинские преступления» в истории национальной и зарубежной правовой мысли
  4. § 3. Сравнительно-правовой анализ воинских преступлений по уголовному законодательству стран СНГ и Германии
  5. § 1. Воинские преступления как форма криминального конфликта
  6. § 3. Криминологический анализ мотивов воинских преступлений
  7. § 1. Преступления против порядка подчиненности и воинских уставных взаимоотношений между военнослужащими
  8. § 2. Преступления против порядка прохождения военной службы
  9. § 3. Профилактика воинских преступлений: современное состояние и перспективы оптимизации
  10. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  11. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
  12. 1. Понятие организованной преступности
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -