<<
>>

Введение

Актуальность исследования. Нормы современной внешнеполитической жизни таковы, что государства не могут оставаться в стороне от процессов создания общих дружественных международных и региональных пространств, нацеленных, например, на повышение стандартов демократии и обеспечения прав человека.

Говоря о международных стандартах защиты прав человека, необходимо отметить, что далеко не все государства-участники Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод[1] (далее – «Конвенция») обладают сходными культурными и правовыми традициями. Весьма показателен в этом смысле пример России.

Действительно, относительно молодой российской демократии реально вряд ли можно предъявлять требования полностью идентичные тем, какие предъявляются режимам европейских государств, насчитывающим столетия развития духа свободы. Именно для адаптации норм Конвенции к местным условиям Суд может наделять государства определенной свободой усмотрения. Европейский Суд по правам человека (далее – «Суд») следующим образом отзывается об одном из аспектов различий культурно-исторического плана: «…внутреннее право различных государств не позволяет сформулировать единого определения «морали». Представления о ней, отраженные в том или ином законодательстве, различны в зависимости от времени и места»[2].

Эту специфику невозможно не учитывать при рассмотрении международно-правовых обязательств России в сфере прав человека. Представляется, что подобным образом рассуждал Суд, обосновывая целесообразность применения в своей практике доктрины «свободы усмотрения государств» (далее – «Доктрина»): «Благодаря непосредственному и постоянному контакту с движущими силами своей страны, власти каждого государства могут заведомо легче и точнее судить о необходимости того или иного ограничения, чем наднациональный судебный орган»[3].

Практическое значение Доктрины в практике Суда трудно переоценить. Вынося решение о широте свободы усмотрения государства в рамках того или иного дела, а также о том, были ли нарушены пределы данной свободы, Суд приходит к окончательному решению о наличии или отсутствии нарушения норм Конвенции со стороны государства.

Именно в силу указанных причин, понимая и грамотно используя практику применения Доктрины, возможно, во-первых, эффективнее проводить реализацию норм Конвенции во внутригосударственном пространстве, повышая стандарты прав человека в России, и, во-вторых, грамотнее защищать права и интересы государства на международной арене и, в частности, в Суде.

Остается только напомнить о неутешительной для России статистике: в соответствии с информацией, содержащейся в ежегодном отчете Суда за истекший 2014 год (то есть по состоянию на 31 декабря 2014 года)[4], Россия занимала третье место по количеству жалоб (после Украины и Италии), принятых Судом и ожидающих рассмотрения: 9,900 из общего числа жалоб, составляющего 69,900. По состоянию на 30 июня 2015 года, согласно статистическим данным, опубликованным Судом[5], Россия занимает уже второе место (после Украины): 9,100 жалоб из общего числа 63,800.

Значительное количество жалоб, поданных в Суд, может свидетельствовать о том, что Конвенция, как способ защиты прав человека, получила известность и распространение среди граждан нашего государства. Подобная ситуация требует самого пристального внимания российских правоведов и детального знания всех важнейших аспектов Конвенции и практики ее применения, к которым, как мы убедимся далее, относится прежде всего Доктрина свободы усмотрения государств.

Степень научной разработанности. Приходится констатировать, что уровень освещенности рассматриваемой Доктрины в российской юридической литературе, в отличие от зарубежной, нельзя назвать удовлетворительным. Среди западных исследователей проблем международной и европейской защиты прав человека, затрагивавших данный вопрос, следует выделить таких, как В.

Дж. Ганшоф Ван Дер Меерш, Р. Ст. Дж. Макдональд, Р. Сапиенца.

Как ни странно, российские правоведы в основном воздерживаются от участия в данной дискуссии. Безусловно, особого внимания заслуживает диссертационная работа Н.Н. Липкиной, остающаяся первым и единственным исследованием в России, посвященным Доктрине. Указанное исследование должным образом подчеркнуло проблематику вопросов ее применения и осветило отдельные правовые позиции Суда, однако оставляет значительное поле для дальнейшей деятельности по изучению как правовой природы Доктрины с позиции теории права, так и разнообразных аспектов практики ее применения Судом, которые, как представляется, могут иметь решающее значение для вынесения Судом того или иного решения по конкретному делу. Помимо указанной работы Н.Н. Липкиной отдельным аспектам правоприменительной практики Суда были посвящены труды Р.Г. Вагизова, Б.Л. Зимненко, Д.В. Красикова, С.Н. Кузнецовой, Ю.М. Орловой, А.Н. Русова, Ю.В. Самович, Я.В. Федорчукова. Исследованием вопросов защиты некоторых категорий прав согласно Конвенции занимался, в частности, М. Лобов.

Цели и задачи диссертации. Целями настоящего диссертационного исследования стало установление правовой природы Доктрины усмотрения государств в практике Суда и выявление факторов, определяющих широту свободы усмотрения государств при применении Доктрины Судом.

Для достижения указанных целей перед диссертационным исследованием ставятся следующие задачи:

- сформулировать полное и всестороннее определение Доктрины;

- определить роль Доктрины в международном праве;

- определить материальные основания, обуславливающие необходимость применения Доктрины;

- проанализировать вопрос о целесообразности применения Доктрины в международном правоотношении;

- проследить распространенность использования Доктрины в иных, чем Суд, международных инстанциях;

- проанализировать роль Доктрины в практике Суда, а также сформулировать ее свойства на основании проведенного диссертационного исследования;

- на основе обширного анализа практики Суда выявить конкретные случаи широкого и узкого применения Доктрины в зависимости от конкретных обстоятельств дела;

- сформулировать выводы о правовой сущности Доктрины в понимании Суда;

- обобщить результаты анализа практики Суда по вопросам применения Доктрины.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования являются общественные отношения, складывающиеся в процессе правоприменительной деятельности Суда, а именно при предоставлении Судом государствам, присоединившимся к Конвенции, определенной свободы усмотрения при принятии решения о том, будет ли та или иная внутригосударственная мера, принятая государством, являться нарушением Конвенции. Предметом же исследования являются положения Конвенции и протоколов к ней, прецеденты Суда за все прошедшие годы его деятельности, касающиеся вопросов применения и толкования Доктрины, а также другие международно-правовые конвенции, соглашения, пакты, уставы международных организаций, решения международных судебных инстанций, равно как и российские нормативно-правовые акты и решения Конституционного Суда РФ и Верховного Суда РФ, рассматривающие проблемы свободы усмотрения в международно-правовом контексте.

Методологическая основа исследования. В ходе работы над настоящим исследованием использовались следующие общенаучные методы познания: дедукция, индукция, анализ, сравнительный анализ, синтез, формализация, аналогия. Среди частно-научных методов применялись системно-структурный, функциональный анализ, исторический, политический, социологический, статистический, логический. К специально-научным методам, использованным в настоящей работе, относятся: формально-юридический, технико-юридический анализ, сравнительно-правовой.

Теоретическая основа исследования. В качестве теоретической основы исследования по вопросам общей теории права были использованы работы А.В. Агафонова, В.В. Лазарева, А.В. Малько, М.Н. Марченко, В.С. Нерсесянца, Р.Л. Иванова.

В процессе написания диссертации были использованы материалы работ по международному публичному праву таких ученых как К.А. Бекяшев, Р.Л. Бобров, Г.М. Даниленко, Г.В.Игнатенко, А.В. Карташкин, Д.Б. Левин, И.И. Лукашук, Ф.Ф. Мартенс, Е.Г. Моисеев, Р.А. Мюллерсон, Е.Т. Усенко, О.И.Тиунов, Г.И. Тункин, Д. И. Фельдман, Н.А. Цивадзе.

Теоретической основой настоящего исследования в контексте вопросов права защиты прав человека являются работы труды Р.Г.

Вагизова, Б.Л. Зимненко, Д.В. Красикова, С.Н. Кузнецовой, Д.Г. Курдюкова, Н.Н. Липкиной, М. Лобова, Л.Х. Мингазова, Ю.М. Орловой, А.Н. Русова, Ю.В. Самович, Б.Н. Топорнина, В.А. Туманова, Я.В. Федорчукова, С.В. Черниченко, Г.Г. Шинкарецкой, Л.М. Энтина.

Кроме того, особое значение для настоящего исследования имели работы в области европейкой защиты прав человека таких зарубежных авторов как Э. Бенвенисти, Е. Бремс, Р.Ст. Дж. Макдональд, М. Мельхиор, Ф. Мэтчер, П. ван Дайк, М. де Салвиа.

Эмпирическая основа исследования. В силу специфики предмета и объекта исследования эмпирической основой исследования стали решения Европейского Суда по правам человека, решения иных международных инстанций, международные договоры, заключенные в рамках Совета Европы, ООН, а также иных международных организаций, законодательные акты Российской Федерации.

Научная новизна исследования. Впервые в российской науке в результате анализа статуса Доктрины в международном праве выявлен и изучен принцип свободы усмотрения государств как внутриотраслевой принцип права международной защиты прав человека.

В результате проведенного исследования впервые в российской науке выявлена и систематизирована двуединая правовая природа Доктрины свободы усмотрения государств в практике Европейского Суда по правам человека, на основе чего предложено комплексное определение Доктрины.

Предложен ранее не проводившийся анализ практики применения Доктрины в иных международных организациях помимо Европейского Суда по правам человека.

Выдвинуты аргументы в пользу обоснования необходимости и целесообразности применения Доктрины в контексте права международной защиты прав человека.

Впервые в российской науке проведен масштабный анализ практики Европейского Суда по правам человека с целью выявления факторов, определяющих широту свободы усмотрения государств в конкретных делах. Полученные данные об указанных факторах систематизированы в виде таблицы.

Основные положения и результаты исследования, выносимые на защиту:

1.

Основываясь на практике применения Доктрины Судом, можно выделить два основных подхода к определению Доктрины свободы усмотрения государств: методологический и функциональный. Согласно методологическому подходу, она является принципом выполнения государствами своих международно-правовых обязательств, закрепленных в Конвенции, определяющим объем полномочий договаривающихся государств. Доктрина в этом случае выступает принципом, одной из методологических основ при вынесении решения Судом. В соответствии с функциональным подходом, Доктрина может быть воспринята как полномочия государств, которыми они располагают для выполнения своих международно-правовых обязательств по Конвенции.

Указанные подходы к определению Доктрины не являются взаимоисключающими, поэтому правовая природа свободы усмотрения государств носит двуединый характер, выступая, во-первых, принципом определения объема полномочий государств, используемых при исполнении своих международно-правовых обязательств, и, во-вторых, самими полномочиями, предоставляемыми в таком случае государству.

2. Доктрина свободы усмотрения государств является внутриотраслевым принципом права международной защиты прав человека, согласно которому договаривающиеся государства обладают определенной свободой при толковании и применении норм международного права, исполнении международно-правового обязательства. Пределы данной свободы не являются четкими и по определению не могут быть зафиксированы в договоре в силу их зависимости от местных правовых и культурных традиций, а также от конкретных условий реализации данной нормы. Государства, таким образом, самостоятельно осуществляют реализацию международно-правовых предписаний, имея возможность не только выбирать конкретные способы выполнения своих обязательств, но также и отступить от них, при условии законности и обоснованности такого отступления, которые могут быть проконтролированы наднациональным надзорным органом post factum.

3. Свобода усмотрения государств как внутриотраслевой принцип права международной защиты прав человека характеризуется следующими основными свойствами:

· признание международным сообществом государств;

· роль основы развития и функционирования права;

· роль регулятора общественных отношений и критерия правомерности поведения;

· отражение закономерностей права;

· универсальность применения;

· правоприменительное и позитивное закрепление.

4. В практике международных квазисудебных органов существует тенденция распространения признания методологии, одобряющей толкование и применение норм международного права, с учетом определенной свободы усмотрения государств. При этом факторы, влияющие на объем свободы усмотрения государств в рамках отдельного дела, многочисленны. Их набор и сила зависят от конкретного субъективного права, реализация которого повлекла те или иные меры, принятые государством.

5. Анализ правоприменительной практики Суда разных лет, проведенный с целью выявления факторов, влияющих на объем свободы усмотрения государств, позволяет сформулировать ряд закономерностей, проявляющихся при рассмотрении Судом обстоятельств дела и определении объема свободы усмотрения государств. К таким закономерностям относится, например, сужение свободы усмотрения при покушении на наиболее важные основы демократии и расширение указанной свободы при отсутствии консенсуса между государствами-членами Совета Европы по вопросу регулирования определенной сферы общественных отношений.

6. Решения, выносимые Судом относительно России, находятся в полном соответствии с общими тенденциями применения Доктрины Судом в рамках дел, ответчиком по которым выступают иные государства. А именно, Суд высказывался в пользу ограниченного применения Доктрины по российским делам тех категорий, в отношении которых Суд традиционно сужает свободу усмотрения государств (например, дела о признании деятельности религиозных организаций незаконными или о критике судебной власти). При этом Суд расширял применение Доктрины в делах против России, относящихся к категориям дел, по которым Суд высказывался в пользу наличия у других государств большей свободы усмотрения (например, дела, затрагивающие вопросы национальной безопасности или иммиграционного контроля).

Теоретическая и практическая значимость исследования. Результаты и материалы настоящего исследования могут, прежде всего, найти свое применение в дальнейшей научной и преподавательской деятельности. Одной из проблем изучения практики Суда в рамках таких курсов как, например, международная и европейская защита прав человека является кажущаяся при первом прочтении противоречивость решений Суда. Разъяснение же роли и предназначения Доктрины как внутриотраслевого принципа права международной защиты прав человека, а также факторов, влияющих на широту свободы усмотрения государств в конкретном деле, позволило бы углубить понимание студентами юридических факультетов права Конвенции и правоприменительной деятельности Суда, а также особенностей реализации норм международных договоров.

Представляется целесообразным включение темы «Доктрина свободы усмотрения государств в практике Европейского суда по правам человека» в существующие и разрабатываемые программы курсов по международной и европейской защите прав человека.

Выводы и закономерности, выявленные в рамках настоящего исследования, могут также быть использованы практикующими юристами. Так, например, в случае участия юристов в конкретном деле, рассматриваемом Судом, понимание представителями как государства, так и представителями заявителя факторов, обуславливающих более или менее широкую свободу усмотрения государства в данных обстоятельствах, будет во многом способствовать успешному моделированию будущего решения Суда и соответствующему формированию юристами своей позиции в Суде.

Особенно эффективным представляется использование знаний о Доктрине свободы усмотрения государств в свете защиты интересов Российской Федерации в Суде и, в конечном счете, снижения как числа жалоб, подаваемых против России, так и числа решений Суда, констатирующих нарушение Россией своих обязательств согласно Конвенции. Достижение указанных выше целей возможно, в частности, посредством совершенствования правоприменительной практики властными, распорядительными, судебными, административными, медицинскими, пенитенциарными и другими учреждениями в тех сферах, в которых государства наделяются ограниченной свободой усмотрения. Для этого, в свою очередь, необходимо понимание роли различных факторов, определяющих тот или иной объем свободы усмотрения, предоставляемой государствам Судом.

Кроме того, изучение всех аспектов применения права Конвенции, в том числе, Доктрины, необходимо для формирования российского законодательства и совершенствования российской судебной, правоохранительной и административной практики, согласующейся с устанавливаемыми Советом Европы стандартами защиты прав человека.

Положения настоящего исследования относительно роли свободы усмотрения государств в сфере реализации предписаний международного договора, а именно, роль механизма, который, путем придания определенной гибкости системе международного договора, позволяет эффективнее достигать целей международного сотрудничества на этапах его установления, реализации и развития, могут быть применены как в области развития международных отношений Российской Федерации, так и в области совершенствования федеративных и муниципальных отношений в России.

Доктрина свободы усмотрения государств может быть в определенной мере использована как принцип построения новых правовых пространств в рамках Содружества Независимых Государств. Действительно, предоставление государствам – участникам международного договора определенной свободы при реализации его положений при сохранении возможности последующего сужения этой свободы отвечало бы интересам прогрессивного и адекватного уровню каждого из участвующих государств развития международных отношений.

Степень достоверности и апробация результатов исследования. Выводы исследования основаны на проведенном автором обширном анализе практики Суда и иных международных судебных инстанций, и подтверждаются эффективным использованием указанной выше методологии и полноценным, глубоким изучением источников, посвященных Доктрине, включающих в себя труды ведущих российских и иностранных правоведов, российские и международные нормативно-правовые и иные акты, публикации в периодических изданиях, диссертации и монографии.

Апробация результатов настоящего исследования была осуществлена в ходе участия в шестой европейской летней академии «Европейская конституция для расширяющегося Европейского союза» (Франция, г. Ренн, г. Гренобль, 5-17 сентября 2005 года); в двенадцатой нижегородской сессии молодых ученых в секции «Гуманитарные науки» (пос. Татинец, 21-25 октября 2007 года); в международной научно-практической конференции, посвященной 60-летию принятия ООН Всеобщей декларации прав человека «Всеобщая декларация прав человека и актуальные вопросы ее применения в российском и международном праве» (г. Казань, 24-25 октября 2008 года); в восьмом научно-методическом семинаре при кафедре международного и европейского права Воронежского государственного университета «Международно-правовые чтения» (г. Воронеж, 2009 год).

Результаты настоящего исследования также обсуждались на заседаниях кафедры международного и европейского права юридического факультета Казанского (Приволжского) федерального университета.

Основные выводы и результаты настоящего диссертационного исследования были опубликованы автором в форме научных статей и тезисов докладов общим объемом 2,5 п.л..

Структура диссертационного исследования. Структура настоящего исследования сформирована в соответствии с поставленными перед ним целями и задачами. Диссертационная работа состоит из введения, трех глав, разделенных в сумме на тринадцать параграфов, заключения, приложения в форме таблицы и библиографического списка.

<< | >>
Источник: Орехов Олег Сергеевич. Доктрина свободы усмотрения государств в практике Европейского суда по правам человека. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Казань –2016. 2016

Скачать оригинал источника

Еще по теме Введение:

  1. Введение точки привязки
  2. Нововведение
  3. Основы Европейской валютной системы до введении евро
  4. 2.ВВЕДЕНИЕ ТЕНГЕ
  5. ВВЕДЕНИЕ
  6. ВВЕДЕНИЕ
  7. Введение
  8. Введение
  9. Введение
  10. ВВЕДЕНИЕ
  11. Введение
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -