<<
>>

Применение Судом ЕС ЕКПЧ и постановлений ЕСПЧ в период после Лиссабонского договора.

Большинство дел, в решениях по которым Суд ЕС обращается к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод после принятия Лиссабонского договора, касаются предполагаемых нарушений статьи 6, закрепляющей право на справедливое судебное разбирательство, и статьи 8, содержащей положения о праве на уважение частной и семейной жизни.

Приведем несколько примеров решений по таким делам.

Одним из примеров может являться дело C-400/10 McB v. L.E., решение по которому было вынесено Судом ЕС 5 октября 2010 года.93 Гражданин Ирландии McB и гражданка Великобритании E., проживавшие совместно, имели 3 детей. В июле 2009 года Е. улетела с детьми из Ирландии в Англию. Гражданин McB обратился в суд, полагая, что дети были вывезены из Ирландии матерью неправомерно.

Верховный суд Ирландии обратился в Суд ЕС с запросом о

вынесении преюдициального решения о толковании Регламента Совета ЕС 2201/2003 «О юрисдикции, признании и приведении в исполнение судебных решений по семейным делам и обязанностям родителей» от 27 ноября 2003 года. Суд ЕС должен был дать ответ на вопрос о том, соответствуют ли положения национального законодательства, согласно которым приобретение права на совместное проживание с ребенком и его воспитание отцом, не состоящим в браке с матерью ребенка, осуществляется на основании судебного решения, вышеуказанному Регламенту. Суд ЕС указал, что положения данного Регламента не содержат четких указаний на то, кто из родителей, не состоящих в зарегистрированном браке, обладает правом на проживание с ребенком и его воспитание изначально. Данный вопрос оставлен, согласно Регламенту, на разрешение законодательства государства-члена ЕС, в котором ребенок проживал непосредственно до его «перемещения». Согласно законодательству Ирландии, откуда были вывезены дети гражданкой Е., отец приобретает такие права на основании соглашения, заключаемого между родителями, или на основании судебного решения, а мать обладает этими правами изначально.

Суд ЕС отметил, что в данном деле ответ на вопрос о том, являлось ли «перемещение» детей правомерным, зависит от того, обладает ли их отец правом на совместное проживание с ними и их воспитание по законодательству Ирландии.

Суд ЕС, сославшись на статью 7 Хартии ЕС об основных правах, подчеркнул, что данная статья воспроизводит положения части 1 статьи 8 Европейской конвенции о защите прав человека и основных

свобод. Исходя из этого, Суд указал на то, что толкование статьи 7 Хартии должно быть аналогичным толкованию, данному ЕСПЧ части 1 статьи 8 Конвенции. Суд Евросоюза сослался на практику ЕСПЧ, согласно которой национальное законодательство, положения которого наделяют правом на совместное проживание с ребенком и его воспитание только мать, не противоречит статье 8 Конвенции, если такие положения предусматривают возможность приобретения этого права отцом, не состоящим в браке с матерью ребенка, на основании судебного решения. Суд ЕС сделал вывод о том, что рассматриваемые положения национального законодательства Ирландии соответствуют Регламенту Совета ЕС 2201/2003.

Примерами дел, в решениях по которым Суд ЕС обращается к статье 6 ЕКПЧ (право на справедливое судебное разбирательство), являются дела DEB и Alassini, рассмотренные Судом ЕС в 2010 году.

В деле C-279/09 DEB 2010 года94 немецкая компания «DEB» обратилась за юридической помощью, но оказалась неспособной возместить судебные издержки и оплатить услуги адвоката, представлявшего ее интересы в суде. Немецкий суд постановил, что предусмотренные национальным законодательством условия для освобождения от возмещения судебных издержек и оплаты услуг адвоката не соблюдены, а значит, оснований для освобождения компании от указанных платежей нет.

Немецкий суд обратился в Суд ЕС с запросом о вынесении решения в преюдициальном порядке. Вопрос немецкого суда заключался в том, не противоречит ли установление национальным

законодательством подобных условий принципу эффективности права ЕС, который предполагает, что государства-члены ЕС «не должны делать невозможными или чрезвычайно трудными» условия реализации прав, гарантированных Европейским союзом.

Обратившись к статье 47 Хартии ЕС об основных правах о праве на эффективную судебную защиту и справедливое судебное

разбирательство и пояснениям к ней, Суд ЕС констатировал тот факт, что данная статья соответствует части 1 статьи 6 ЕКПЧ, устанавливающей право на справедливое судебное разбирательство. Судом ЕС была проанализирована практика ЕСПЧ по делам о защите указанного права, в результате чего был сделан вывод о том, что статья 47 Хартии должна толковаться как предусматривающая право в том числе и на бесплатную юридическую помощь в форме освобождения юридического лица от уплаты судебных издержек и услуг адвоката. Суд ЕС отметил, что национальный суд должен оценить, соответствуют ли критерии, соблюдение которых необходимо для освобождения компании от вышеуказанных платежей, установленные законодательством Германии, принципу эффективности судебной защиты, и указал на те критерии, которыми при такой оценке должен руководствоваться суд. Важно заметить, что критерии также были заимствованы Судом ЕС из практики Европейского суда по правам человека.

Дело C-317/08, C-320/08 Alassini 95 также касалось

предполагаемого нарушения права на справедливое судебное разбирательство. Суд Италии обратился к Суду ЕС с вопросом о том,

соответствуют ли положения национального законодательства, согласно которым возможность обращения в суд с иском против провайдеров услуг цифровой связи конечными пользователями этих услуг обусловлена попытками разрешения споров между ними в досудебном порядке, принципам эквивалентности и эффективности права ЕС.

Проанализировав практику ЕСПЧ по делам о нарушениях статей 6 и 13 ЕКПЧ, Суд ЕС пришел к выводу о том, что положения национального законодательства Италии не противоречат указанным принципам. Такой вывод был сделан Судом на основании того, что Европейский суд по правам человека в своих решениях утверждал, что права, гарантированные статьями 6 и 13 ЕКПЧ, не являются абсолютными и могут быть в некоторой мере ограничены национальным законодательством стран-участниц Конвенции.

Нельзя не отметить, что обращения Суда ЕС к положениям Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод проявляются не только в том, что Суд ЕС ссылается на те ее статьи, которым соответствуют статьи Хартии ЕС об основных правах, и утверждает, что их толкование должно совпадать. Иногда Суд ЕС в своих решениях ссылается на ЕКПЧ, но при этом указывает на то, что при разрешении того или иного вопроса необходимо отдать предпочтение положениям Хартии или иных нормативных актов права ЕС.

Так, в решении по делу C-386/10 Chalkor от 8 ноября 2011 года96 Суд ЕС отметил, что статья 47 Хартии ЕС об основных правах воспроизводит часть 1 статьи 6 ЕКПЧ, и поэтому при рассмотрении дела не имеет смысла ссылаться, помимо Хартии, на положения Европейской конвенции. Дело касалось требования о пересмотре решения Комиссии о наложении штрафа на заявителя, который утверждал, что это решение было пересмотрено Трибуналом лишь в части, и со ссылкой на статьи 47 Хартии и статью 6 ЕКПЧ просил о его пересмотре в полном объеме. Суд ЕС пришел к выводу о том, что пересмотр решения в той мере, в которой он был осуществлен Трибуналом, соответствует статье 47 Хартии ЕС об основных правах и принципу эффективности судебной защиты.

Другим примером указаний Суда ЕС на то, что предпочтение при разрешении дела должно быть отдано праву ЕС может служить решение по делу C-28/08 Bavarian Lager от 29 июля 2010 года.[92] Европейская комиссия отказала компании «Bavarian Lager» в предоставлении полного текста протокола ее заседания, которое проводилось после подачи компанией в Комиссию жалобы. Отказ был обоснован тем, что пятеро участников заседания не дали согласия на разглашение своих имен. Однако решение Комиссии было отменено Трибуналом на основании того, что запрос компании о предоставлении ей полного текста протокола заседания соответствует Регламенту Европейского парламента и Совета ЕС «О доступе общественности к документам Европейского парламента, Совета ЕС и Европейской комиссии» №1049/2001, согласно положениям которого документы институтов Евросоюза должны быть доступны общественности за исключением случаев, когда разглашение сведений, содержащихся в этих документах, подрывает защиту частной жизни лица, которая гарантируется статьей 8 Европейской конвенции. Разглашение имен нескольких участников заседания без их согласия Трибунал не посчитал ситуацией, при которой такая защита может быть подорвана.

Однако Суд ЕС отметил, что Трибунал ссылался лишь на статью 8 ЕКПЧ, не принимая во внимание положения права ЕС, в частности, Регламента Европейского парламента и Совета ЕС «О защите физических лиц при обработке персональных данных, осуществляемой учреждениями и органами Сообщества, и о свободном обращении таких данных» №45/2001, пункт 18 которого гласит, что носитель персональных данных может возразить против передачи данных о нем третьим лицам. На основании положений данного Регламента Суд ЕС пришел к выводу о том, что решение об отказе в предоставлении компании полного текста протокола заседания, принятое Комиссией, является правомерным.

Анализируя практику Суда ЕС по делам о защите прав человека, нельзя не обратить внимание на то, что Суд ЕС не обращается к положениям Европейской конвенции и практике ЕСПЧ, вынося решения по делам, касающимся нарушений запрета на дискриминацию, несмотря на то что часть 1 статьи 21 Хартии ЕС об основных правах, которая говорит о таком запрете, полностью соответствует статье 14 ЕКПЧ. По мнению автора, это можно объяснить наличием большого массива практики самого Суда Евросоюза по делам, затрагивающим нарушения этого запрета. Это, в свою очередь, связано с тем, что Договор о создании Европейского экономического сообщества содержал положения, которые в настоящее время содержатся в статьях 18 и 157 Договора о функционировании Европейского Союза. Статья 157 ДФЕС предусматривает, что каждое государство-член ЕС должно обеспечить применение принципа равенства заработной платы между работниками мужского и женского пола за одинаковую работу или за работу одинаковой стоимости, [93] а статья 18 запрещает любую дискриминацию по признаку национального гражданства.[94]

2.5.

<< | >>
Источник: Рябова Виктория Олеговна. Взаимодействие Суда Европейского союза и Европейского суда по правам человека по делам о защите прав человека после Лиссабонского договора. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2016. 2016

Еще по теме Применение Судом ЕС ЕКПЧ и постановлений ЕСПЧ в период после Лиссабонского договора.:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -