<<
>>

Применение Европейским судом по правам человека Хартии ЕС об основных правах, решений Суда ЕС и других источников права Европейского союза.

Как уже было отмечено, Европейский суд по правам человека наделен ЕКПЧ полномочиями по толкованию ее положений. До принятия Лиссабонского договора ЕСПЧ выносил решения по делам о защите прав человека на основании положений Конвенции, руководствуясь собственным их толкованием, а также иногда ссылался на практику Суда ЕС, если имели место ситуации, при которых Суд ЕС сталкивался с теми или иными вопросами раньше.

Впервые Европейский суд по правам человека прямо сослался на решение Суда ЕС в 1979 году в решении по делу Marckx v. Belgium[95], которое было принято Европейским судом на основании концепции о пересмотре правовой позиции на будущее (англ.

«prospective overruling»). В своем решении ЕСПЧ сослался на решение Суда ЕС по делу Defrenne, принятое в 1978 году, в котором Суд ЕС отметил, что «необходимо тщательно учитывать практические последствия любого судебного решения», однако «не следует при этом вредить объективности права и компрометировать его будущее применение, распространяя действие решений на прошедшее время».[96]

Примером решения Суда ЕС, на которое впоследствии ссылался ЕСПЧ, также может быть решение по делу С-168/91 Konstantindis,[97] принятое Судом ЕС в 1993 году. Дело касалось норм немецкого законодательства, согласно которым иностранные имена и фамилии лиц, желающих работать на территории Германии, должны быть «адаптированы» к ним. Суд ЕС признал подобные нормы противоречащими праву ЕС и указал на то, что изменение имен и фамилий может повлечь за собой возникновение сложностей при идентификации личности.

Впоследствии Европейский суд по правам человека рассматривал дело 16213/90 Burghartz v. Switzerland. [98] По обстоятельствам данного дела, заявители Susanna Burghartz и Albert Schnyder зарегистрировали брак в Германии. В соответствии с законодательством этой страны супруга сохранила фамилию Burghartz, ставшую семейной, а супруг стал Schnyder - Burghartz, сохранив в качестве части фамилии ту, что он носил до брака, так как именно под такой фамилией он был известен в академических кругах.

В

Швейцарии супругу было отказано в том, чтобы он имел двойную фамилию. Заявители утверждали, что швейцарское законодательство предоставляет право иметь двойную фамилию женам, избравшим фамилию мужа в качестве семейной. Они жаловались на то, что запрет носить двойную фамилию супругу является проявлением дискриминации по признаку пола, запрещенной статьей 14 ЕКПЧ, а также нарушением их права на уважение частной и семейной жизни, гарантированного статьей 8 Конвенции.

Европейский суд в своем решении констатировал нарушение вышеуказанных статей ЕКПЧ, подчеркнув, что сохранение за супругом его фамилии, под которой он, по его словам, был известен в академических кругах, может определенным образом повлиять на его карьеру. При этом ЕСПЧ в подтверждение своей позиции сослался на решение Суда ЕС по делу Konstantindis.

Европейская конвенция о защите прав и основных свобод долгое время являлась основным «каталогом прав человека» для всех государств-членов Совета Европы, в число которых входят все государства-члены ЕС. Несмотря на то, что толкования, даваемые ЕСПЧ положениям Конвенции, принятой более 60 лет назад, делают ее «живым инструментом» защиты прав человека и помогают приспосабливаться к изменяющимся условиям социальной реальности, нельзя не отметить, что Хартия ЕС об основных правах содержит положения, которые гораздо лучше отражают современную действительность и отвечают ее требованиям. Именно с этим связано большое количество ссылок Европейского суда по правам человека на положения Хартии и практику Суда Европейского союза после

принятия Лиссабонского договора.

Необходимо отметить, что все решения, принимаемые ЕСПЧ по делам о правах человека, основаны на положениях ЕКПЧ, а все другие источники, включая Хартию ЕС об основных правах, являются лишь вспомогательным материалом для Европейского суда. Проанализировав решения ЕСПЧ, принятые им после Лиссабонского договора, можно заметить, что ссылки на Хартию в них присутствуют, как правило, не в разделе «Вопросы права», а в разделе «Основные факты».

Это свидетельствует о том, что никакие правовые акты, помимо ЕКПЧ, не могут стать для Европейского суда по правам человека правовой основой для вынесения решений.

Например, в деле Tomasovic v. Croatia 2011 года[99] Европейский суд по правам человека при разрешении вопроса о том, являлись ли деяния, совершенные заявителем, «одними и теми же», воспроизводит некоторые положения своего решения по делу «Сергей Золотухин против России» от 10 февраля 2009 года. В решении по этому делу, касавшемуся права не быть осужденным дважды за одни и те же деяния, ЕСПЧ цитирует положения статьи 50 Хартии ЕС об основных правах, а также приводит примеры того, как принцип «non bis in idem» трактуется в различных актах права ЕС. Так, ЕСПЧ цитирует положение статьи 54 Конвенции о применении Шенгенского соглашения от 14 июня 1985 года, которая гласит, что «лицо, в отношении которого был вынесен окончательный приговор одной Договаривающейся Стороной, не может за те же деяния подвергаться преследованию другой Договаривающейся Стороной, при условии, что в случае осуждения, наказание было отбыто, продолжает отбываться или не может быть исполнено в соответствии с законом Высокой Договаривающейся Стороны, где был вынесен обвинительный приговор». Европейский суд также отмечает, что Суд правосудия признает тот же принцип в качестве основополагающего принципа права Сообществ в решении по делу Limburgse Vinyl Maatschappij NV and others v. Commission и развивает его понимание в решении по делу Norma Kraaijenbrink.[100]

В решении по делу Neulinger und Shuruk v. Switzerland 2010 года[101] Европейский суд по правам человека ссылается на часть 2 статьи 24 Хартии ЕС об основных правах. Согласно обстоятельствам дела, гражданка Швейцарии проживала с мужем и ребенком в Израиле. В связи с возникновением угрозы вывоза ребенка отцом за границу для проживания в ультраортодоксальной общине суд по семейным спорам вынес решение о запрете вывоза до достижения ребенком совершеннолетнего возраста. Впоследствии право отца на доступ к ребенку было также ограничено судом в связи с его агрессивным поведением. После развода с отцом ребенка мать уехала с ним в Швейцарию. Федеральный суд Швейцарии, действуя в последней инстанции, обязал ее вернуться в Израиль.

При принятии решения по делу Европейский суд по правам человека, проанализировав вышеописанные обстоятельства, пришел к выводу о том, что возвращение ребенка в Израиль не отвечало бы его интересам. При этом среди других международных документов, содержащих положения о правах ребенка, ЕСПЧ в общем виде упоминает часть 2 статьи 24 Хартии ЕС об основных правах, которая гласит, что споры по вопросам, касающимся детей, должны разрешаться, прежде всего, исходя из интересов ребенка.

Существует большое количество решений, в которых ЕСПЧ признает, что положения Хартии ЕС об основных правах являются основой для нового прочтения и понимания некоторых положений ЕКПЧ. На основании обращения к положениям Хартии ЕСПЧ отказывается от своей многолетней практики по некоторым вопросам толкования Европейской конвенции.

Примером такого решения может служить решение ЕСПЧ по делу Scopolla v. Italy, в котором ЕСПЧ отказывается от утверждения о том, что статья 7 ЕКПЧ не гарантирует права на применение в отношении преступника более мягкого наказания, установленного законом, введенным в действие после совершения преступления. Ссылаясь на наличие в статье 49 Хартии правила, согласно которому «если после совершения правонарушения законом устанавливается более легкое наказание, оно подлежит применению», ЕСПЧ говорит о том, что и статья 7 Европейской конвенции гарантирует не только принцип отсутствия обратной силы у более строгого уголовного закона, но и подразумевает придание обратной силы более мягкому уголовному закону.[102]

В деле Bayatyan v. Armenia[103], рассмотренному ЕСПЧ по жалобе 23459/03, заявитель, свидетель Иеговы, отказался от прохождения

военной службы по причине своих убеждений, но уведомил власти о том, что готов отбыть альтернативную гражданскую службу, несмотря на то что на тот момент в Армении не было закона, предусматривающего возможность прохождения альтернативной гражданской службы для лиц, уклоняющихся от призыва в армию в силу своих убеждений. Ему было предъявлено обвинение в уклонении от прохождения военной службы, и он был приговорен к двум с половиной годам лишения свободы.

Для разрешения дела ЕСПЧ было необходимо, прежде всего, решить вопрос о том, является ли статья 9 ЕКПЧ, предусматривающая свободу мысли, совести и религии, применимой к обстоятельствам данного дела. Рассматривая этот вопрос, Европейский суд отметил, что Европейская комиссия по правам человека в ряде решений отказывала в применении статьи 9 ЕКПЧ к лицам, уклоняющимся от прохождения военной службы по причине своих религиозных убеждений. Однако, по утверждению Суда, с тех пор как законодательство государств-членов Совета Европы, так и нормы международного права претерпели большие изменения, и большинство государств-участников Конвенции признали право на отказ от прохождения военной службы на основе убеждений.

Следуя принципу «правового инструмента, находящегося в постоянном развитии», Суд пришел к выводу о том, что изменения в толковании статьи 9 ЕКПЧ являются необходимым и закономерным. ЕСПЧ постановил, что несмотря на отсутствие в статье 9 конкретного положения, предусматривающего возможность отказа от военной службы на основании убеждений, гарантии этой статьи могут

распространяться на лицо в определенных случаях. Например, если мотивом отказа от военной службы является непреодолимый конфликт между обязанностью служить в армии и убеждениями человека либо его глубокими религиозными или иными взглядами. При этом убеждения или воззрения должны являться непреложными, серьезными, последовательными и значимыми.

Другим примером дела, в ходе разрешения которого Европейский суд по правам человека признал необходимость изменений в толковании положений ЕКПЧ, является дело Schalk and Kopf v. Austria, рассмотренное по жалобе 30141/04 в 2010 году.109 В данном деле заявители являлись однополой парой, которой было отказано в том, чтобы их брак был зарегистрирован на основании того, что согласно Гражданскому кодексу Австрии, браки могут быть заключены только между лицами противоположного пола. После исчерпания всех внутренних средств правовой защиты жалоба на нарушение статей 12 и 14 ЕКПЧ была подана заявителями в ЕСПЧ.

При решении вопроса о применимости статьи 12 Конвенции к данному делу Европейский суд отметил, что эта статья предусматривает право на вступление в брак именно между мужчиной и женщиной. Однако Хартия ЕС об основных правах, в частности, ее статья 9, которая также предусматривает такое право, не упоминает слов «между мужчиной и женщиной», что позволяет сделать вывод о том, что не во всех случаях оно должно ограничиваться союзом двух лиц противоположного пола. В то же время Хартия ЕС оставляет вопрос о признании однополых браков на разрешение законодательства государств-членов ЕС. В связи с этим ЕСПЧ подчеркивает, что власти Австрии находятся в лучшей позиции для того, чтобы оценить потребности общества в этой области и реагировать на них соответствующим образом. Европейский Суд пришел к выводу, что статья 12 ЕКПЧ не налагает обязательства на государство-ответчика по обеспечению однополым парам доступа к институту брака, а значит, в данном случае нарушение статьи 12 не имело места. Однако Европейский суд по правам человека признал, что социальные изменения, происходящие с момента принятия Конвенции, оказывают свое влияние в том числе и на институт брака. Соответственно, при толковании статьи 12 ЕКПЧ в дальнейшем Суд не будет исходить из того, что брак рассматривается как союз исключительно мужчины и женщины.

Существует также ряд решений Европейского суда по правам человека, при вынесении которых ЕСПЧ, помимо Хартии ЕС об основных правах, для обоснования своей позиции применяет правовые акты Европейского союза, а также практику Суда ЕС.

Например, при рассмотрении жалобы 6457/09 по делу Shaw v. Hungary 110 Европейский суд использовал положения Регламента Совета ЕС №2201/2003 от 27 ноября 2003 года «О юрисдикции, признании и приведении в исполнение судебных решений по семейным делам и делам об обязанностях родителей» для того, чтобы решить вопрос о том, были ли властями Венгрии предприняты все возможные меры для возвращения из Венгрии в Париж ребенка, который был увезен оттуда своей матерью, в результате чего его отец лишился возможности осуществлять свои права на совместное проживание с ребенком и его воспитание. В результате Судом было принято решение о нарушении статьи 8 ЕКПЧ.

При разрешении дела Ullens de Schooten and Rezabek v. Belgium по жалобам 3989/07 и 38535/07 в 2011 году[104] Европейский суд принял решение на основании практики Суда ЕС. Дело касалось отказа Конституционного суда и Государственного совета Бельгии передать вопросы, относящиеся к толкованию права ЕС, затронутые в разбирательствах в указанных судах, в Суд правосудия для вынесения решения в преюдициальном порядке. Заявители подали жалобу о нарушении их права на справедливое судебное разбирательство, гарантированное статьей 6 ЕКПЧ.

Европейский суд отметил, что в своём решении по делу 283/81 Srl CLIFIT and Lanificio di Gavardo SpA v. Ministry of Health[105] Суд правосудия Европейских сообществ указал, что если в отношении решений судов и административных органов не существует судебного средства правовой защиты, такие суды и административные органы не обязаны передавать в Суд вопросы для вынесения предварительного решения в случае, если они установили, что такой вопрос не является существенным или что данное положение права Сообществ уже истолковано Судом правосудия, или если правильное применение права Сообществ столь очевидно, что не оставляет повода для какого- либо разумного сомнения. Европейский суд также напомнил, что Конвенция не гарантирует как таковое право на передачу дела

национальным судом в другой национальный или международный орган для вынесения предварительного решения. Тем не менее, пункт 1 статьи 6 возлагает на национальные суды, решениям которых в соответствии с национальным законодательством не противопоставлено иное судебное средство правовой защиты, обязанность приведения мотивов отказа, основанных на исключениях, предусмотренных прецедентной практикой Суда правосудия. Европейский суд отметил, что требование о приведении мотивов отказа в настоящем деле было соблюдено, и на основании этого пришел к выводу о том, что нарушений допущено не было.

Однако при вынесении решений по некоторым делам, из обстоятельств которых очевидно следует, что применение Европейским судом по правам человека положений права ЕС является необходимым, ЕСПЧ иногда указывает на отсутствие такой необходимости.

Например, решение по делу Nalbantski v. Bulgaria по жалобе 30943/04 113 было принято Европейским судом без использования положений права ЕС. Гражданин Болгарии Nalbantski жаловался на то, что на него были наложены ограничения в виде запрета покидать Болгарию в связи с вынесением в отношении него обвинительного приговора по уголовному делу. Такие меры соответствовали национальному законодательству Болгарии до 1 января 2007 года, когда Болгария стала членом ЕС. В октябре 2009 года положения законодательства были отменены на основании их несоответствия Директиве 2004/38/ЕС Европейского парламента и Совета от 29 апреля 2004 года «О праве граждан Союза и членов их семей свободно передвигаться и проживать на территории государств-членов». На данное обстоятельство и ссылался заявитель. Однако Европейский суд по правам человека посчитал, что выявление соответствия мер, примененных к заявителю, праву ЕС, не имеет смысла, так как такие меры явно противоречат положениям статьи 2 Протокола №4 к ЕКПЧ, и признал наличие нарушения.

Рассмотрев три группы решений, отражающих характер взаимодействия между Судом ЕС и Европейским судом по правам человека, необходимо сделать следующие выводы.

Дела, затрагивающие право Европейского союза, становились предметом рассмотрения не только Европейского суда по правам человека, но и Европейской комиссии по правам человека в период ее существования. Несмотря на то что Европейские сообщества, а также Европейский союз никогда не являлись участниками Европейской конвенции по правам человека, при разрешении таких дел Европейская комиссия по правам человека и ЕСПЧ решали вопросы, на основании анализа которых можно смело утверждать, что действия государств-членов ЕС при применении ими права Европейского союза, а иногда и действия институтов ЕС подвергались их контролю. Однако обжаловать непосредственно действия ЕС в Европейский суд по правам человека до сих пор не представляется возможным, так как проект Соглашения о присоединении ЕС к ЕКПЧ был отклонен Судом ЕС, а его положения дают ответы далеко не на все вопросы, касающиеся такой возможности. Тем не менее принятие Лиссабонского договора стало важным шагом на пути к тому, чтобы

Европейский союз был подчинен контрольному механизму ЕКПЧ.

Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод долгое время была для Суда Европейского союза «каталогом основных прав», на который он ссылался при вынесении решений по делам о правах человека ввиду того, что в Европейском союзе отсутствовал собственный документ о таких правах. После принятия Лиссабонского договора и наделения его положениями Хартии ЕС об основных правах обязательной юридической силой характер обращений Суда ЕС к ЕКПЧ изменился. Европейская конвенция, а также практика ЕСПЧ, содержащая толкование ее положений, в последнее время являются для Суда ЕС скорее «вспомогательным инструментом», к которому Суд Евросоюза прибегает при обращении к Хартии, вынося решения по делам о правах человека. Нельзя не отметить и то, что Суд ЕС обращается к практике Европейского суда по правам человека в основном по тем категориям дел, собственных решений по которым у него достаточно мало.

Европейский суд по правам человека также применяет в своей практике положения Хартии ЕС об основных правах. Это связано с тем, что по сравнению с ЕКПЧ Хартия является более современным документом, и ее положения лучше отражают изменения, происходящие в социально-политической реальности в последнее время. Ссылаясь на толкования положений Хартии, даваемые Судом ЕС, Европейский суд по правам человека признает необходимость изменения своей многолетней практики по некоторым вопросам, касающимся толкования положений Европейской конвенции.

<< | >>
Источник: Рябова Виктория Олеговна. Взаимодействие Суда Европейского союза и Европейского суда по правам человека по делам о защите прав человека после Лиссабонского договора. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2016. 2016

Еще по теме Применение Европейским судом по правам человека Хартии ЕС об основных правах, решений Суда ЕС и других источников права Европейского союза.:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -