<<
>>

§3. Практика применения доктрины свободы усмотрения государств по делам о защите права собственности (в порядке ст.ст. 1 и 2 Протокола № 1 Конвенции)

В соответствии с прецедентами Суда, ст. 1 Протокола № 1 Конвенции устанавливает три правила, которыми руководствуется Суд. Первое из них, закрепленное в первом предложении п.1 ст.1, представляет собой общее положение о праве мирного владения своей собственностью[525].

Второе правило, которое фигурирует во втором предложении п.1 ст.1, предусматривает возможность лишения частных лиц их собственности на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права[526]. Третье правило, закрепленное в п.2 ст.1, допускает осуществление государством контроля за использованием собственности для обеспечения интересов общества.

Таким образом, Протокол №1 признает законность ограничений осуществления права собственности, в то же время, определяя пределы этих ограничений тем, что «необходимо» для защиты «общих интересов»[527].

В прецедентном праве можно выделить два обстоятельства, при которых использование Доктрины становится определяющим фактором при оценке решений национальных властей.

Во-первых, государства обладают широкой свободой усмотрения при определении основ, приоритетных программ и целей социальной, экономической и налоговой политики.

Во-вторых, государства пользуются свободой усмотрения при выборе подходящих средств для достижения установленных в рамках указанной государственной политики целей.

Суд неоднократно подчеркивал, что национальные власти должны располагать широкой свободой усмотрения при разработке и реализации социальной, экономической и налоговой политики в целях благосостояния общества[528].

Однако Суд не всегда полностью полагается на усмотрение национальных властей. Свобода усмотрения государств может подвергаться небольшим, но часто решающим ограничениям. Например, в деле Федоренко против Украины Суд признал, что несоблюдение государственным учреждением условий договора купли-продажи объектов недвижимости у частных лиц являлось нарушением ст.1 Протокола № 1 Конвенции.

В частности, не было соблюдено условие о соразмерной компенсации, предусмотренной в случае девальвации украинской гривны по отношению к американскому доллару[529].

Несмотря на широкую свободу усмотрения национальных властей, нормы Протокола №1 признаются нарушенными, если лица, права которых затронуты, вынуждены нести «индивидуальное и чрезмерное бремя». В деле Спорронг и Лоннрот, касавшемся разрешения на экспроприацию и запрета строительства, Суд признал свободу усмотрения национальных властей, признав, что «в такой сложной и запутанной области как развитие больших городов, Договаривающиеся государства должны обладать широкой свободой усмотрения при реализации их градостроительной политики»[530]. Несмотря на это, Суд не отказался от анализа соразмерности и тщательным образом рассмотрел вопрос об «индивидуальном и чрезмерном бремени». Чрезмерная продолжительность вмешательства, отсутствие какой-либо возможности получить компенсацию и сокращение процессуальных сроков по шведскому праву в сумме привели, по мнению Суда, к возложению на заявителей несоразмерного бремени[531].

В соответствии с практикой Суда, при реализации социальной и экономической политики национальным властям надлежит первыми определять наиболее подходящие средства для достижения законных общественных целей, установленных законодательством[532].

Однако по сравнению со свободой усмотрения при определении основ социально-экономической политики в данном случае принимаемые национальными властями меры подлежат более строгому контролю со стороны Суда[533]. Данный подход основан на презумпции, что свобода усмотрения в сфере выбора конкретных средств лучше поддается объективной оценке соразмерности их негативных последствий для индивидуального права собственности законным целям.

При оценке ограничений права собственности Суд учитывает не только цель, для достижения которой они принимаются, но также и их общие экономические и социальные последствия в долгосрочной перспективе.

Примером того, как признаваемое за государствами право политического выбора влияет на практику Суда, является его мягкий подход к оценке мер, принятых государствами, в области жилищной политики: самоограничительная позиция прослеживается, например, в деле о реформе в области аренды, в результате которой арендаторы получили право приобретения арендуемого имущества после выполнения требований[534] о снижении размера ренты с целью исправить, по мнению демократически избранного законодательного органа, социальную несправедливость, а также о приостановлении действия приказов о выселении арендаторов[535].

Соображения национальной экономической политики существенно сужают пределы контроля Суда. Даже если принцип соразмерности принимается во внимание, наличие противоположного общественного интереса приводит к разрешению дела в пользу государства[536].

Очевидно, национализация представляет собой одну из наиболее серьезных форм лишения собственности в смысле второго предложения п.1 ст.1. Однако в данном случае Суд снова противопоставляет тяжесть специфических мер общим экономическим и социальным целям, предусмотренным национальным законодательством. Решение о национализации важных индустриальных отраслей, к примеру, кораблестроения или авиастроения, связано с соображениями общей экономической политики, одобренной населением через своих избранных представителей, и потому Суд может отказаться от самостоятельной оценки данных мер в пользу свободы национального усмотрения[537].

* * *

Свобода усмотрения, предоставляемая государствам в контексте ограничений прав собственности, продолжает оставаться широкой. Сдержанность Суда оправдывается уважением мнения демократически сформированных национальных законодательных органов по вопросам социальной, экономической и налоговой политики и соображениями судебной экономии. Кроме того, соблюдение социально-экономических прав накладывает на государства позитивные обязательства, что традиционно для практики Суда расширяет свободу усмотрения государств.

Анализ прецедентов Суда позволяет выявить некоторые более специфические черты. Во-первых, Суд оставляет за национальными властями широкую свободу усмотрения не только в отношении выбора средств, но также и в оценке соблюдения принципа пропорциональности между принятыми мерами и их последствиями для права собственности.

Во-вторых, Суд придерживается презумпции о том, что ограничения прав в интересах общества являются совместимыми с Конвенцией. Это означает, что на заявителей часто возлагается бремя доказывания того, что введенные меры были не подходящими и неэффективными для достижения социальных и экономических целей.

<< | >>
Источник: Орехов Олег Сергеевич. Доктрина свободы усмотрения государств в практике Европейского суда по правам человека. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Казань –2016. 2016

Еще по теме §3. Практика применения доктрины свободы усмотрения государств по делам о защите права собственности (в порядке ст.ст. 1 и 2 Протокола № 1 Конвенции):

  1. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ, НОРМАТИВНЫХ ПРАВОВЫХ АКТОВ И СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ
  2. Содержание
  3. §2. Свобода усмотрения как полномочия государства
  4. §1. Практика применения доктрины свободы усмотрения государств по делам о защите «процессуальных» прав (в порядке ст.ст. 5 и 6 Конвенции, Протокола № 7 и Протокола №14)
  5. §2. Практика применения доктрины свободы усмотрения государств по делам о защите личных свобод (в порядке ст.ст. 8, 9, 10 и 11 Конвенции)
  6. §3. Практика применения доктрины свободы усмотрения государств по делам о защите права собственности (в порядке ст.ст. 1 и 2 Протокола № 1 Конвенции)
  7. 3.2 Совершенствование контрольного механизма Совета Европы по защите прав и основных свобод человека
  8. Правовое регулирование условных завещаний в странах англосаксонского права (Великобритания, США, Канада, Израиль)
  9. Глава 2. Применение теорий во взаимодействии
  10. Содержание
  11. §2. Свобода усмотрения как полномочия государства
  12. §1. Практика применения доктрины свободы усмотрения государств по делам о защите «процессуальных» прав (в порядке ст.ст. 5 и 6 Конвенции, Протокола № 7 и Протокола №14)
  13. §2. Практика применения доктрины свободы усмотрения государств по делам о защите личных свобод (в порядке ст.ст. 8, 9, 10 и 11 Конвенции)
  14. §3. Практика применения доктрины свободы усмотрения государств по делам о защите права собственности (в порядке ст.ст. 1 и 2 Протокола № 1 Конвенции)
  15. 3.2 Совершенствование контрольного механизма Совета Европы по защите прав и основных свобод человека
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -