<<
>>

Особенности взаимоотношений Суда ЕС и Европейского суда по правам человека материально-правового характера.

К группе особенностей взаимоотношений Суда ЕС и ЕСПЧ материально-правового характера, возникающих в связи с обязательством по присоединению ЕС к Европейской конвенции, относятся особенности, связанные с исключительной юрисдикцией

Суда ЕС и правовой автономией Европейского союза.

Эти вопросы можно по праву считать одними из самых важных. Еще задолго до принятия Лиссабонского договора и начала переговорного процесса о присоединении представители ЕС, а также исследователи в области права Европейского союза неоднократно отмечали, что присоединение ЕС к Конвенции ни в коем случае не должно изменить компетенцию, которой Евросоюз обладает в рамках права ЕС, а также затронуть исключительную юрисдикцию Суда ЕС.

Согласно статье 344 Договора о функционировании Европейского Союза, государства-члены обязуются не представлять споры в отношении толкования или применения Договоров на разрешение иными способами чем те, которые ими предусмотрены.[122] Аналогичное положение ранее было предусмотрено статьей 292 Договора об учреждении Европейского сообщества, который заменил ДФЕС. Многие ученые в области европейского права пишут о том, что исключительная юрисдикция Суда ЕС в контексте статьи 344 ДФЕС распространяется не только на акты первичного права Европейского союза. [123] По мнению автора, с таким утверждением можно согласиться, проанализировав практику Суда ЕС.

На основе анализа решений, вынесенных Судом Европейских сообществ, а в дальнейшем и Судом Европейского союза, а также положений учредительных договоров и Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, необходимо рассмотреть проблему исключительной юрисдикции Суда ЕС, возникающую в связи с обязательством по присоединению ЕС к ЕКПЧ.

Для того, чтобы присоединиться к Европейской конвенции, Европейский союз должен заключить соглашение о присоединении, согласно процедуре, установленной в статье 218 Договора о функционировании Европейского Союза.

Согласно европейскому праву, договоры, заключаемые Европейским союзом, а равно совместно ЕС и его государствами-членами [124] , образуют интегральную (составную) часть права ЕС и являются источниками этого права. Соответственно, Соглашение о присоединении ЕС к ЕКПЧ, которое будет являться частью самой Конвенции, станет также и неотъемлемой частью права ЕС.

Еще задолго до образования Европейского союза, в решении по делу Haegeman v. Belgian State 1974 года [125] Суд Европейских сообществ установил, что положения всех соглашений, заключаемых Европейскими сообществами, являются частью права ЕС. Необходимо отметить, что тогда Суд ЕС еще не разграничивал соглашения, заключенные только Европейскими сообществами, и так называемые «смешанные соглашения» (англ. «mixed agreements»). Впервые Суд ЕС указал на особенности «смешанных соглашений» по сравнению с соглашениями, заключенными ЕС, в решении по делу Demirel v. Stadt

Schwabisch Gmund в 1987 году.[126] Такие особенности состоят в том, что в «смешанных соглашениях», заключаемых между ЕС и государствами-членами и третьей стороной, есть положения, относящиеся к компетенции ЕС, и положения, относящиеся к компетенции государств-членов, и они ратифицируются не только Европарламентом, но и парламентами государств-членов ЕС. Суд ЕС в своем решении подчеркнул, что его исключительная юрисдикция не может распространяться лишь на те положения «смешанных соглашений», которые относятся к компетенции государств-членов Сообществ.

Вопросы исключительной или совместной компетенции ЕС подлежали рассмотрению только Судом ЕС. В дальнейшем Суд подтвердил такую позицию в решении по делу Комиссия против Ирландии 2006 года (так называемое «дело МОКС»).[127] В данном деле Европейская комиссия утверждала, что со стороны Ирландии имело место нарушение Договора о Европейском Союзе, так как она обратилась к арбитражному разбирательству на основе Конвенции ООН по морскому праву по вопросам, входившим в компетенцию ЕС.

Суд ЕС в своем решении согласился с Европейской комиссией и констатировал факт нарушения обязательств по Договору о ЕС Ирландией, которая предприняла попытку разрешения спора, касавшегося толкования положений Конвенции ООН по морскому праву, иным способом, чем установлено Договором о ЕС. По мнению

Суда, спор касался толкования положений, относящихся к компетенции ЕС, а значит, положений, являющихся неотъемлемой частью права ЕС, на толкование которых распространяется исключительная юрисдикция Суда Европейского союза.[128]

Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод по своей природе не будет являться для ЕС «смешанным соглашением» в полном смысле слова. Если ЕС присоединится к Конвенции, то она, безусловно, станет соглашением, стороной которого ЕС будет являться наряду со своими государствами-членами. Однако о делении положений Конвенции на относящиеся к компетенции Европейского союза и относящиеся к компетенции его государств-членов говорить нельзя. В связи с этим многие исследователи утверждают, что в случае присоединения ЕС к ЕКПЧ можно будет говорить о том, что на все положения Конвенции как на соглашение, ставшее частью права ЕС, будет распространяться исключительная юрисдикция Суда ЕС. Соответственно, споры между участниками Конвенции должны будут рассматриваться Судом Европейского союза.[129]

Однако исключительная юрисдикция Суда ЕС по разрешению споров, связанных с толкованием ЕКПЧ, в случае присоединения ЕС к Конвенции, вытекающая из приведенных выше положений, противоречит самой Конвенции. Ее статья 55 гласит, что Высокие Договаривающиеся Стороны согласны, если иное не установлено особым соглашением, не использовать иные средства урегулирования спора, чем предусмотренные Конвенцией.[130] Соответственно, можно согласиться с исследователями в области европейского права, которые утверждают, что статья 55 Конвенции устанавливает исключительную юрисдикцию Европейского суда по правам человека при разрешении споров, связанных с толкованием и применением ЕКПЧ. Зарубежные исследователи называют ситуацию, складывающуюся в связи с рассмотренными выше положениями права ЕС и ЕКПЧ, «конфликтом юрисдикций Суда ЕС и ЕСПЧ».[131]

Для того, чтобы предложить возможные варианты разрешения такого конфликта в интересах российской стороны, рассмотрим подробнее статью 55 Европейской конвенции. Данная статья содержит оговорку «если иное не установлено особым соглашением». Соответственно, можно предположить, что между Европейским союзом и его государствами-членами в случае присоединения ЕС к ЕКПЧ может быть заключено особое соглашение, положения которого предусмотрят, что при возникновении споров между ЕС и его государствами-членами, связанных с нарушением ЕКПЧ, их разрешением будет заниматься Суд Европейского союза. Наличие такого особого соглашения сохранило бы исключительную юрисдикцию Суда ЕС и при этом соответствовало бы ЕКПЧ.

Необходимо отметить, что в 1996 году в решении о приемлемости жалобы по делу Cyprus v. Turkey Европейская комиссия

по правам человека постановила, что заключение между сторонами

специального соглашения о разрешении спора посредством иных международных процедур не противоречит статье 62 Конвенции в редакции, действовавшей до вступления в силу Протокола №11 (статье 55 в нынешней редакции ЕКПЧ).[132] Более того, при разработке ЕКПЧ данную статью предлагалось сформулировать следующим образом: «Европейская комиссия по правам человека и Европейский суд были учреждены с целью разрешения споров, связанных с толкованием и применением настоящей Конвенции, поэтому такие споры не должны передаваться на рассмотрение посредством других судебных и арбитражных процедур, до тех пор, пока участники Конвенции не заключат соглашение по этому вопросу, касающееся конкретного спора».[133] Таким образом, можно утверждать, что статья 55 Конвенции не ставит своей целью полное исключение возможности рассмотрения споров на основании ЕКПЧ какими-либо иными институтами, кроме Европейского суда по правам человека.

С другой стороны, на основании статьи 32 Европейской конвенции, согласно которой в ведении Европейского суда по правам человека находятся все вопросы, касающиеся толкования и применения положений Конвенции и Протоколов к ней, которые могут быть переданы ему в случаях, предусмотренных положениями статей 33, 34, 46 и 47, [134] и того, что все индивидуальные жалобы, касающиеся толкования и применения положений Конвенции, рассматриваются ЕСПЧ, любые споры между ее государствами- участниками может рассматривать тоже только Европейский суд по правам человека.

По мнению автора, предложенный вариант разрешения возможного «конфликта юрисдикций» Суда ЕС и ЕСПЧ в виде заключения между ЕС и его государствами-членами особого соглашения, согласно которому в случае возникновения между ними споров, связанных с нарушением ЕКПЧ, их разрешением будет заниматься Суд ЕС, является одним из тех механизмов, применение которых, с одной стороны, не будет противоречить статье 55 Европейской конвенции, а с другой, сохранит за Судом ЕС его исключительную юрисдикцию. Однако такой выход из ситуации порождает другие проблемы.

В том случае, если заключенное между ЕС и его государствами- членами соглашение установит, что разрешением споров между ними занимается исключительно Суд ЕС, то смысл присоединения ЕС к Конвенции по сути сведется к появлению возможности подачи индивидуальных жалоб в ЕСПЧ против Европейского союза. Если же такое соглашение будет допускать рассмотрение споров между ЕС и его государствами-членами обоими европейскими судами, то может возникнуть проблема, связанная с наличием в ЕКПЧ статьи 35, согласно которой Европейский суд по правам человека не принимает жалобу к рассмотрению в том случае, если она уже является предметом другой процедуры международного разбирательства или урегулирования и при этом не содержит новых относящихся к делу

фактов.[135]

Необходимо вспомнить, что еще до принятия Лиссабонского договора Европейский суд по правам человека достаточно долгое время считал жалобы, поданные против ЕС, недействительными. Однако в 2005 году в решении по делу Bosphorus v. Ireland ЕСПЧ подчеркнул, что государства-участники Конвенции несут

ответственность за нарушения ее положений в том числе и в тех случаях, когда они имплементируют право Европейского союза в национальное законодательство. [136] Однако при этом в решении отмечено, что государство не может быть привлечено к ответственности, если предметом жалобы являются акты, принятые им из обязательств в международных организациях, если в этой организации существует механизм защиты прав человека,

эквивалентный механизму ЕСПЧ, и равноценная система защиты таких прав. Под равноценной Европейский суд понимал не идентичную, а соизмеримую защиту, чем и объяснял отклонение большинства жалоб, поданных против Европейского союза, считая систему защиты прав человека в ЕС соответствующей.

После принятия Лиссабонского договора в решении по делу делу Karoussiotis v. Portugal 2011 года Европейский суд по правам человека постановил, что разбирательство в Европейской комиссии на основании статьи 258 ДФЕС, которая предусматривает право

Комиссии на вынесение мотивированного заключения по вопросу невыполнения государством-членом ЕС обязанности, возложенной на него учредительными договорами, не должно рассматриваться в качестве процедуры международного урегулирования споров в понимании статьи 35 ЕКПЧ.[137]

По мнению автора, в том случае, если Европейский союз присоединится к ЕКПЧ, презумпция, установленная ЕСПЧ в деле Bosphorus, будет иметь для самого Европейского суда гораздо меньшее значение, нежели имеет в настоящее время. Система защиты прав человека в Суде ЕС, эквивалентная системе защиты прав человека по Европейской конвенции, больше не будет являться препятствием для рассмотрения жалоб в Европейском суде по правам человека. Соответственно, Европейский суд по правам человека по сути не будет ставить Суд ЕС в более привилегированное положение по сравнению с высшими судами государств участников Конвенции.

Исходя из вышесказанного, можно утверждать, что компетенция по рассмотрению споров, связанных с толкованием и применением ЕКПЧ, между ЕС и его государствами-членами, которой может быть наделен Суд ЕС в случае присоединения ЕС к ЕКПЧ, не будет являться препятствием для рассмотрения таких споров в ЕСПЧ.

В связи с рассмотрением проблемы о возможности разрешения споров между ЕС и его государствами-членами о толковании и применении ЕКПЧ не только ЕСПЧ, но и Судом ЕС необходимо рассмотреть и вопрос о том, будут ли решения Европейского суда по правам человека являться обязательными для Суда ЕС, если Суд ЕС после вынесения решения ЕСПЧ будет рассматривать аналогичное дело.

Необходимо вспомнить заключение Суда ЕС 1/91, вынесенное в 1991 году, в котором Суд Европейских сообществ постановил, что если международное соглашение, заключаемое ЕС, предусматривает систему судебных органов, включая суд, созданный для разрешения споров между сторонами такого соглашения и, как результат, толкования его положений, решения такого суда будут являться обязательными для всех институтов ЕС, в том числе и для Суда ЕС.[138] Следуя логике Суда ЕС, если Европейский союз присоединится к Конвенции, которая устанавливает, что разрешением споров, связанных с толкованием и применением ЕКПЧ, занимается ЕСПЧ, то решения ЕСПЧ будут для всех институтов ЕС, включая сам Суд ЕС, обязательными. Однако согласно статье 46 Европейской конвенции, решения Европейского суда по правам человека обязательны к исполнению для тех государств, в отношении которых они вынесены. Значит, для всех институтов ЕС, включая Суд Европейского союза, будут обязательными те решения, которые выносятся ЕСПЧ в отношении Европейского союза.

Другим аспектом проблемы, связанной с исключительной юрисдикцией Суда ЕС, является вопрос, касающийся толкования права ЕС и признания актов ЕС недействительными. Суд ЕС, а именно

Суд правосудия, то есть его высшая инстанция, является институтом, имеющим компетенцию по толкованию правовых норм Евросоюза и признанию актов ЕС недействительными. При разработке проекта Соглашения о присоединении ЕС к ЕКПЧ высказывались опасения о том, что в случае присоединения Суд ЕС станет подконтрольным Европейскому суду по правам человека, что скажется на осуществлении его функций в рамках такой компетенции.

С точки зрения автора, говоря о проблемах взаимоотношений Суда ЕС и ЕСПЧ, необходимо разделять эти два полномочия Суда правосудия. Возникновение противоречий, связанных с его

компетенцией по признанию актов Европейского союза недействительными, маловероятно. Если ЕС присоединится к ЕКПЧ на тех же основаниях, что и другие участники Конвенции, то Европейский суд по правам человека сможет лишь на основании рассматриваемой жалобы констатировать несоответствие того или иного акта ЕС Конвенции. В случае выявления такого несоответствия обязанности по их устранению будут возлагаться на Европейский союз. Признать недействительным акт Европейского союза ЕСПЧ не сможет, так же, как он не обладает компетенцией по признанию недействительными актов национального права государств-

участников Конвенции.

Что касается толкования права ЕС, то стоит обратить внимание на статью 267 ДФЕС, согласно которой Суд Европейского союза полномочен выносить решения в преюдициальном порядке о толковании Договоров, действительности и толковании актов институтов, органов или учреждений Союза.[139] То есть Суд ЕС не наделен по ДФЕС компетенцией по вынесению в преюдициальном порядке решений о действительности первичного права ЕС. В случае присоединения ЕС к Конвенции у Европейского суда по правам человека появится право рассматривать положения в том числе и учредительных договоров ЕС на предмет их соответствия Конвенции. При выявлении несоответствий Европейский союз будет вынужден вносить изменения в их положения.

Нельзя не отметить, что положение о возможности ЕСПЧ рассматривать акты первичного права ЕС на предмет соответствия Конвенции было одним из тех пунктов, с которыми в процессе переговоров по разработке проекта Соглашения о присоединении в конце 2011 года выразило свое несогласие правительство Франции. Его представители основывались на том, что процесс внесения изменений в учредительные договоры является достаточно обременительным, и в связи с этим предлагали, чтобы Соглашение о присоединении не предусматривало подобной компетенции за ЕСПЧ.

С одной стороны, возражения правительства Франции можно было считать обоснованными. Но с другой стороны, практика Европейского суда по правам человека свидетельствует о том, что появление у ЕСПЧ полномочий по проверке учредительных договоров ЕС на предмет соответствия ЕКПЧ вполне закономерно. Так, в решении по известному делу Matthews v. The United Kingdom 1999 года в результате толкования Конвенции Европейским судом по правам человека были уточнены аспекты применения Приложения II к Договору о Европейском Союзе 1992 г. ЕСПЧ впервые согласился контролировать первичные источники права Евросоюза.[140]

При обращении к тексту проекта Соглашения о присоединении становится очевидно, что его положения дают ответы не на все вопросы, рассмотренные в данном параграфе.

Так, статья 4 Соглашения о присоединении предусматривает, что название статьи 33 ЕКПЧ «Межгосударственные дела» должно быть заменено на «Дела между Высокими Договаривающимися Сторонами», исходя из чего можно сделать предположение, что обязательство по присоединению ЕС к ЕКПЧ предполагает возможность подачи жалоб государствами-участниками Конвенции против ЕС. Однако в проекте Соглашения отсутствуют прямые указания на возможность подачи таких жалоб государствами- участниками ЕС против Евросоюза. При обращении к пункту 72 проекта Пояснительного доклада к Соглашению о присоединении становится понятно, что это связано с противоречием наличия такой возможности для государств-членов ЕС статье 344 Договора о функционировании Европейского Союза. Таким образом, эта проблема Соглашением о присоединении не урегулирована.

Что же касается рассмотрения дел, связанных с толкованием или применением ЕКПЧ, в Суде ЕС, то статья 5 проекта Соглашения о присоединении гласит, что разбирательство в Суде ЕС не является процедурой международного разбирательства или урегулирования в понимании статьи 35 Конвенции, которая могла бы являться препятствием для рассмотрения жалобы в ЕСПЧ, как не является и средством урегулирования споров в контексте статьи 55 ЕКПЧ.

Однако в связи с вышеизложенным возникает новое затруднение, касающееся того, что статья 5 проекта Соглашения по сути дает возможность для рассмотрения одного и того же дела в двух европейских судах одновременно. При этом решения, вынесенные Судом ЕС и ЕСПЧ, могут не совпадать. В данном случае стоит еще раз отметить, что при анализе практики Суда ЕС и Европейского суда по правам человека по одним и тем же вопросам становится очевидным, что толкование судами положений ЕКПЧ зачастую не совпадает, а в некоторых случаях мнения Суда ЕС и ЕСПЧ и вовсе противоречат друг другу. Это в значительной степени затрудняет создание единого механизма защиты прав человека в случае присоединения ЕС к ЕКПЧ.

Таким образом, проект Соглашения о присоединении хотя и разрешает некоторые вопросы, связанные с исключительной юрисдикцией Суда ЕС и правовой автономией ЕС, но делает это не в полной мере. Ответы на другие вопросы, поставленные в данном параграфе, в тексте проекта Соглашения отсутствуют вовсе, что в значительной степени осложнит взаимодействие Суда ЕС и ЕСПЧ в случае присоединения Евросоюза к Конвенции. По мнению автора, предложенные в настоящем параграфе механизмы разрешения некоторых проблем могли бы быть отражены в Соглашении о присоединении.

3.5.

<< | >>
Источник: Рябова Виктория Олеговна. Взаимодействие Суда Европейского союза и Европейского суда по правам человека по делам о защите прав человека после Лиссабонского договора. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2016. 2016

Еще по теме Особенности взаимоотношений Суда ЕС и Европейского суда по правам человека материально-правового характера.:

  1. ЗАЩИТА ПРАВ ЧЕЛОВЕКА
  2. § 1. Казахстанская государственность в евразийском контексте: понятие, значение и особенности
  3. 1 СТАНОВЛЕНИЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ СИСТЕМЫ ЗАЩИТЫ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА С ДРЕВНЕЙШИХ ВРЕМЕН И ДО ОКОНЧАНИЯ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  4. §3. Международно-правовые основы сотрудничества государств по защите жертв незаконного оборота человеческих органов
  5. §1. Связь правового сознания с нормами современного российского права
  6. Церковно-государственные отношения на Востоке и наЗападе. Церковное право как первая общеевропейская правовая система.
  7. § 1.3. Западноевропейская наука международного права о справедливой войне в период после Гуго Гроция
  8. Значение территории как признака государственности для международной правосубъектности государства в контексте исчезающих государств
  9. Сущность и основные течения консервативной правовой идеологии России
  10. Самодержавие как идеальная форма правления в трактовкеконсервативной правовой идеологии России
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -