<<
>>

Особенности толкования Судом Европейского союза Хартии ЕС об основных правах.

Прежде чем говорить непосредственно о толковании и применении Судом Европейского союза Хартии ЕС об основных правах, необходимо отметить, что ученые и практикующие юристы не единогласны в оценке природы прав человека, закрепленных в Хартии.

Многие исследователи соглашаются с Председателем Суда ЕС В. Скурисом, который утверждает, что Хартия «являет собой кодификацию практики Суда ЕС», имея ввиду решения Суда Европейского союза, в которых соблюдение прав человека было отнесено к основным принципам права ЕС, и является уникальным документом. Другие, напротив, утверждают, что Хартия - результат кодификации прав человека, которые до ее принятия содержались в текстах конституций государств-членов ЕС. Принимая во внимание те статьи Хартии, в которых содержатся принципиально новые положения о правах, не закрепленных ранее во многих конституциях государств-членов ЕС, первая позиция представляется более правильной, хотя и роль конституций государств-членов, безусловно, отрицать нельзя. Однако при этом невыясненным остается вопрос о том, насколько соответствует сложившейся практике Суда ЕС оговорка, сделанная в пункте 1 статьи 51 Хартии, а также о ее влиянии на

толкование и применение положений документа Судом ЕС.

Пункт 1 статьи 51 Хартии устанавливает, что положения Хартии «адресованы государствам-членам ЕС только тогда, когда они имплементируют право ЕС».[83] Стоит отметить, что первоначально, еще задолго до принятия Хартии, решения Суда ЕС, в которых затрагивались вопросы прав человека, относились исключительно к оспариванию актов, принятых институтами ЕС. В 1989 году Судом ЕС было вынесено решение по делу «Herbert Wachauf v. Bundesamt fur Ernahrung und Forstwirtschaft» (дело Wachauf), в котором было впервые указано, что национальные правовые акты государств-членов, имплементирующие право ЕС, должны также приниматься с учетом основных прав человека.

В пункте 19 решения Суд ЕС говорит о требовании соблюдения прав человека следующее: «Так как это требование также является обязательным для государств-членов, когда они имплементируют нормы права Сообщества, государство-член должно, насколько это возможно, применять эти нормы в соответствии с этим требованием».[84] Спустя два года позиция Суда в отношении соблюдения основных прав человека стала еще более широкой, распространившись на акты, принимаемые государствами- членами ЕС в порядке отступления от установлений ЕС в случаях и на основаниях, разрешенных учредительными договорами. Так в решении по делу «Elliniki Radiophonia Tileorassi AE and Panellinia Omospondia Syllogon Prossopikou v Dimotiki Etairia Pliroforissis and Sotirios Kouvelas and Nicolaos Avdellas and others» (дело ERT) 1991 года Суд отметил, что «национальные правила могут быть расценены как допустимые отклонения от требований права ЕС, только если эти правила не нарушают права человека»[85]. В том же году в решении по делу «Annibaldi» Суд ЕС распространяет свой контроль за соблюдением прав человека на все действия государств-членов «в сфере права ЕС», оставляя за собой право каждый раз определять, подпадают ли они под данный критерий.[86]

Таким образом, оговорка, сделанная в пункте 1 статьи 51 Хартии, явно не является результатом кодификации устоявшейся практики Суда ЕС по вопросам соблюдения прав человека. Интересно, что многие исследователи связывают такой ограниченный характер ее применения в том числе и с неготовностью Суда ЕС выносить решения по всем делам, связанным с нарушениями прав человека в ЕС. Однако такая позиция противоречит практике самого Суда, сложившейся уже после вступления Хартии в силу. В своих решениях

Суд ЕС всячески старается расширить сферу применения Хартии.

Одним из примеров таких решений может служить решение по делу «Gerardo Ruiz Zambrano v. Office national de l’emploi (ONEm)» (дело Ruiz Zambrano), касавшемуся отказа властей Бельгии предоставить вид на жительство и пособие по безработице отцу троих детей, двое из которых имеют гражданство ЕС.

Суд ЕС заявил, что в данном деле вопросы предоставления вида на жительство и пособия по безработице находятся в сфере права ЕС, и сослался на положения статьи 20 Договора о функционировании Европейского Союза о гражданстве ЕС и правах граждан ЕС. По мнению Суда ЕС, данная статья «прямо исключает принятие национальных мер, последствием которых может быть лишение граждан Союза использовать их права, вытекающие из статуса граждан Союза». В случае непредоставления отцу детей, являющихся гражданами ЕС, вида на жительство и пособия по безработице дети могут быть вынуждены сменить место жительства или вовсе покинуть территорию ЕС и, соответственно, будут лишены возможности использования прав, закрепленных в статье 20 ДФЕС.[87]

Другим примером расширительного толкования Хартии Судом ЕС может служить решение по делу «Aklagaren v. Hans Akerberg Fransson» (дело Fransson). По данному делу с запросом в Суд Европейского союза обратился шведский суд, рассматривавший уголовное дело в отношении гражданина Франссона, обвиняемого в умышленном искажении налоговой отчетности и неуплате налогов, включая НДС. Ввиду того, что подсудимый сначала был привлечен к административной ответственности и уплатил штраф за предоставление недостоверных сведений в налоговой отчетности, Суду ЕС предстояло ответить на вопрос о том, будет ли привлечение Франссона к уголовной ответственности за это же деяние противоречить принципу, закрепленному в статье 50 Хартии. Данная статья гласит, что «никакое лицо не должно быть повторно судимо или наказано в уголовном порядке за преступление, в совершении которого оно уже было окончательно оправдано или осуждено на территории Европейского союза в соответствии с законом».[88]

Важно отметить, что этот же принцип закреплен в статье 4 Протокола №7 к Европейской конвенции, и Европейский суд по правам человека не раз выносил решения, в которых давал толкование права не быть судимым и наказанным дважды за одни и те же деяния. Практика ЕСПЧ по данному вопросу весьма противоречива, о чем можно судить, например, исходя из разъяснений Суда, данных в решении по делу «Сергей Золотухин против России» от 10 февраля 2009 г.[89]

Однако Суд ЕС в своем решении не ссылается ни на статью 4 Протокола №7 к ЕКПЧ, ни на многочисленные решения Европейского суда. Расширительно толкуя уже не раз упомянутую статью 51 Хартии, он приходит к выводу о том, что вопрос о привлечении гражданина Франссона к ответственности находится «в сфере права ЕС», на основании того, что административное наказание в виде штрафа, наложенное на него ранее, является «частью системы ЕС по эффективному сбору НДС». Отвечая на вопрос шведского суда, Суд ЕС утверждает, что принцип, закрепленный в статье 50 Хартии, не исключает привлечения нарушителя как к налоговой, так и уголовной ответственности при условии, что наказание в рамках первой не является уголовным по своей природе. Суд ЕС разъясняет, что при решении таких вопросов необходимо руководствоваться критериями, главным из которых является тяжесть наказания, и приходит к выводу о том, что в рамках данного дела наказание в виде уплаты штрафа по своей природе уголовным не является.[90] При этом Суд ЕС в своем решении ни разу не упоминает о «критериях Энгеля», установленных Европейским судом по правам человека при разрешении дела «Engel and Others v. the Netherlands» в 1976 году[91], и с тех пор применяемых при решении вопроса о применимости статьи 6 ЕКПЧ о праве на справедливое судебное разбирательство к правоотношениям, связанным с привлечением лица к юридической ответственности.

Не менее интересным примером толкования Хартии Судом Европейского союза является решение по делу «Melloni v. Ministerio Fiscal» (дело Melloni), в котором Суд ЕС дает разъяснения относительно применения ее статьи 53. Гражданин Италии Меллони, задержанный в Испании за совершение мошенничества, был заочно осужден в Италии и приговорен к 10 годам лишения свободы. С запросом в Суд ЕС обратился конституционный суд Испании, отказывавший в выдаче преступника на основании того, что рассматривал заочное осуждение в качестве нарушения прав человека.

Ссылаясь на статью 53 Хартии о том, что ни одно ее положение не может толковаться как ограничивающее или наносящее ущерб правам человека и основным свободам в соответствующей сфере их применения, установленным конституциями государств-членов, испанский суд утверждал, что в данном случае национальная система защиты прав человека шире, нежели система защиты прав человека по праву ЕС, а значит нормы права ЕС могут не применяться. Однако Суд ЕС истолковал данную статью иначе, указав на то, что толкование, данное испанским судом, противоречит принципу верховенства права Европейского союза. Несоответствие каких-либо норм права ЕС национальным конституционным традициям не является основанием для неприменения норм права ЕС даже в том случае, если возможности для защиты прав человека в рамках последних шире. Также в своем решении Суд указал, что в данном деле право обвиняемого присутствовать на судебном заседании не было нарушено, так как он должным образом был извещен о времени и месте судебного разбирательства, и в его отсутствие его интересы представлял адвокат.92

Таким образом, исходя из приведенных выше примеров решений, вынесенных Судом ЕС по делам о защите прав человека, видно, что толкуя положения Хартии, среди которых и пункт 1 статьи 51, Суд ЕС продолжает придерживаться того же подхода, который был избран им еще задолго до принятия этого документа. Более того, последнее время Суд ЕС все реже ссылается в своих решениях как на Европейскую конвенцию о защите прав человека, так и на практику

ЕСПЧ.

Говоря об ограниченном характере применения Хартии, практикующие юристы высказывают предположение о том, что оговорка, сделанная в пункте 1 статьи 51, должна была помочь избежать конкуренции в вынесении решений по делам о правах человека между Судом ЕС, ЕСПЧ и национальными

конституционными судами государств-членов. Суд ЕС должен был быть «гарантом соблюдения основных прав человека» только в случае, определенном в пункте 1 статьи 51 Хартии, а во всех остальных, когда государства-члены не имплементируют право ЕС, таковым должен был являться ЕСПЧ. Однако Суд ЕС явно не согласен с такой позицией.

Некоторые исследователи, занимающиеся вопросами,

связанными с возможностью присоединения ЕС к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, говорят о том, что подход Суда ЕС к толкованию Хартии и его стремление самостоятельно выносить решения по делам о правах человека, не ссылаясь ни на ЕКПЧ, ни на практику Европейского суда по правам человека, связаны с его нежеланием быть «подконтрольным» ЕСПЧ в том случае, если присоединение ЕС к ЕКПЧ все же состоится после внесения изменений в проект Соглашения о присоединении.

Несмотря на признание того факта, что с принятием Лиссабонского договора ссылки Суда ЕС на ЕКПЧ и практику Европейского суда по правам человека заметно сократились, неправильным было бы утверждать, что суд ЕС перестал цитировать положения ЕКПЧ и толкование, данное этим положениям ЕСПЧ, в своих решениях. Суд ЕС продолжает обращаться к Конвенции и практике Европейского суда при вынесении решений по делам о правах человека. Однако характер таких обращений, по мнению автора, претерпел изменения. В предстоящем параграфе представляется целесообразным проанализировать практику Суда ЕС за последние 5 лет с целью сделать вывод о том, в чем проявляются особенности использования положений ЕКПЧ и практики ЕСПЧ Судом ЕС в своих решениях после Лиссабонского договора.

2.4.

<< | >>
Источник: Рябова Виктория Олеговна. Взаимодействие Суда Европейского союза и Европейского суда по правам человека по делам о защите прав человека после Лиссабонского договора. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2016. 2016

Еще по теме Особенности толкования Судом Европейского союза Хартии ЕС об основных правах.:

  1. Проблема конфликта юрисдикций Суда ЕС и Европейского Суда по правам человека.
  2. §3. Международно-правовое регулирование труда на региональном уровне и фрагментация международного права
  3. §6. Защита трудовых прав в рамках Совета Европы.
  4. §5. Африканская модель защиты трудовых прав
  5. 2. Совершенствование договорного механизма в рамках Европейского союза
  6. § 2. Персональные данные как предмет защиты основных прав в Германии
  7. §1. Право на справедливое судебное разбирательство
  8. Развитие идеи о присоединении Европейского союза к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.
  9. ГЛАВА 2. ОСОБЕННОСТИ ВЗАИМНОГО ПРИМЕНЕНИЯ СУДОМ ЕС И ЕВРОПЕЙСКИМ СУДОМ ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА ЕВРОПЕЙСКОЙ КОНВЕНЦИИ О ЗАЩИТЕ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА И ОСНОВНЫХ СВОБОД И ХАРТИИ ЕС ОБ ОСНОВНЫХ ПРАВАХ.
  10. Сравнительно-правовой анализ толкования Судом ЕС и ЕСПЧ Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.
  11. Особенности толкования Судом Европейского союза Хартии ЕС об основных правах.
  12. Позиция Суда ЕС по вопросу о соответствии проекта Соглашения о присоединении учредительным договорам Евросоюза.
  13. 4.2 Векторы эволюции системы защиты прав человека в рамках деятельности Европейского Союза
  14. Влияние судебной практики Европейского суда по правам человека на судебную практику Суда ЕС
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -