<<
>>

§2. Сравнительно-правовой анализ международно-правовых и национальных норм о труде членов экипажей рыболовных судов

В последнее время МОТ уделяет серьезное внимание кодификации некоторых однородных норм международного трудового права. Эта сторона нормотворческой деятельности Организации является, безусловно, прогрессивной и значимой, как для науки международного трудового права, так и для развития нормообразующей функции МОТ в целом.

Как известно, с позиций теории права кодификация норм представляет собой деятельность по созданию нового, сводного нормативного правового акта на основе глубокой и всесторонней переработке ранее действовавших, но устаревших актов, внесения в них существенных изменений. В процессе кодификации наряду с внесением изменений в действующие, но не утратившие своего значения нормативные акты в проект вновь создаваемого сводного акта включаются также и новые нормы. Они придают качественно иной характер как самому вновь создаваемому нормативному акту, так и процессу регулирования с помощью норм, содержащихся в данном акте, общественных отношений.

Конвенция № 188 о труде в рыболовном секторе 2007 г. - пример кодификации норм, касающихся труда рыбаков. Повышенное внимание к систематизации норм этой категории работников не является удивительным, поскольку в отношении них, как сказано ранее, было принято пять конвенций и две рекомендации МОТ. При этом нельзя не отметить, что МОТ является основным институтом разработки норм, регулирующих труд рыбаков. Широкое распространение прогрессивных трудовых конвенций служит для тружеников рыболовной отрасли не только моральным, но и юридическим основанием требовать практического улучшения условий службы .

Принятая в 2007 г. Конвенция № 188 о труде в рыболовном секторе состоит из преамбулы, 9 частей, 54 статей и 3-х приложений. Данный международноправовой акт объединяет ключевые положения пяти конвенций, касающихся рыболовной промышленности, включающих такие вопросы, как минимальный возраст, медицинский осмотр, статьи трудовых договоров, помещения для экипажа на борту судов и продуктовое довольствование, а также профессиональная подготовка.

Кроме того, в Конвенцию о труде в рыболовном секторе включены и новые вопросы, не охваченные существующими международно-правовыми актами в отношении рыбаков: удостоверения личности рыбаков, репатриация, набор и трудоустройство, медицинское обслуживание в море, безопасность и гигиена труда, социальное обеспечение и защита, а также применение и обеспечение соблюдения положений акта. По справедливому мнению испанского юриста Л.К. Пинейро, «Конвенция № 188 в дополнение к существующим конвенциям МОТ вводит новые положения, которых ранее не было или они были недостаточными, такие, как отдых, репатриация рыбаков и инспекции на борту судов» .

Указанный международный договор - это своеобразный международный трудовой кодекс рыбаков. Конвенция № 188 вносит неоценимый вклад в обеспечение социальных и трудовых прав рыбаков, создает новый необходимый элемент международной правовой системы в отрасли рыболовства.

В соответствии со статьей 46 Конвенции № 188 она пересматривает собой Конвенцию № 112 о минимальном возрасте рыбаков 1959 г., Конвенцию № 113 о медицинском осмотре рыбаков 1959 г., Конвенцию № 114 о трудовых договорах рыбаков 1959 г. и Конвенцию № 126 о помещениях для рыбаков на борту судов 1966 г. чтобы привести их в соответствие с современными требованиями и [208] [209] распространить их на большее число рыбаков в мире, особенно на тех из них, которые работают на борту малых судов.

Примечательно, что в этом списке нет Конвенции № 125 о свидетельствах о квалификации рыбаков 1966 г. Таким образом, разработчики Конвенции № 188 посчитали нецелесообразным ее пересмотр.

Следует отметить, что пересмотр конвенций - одна из особенностей нормотворчества в рамках МОТ, что регулируется положениями Устава МОТ, регламентов Административного совета и МКТ, заключительными положениями конвенций. Это происходит в виду потери ими актуальности и эффективности вследствие изменения условий, при которых действует та или иная конвенция.

Согласно преамбулы Конвенции № 188 ее цель заключается в том, чтобы содействовать обеспечению достойных условий труда рыбаков на борту рыболовных судов с точки зрения соблюдения минимальных требований в отношении труда на борту судов, условий службы, помещений для экипажа и довольствия, обеспечения безопасности и гигиены труда, медицинского обслуживания и социального обеспечения.

Одним из важнейших разделов любого международно-правового акта является его терминологическая часть (понятийный аппарат).

Согласно статьи 1 Конвенции № 188 термин «промысловое рыболовство» означает все виды добычи рыбы, включая добычу рыбы в бассейнах рек, озерах или каналах, за исключением рыболовства для личного потребления, а также любительского и спортивного рыболовства.

Указанный термин достаточно понятный и четкий. Однако, как известно, отрасль рыболовства включает в себя не только добычу рыбы, но и добычу других водных биологических ресурсов (например, беспозвоночных и др.). Этого в существующем в Конвенции № 188 термине «промысловое рыболовство» не предусмотрено. Возникает вопрос о том, распространяются ли положения Конвенции о труде в рыболовном секторе на работников, участвующие в промысле иных, нежели рыба водных биологических ресурсов. Из смысла определения «промысловое рыболовство», в рассматриваемой Конвенции вытекает, что в отношении них нормы Конвенции № 188 не действуют и, например, рыбаки, работающие на кальмароловном судне определенного типа, не подпадают под действия Конвенции о труде в рыболовном секторе, так как они добывают не рыбу, а кальмара. Хотя, безусловно, при разработке Конвенции № 188 имелось в виду ее распространение на все типы промысловых судов. Думается, что это является некой недоработкой со стороны разработчиков Конвенции. Логичнее было бы закрепить, что термин «промысловое рыболовство» означает все виды добычи водных биологических ресурсов, включая добычу в бассейнах рек, озерах или каналах, за исключением промысла для личного потребления, а также любительского и спортивного рыболовства.

Здесь же вызывает некоторые вопросы и включение в определение «промысловое рыболовство» добычу рыбы в бассейнах рек, озерах или каналах. Однако далеко не во всех странах такие рыбаки считаются промысловиками. Например, в Германии, рыбаки, занятые на судах, эксплуатируемых во внутренних водоемах, считаются сельскохозяйственными работниками.

В России в ФЗ «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов 2004 г. промысловое рыболовство определено как предпринимательская деятельность по добыче (вылову) водных биологических ресурсов с использованием специальных средств по приемке, переработке, перегрузке, транспортировке и хранению уловов и продуктов переработку водных биологических ресурсов.

Также в понятийном аппарате Конвенции № 188 дается определение «компетентный орган власти». Он означает министра, правительственное ведомство или иной орган власти, уполномоченный издавать нормативные правовые акты, приказы или иные инструкции, имеющие обязательную силу в отношении предмета соответствующих положений, и обеспечивать их соблюдение.

Согласно данному международно-правовому акту каждое государствоучастник Конвенции № 188 обязано назначить такой компетентный орган или органы. Например, в России полномочия, касающиеся определения такого органа, находятся в компетенции Правительства. В данном случае возникает вопрос: какой из федеральных органов исполнительной власти должен быть таковым по смыслу Конвенции? Ответа на него сейчас нет, поскольку таковым может быть, как федеральный орган исполнительной власти в области рыболовства (в настоящий момент Федеральное агентство по рыболовству), так и Министерство труда и социальной защиты РФ. Однако, учитывая особенности труда рыбаков и их отраслевую принадлежность, логично, что именно федеральный орган исполнительной власти в области рыболовства должен быть как раз тем самым «компетентным органом власти», который обозначен в Конвенции № 188.

По смыслу Конвенции, термин «консультация» означает консультацию, которую компетентный орган проводит с представительными организациями соответствующих работодателей и работников и, в частности, с

представительными органами владельцев рыболовных судов и рыбаков, если таковые существуют, относительно мер, которые необходимо принять для осуществления положений Конвенции или других методов ее гибкого применения.

Стоит отметить, что консультациям в Конвенции определяется чрезвычайно большое значение. Многие вопросы даются на откуп именно договоренностям компетентного органа государства с организациями

работодателей и работников. Следовательно, Конвенция № 188 во многом передает регулирование отношений, связанных с трудом в рыболовном секторе самому государству. Скажем, в России это можно было бы сделать в рамках предварительных переговоров при разработке и дальнейшего подписания отраслевых соглашений в отрасли рыболовства.

Важным термином, употребляемым в Конвенции № 188, представляется термин «владелец рыболовного судна», что означает владельца рыболовного судна, либо любую иную организацию или лицо, например, менеджера, агента или фрахтователя судна без экипажа, которые приняли на себя ответственность за эксплуатацию судна от его владельца и которые, принимая на себя такую ответственность, согласились принять на себя функции и обязанности, возлагаемые в соответствии с настоящей Конвенцией на владельцев рыболовных судов, независимо от того, выполняет ли некоторые из функций или обязанностей по поручению владельца рыболовного судна какая-либо иная организация или лицо.

Определение достаточно широкое. Оно включает в себя лиц с разным правовым положением (например, менеджер, агент и др.). Однако всех их объединяет общий главный критерий: они приняли на себя ответственность за эксплуатацию судна от его владельца и согласились принять на себя функции и обязанности, возлагаемые на владельцев рыболовных судов, независимо от того, выполняет ли некоторые из функций или обязанностей по поручению владельца рыболовного судна какая-либо иная организация или лицо.

Данное определение несколько непривычно, особенно для правоведов, специализирующихся на морском праве. Как правило, в морском праве под судовладельцем понимается лицо, эксплуатирующее судно от своего имени, независимо от того, является ли оно собственником судна или использует его на законном основании (в частности, ст.

8 КТМ РФ). Тем не менее, следует учитывать, что определение, которое дано в Конвенции № 188 - специальное определение, имеющее целью обозначить владельца судна именно как работодателя, исходя из смысла и предмета Конвенции о труде в рыболовном секторе.

Под термином «рыбак» в Конвенции № 188 понимается любое лицо, работающее по найму или занятое на любой должности, либо выполняющее работу на борту любого рыболовного судна, включая лиц, работающих на борту судна и оплачиваемых по принципу долевого участия в улове, но исключая лоцманов, личный состав военно-морского флота, других лиц, состоящих на постоянной государственной службе, береговой персонал, выполняющий работы на борту рыболовного судна, а также наблюдателей рыбных промыслов.

Данный термин в международном морском праве не является новым. Он уже был отражен в таком виде в ранее принятых конвенциях МОТ (например, в Конвенции № 114 о трудовых договорах рыбаков 1959 г.). В нем четко определяется круг лиц, которые могут считаться рыбаками по замыслу Конвенции № 188 и которые не могут быть таковыми.

В Конвенции № 188, как и в трудовых правоотношениях в целом, одним из ключевых терминов является термин «трудовой договор рыбака». Он означает трудовой контракт, статьи договора или другие аналогичные договоренности или любой другой контракт, определяющие условия труда и быта рыбака на борту судна.

Следует отметить, что включение термина «трудовой договор рыбака» в текст Конвенции № 188 является новеллой в международно-правовом

регулировании труда рыбаков. Конвенция № 114 не содержала такого

определения. Указанный в Конвенции № 188 термин носит, в достаточной степени, общий, неконкретный характер. В частности, в нем нет указания на стороны договора, на обязанность рыбака выполнять свою трудовую функцию, а судовладельца - на своевременную выплату заработной платы рыбаку. Указывается лишь, что такой договор определяет условия труда и быта на борту судна.

В понятийном аппарате Конвенции № 188 используется также термин «рыболовное судно» или «судно», которое означает все суда или катера любого типа, независимо от формы собственности, используемые, или которые планируется использовать в целях промыслового рыболовства.

Определение достаточно четкое и понятное. Как представляется, гораздо более удачное, чем то, которое было в Конвенции № 114 о трудовых договорах рыбаков. В ней под рыболовными судами понимались лишь те, которые заняты морской рыбной ловлей в соленых водах. Следовательно, положения Конвенции № 114 не распространялись на суда, занятые в пресных водах.

Отметим, что в КТМ РФ под судами рыбопромыслового флота понимаются обслуживающие рыболовный комплекс суда, используемые для промысла водных биологических ресурсов, а также приемотранспортные, вспомогательные суда и суда специального назначения.

Согласно Конвенции № 188 термин «валовая вместимость» означает валовую вместимость, определяемую в соответствии с правилами обмера судов, содержащимися в Приложении I к Международной конвенции по обмеру судов 1969 г. или в любом другом акте, заменяющем ее или содержащем поправки к ней.

Международная конвенция по обмеру судов 1969 г. закрепляет, что определение валовой (общий объем судна) и чистой вместимости (полезный объем) осуществляется правительством соответствующего государства, которое может поручить провести такое определение отдельным лицам или организациям. В Приложении I установлены правила определения вместимости судов.

Кроме указанных выше терминов, Конвенция № 188 раскрывает также термин «служба найма и трудоустройства». Под ней понимается любое лицо, компания, учреждение, агентство или другая организация в государственном или частном секторе, которые занимаются набором рыбаков по поручению владельцев рыболовных судов или трудоустройством рыбаков у владельцев рыболовных судов.

Ранее данный термин был закреплен в Конвенции МОТ № 179 о найме и трудоустройстве моряков 1996 г., которую компетентный орган государства может применять также к рыбакам, в той мере, в какой он сочтет это практически осуществимым после консультаций, соответственно, с представительными организациями владельцев рыболовных судов и рыбаков. Таким образом, указанный термин практически дословно трансформирован в текст Конвенции № 188 и представляется обоснованным и отвечающим современным требованиям.

Термин «капитан», используемый в Конвенции № 188, означает рыбака, осуществляющего управление рыболовным судном. Содержание указанного термина представляется достаточно любопытным. Следует отметить, что в конвенциях МОТ, принятых в отношении труда рыбаков, ранее не было закреплено определение «капитан». Его не было даже в Конвенции № 114 о трудовых договорах рыбаков 1959 г. Таким образом, термин «капитан» впервые внесен в текст конвенций МОТ, регулирующих труд на рыболовных судах.

Стоит отметить, что при обсуждении текста Конвенции № 188 среди государств были некоторые возражения по сути формулировки термина «капитан». Так, правительственный делегат Дании, выступая также от имени правительственных делегатов Г ермании и Соединенного королевства, представил поправку о замене пункта, содержащего термин «капитан», текстом следующего содержания: «капитан» означает любое лицо, осуществляющее управление рыболовным судном». Он разъяснил, что такая формулировка использована в Конвенции о подготовке и дипломировании персонала рыболовных судов и несении вахты 1995 г. (ПДНВ-Р) и тем самым новая Конвенция была бы приведена в соответствие с уже существующими международными актами. Однако в дальнейшем, как явствует из имеющегося в Конвенции № 188 определения, выражение «любое лицо» было заменено словом «рыбак» .

Помимо понятийного аппарата безусловную важность представляет собой сфера применения Конвенции № 188.

В период обсуждения текста проекта Конвенции широкий резонанс получил вопрос о сфере ее применения. Ряд государств полагали, что необходимо провести границу действия Конвенции, исходя из размеров судов. Некоторые государства не были согласны с этим, полагая, что размеры рыболовных судов не должны иметь значение, поскольку все рыбаки подвергаются аналогичным производственным рискам.

Однако текст был окончательно сформулирован с указанием, что, если не предусматривается иное, настоящая Конвенция применяется ко всем рыбакам и всем рыболовным судам, занятым промышленным рыболовством.

В случае возникновения сомнений относительно того, действительно ли судно занимается промышленным рыболовством, этот вопрос решается компетентным органом после проведения консультаций. Любое государство-член, после проведения консультаций, может полностью или частично распространять защиту, предусмотренную в настоящей Конвенции в отношении рыбаков, [210] работающих на судах длиной 24 метра и более, на рыбаков, занятых на более мелких судах.

Конвенция предоставляет возможность государству в лице своего компетентного органа самостоятельно определять: а) занимается ли то или иное судно промышленным рыболовством; б) распространять ли положения Конвенции на рыбаков, занятых на мелких судах, длиной менее 24 метра.

Учитывая это, следует отметить, что, например, ФЗ «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» 2004 г. определяет «промышленное рыболовство» как предпринимательскую деятельность по добыче (вылову) водных биологических ресурсов с использованием специальных средств по приемке, переработке, перегрузке, транспортировке и хранению уловов и продуктов переработки водных биоресурсов. Это означает, что в России при определении сферы применения Конвенции № 188, отвечая на вопрос о том, занимается ли судно промышленным рыболовством, следует руководствоваться нормами ФЗ «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов».

Помимо этого, в Конвенции № 188 были учтены пожелания и замечания ряда государств относительно распространения положений данного международно-правового акта на рыбаков, осуществляющих свою деятельность во внутренних водоемах. В частности, согласно статьи 3 компетентный орган, после проведения консультаций, может исключать из требований настоящей Конвенции или некоторых ее положений, если их применение сопряжено с конкретными и существенными проблемами, учитывая особые условия службы рыбаков или эксплуатации рыболовных судов: а) рыболовные суда, ведущие рыбный промысел в бассейнах рек, озерах или каналах; б) ограниченные категории рыбаков или рыболовных судов.

Таким образом, Конвенция № 188 позволяет государствам самостоятельно определять возможность распространения ее положений на трудовые отношения, имеющие место на судах, осуществляющих промысел во внутренних водоемах, а также на некоторые категории рыбаков или рыболовных судов. В тоже время Конвенция указывает, что по мере практической возможности, компетентный орган, в зависимости от обстоятельств, принимает меры для постепенного распространения требований настоящей Конвенции на эти категории рыбаков и рыболовных судов.

Конвенция № 188 о труде в рыболовном секторе содержит положения об ответственности владельцев рыболовных судов, капитанов и рыбаков. Статья 8 указывает, что владелец рыболовного судна несет общую ответственность за обеспечение того, чтобы капитан получал необходимые средства и возможности для целей соблюдения обязательств, вытекающих из настоящей Конвенции. Капитан несет ответственность за безопасность рыбаков на борту судна и за безопасную эксплуатацию судна, включая следующие вопросы, но не ограничиваясь ими: а) осуществление контроля таким образом, чтобы обеспечивать в максимально возможной мере выполнение рыбаками своих производственных обязанностей в наиболее благоприятных условиях безопасности и гигиены труда; б) управление рыбаками таким образом, чтобы обеспечивалось соблюдение норм безопасности и гигиены труда, в том числе касающихся предупреждения усталости; в) содействие обучению и повышению знаний норм техники безопасности и гигиены труда на борту судна; г) обеспечение соблюдения норм безопасности мореплавания, принципов несения вахты и связанных с этим требований передовой морской практики.

Однако нормы об ответственности Конвенции не указывают, какая именно ответственность должна иметь место в отношении владельцев рыболовных судов, капитанов и рыбаков: административная, дисциплинарная или материальная? Думается, что этот вопрос является ключевым. Кроме того, не ясно, в соответствии с какими нормами будет налагаться ответственность: национальными или международными? Логично предположить, что ответственность должна накладываться в соответствии с нормами законодательства государства, под чьим флагом плавает рыболовное судно. В тоже время при регулировании трудовых отношений на судне международное право не запрещает в качестве применимого права определять судовладельцем и работниками право другого государства. Иными словами, если, например, судно плавает под флагом иностранного государства, судовладельцем является юридическое лицо этого государства, в котором собственники - российские граждане или юридические лица, а рыбаки - граждане России, то они могут регулировать свои трудовые отношения на судне российским законодательством. Это позволяет сделать и КТМ РФ.

Согласно п. 4 статьи 8 Конвенции № 188 рыбаки подчиняются

правомерным приказам капитана и соблюдают применяемые меры, касающиеся безопасности и гигиены труда. Это положение подтверждает особую роль капитана судна в составе экипажа, который является ответственным представителем судовладельца, призванным, помимо всего прочего, поддерживать порядок на судне, предотвращать причинение вреда судну, находящимся на судне людям и грузу.

Не менее важными представляются положения Конвенции № 188, касающиеся минимальных требований в отношении труда на борту рыболовных судов.

Этим вопросам посвящена Часть III Конвенции, которая делится на подразделы «Минимальный возраст» и «Медицинский осмотр».

Многие производственные операции в промысловом рыболовстве имеют опасный характер, поэтому вопрос минимального возраста для работы на борту рыболовного судна приобретает особое значение. Известно, что в секторе рыболовства практикуются некоторые наихудшие формы детского труда, когда, например, труд детей используется на рыболовных платформах в странах ЮгоВосточной Азии.

Согласно статьи 9 данного международного договора минимальный возраст начала работы в качестве рыбака составляет 16 лет. Однако компетентный орган может устанавливать минимальный возраст в 15 лет для лиц, на которых более не распространяются положения национального законодательства об обязательном школьном образовании и которые проходят профессиональную подготовку в области рыболовства.

Стоит отметить, что в период обсуждения данной статьи проекта Конвенции правительственный делегат Японии в Комитете по рыболовному сектору сослался на Конвенцию МОТ № 138 о минимальном возрасте 1973 г., в которой предусматривается, что минимальный возраст должен устанавливаться с учетом завершения лицами обязательного школьного образования и что в любом случае этот возраст не должен быть ниже 15 лет. По мнению японской стороны, это вполне отвечает требованиям рыболовного сектора.

В данном случае, следует учитывать, что в Конвенции № 138 каждое государство, участвующие в ней и ратифицировавшие ее, оговаривает возраст, с которого человек может начинать свою трудовую деятельность, учитывая специфику трудовых правоотношений в данном государстве (например, Российская Федерация, подписывая Конвенцию, указала на шестнадцатилетний возраст). Этот возраст в Конвенции начинается с 14 лет и заканчивается 16 годами (четырнадцатилетний возраст указали в основном страны Южной и Центральной Америки, а также Африки).

Законодательство Российской Федерации в статье 63 ТК РФ определяет шестнадцатилетний возраст как минимальный для лиц наемного труда. В тоже время закрепляется, что в случаях получения основного общего образования либо оставления в соответствии с федеральным законом общеобразовательного учреждения трудовой договор могут заключать лица, достигшие возраста пятнадцати лет, а с согласия одного из родителей (опекуна, попечителя) и органа опеки и попечительства трудовой договор может быть заключен с учащимся, достигшим возраста четырнадцати лет, для выполнения в свободное от учебы время легкого труда, не причиняющего вреда их здоровью и не нарушающего процесса обучения.

Согласно Правилам по охране труда при добыче (вылове), переработке водных биоресурсов и производстве отдельных видов продукции из водных биоресурсов, утвержденным Приказом Министерства труда и социальной защиты РФ от 2 ноября 2016 г. № 604н, запрещается применения труда лиц в возрасте до 18 лет на работах с вредными (или опасными) условиями труда, а также их назначение на должности плавсостава.

В нескольких государствах минимальный возраст для работы на рыболовных судах составляет 18 лет (Индонезия, Чили) или 17 лет (Перу, Панама). Законодательством и практикой действительно запрещается прием на работу в рыболовный сектор молодых людей в возрасте менее 16 лет (государства Европейского союза, США, Канада, Республика Корея).

В отношении требований медицинского характера Конвенция № 188 предусматривает, что не допускаются к работе на борту рыболовного судна рыбаки, не имеющие действительного медицинского свидетельства, удостоверяющего их годность по состоянию здоровья к выполнению возлагаемых на них обязанностей (п. 1 ст. 10).

Компетентный орган, после проведения консультаций, может делать изъятия из сферы применения п. 1 ст. 10 Конвенции, принимая во внимание критерии безопасности и состояния здоровья рыбаков, размеры судна, наличие медицинской помощи и возможностей для эвакуации, продолжительность рейса, район промысла и тип рыболовного промысла.

Согласно Конвенции № 188 изъятия, предусмотренные в п. 2 ст. 10, не относятся к рыбакам, занятым на борту рыболовных судов длиной 24 метра и более или судов, как правило, остающихся в море более трех дней. В экстренных случаях компетентный орган может позволять рыбакам выполнять работы на таком судне в течение ограниченного периода времени строго установленной продолжительности, необходимого для получения медицинского свидетельства при условии, что у рыбака имеется медицинское свидетельство, срок действия которого истек недавно.

Таким образом, Конвенция № 188 предусматривает определенные

требования к состоянию здоровья для лиц, допускаемых к работе на рыболовном судне. Причем, это — один из ключевых вопросов.

Стоит отметить, что на большинстве рыболовных судов работает минимальное строго необходимое число людей. Поэтому выход из строя даже одного рыбака может существенно увеличить нагрузку на остальных членов судовой команды. Капитаны и руководящий состав в целом получают базовые знания об оказании первой медицинской помощи и другие медицинские знания, а рыболовное судно обычно имеет на борту основные медицинское оборудование и медикаменты. Трудно, однако, бывает транспортировать больного или травмированного рыбака с судна на берег, где помощь ему могут оказать квалифицированные врачи. Рыбаки работают часто в экстремальных условиях. В море они живут бок о бок друг с другом, часто в течение продолжительного времени. Поэтому серьезную угрозу могут представлять инфекционные заболевания, которые поставят под угрозу не только здоровье других рыбаков, но и безопасность судна и пассажиров, если таковые имеются на борту. Рыбаки должны быть постоянно готовы к зачастую сильной качке судна и к жизни и работе в тесных помещениях. Находясь на палубе, они должны уметь выдерживать тяжелейшие погодные условия. Ясно, что все зависит от вида промысловых операций и района, в котором они производятся. По этим и иным причинам вопрос проверки медицинской годности рыбаков настолько важен, что МОТ включила его в свои конвенции.

Следует отметить, что законодательства государств уделяют медицинскому аспекту допуска человека к работе в море серьезное внимание, устанавливая соответствующие положения в своих нормативно-правовых актах. Так, например, ст. 55 КТМ РФ закрепляет, что к работе на судне допускаются лица, имеющие свидетельства, удостоверяющие их годность к такой работе по состоянию здоровья.

В данном случае следует отметить, что конвенции МОТ содержат ряд требований об обязательном медицинском освидетельствовании лиц, поступающих на работу на морские суда. В частности, Конвенция № 73 о медицинском освидетельствовании моряков 1955 г. предусматривает, что на суда, занятые перевозкой грузов или пассажиров в коммерческих целях, не принимаются на работу лица, не представившие подписанного врачом удостоверения, подтверждающего их пригодность к работе в море. Конвенция

МОТ № 113 о медицинском осмотре рыбаков 1961 г. закрепляет, что никто не допускается к работе на любой должности на рыболовном судне без предъявления свидетельства о пригодности к работе, на которую он нанимается для выхода в море, за подписью врача, уполномоченного на то компетентным органом власти. В Конвенции № 16 об обязательном медицинском страховании детей и подростков, занятых на борту судов 1921 г. указано, что использование труда лиц, не достигших 18 лет, на любом судне, кроме судов, на которых заняты лишь члены одной семьи, должно ставиться в зависимость от представления справки о медицинском освидетельствовании. Справка должна подтверждать пригодность лица к данной работе и подписываться врачом, уполномоченным на это компетентным органом власти.

Положения о годности к работе на рыболовных судах содержатся также в Кодексе безопасности рыбаков и рыболовных судов, принятого ИМО в 2005 г. Согласно ст. 4.2.1 этого документа члены экипажа должны быть по состоянию здоровья годными к выполнению возлагаемых на них обязанностей. При этом собственники и капитаны должны принимать моряка на работу на рыболовное судно только в том случае, если он отвечает национальным требованиям, касающимся стандартов состояния здоровья для выполнения обязанностей на рыболовном судне соответствующего типа (ст. 4.2.8).

Чрезвычайно важными представляются положения ст. 11 Конвенции № 188. В соответствии с ней, каждое государство-член принимает законодательство, нормативные правовые акты или иные меры, которые предусматривают:

а) характер медицинских осмотров;

б) форму и содержание медицинских свидетельств;

в) выдачу медицинского свидетельства квалифицированным практикующим врачом или, если речь идет о свидетельстве, касающемся только зрения, лицом, которое, по признанию компетентного органа, имеет право выдавать такое свидетельство; эти лица пользуются полной профессиональной независимостью при вынесении своих медицинских заключений;

г) периодичность медицинских осмотров и срок действия медицинских свидетельств;

д) право на повторный медицинский осмотр другим независимым практикующим врачом в том случае, если какому-либо лицу отказано в выдаче медицинского свидетельства или установлены ограничения на работы, которые это лицо могло бы выполнять;

Как правило, данные вопросы находятся в компетенции органа исполнительной власти в области здравоохранения, который издает соответствующие акты по согласованию с органом исполнительной власти в области рыболовства.

В Российской Федерации для допуска к работе в качестве члена судового экипажа законодательство предусматривает требования к состоянию здоровья для лиц, допускаемых к работе на морском судне. Статья 55 КТМ РФ закрепляет, что к работе на судне допускаются лица, имеющие свидетельства, удостоверяющие их годность к такой работе по состоянию здоровья.

В соответствии с Правилами по охране труда при добыче (вылове), переработке водных биоресурсов и производстве отдельных видов продукции из водных биоресурсов 2016 г. к выполнению работ на рыболовном судне привлекаются работники, прошедшие обязательные медицинские осмотры.

Конвенция № 188 (ст. 12) также закрепляет, что, помимо указанных выше требований на рыболовных судах длиной 24 метра и более или на судах, как правило, остающихся в море более трех дней медицинское свидетельство рыбака содержит как минимум указание на то, что:

a) острота слуха и зрения соответствующего рыбака удовлетворительна и позволяет ему или ей выполнять свои обязанности на борту судна;

b) рыбак не страдает каким-либо заболеванием, которое может обостриться по причине нахождения в море или привести к тому, что рыбак становится непригодным для такой работы, либо оно может угрожать безопасности или здоровью других лиц, находящихся на борту судна.

Также Конвенция устанавливает срок действия медицинского свидетельства. Согласно документу оно действительно не более двух лет, в том случае если возраст рыбака составляет не менее 18 лет, в противном же случае срок действия медицинского свидетельства составляет один год. В том случае если срок действия свидетельства истекает во время рейса, оно остается в силе до конца рейса.

Конвенция № 188 закрепляет, что, либо до ратификации, либо после (в течение 1 года) государствам-участникам этого международного договора необходимо будет разработать и принять соответствующие нормативно-правовые акты, касающиеся порядка медицинского осмотра членов экипажей рыболовных судов, в котором следует отразить все перечисленные в ст. 11 Конвенции положения.

Кроме актов МОТ, некоторые аспекты требований относительно здоровья рыбаков содержатся в Конвенции ПДНВ-Р 1995 г., которая включает нормы, касающиеся медицинской годности персонала рыболовных судов. Эти положения связаны с минимальными нормами дипломирования капитанов, командного состава, механиков и радистов на судах длиной 24 или более метров (как для океанического рыболовства, так и для работы на внутренних водоемах) или в отношении механиков на судах с мощностью судовой силовой установки не менее 750 квт. Претенденты на диплом должны удовлетворять требованиям государства-участника данной Конвенции в отношении медицинской годности, особенно в том, что касается зрения и слуха. Имеются также положения, согласно которым капитаны и командный состав (включая механика) обязаны через регулярные интервалы, не превышающие пять лет, проходить освидетельствование с целью подтверждения соответствия требованиям администрации в отношении их медицинской годности, особенно в том, что касается зрения и слуха.

Крайне важными положениями Конвенции № 188 являются нормы, касающиеся укомплектования судов экипажами и продолжительности времени отдыха.

Следует отметить, что вопрос об укомплектовании судов экипажами получил широкое отражение в международно-правовых нормах, а также в законодательстве государств. Примечательно, что данная проблема, пожалуй, несколько выходит за рамки проблем, подлежащих регулированию только нормами МОТ, поэтому она получила свое отражения в нормах, более тесно связанных непосредственно с морским правом, а также в установившихся в этой отрасли права обычаях. Данные нормы закреплены в таких основополагающих актах международного морского права как Конвенция ООН по морскому праву 1982 г., Международная конвенция по охране человеческой жизни на море 1974 г., Конвенция ИМО по облегчению международного морского судоходства 1965 г. и др.

Как уже подчеркивалось выше, рыболовство является опасной сферой деятельности. Становится более сложным технологический уровень этой профессии, во всяком случае, во многих современных рыбопромысловых компаниях. Профессиональная подготовка приобретает все большее значение, так как без нее рыбаки не могут эффективно выполнять свои обязанности, не пренебрегая при этом безопасностью. Благодаря ей, приобретаются также необходимые профессиональные навыки, помогающие повысить стабильность дохода и способствующие профессиональному росту. Обучение ответственному ведению рыбного промысла может иметь также результатом сохранение рыбных запасов и сохранение морской среды.

Согласно ст. 94 Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. каждое государство в отношении судов, плавающих под его флагом, принимает меры по комплектованию и обучению экипажей судов. Судно должно возглавляться капитаном и офицерами соответствующей квалификации, в частности в области судовождения, навигации, связи, судовых машин и оборудования, а экипаж по квалификации в численности - соответствовать типу, размерам и оборудованию судна.

В соответствии с Правилом У/13 Международной конвенции по охране человеческой жизни на море 1974 г. (СОЛАС 74/78) правительства должны принимать меры, чтобы с позиций охраны человеческой жизни на море все суда были укомплектованы экипажем в надлежащем количестве и должной квалификации. Принципы безопасного укомплектования судов экипажами сформулированы в Резолюции Ассамблеи ИМО А.481 (XII) и сводятся к тому, что экипаж должен быть укомплектован таким образом, чтобы обеспечить: несение безопасной ходовой навигационной вахты; надежную и безопасную швартовку и отшвартовку; приведение в действие всех водонепроницаемых закрытий, развертывание аварийной партии; приведение в действие имеющегося на борту пожарного оборудования и средств, выполнение их технического обслуживания; производства сбора и эвакуации пассажиров; безопасность судна, находящегося в море; несение безопасной ходовой машинной вахты; эксплуатацию и содержание в безопасном состоянии главных и вспомогательных механизмов; осуществление мер безопасности судна, с тем, чтобы свести к минимуму опасность возникновения пожара; оказание медицинской помощи на борту судна, несение радиовахты в соответствии с СОЛАС и Регламентом радиосвязи.

В свою очередь в Конвенции МОТ № 125 о свидетельствах о квалификации рыбаков 1966 г. предусматривается, что каждое государство-член, ратифицирующее эту Конвенцию, должно устанавливать нормы квалификации для получения свидетельств, дающих право их владельцам выполнять обязанности капитана, помощника капитана или механика на борту рыболовного судна, подпадающего под сферу действия Конвенции (свыше 25 брутто- регистровых тонн). В ней устанавливается также минимальный возраст для выдачи свидетельства, минимальный профессиональный опыт работы в море и дисциплины, по которым должны экзаменоваться кандидаты. Она предусматривает наличие эффективной системы инспекции. Некоторые из содержащихся в этой Конвенции принципов вошли также в Конвенцию ПДНВ-Р 1995 г. Данный международно-правовой акт устанавливает четкие требования относительно квалификации капитанов и вахтенных на судах длиной 24 метра и более, а также механиков и командного состава машинных отделений на судах с силовой установкой мощностью 750 квт или более, а также персонала, несущего ответственность за радиосвязь. Кроме того, в Конвенции ПДНВ-Р содержатся требования о базовой подготовке по вопросам безопасности всего персонала рыболовного судна.

Из двух международных договоров Конвенции № 125 о свидетельствах о квалификации рыбаков 1966 г. и Конвенции ПДНВ-Р последняя представляется более современной и всеобъемлющей. В частности, она предусматривает необходимость подготовки по технике безопасности всего персонала рыболовных судов и контроль со стороны государства порта за соблюдением этих требований, чего нет в Конвенции МОТ.

Также по данным вопросам необходимо отметить Совместное руководство ФАО/МОТ/ИМО по подготовке и дипломированию персонала рыболовных судов 2001 г. Оно содержит подробные рекомендации по профессиональной подготовке и дипломированию персонала малых и крупных рыболовных судов, осуществляющих промысел в коммерческих масштабах. Цель этого документа - служить руководством для лиц, которые разрабатывают, внедряют или пересматривают учебные программы и программы дипломирования персонала рыболовных судов для национальных систем профессиональной подготовки.

Конвенция № 188 о труде в рыболовном секторе закрепляет, что каждое государство-член принимает законодательство, нормативные правовые акты или иные меры, в соответствии с которыми владельцы рыболовных судов, плавающих под его флагом, обеспечивают, чтобы:

a) их суда были укомплектованы экипажами достаточной численности для обеспечения безопасного плавания и безопасной эксплуатации судна под руководством компетентного капитана;

b) рыбакам регулярно предоставлялись периоды отдыха достаточной продолжительности для обеспечения безопасных и здоровых условий.

Очевидно, что вопрос об укомплектовании судов экипажем тесно связан с вопросами трудоустройства, найма, особенностями трудового договора рыбаков. Наличие на борту судна необходимого числа членов экипажа влияет на выполнение требований к соблюдению рабочего времени на борту судна, недопущения перегрузки членов экипажа судна работой, предоставление положенного законодательством времени отдыха.

Отталкиваясь от положений Конвенции № 188, касающихся необходимости принятия государствами нормативных актов по вопросам укомплектования судов экипажами, отметим, что в действующем российском законодательстве в статье 53 КТМ РФ закреплено, что каждое судно должно иметь на борту экипаж, члены которого имеют надлежащую квалификацию и состав которого достаточен по численности для:

- обеспечения безопасности плавания судна, защиты морской среды;

- выполнения требований к соблюдению рабочего времени на борту судна;

- недопущения перегрузки членов экипажа судна работой.

Рыбаки - это специальные субъекты трудового права и при поступлении на работу от них требуются специальные знания, подтверждением которых являются определенные документы, свидетельствующие о полученном образовании и профессиональной подготовке. В частности, профессиональная подготовка является важнейшим инструментом для решения вопросов безопасности гигиены труда. Например, законодательство Российской Федерации обязывает работодателя требовать предоставления такого документа. Статья 54 КТМ РФ устанавливает, что к занятию должностей членов экипажа судна, используемого для рыболовства, допускаются лица, имеющие дипломы и квалификационные свидетельства, установленные утвержденным уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти положением о дипломировании членов экипажей судов, используемых для рыболовства. В отношении рыбаков таким документом является Положение о дипломировании членов экипажей морских судов, утвержденное Приказом Министерства транспорта Российской Федерации № 62 от 15 марта 2012 г.

Кроме того, в соответствии со ст. 14 Конвенции № 188, компетентный орган устанавливает в отношении судов длиной 24 метров и более минимальный уровень укомплектования судов экипажами для обеспечения безопасности плавания, уточняя при этом численность и квалификационные требования, предъявляемые к рыбакам.

В России это регулируется Приказом Росрыболовства о минимальном составе экипажа судна рыбопромыслового флота РФ № 836 от 21 сентября 2009 г., который устанавливает минимальный состав экипажа добывающих судов, приемно-транспортных судов, обрабатывающих судов и вспомогательных судов. При этом учитываются разновидности каждого их перечисленных видов судов рыбопромыслового флота, и на основании этого обозначаются должности, необходимые для эксплуатации судна с указанием требуемого количества специалистов.

Кроме вопросов укомплектования судов экипажами Конвенция № 188 определяет и минимальную продолжительность времени отдыха. Указывается, что после проведения консультаций и в целях борьбы с усталостью компетентный орган устанавливает в отношении рыболовных судов, остающихся в море более трех дней, независимо от размера, минимальную продолжительность периодов отдыха рыбаков. Минимальная продолжительность периодов отдыха составляет: не менее десяти часов в течение любого 24-часового периода; 77 часов в течение любого семидневного периода времени.

Также отмечается, что компетентный орган может разрешать в ограниченных и точно определенных случаях временные исключения из этих ограничений. Однако в этих случаях он требует, чтобы рыбакам предоставлялись компенсационные периоды отдыха, как только появляется такая практическая возможность.

В тоже время подчеркивается, что ничто не рассматривается как ущемление права капитана судна требовать от рыбака выполнения работы в течение любого периода времени, необходимого для непосредственного обеспечения безопасности судна, находящихся на борту лиц или улова, или в целях оказания помощи другим малым или крупным судам или лицам, терпящим бедствие в море. В соответствии с этим капитан может приостанавливать действие графика периодов отдыха и требовать от рыбака выполнения работы в течение любого периода времени, необходимого для нормализации ситуации. Как только появляется практическая возможность после нормализации ситуации, капитан следит за тем, чтобы всем рыбакам, которые выполняли работы в период своего обычного отдыха, предоставлялись адекватные периоды отдыха.

Характер деятельности в рыболовном секторе, связанный с тем, что рыбаки не могут осуществлять контроль за местом и временем появления морских живых ресурсов и поэтому ведут промысел до тех пор, пока это позволяют запасы ресурсов и имеющиеся мощности, чтобы получить максимальную заработную плату, наряду с другими факторами затрудняют осуществление контроля за рабочим временем в рыболовном секторе. С рабочим временем связано несколько аспектов. Первый из них касается того, сколько часов в день или в неделю должен проработать человек для получения базового оклада, после чего дополнительные часы работы компенсируются в денежном выражении (по более высоким ставкам) или за счет предоставления отпуска. Другой аспект связан с тем, что человеку приходится работать в течение слишком продолжительного времени даже за дополнительную плату. Наконец возникает вопрос, имеющий особое отношение к сектору рыболовства, а именно: сколько часов в день, сколько часов или дней в неделю, а также сколько дней в году необходимо проработать, чтобы получить право на отдых. Таким образом, первый вопрос касается вознаграждения; второй представляет собой сочетание проблем оплаты труда и предупреждения чрезмерной продолжительности рабочего времени (возможно, также речь идет о распределении работы или о сбалансированной рабочей нагрузке); а последний затрагивает проблему предупреждения усталости, которая может подорвать здоровье и является одним из основных факторов, способствующих возникновению несчастных случаев в рыболовном секторе.

В соответствии со ст. 15 Конвенции № 188 на каждом судне должна быть судовая роль, копия которой предоставляется соответствующим уполномоченным лицам, находящимся на берегу, до отправления судна в плавание или передается на берег сразу же после отхода судна в плавание. При этом важно отметить, что компетентный орган должен устанавливать, кому конкретно и когда передается такая информация и для какой цели или целей.

Судовая роль — это документ, удостоверяющий наличие на борту судна членов экипажа и подтверждающий надлежащее укомплектование судна, что является одним из условий мореходности судна. Судовая роль представляет собой список лиц судового экипажа, в котором указываются фамилия, имя, отчество, год рождения, гражданство, должность, специальность каждого члена экипажа, номер диплома и паспорта моряка, а также тип и название судна, порт и номер регистрации, владелец судна. Она составляется на судне, подписывается капитаном или уполномоченным им лицом и скрепляется судовой печатью.

Одно из центральных мест в Конвенции № 188 занимают положения, касающиеся правовой природы и особенностей трудового договора рыбака.

В теории трудового права трудовой договор рассматривается как центральное понятие, главный институт трудового права, вокруг которого группируются такие вопросы, как дисциплина труда и трудовой распорядок, заработная плата, рабочее время, перерывы в работе и частично охрана труда.

Являясь основанием возникновения и существования во времени трудовых правоотношений, трудовой договор выполняет функцию их специфического регулятора. Он призван индивидуализировать трудовые правоотношения применительно к личности работника и конкретного работодателя. С момента заключения трудового договора человек становится работником данной организации и на него полностью распространяется трудовое законодательство и действие локальных правовых актов нормативного характера, принятых в этой организации.

Напомним, что согласно ст. 1 Конвенции № 188 термин «трудовой договор рыбака» означает трудовой контракт, статьи договора или другие аналогичные договоренности или любой другой контракт, определяющие условия труда и быта рыбака на борту судна.

Как мы видим, данное определение не указывает на то, кто может быть стороной трудового договора рыбака. Тем временем, этот вопрос чрезвычайно важен, в частности, чтобы определить легитимность такого договора. Кроме того, рыбаку важно знать, кто может на законных основаниях выступать в качестве работодателя при заключении договора, в противном случае он может быть недействителен.

Также Конвенция № 188 не указывает, в какой форме может быть заключен трудовой договор. В тоже время в подавляющем большинстве государств мира законодательно установлена только одна форма трудового договора - письменная. Например, ст. 67 ТК РФ указывает, что трудовой договор (независимо от его вида) заключается только в письменной форме. В Китае, заключенные трудовые договоры, должны в обязательном порядке быть зарегистрированы в местных органах по труду. Безусловно, именно письменная форма трудового договора является надежной гарантией от возможных споров, связанных с уяснением его содержания. При этом письменная форма договора наиболее четко и надежно может повысить уровень правовых гарантий для работников.

В отличие от Конвенции № 188, предыдущий международно-правовой акт, регулирующий отношения, связанные с трудовыми договорами рыбаков - Конвенция № 114 о трудовых договорах рыбаков 1959 г. - указывала, что трудовой договор подписывается как судовладельцем или его представителем, так и рыбаком. При этом рыбаку, а также его представителю представляется разумная возможность изучить договор до его подписания. При этом трудовой договор не может содержать никаких положений, противоречащих национальному законодательству.

Конвенция № 188 содержит нормы о трудовом договоре рыбака в ст. 16-20 и в Приложении II. В основном тексте данного международно-правового акта закрепляются общие положения, которые касаются действий государств, в контексте, прежде всего, гарантий и защиты прав рыбаков при заключении и действии трудовых договоров. Приложение II устанавливает содержания трудового договора рыбака.

Статья 16 Конвенции № 188 указывает на необходимость принятия государствами-участниками нормативно-правовых актов, которые соответствовали бы положениям Конвенции. Пункт «b» данной статьи закрепляет, что минимальные требования в отношении трудовых договоров рыбаков содержаться в Приложении II к Конвенции.

Также хотелось бы отметить, что Конвенция № 188 не закрепляет возможные виды трудовых договоров рыбаков. В отличие от нее Конвенция № 114 закрепляет их конкретные разновидности. В частности, в ст. 6 пункте 1 данной Конвенции содержится положение о том, что договор может заключаться либо на определенный срок, либо на один рейс или, если это допускается национальным законодательством, на неопределенный период.

Этот международно-правовой акт определяет виды трудовых договоров моряков по времени их действия (иначе говоря, по сроку). Следует отметить, что такое деление на виды трудовых договоров, исходя из срока договора, существует в законодательстве как России, так и многих европейских стран. Так, например, ст. 58 ТК РФ указывает, что трудовые договоры заключаются на неопределенный срок и на определенный срок не более пяти лет. При этом в части 2 данной статьи говорится, что срочный трудовой договор заключается в случаях, когда трудовые отношения не могут быть установлены на неопределенный срок с учетом характера предстоящей работы или условий ее выполнения, если иное не предусмотрено ТК РФ и иными федеральными законами.

Думается, что данные виды договора актуальны и по сей день, поэтому отсутствие в Конвенции № 188 о труде в рыболовном секторе упоминания о них вызывает вполне резонные вопросы.

Сложившаяся практика заключения трудовых договоров рыбаков в мире и объективная реальность их специфики деятельности таковы, что договоры заключаются, как правило, на определенный период. В теории трудового права такие договоры именуются «срочными трудовыми договорами». Наиболее часто встречающаяся фраза современных трудовых договоров рыбаков звучит, как правило, следующим образом: «срок действия договора определяется продолжительностью рейса...».

Хотелось бы отметить, что в целом, в трудовых отношениях срочные трудовые договоры не являются типичными. Они заключаются в случаях, когда трудовые отношения не могут быть установлены на неопределенный срок с учетом характера предстоящей работы или условий ее выполнения.

В законодательствах государств существуют достаточно четкие критерии договора на определенный срок, причем следует отметить, что они в основном идентичные. Такой договор требует письменной формы. Срок может быть выражен конкретным периодом (временем), или выполнением конкретной работы, или обусловлен наступлением определенного события. Законом устанавливается максимальная продолжительность срочных договоров (обычно не более двух лет). Несоблюдение требований, относящихся к порядку заключения таких договоров, или их периодическое перезаключение с одним и тем же лицом преобразуют срочный договор в договор на неопределенный

.214

срок

Примечательно, что в Конвенции № 114 отсутствует норма, указывающая, что трудовой договор рыбака заключается в письменной форме, что он может быть заключен на определенный срок, но, не превышая какого-то лимита времени. Думается, что отсутствие таких положений связано с тем, что они, по мнению разработчиков Конвенции, должны быть урегулированы национальным законодательством конкретной страны, исходя из практики и особенностей регулирования трудовых правоотношений, хотя, примечательно, что нормы, отсылающей регулирование данных вопросов к национальному законодательству, в Конвенции № 114 нет.

Следует отметить также, что в ст. 58 ТК РФ законодатель ограничил срок, на который может быть заключен срочный трудовой договор, указав, что трудовой договор на определенный срок заключается на срок не более пяти лет.

214

См. Киселев И.Я. Сравнительное и международное трудовое право, М.: Дело, 1999 г. С.105.

Дело, прежде всего, в защите прав рыбаков, т.к. заключив срочный трудовой договор, работник фактически теряет право на расторжение договора по собственному желанию. Работодатель в срочном договоре видит хорошее средство держать своих подчиненных работников в страхе перед постоянной угрозой увольнения. Следовательно, в заключении срочного трудового договора заинтересована, как правило, сама администрация, что касается работников, то их в большей мере устраивает трудовой договор на неопределенный срок. Заключение такого договора может обеспечить стабильность трудовых договоров и трудовых правоотношений.

ТК РФ существенно ограничивает возможность заключения срочных трудовых договоров, что совпадает с одной из существенных тенденций в современном международно-правовом регулировании различных видов трудовых договоров. Если в первой половине ХХ столетия международные стандарты указывают на трудовые договоры, заключаемые на неопределенный срок, лишь в той мере, в какой их допускает национальное законодательство, то к концу ХХ столетия указывается на необходимость во всех странах предусматривать соответствующие гарантии против использования договоров о найме на определенный срок, цель которых уклониться от представления защиты, предусмотренной международными нормами, регламентирующими прекращение трудовых отношений. Для этой цели была издана Рекомендация МОТ № 166 о прекращении трудовых отношений по инициативе предпринимателя 1982 г. Данный документ рекомендовал предусматривать в национальном законодательстве, например, одну или более из следующих мер:

a) ограничить использование договоров о найме на определенный срок случаями, когда, учитывая характер предстоящей работы или условия ее выполнения или интересы трудящегося, эти трудовые отношения не могут устанавливаться на неопределенный срок;

b) считать договоры о найме на определенный срок, за исключением случаев, указанных выше, договорами о найме на неопределенный срок;

c) считать договоры о найме на определенный срок и продлевавшиеся один или несколько раз, за исключением указанных случаев, договорами о найме на неопределенный срок.

Таким образом, исходя из вышесказанного, можно сделать вывод, что разработчики норм (как национальных, так и международных) стараются всяческим образом ограничить заключение договоров на определенный срок, имея в виду, прежде всего, защиту прав работника. Хотя Конвенция № 114 и не содержит норм, ограничивающих использование срочных договоров, ввиду того, что была принята достаточно давно, тем не менее из дальнейшего развития как национального, так и международного права, можно сделать вывод, что заключение трудовых договоров с рыбаками на определенный срок на современном этапе всячески ограничивается и, как представляется, совершенно справедливо.

Возвращаясь к положениям Конвенции № 114, следует выделить второй вид трудового договора рыбака, исходя из срока его заключения: трудовой договор, заключенный на один рейс. Такой трудовой договор является разновидностью срочного трудового договора. Его особенностью является то, что он заключается на время выполнения определенной работы (в данном случае на время плавания или одного рейса) и исходит из специфики трудовой деятельности рыбака как специального субъекта трудового права.

Конвенция № 114 лишь упоминает данный вид трудового договора, не указывая при этом на его особенности. Как и в случае со срочным трудовым договором, регулирование отношений, связанных с заключением договора на время выполнения определенной работы (в данном случае одного рейса), отдается на откуп национальному законодательству (хотя и здесь отсылочной нормы нет). Как было сказано выше, ТК РФ выделяет два вида трудовых договоров по сроку их действия: на определенный срок (срочный договор) и на неопределенный срок. Договор на время выполнения определенной работы как разновидность трудовых договоров отнесен к разновидности срочного трудового договора.

Следующим видом трудового договора рыбака, упоминаемым в Конвенции № 114, является договор на неопределенный срок, если это допускается национальным законодательством. Исходя из того, что эта Конвенция не дает каких-либо определений и особенностей такого рода договоров, можно сделать вывод о том, что данный вид трудового договора заключается с рыбаком, с учетом особенностей национального законодательства государств - участников этого международного договора.

Конвенция № 114 делает оговорку, что договор на неопределенный срок может быть заключен в том случае, если это допускается национальным законодательством. Однако следует отметить, что согласно сложившейся практике, как международной, так и российской, этот вид договора является наиболее распространенным и наиболее существенно, по сравнению с другими видами трудовых договоров, защищает права работника. Неслучайно, национальное законодательство государств и нормы МОТ всяческим образом пытаются ограничить использования срочных договоров и призывают заменять их трудовыми договорами на неопределенный срок. С таким договором связана постоянная работа, не ограниченная каким-либо сроком. В практике и в соответствии с законодательством западноевропейских государств, в основном, трудовой договор на неопределенный срок может заключаться как в устной, так и в письменной форме. В тоже время, как говорилось выше, ТК РФ закрепил положение о том, что трудовой договор заключается только в письменной форме, независимо от его вида.

Исследуя общие черты трудовых договоров на неопределенный срок в развитых западных странах можно найти ряд их сходных черт, которые заключаются в следующем: в такого рода договорах на работников распространяются без каких-либо оговорок и исключений нормы и положения трудового законодательства и коллективных договоров; договор может быть в любой момент расторгнут каждой из сторон с соблюдением срока предупреждения; увольнение работника в большинстве стран допустимо только по уважительной причине. Данные положения имеют место и в законодательстве

195

196

207

России, а, следовательно, напрашивается вывод о том, что в большинстве государств трудовой договор на неопределенный срок имеет одну и тоже специфику и одно и тоже значение215.

Конвенция № 188 указывает на необходимость принятия государствами - участниками нормативно-правовых актов, которые соответствовали бы положениям Конвенции.

В развитие этого, ст. 17 Конвенции № 188 закрепляет, что каждое государство-член принимает законодательство, нормативные правовые акты или иные меры, касающиеся:

a) процедур, обеспечивающих предоставление рыбаку возможности для ознакомления с условиями трудового договора рыбака и получения консультаций до его заключения;

b) в зависимости от обстоятельств, ведения регистрационных записей, содержащих сведения о работе рыбака в соответствии с таким договором;

c) методов разрешения споров, возникающих в связи с трудовым договором рыбака.

Безусловно, рыбак, как и любой другой работник должен иметь возможность ознакомиться с условиями трудового договора и получить консультации по нему до момента заключения. Это — одна из гарантий свободы труда.

Что касается закрепления в законодательстве методов разрешения споров, то они, как правило, во многих правовых системах традиционные. В трудовом законодательстве государств устанавливаются следующие методы: примирительно-третейский метод и метод разрешения трудового спора судами.

Примирительно-третейский метод осуществляется с помощью согласительной, примирительно-третейской процедуры, которая включает три самостоятельных способа: переговоры сторон, примирение (посредничество), трудовой арбитраж.

Трудовые споры также могут разрешаться судами. Причем, такие суды могут быть как обычными, гражданскими судами общей юрисдикции, так и специализированными судами по трудовым делам.

Важная норма, которая призвана предоставить рыбакам возможность иметь ясную и точную информацию об условиях своего найма, характере, объеме и пределах своих прав и обязанностей, закрепляется в ст. 18 Конвенции № 188. Согласно документу трудовой договор рыбака, копия которого выдается рыбаку, хранится на борту судна и предоставляется рыбаку и, в соответствии с национальными законодательством и практикой, другим заинтересованным сторонам по их запросу.

При этом на владельца рыболовного судна возлагается ответственность за обеспечение того, чтобы каждый рыбак получал составленный письменно трудовой договор, подписанный как рыбаком, так и владельцем рыболовного судна или уполномоченным представителем владельца рыболовного судна (или, в том случае если рыбаки были наняты или приняты на работу владельцем рыболовного судна, владелец рыболовного судна должен получать доказательства наличия контрактных или аналогичных договоренностей), благодаря чему обеспечиваются достойные условия труда и жизни на борту судна, как того требует Конвенция № 188 (ст. 20).

Это положение, безусловно, важное, однако четко не определяет какова ответственность судовладельца в этом аспекте и каковы ее пределы. Было бы правильнее обязать государства-участников Конвенции принять законодательные акты, предусматривающие такую ответственность.

Отдельного рассмотрения требуют положения Приложения II к Конвенции № 188, в котором определяется содержание трудового договора рыбака.

Конвенция № 188 не указывает на определенный перечень прав и обязанностей сторон трудового договора. Таким образом, как представляется, по замыслу разработчиков Конвенции права и обязанности сторон должны определяться самими сторонами трудового договора, а также законодательством конкретных государств. Однако в большинстве стран определенные обязанности работника и работодателя фиксируются в законе (например, в России, Италии, Финляндии, Нидерландах, Швеции), либо базируются на решениях судов (Великобритании), либо формируются научной доктриной. Из всего этого вытекает, что те обязанности работников и работодателей, которые закреплены в законе, вовсе не обязательно фиксировать в самом тексте трудового договора. На них можно либо ссылаться, либо совсем не упоминать их, что, в конечном счете, не влияет на их обязательность. В случае нарушения одной из сторон трудового договора таких обязательств, даже если они не указаны в договоре, автоматически наступает ответственность нарушившей стороны.

Что же касается прав сторон по трудовому договору, то они вытекают также из законов, иных нормативных актов, а также из обязательных и факультативных условий трудового договора. Безусловно, основное внимание уделяется правам работников.

Приложение II к Конвенции о труде в рыболовном секторе закрепляет данные, которые должны содержаться в трудовом договоре рыбака. Таким образом, в данном международно-правовом акте закрепляется перечень необходимых условий трудового договора рыбака. В тоже время в Конвенции оговаривается, что договор содержит данные сведения, кроме случаев, когда занесение одного или некоторых их них является излишним вследствие того, что вопрос уже урегулирован иным путем в силу положений национального законодательства или нормативных правовых актов, либо коллективного договора, в зависимости от обстоятельств.

Согласно Приложения II в трудовом договоре рыбака содержаться следующие данные: а) фамилия, имя и отчество рыбака, год, месяц и день его рождения или возраст и место рождения; b) место и дата заключения договора; с) название рыболовного судна или судов, а также регистрационный номер судна или судов, на борту которых рыбак обязуется работать; d) имя работодателя или владельца рыболовного судна или иной стороны, заключающей договор с рыбаком; е) предполагаемые рейс или рейсы, если они могут быть установлены в момент заключения договора; f) должность, которую будет занимать или на которую будет принят рыбак; g) по возможности, место и срок явки рыбака на борт судна для начала выполнения им своих обязанностей; h) норма причитающегося рыбаку довольствия, за исключением тех случаев, когда национальные законодательство или нормативные правовые акты предусматривают другую систему; i) размер заработной платы или размер доли улова и метод исчисления такой доли в том случае, если выплата вознаграждения предусматривается на основе долевого участия в улове, либо размер заработной платы и размер долевого участия в улове и метод исчисления последнего, если вознаграждение предусматривается на основе сочетания этих двух видов оплаты, а также любой согласованный минимум заработной платы; j) прекращение действия договора и его условий, а именно: i) если договор заключен на определенный срок, то установленная дата истечения срока его действия; ii) если договор заключен на один рейс, то порт назначения и срок, который должен истечь с момента прибытия в порт, прежде чем рыбак может быть списан на берег; iii) если договор заключен на неопределенный срок, то условия, дающие каждой стороне право расторгнуть его, а также предусмотренный срок уведомления о его расторжении, причем этот срок не должен быть меньшим ни для работодателя, ни для владельца рыболовного судна, ни для любой другой стороны, заключающей договор с рыбаком; k) защита на случай болезни, травмы или смерти рыбака, происходящих в связи с исполнением служебных обязанностей; 1) размер оплачиваемого ежегодного отпуска или формула, используемая для его исчисления, в зависимости от обстоятельств; m) охват медицинским страхованием и социальным обеспечением и пособия, которые предоставляются рыбаку работодателем, владельцем рыболовного судна, либо иной стороной или сторонами, заключающими трудовой договор с рыбаком, в зависимости от обстоятельств; n) право рыбака на репатриацию; о) ссылка на коллективный договор, в зависимости от обстоятельств; р) минимальные периоды отдыха в соответствии с национальными законодательством, нормативными правовыми актами или иными мерами; и q) любые другие данные, требуемые в соответствии с национальными законодательством или нормативными правовыми актами.

Отметим, что в этом перечне значимой новеллой в регулировании труда рыбаков является положение о необходимости внесения в трудовой договор рыбака положений о праве рыбака на репатриацию. Актуальность этого не вызывает сомнений. Репатриация - предмет отдельного правового анализа и поэтому подробно положения Конвенции № 188, касающиеся репатриации рыбаков, будут рассмотрены ниже.

Конвенция № 188 дает понять, что перечень условий трудового договора рыбака, обозначенный в Приложении II, не является исчерпывающим. Согласно документу в трудовой договор в качестве обязательных условий трудового договора могут быть внесены также любые другие данные, требуемые в соответствии с национальными законодательством или нормативными правовыми актами.

Это положение оставляет за государством право законодательно расширить перечень необходимых условий трудового договора рыбака. В частности, российским законодательством (ст. 57 ТК РФ) предусмотрено обязательное включение в трудовой договор положений о правах и обязанностях работника и работодателя; режим отдыха и труда работника; характеристика условий труда, компенсации и льгот работникам за работу в тяжелых, вредных и (или) опасных условиях.

Важное значение для должного обеспечения функционирования рыболовных судов имеют нормы, касающиеся найма и трудоустройства рыбаков, закрепленные в ст. 22 Конвенции № 188.

Существует множество путей, посредством которых рыбаки получают работу на рыболовных судах. Некоторых из них нанимает капитан судна, других судовладелец, а третьи находят работу через профсоюзы и агентства по набору и трудоустройству рабочей силы.

Согласно Конвенции № 188 каждое государство-член, имеющее

государственную службу найма и трудоустройства рыбаков, обеспечивает, чтобы эта служба становилась частью государственной службы занятости, действующей в интересах всех работников и работодателей, или координировала свою работу с ней. Любая частная служба, занимающаяся вопросами найма и трудоустройства рыбаков, осуществляющая свою деятельность на территории государства-члена, действует в соответствии со стандартной системой лицензирования или сертификации, либо иной формой регулирования, которая создается, действует или изменяется только после проведения консультаций.

Данное положение являет собой отражение нормы, содержащейся в ст. 2 Конвенции МОТ № 179 о найме и трудоустройстве моряков 1996 г. Этот международно-правовой акт может быть распространен и на рыбаков по решению компетентного органа власти государства-участника Конвенции.

В документе указывается, что частные службы по найму и трудоустройству могут действовать на территории государства - члена только в соответствии с системой лицензирования, выдачи удостоверений или с иными формами регулирования.

Конвенция № 188 закрепляет, что каждое государство-член посредством законодательства, нормативных правовых актов или иных мер: а) запрещает службам найма и трудоустройства использовать средства, механизмы или списки, которые бы мешали или препятствовали трудоустройству рыбаков; б) требует, чтобы рыбаки не принуждались прямо или косвенно, частично или полностью оплачивать гонорары или другие сборы, связанные с их наймом или трудоустройством; в) определяет условия, при которых, в случае нарушения соответствующих законодательства или нормативных правовых актов, может приостанавливаться или отзываться лицензия, сертификат или аналогичное разрешение на деятельность частной службы найма или трудоустройства; и уточняет условия, при которых частные службы найма и трудоустройства могут осуществлять свою деятельность.

Стоит отметить, что данное положение не является новым в международноправовом регулировании труда членов экипажей рыболовных судов. В частности, Конвенции МОТ № 179 о найме и трудоустройстве моряков 1996 г. однозначно отдает предпочтение государственным бесплатным службам найма и трудоустройства моряков и рыбаков, хотя прямо и не призывает государства принять меры для запрещения создания бюро занятости, которые взимают плату или осуществляют свою деятельность с целью получения прибыли, а также принимать все осуществимые меры для наиболее скорого упразднения таких бюро (как указывается в Рекомендации 1919 г. № 1 о безработице). Также в Конвенции о найме и трудоустройстве моряков 1979 г. подчеркивается, что неоправданный количественный рост таких частных служб по найму и трудоустройству не поощряется.

Принципиально важными для любых трудовых отношений являются вопросы оплаты труда. В Конвенции № 188 им посвящены ст. 23 и 24.

Согласно документу каждое государство-член, после проведения консультаций, принимает законодательство, нормативные правовые акты или иные меры, предусматривающие, чтобы рыбаки, работающие по найму, получали заработную плату на ежемесячной основе или через иные регулярные промежутки времени.

Как известно, права и обязанности сторон образуют юридическое содержание правоотношения, поэтому в определении заработной платы как элемента трудового правоотношения следует выделить обязательную сторону вознаграждения за труд. С этой стороны заработная плата остается элементом всякого трудового правоотношения вне зависимости от конкретных условий своего возникновения, следовательно, вне зависимости от своего отраслевого происхождения. В любой отрасли экономики заработную плату можно охарактеризовать как вознаграждение, которое предприятие, учреждение или организация обязано выплачивать рабочим и служащим за их труд в соответствии с его количеством и качеством, по заранее установленным нормам. При этом, можно также добавить, что оплата труда - это установленное соглашением сторон (не ниже государственного минимума) и предусмотренное коллективным договором или коллективным соглашением систематическое вознаграждение работника за выполняемую работу по трудовому договору.

В соответствии со ст. 24 Конвенции № 188 каждое государство-член требует, чтобы все рыбаки, занятые на борту рыболовных судов, имели возможность пересылать получаемые ими платежи полностью или частично, включая авансы, своим семьям без каких бы то ни было затрат.

В условиях, как правило, длительного нахождения рыболовного судна в рейсе вопрос о передаче заработной платы семьям рыбаков является, безусловно, важным с разных точек зрения и, прежде всего, с социальной. При этом Конвенция справедливо указывает на то, что семьи рыбаков, находящихся на промысле, не должны нести какие-то бы ни было затраты при получении его заработной платы. Конвенция № 188 закрепляет, что государство должно требовать соблюдения судовладельцами требований этого международно - правового акта.

Следует отметить, что на международном уровне нет специального международного договора, посвященного вопросам заработной платы рыбаков. Единственным актом, затрагивающим данную проблематику, является Рекомендация МОТ № 187 о заработной плате и продолжительности рабочего времени моряков, и укомплектовании судов экипажами 1996 г. Она содержит положение о том, что компетентный орган должен применять ее положения к коммерческому морскому рыболовству в той мере, в которой он считает это практически осуществимым после консультаций с представительными организациями владельцев рыболовных судов и рыбаков.

Важное место в Конвенции № 188 занимают положения о помещениях для экипажа на борту рыболовных судов. Им посвящены Часть V и Приложение III Конвенции.

Время нахождения рыболовного судна в море может каждый раз колебаться от нескольких недель до многих месяцев. Для членов экипажей судов, которые должны находится в это время в море, вопрос жилых помещений очень важен. Речь идет не только о комфорте, но и о здоровье. Отсутствие удобств может стать причиной усталости. Суда обычно действуют в широком открытом пространстве, однако внутренние помещения на борту рыболовного судна могут быть исключительно небольшими из-за необходимости использовать любое свободное пространство для обеспечения лова, переработки и хранения рыбы и других морских живых ресурсов. Если не установить в этом плане ограничения, то бытовые помещения могут оказаться слишком тесными и будут лишены элементарных санитарных условий, что создает благоприятную почву для распространения инфекций. Вопрос о жилых помещениях приобретает еще более важное значение не только для судов, работающих в море в течение продолжительного времени, но и для судов, часто заходящих в порт и уходящих в море, но служащих для экипажа временным домом, в частности, если экипаж полностью или частично состоит из рыбаков-мигрантов, у которых на берегу государства-флага, как правило, нет своего жилища.

Согласно ст. 25 Конвенции № 188 каждое государство-член принимает законодательство, нормативные правовые акты или иные меры в отношении рыболовных судов, плавающих под его флагом, касающиеся помещений для экипажа, довольствия и питьевой воды на борту судна.

В преамбуле к Конвенции № 188 говорится, что, принимая ее, МОТ отталкивается от необходимости пересмотра международных конвенций, принятых и непосредственно касающихся рыболовного сектора. Среди таких актов упоминается, в частности, Конвенция № 126 о помещениях для экипажа на борту рыболовных судов 1966 г. Данный акт применяется ко всем судам любого типа, снабженным механическим двигателем, занятым морской рыбной ловлей в соленых водах и зарегистрированным на территории, в отношении которой Конвенция № 126 имеет силу.

Согласно ст. 2 Конвенции № 126 термин «помещения для экипажа» включает в себя предоставленные для команды каюты, столовые, санитарнотехнические узлы.

Требования ст. 25 Конвенции № 188 об обязанности государств-участников Конвенции принимать соответствующее законодательство, было впервые закреплено императивно в ст. 3 Конвенции № 126.

СССР был участником Конвенции № 126, а Российская Федерация, являясь продолжателем СССР, участвует в ней в настоящее время. Во исполнение положений данного международного договора в 1977 г. были приняты «Санитарные правила для морских судов промыслового флота СССР», утвержденные Главным государственным санитарным врачом СССР 22 декабря 1977 г. № 1814-77. Данные Правила сохраняют свое действие по настоящее время на территории Российской Федерации.

Кроме того, в отношении судов, выпускающих рыбную продукцию, действует документ, носящий название «Производство и реализация рыбной продукции. Санитарные правила и нормы», утвержденный постановлением Госкомсанэпиднадзора РФ от 11 марта 1996 г. № 6. В нем, среди прочих требований, установлены также требования в отношении помещений для производства рыбопродукции.

В соответствии со ст. 26 Конвенции № 188 каждое государство-член принимает законодательство, нормативные правовые акты или иные меры, требующие, чтобы помещения для экипажа на борту рыболовных судов, плавающих под его флагом, были достаточных размеров, нормального качества и надлежащим образом оборудованы для работы на судне с учетом продолжительности нахождения рыбаков на борту. В частности, такие меры, в зависимости от обстоятельств, касаются следующих вопросов: а) утверждения планов постройки или переоборудования рыболовных судов в той части, которая касается помещений; b) содержания помещений и камбузов с должным учетом требований, касающихся гигиены, общей безопасности, здоровья и комфорта; с) вентиляции, отопления, охлаждения и освещения; d) снижения чрезмерно высоких уровней шума и вибрации; е) расположения, размеров, строительных материалов, мебели и оборудования кают, столовых и других жилых помещений; f) санитарно-бытовых объектов, включая уборные и умывальники, а также обеспечения в достаточном количестве горячей и холодной водой; g) процедур рассмотрения жалоб относительно помещений, не отвечающих требованиям настоящей Конвенции.

Положения ст. 26 Конвенции № 188 являются в большей степени программными. Они устанавливают некие ориентиры, которыми должны руководствоваться государства - участники Конвенции при разработке национального законодательства по вопросам помещений для экипажей рыболовных судов. Более конкретно эти нормы раскрываются в Приложении III к Конвенции.

Стоит отметить, что помимо МОТ, вопросами помещений для экипажей судов занимается в некоторой части и ИМО. Так, в Торремолиносской международной конвенции по безопасности рыболовных судов 1977 г. и Протоколе 1993 г. к ней, содержатся некоторые требования, касающиеся помещений для экипажа на борту судов. Однако основной упор в этих актах сделан на вопросах остойчивости судов и противопожарной безопасности, а не на вопросах удобства и здоровья.

В ст. 27 Конвенции № 188 устанавливается, что каждое государство-член принимает законодательство, нормативные правовые акты или иные меры, требующие, чтобы: продукты питания, хранящиеся и потребляемые на борту рыболовных судов, обладали достаточной питательной ценностью, имелись в достаточном количестве и были надлежащего качества; питьевая вода надлежащего качества имелась в достаточном количестве; продукты питания и вода предоставлялись владельцем рыболовного судна бесплатно для рыбаков. Однако, в соответствии с национальным законодательством и нормативными правовыми актами эти затраты могут компенсироваться в качестве эксплуатационных издержек, если это предусмотрено в коллективном договоре, регулирующем систему вознаграждения на основе долевого участия, или в трудовом договоре рыбака.

Следует отметить, что по вопросам питания на борту рыболовных судов в рамках МОТ не было принято какой-либо специальной конвенции или рекомендации. В Конвенции № 126 установлены требования в отношении оборудования камбуза и складских помещений для хранения продуктов. Однако в ней не определены требования в отношении качества и необходимых запасов самих продуктов питания.

В 1946 г. в рамках МОТ была принята Конвенция № 68 о питании и столовом обслуживании экипажей на борту судов. Однако из текста этого международно-правового акта вытекает, что она касается «морских судов, являющихся государственной или частной собственностью, используемых для коммерческих перевозок грузов или пассажиров и зарегистрированных на территории, в отношении которой настоящая Конвенция находится в силе», а, следовательно, не распространяется на рыболовные суда. Более того, в Конвенции отсутствует норма о том, что компетентный орган власти государства - участника Конвенции может распространять ее положения и в отношении морского рыболовства.

Таким образом, включение в текст Конвенции № 188 положений о необходимости принятия государствами - участниками законодательных актов по вопросам питания членов экипажей рыболовных судов является новеллой в международно-правовом регулировании труда членов экипажей рыболовных судов.

Конвенция № 188 закрепляет также, что законодательство государств - участников должно в полной мере обеспечивать реализацию положений Приложения III. Также указывается, что в это Приложение могут вноситься поправки в соответствии со ст. 45 Конвенции № 188.

Согласно данной статье МКТ может вносить поправки в Приложения I, II и III. Административный совет МОТ может включать в повестку дня Конференции вопрос, касающийся предложений о внесении таких поправок, разработанных трехсторонним совещанием экспертов. Решение о принятии этих предложений требует большинства в две трети голосов, поданных делегатами, присутствующими на Конференции, включая не менее половины государств- членов, ратифицировавших настоящую Конвенцию.

В Приложении III к Конвенции № 188 подробно раскрываются все требования к помещениям для экипажа рыболовных судов. Эти положения основываются на нормах Конвенции МОТ № 126. Структурно нормы о помещениях для экипажа Приложения построены аналогично тем, что имеются в Конвенции № 126.

Приложение III содержит достаточное количество норм о его сфере применения. В частности, оно применяется ко всем новым палубным рыболовным судам с учетом любых изъятий, предусмотренных в соответствии со ст. 3 Конвенции № 188. Что касается существующих судов, то Приложение указывает, что компетентный орган может, после проведения консультаций, применять требования данного Приложения к существующим судам, в том случае и в той мере, в которой он считает это целесообразным и практически осуществимым. Также требования, предусмотренные для судов длиной 24 метров и более, могут применяться к судам длиной от 15 до 24 метров, в том случае если компетентный орган, после проведения консультаций, решает, что это оправдано и практически осуществимо.

Пункт 3 Приложения III указывает, что компетентный орган, после проведения консультаций, может допускать отклонения от положений настоящего Приложения для рыболовных судов, как правило, находящихся в море менее 24 часов, в том случае если рыбаки не проживают на борту судна во время его стоянки в порту.

В Приложении III большое внимание уделяется конструкции и обустройству помещений для экипажа. В частности, указывается, что все помещения для экипажа должны иметь достаточную габаритную высоту. Для помещений, где рыбаки вынуждены стоять в течение длительных периодов времени, минимальная габаритная высота устанавливается компетентным органом.

Для судов длиной 24 метра и более минимальная допустимая габаритная высота во всех помещениях, где необходимо обеспечивать полную свободу перемещения рыбаков, должна составлять не менее 200 сантиметров. Однако компетентный орган может, после проведения консультаций принять решение о том, что минимально допустимая габаритная высота должна составлять не менее 190 сантиметров в любом помещении или части какого-либо помещения в том случае, если он считает, что такое требование обоснованно и не повлечет за собой неудобств для рыбаков.

Не допускается прямое сообщение кают с трюмами для хранения рыбы и машинным отделением, за исключением случаев, когда необходимо предусмотреть запасной выход. Необходимо избегать, там, где это целесообразно и практически осуществимо, прямого сообщения между камбузами, складскими помещениями, местами для просушки одежды и общими санитарно-бытовыми помещениями, в том случае если специально не предусмотрено иное.

На судах длиной 24 метра и более не допускается прямое сообщение, за исключением целей обеспечения запасных выходов, между каютами и трюмами для хранения рыбы и машинным отделением, а также камбузами, складскими помещениями, местами для просушки одежды и общими санитарно-бытовыми помещениями; части переборок, отделяющие такие места от кают, и наружная переборка выполняются из прочной стали или другого санкционированного материала и должны быть водонепроницаемыми и газонепроницаемыми. В тоже время данное положение не исключает возможности расположения санитарнобытовых объектов между двумя каютами.

Согласно Приложению III помещения для экипажа должным образом изолируются; материалы, используемые для строительства внутренних переборок, панелей и облицовки, а также полов и соединений, должны быть пригодными для этой цели и должны обеспечивать здоровые условия проживания экипажа. Во всех помещениях для экипажа предусматривается достаточный сток для воды.

Необходимо отметить, что данный раздел Приложения III основан на нормах Конвенции № 126. Однако в приложении присутствуют новые положения, которых не было в этом международном договоре. В частности, таковыми являются нормы о габаритной высоте помещений на рыболовном судне. Конвенция № 126 указывала только на минимальную высоту кают, не затрагивая иные помещения.

Помимо того, Приложение III закрепляет требования в отношении шума и вибрации в помещениях для экипажа. Конвенция № 126 не закрепляла таких положений. Таким образом, указанные нормы Приложения III являются новшеством в международно-правовом регулировании труда рыбаков.

Приложение III указывает на необходимость принятия и утверждения государствами - участниками Конвенции № 188 на судах длиной 24 метра и более норм, которые бы обеспечивали адекватную защиту рыбаков от воздействия шума и вибрации, в том числе от усталости, вызванной шумом и вибрацией.

Заметим, что под шумом принято понимать совокупность звуков, различных по силе и частоте. Органы слуха здорового человека способны воспринимать звук в диапазоне частот от 16 до 20000 Гц. Шум оказывает вредное влияние не только на органы слуха, но и на весь организм в целом[211] [212] [213].

Источниками шума на судне являются главные двигатели, вспомогательные дизель-генераторы, системы вентиляции машинно-котельных отделений, жилых и служебных помещений, рефустановки, технологическое оборудование, движители судна, водяные системы бытового обслуживания, лифты, лебедки, промысловые механизмы, грузовые краны, удары волн и льда о корпус судна,

217

звуковые сигналы и т.д.

Не менее вредным является и действие вибрации на организм человека. Так называемая виброболезнь является профессиональным заболеванием, требует длительного лечения, а в тех случаях, когда в организме произошли необратимые процессы, приводит к инвалидности. Колебания работающих машин, аппаратов, ручных инструментов, достигающие 15-20 Гц, воспринимаются человеком уже не изолировано в виде толчков, а слитно - как вибрация .

Приложение III содержит также нормы о вентиляции помещений для экипажа. В частности, указывается на вентилирование помещений с учетом климатических условий. При этом система вентиляции должна обеспечивать поступление воздуха удовлетворительной чистоты во время пребывания рыбаков на борту судна.

Приложение III устанавливает требования, касающиеся отопления и кондиционирования воздуха в помещениях для экипажа. Указывается, что на судах с учетом климатических условий должно быть обеспечено надлежащее отопление помещений для экипажа. На судах длиной 24 метра и более надлежащее отопление обеспечивается посредством адекватной системы отопления, за исключением рыболовных судов, эксплуатируемых исключительно в тропиках. Система отопления обеспечивает подачу тепла во всех условиях, по мере необходимости, и задействуется, когда рыбаки проживают или работают на борту судна, когда этого требуют условия.

На судах длиной 24 метра и более, за исключением судов, регулярно эксплуатируемых в районах, где температурные и климатические условия этого не требуют, кондиционированный воздух подается в помещения для экипажа, на мостик, в радиорубку и любой центральный пункт управления машинным отделением.

Определенные требования в Приложении III предъявляются к освещению. Закрепляется, что все помещения для экипажа должны иметь надлежащее освещение. По мере практической возможности, помещения для экипажа имеют естественное освещение в дополнение к искусственным источникам освещения. В том случае, если в каютах предусматривается естественное освещение, они должны оборудоваться средствами затемнения.

На судах длиной 24 метра и более помещения для экипажа освещаются по нормам, установленным компетентным органом. В любой части жилого помещения, доступного для свободного передвижения, минимальная норма такого освещения должна быть таковой, чтобы человек с нормальным зрением мог читать в ясный день обычную газету. В дополнение к обычному освещению каюты у изголовья каждой койки устанавливается источник индивидуального освещения для чтения. Также в каютах должно быть предусмотрено аварийное освещение.

Наибольшее количество требований Приложение III предъявляет к каютам. Согласно документу в том случае, если конструкция, габариты или предназначение судна допускают это, жилые помещения располагаются так, чтобы как можно меньше ощущался эффект движения и ускорения, но в любом случае они не могут располагаться впереди аварийной переборки. Для судов длиной 24 метра и более, но менее 45 метров, приходящаяся на одного человека площадь каюты без учета площади, занимаемой койкам и шкафами, составляет не

Л

менее 1,5 м . Для судов длиной 45 метров и более, приходящаяся на одного человека площадь каюты, за исключением площади, занимаемой койками и

Л

шкафами, составляет не менее 2 м . Следует отметить, что площадь каюты, приходящаяся на одного человека, указанная в Приложении III превышает те нормативы, которые установлены в Конвенции № 126.

Приложение III устанавливает требования в отношении максимального количества человек в одной каюте. Так, в том случае, если специально не предусмотрено иное, одну каюту могут занимать не более шести человек. На судах длиной 24 метра и более одну каюту могут занимать не более четырех человек. Компетентный орган в некоторых случаях может допускать исключения из этого требования, если размеры и тип судна или его предназначение делают эти требования необоснованными или практически невыполнимыми.

Что касается лиц командного состава, то Приложение закрепляет, что в том случае, если специально не предусмотрено иное, по мере практической возможности, командному составу предоставляются отдельная каюта или отдельные каюты. На судах длиной 24 метра и более каюты для командного состава предоставляются, по мере возможности, на одно лицо, но ни в коем случае не допускается их оборудование более чем двумя койками. Однако компетентный орган в некоторых случаях может допускать исключения из требований настоящего пункта, если размеры и тип судна или его предназначение делают эти требования необоснованными или практически невыполнимыми.

Также Приложение III устанавливает требования к койкам. Они должны быть в обязательном порядке индивидуальными и надлежащих размеров. Для

судов длиной 24 метров и более внутренние размеры койки составляют не менее 198 х 80 см. Однако возможны исключения: компетентный орган может, после проведения консультаций, принять решение о том, что минимальные внутренние размеры коек должны составлять не менее 190 х 70 см в том случае, если он считает, что это требование обоснованно и не повлечет за собой неудобств для рыбаков.

Рассматриваемое Приложение III закрепляет также, что матрацы изготовляются из установленного материала. Какого именно материала, в документе не говорится. Иных требований к койкам в каютах Приложение III не содержит. В свою очередь в Конвенции № 126 они установлены. Так, койки не могут располагаться рядом так, чтобы на одну койку можно было попасть только через другую. Койки располагаются не более чем в два этажа; когда койки расположены вдоль борта судна, то над койкой под иллюминатором не разрешается располагать еще одну койку.

Приложение III устанавливает также требования в отношении комплекта мебели в каютах. Указывается, что каюты проектируются и оборудуются таким образом, чтобы обеспечивать надлежащие удобства для занимающих их лиц и облегчать содержание их в чистоте и порядке. В комплект мебели входят койки, индивидуальные шкафы, достаточно вместительные, чтобы в них можно было хранить одежду и другие личные вещи, и подходящая поверхность для письма.

Важно отметить, что Приложение III содержит также принципиально новые нормы, касающиеся неприкосновенности частной жизни членов экипажа рыболовных судов, чего не было в Конвенции № 126. Так, жилые помещения должны располагаться или оборудоваться таким образом, чтобы обеспечивать, по мере практической возможности, надлежащий уровень неприкосновенности частной жизни как для мужчин, так и для женщин.

Приложение III закрепляет определенные требования в отношении столовых и кают-компаний на рыболовном судне. В частности, столовые и кают- компании располагаются как можно ближе к камбузу, но ни в коем случае не перед аварийной переборкой. На судах длиной 24 метра и более помещения для столовых отделяются от спальных помещений. На судах длиной 24 метра и более в наличии должны иметься и в любое время быть доступными для рыбаков холодильник достаточной вместимости и кухонные принадлежности для приготовления горячих и холодных напитков.

В Приложении III закреплены также требования в отношении санитарнобытовых объектов на судне. Они должны быть таковыми, чтобы, по мере практической возможности, не допускать загрязнения других помещений. Такие объекты должны предусматривать разумную возможность их индивидуального пользования. Все поверхности санитарно-бытовых помещений должны допускать их несложную и эффективную уборку. Полы должны иметь покрытие, не допускающее скольжения.

На судах длиной 24 метра и более все рыбаки, размещаемые в каютах, в которых не предусмотрены санитарно-бытовые условия, должны иметь возможность пользоваться одной ванной или душем, или тем и другим, одной уборной и одним умывальником из расчета не более четырех человек на один санитарно-бытовой объект.

В соответствии с Приложением III все рыбаки и другие лица, занятые на борту судна, должны обеспечиваться холодной и горячей пресной водой в достаточных количествах, чтобы гарантировать их личную гигиену. Компетентный орган, после проведения консультаций, может устанавливать минимальные нормы расхода воды.

Согласно рассматриваемому Приложению на судах длиной 45 метров и более адекватные условия для стирки, сушки и глажки белья и одежды предусматриваются в отсеке, расположенном отдельно от кают, столовых и туалетных кабин, и этот отсек надлежащим образом вентилируется, отапливается, а также в нем натягиваются веревки или предусматриваются другие приспособления для сушки белья и одежды.

Некоторые требования закреплены в Приложении III относительно помещений для больных и травмированных рыбаков на судне. Так, по мере необходимости, для заболевших или получивших травмы рыбаков должно быть выделено отдельное помещение. На судах длиной 45 метров и более обустраивается отдельный лазарет. Это помещение соответствующим образом оборудуется и содержится в гигиенической чистоте. Отметим, что в ст. 13 Конвенции № 126 закреплялось, что на каждом судне, которое не имеет врача, должна находиться надлежащая судовая аптечка с понятными инструкциями о ее применении. В этой связи компетентный орган власти учитывает Рекомендацию МОТ № 105 о судовых аптечках 1958 г. (содержащую подробный перечень медикаментов и медицинских запасов) и Рекомендацию МОТ № 106 о медицинских консультациях в море 1958 г.

Помимо этого, Приложение III закрепляет, что всем рыбакам на борту судна предоставляются надлежащие столовые и постельные принадлежности и постельное белье. Однако стоимость постельного белья может покрываться в качестве эксплуатационных затрат, если это предусматривается положениями коллективного договора или трудового договора рыбака. Данные положения являются новыми. Их не было в Конвенции № 126. Таким образом, судовладелец обязан за свой счет обеспечить столовыми и постельными принадлежностями всех членов экипажа, занятых на борту рыболовного судна.

Приложение III впервые в истории международно-правового регулирования труда членов экипажей рыболовных судов предусмотрело требования к досугу рыбаков. В частности, на судах длиной 24 метров и более всем рыбакам, занятым на борту судна, предоставляются надлежащие возможности и средства проведения досуга и соответствующие услуги. В зависимости от обстоятельств, для проведения досуга могут использоваться помещения кают-компаний или столовых.

Также новыми являются положения о доступе рыбаков к средствам связи и коммуникации на борту судна. Важно отметить две составляющие данного пункта Приложения III: а) такой доступ должны иметь все рыбаки, занятые на борту судна; б) стоимость связи рыбаков не должна превышать реальные затраты судовладельца. Таким образом, данная статья должна гарантировать и обеспечить право рыбаков на сообщение и защитить их от спекуляции со стороны судовладельца.

Большое внимание в Приложении III уделяется требованиям к камбузу и продуктам питания. В частности, камбуз или место для приготовления пищи на судах, не имеющих отдельного камбуза, должны быть достаточных размеров для этих целей, иметь надлежащее освещение и систему вентиляции, а также должным образом оборудоваться и обслуживаться. На судах длиной 24 метра и более оборудуется отдельный камбуз. Продукты питания и питьевая вода должны быть в достаточном количестве с учетом количества рыбаков, продолжительности и характера плавания. Кроме того, они должны быть приемлемыми с точки зрения их питательной ценности, качества, количества и разнообразия, с должным учетом связанных с питанием религиозных убеждений и культурных традиций рыбаков. Компетентный орган может устанавливать требования в отношении минимальных норм и количества запасов продуктов питания и воды, имеющихся на борту судна.

Следует отметить, что положения, касающиеся провизии на морском судне, были закреплены в Конвенции МОТ № 68 о питании и столовом обслуживании экипажей на борту судов 1946 г. Согласно этому международному договору законодательством государства - участника Конвенции предусматривается система производимого соответствующим органом власти надзора за: запасами пищи и воды; всеми помещениями и оборудованием, используемыми для складирования и обработки запасов пищи и воды; кухонными и другими установками для приготовления пищи и ее подачи; профессиональной подготовленностью членов экипажа, занятых на кухне и обслуживании, от которых требуется в соответствии с этим законодательством определенная квалификация.

Нормы, Приложения III в части продуктов питания, являются, в целом, программными. Тем не менее, они содержат прогрессивные положения, в частности, относительно разнообразия продуктов питания с учетом религиозных убеждений и культурных традиций рыбаков. Таким образом, например, в случае если на борту судна имеются рыбаки исламского вероисповедования, им должны быть предоставлены варианты пищи, не содержащей свинины.

В отношении требований к гигиене и здоровым условиям жизни на борту судов Приложение III устанавливает, что помещения для экипажа поддерживаются в гигиеничных и пригодных для жизни условиях и не должны содержать предметов и запасов, не предназначенных для личного пользования и потребления проживающими на судне лицами или для обеспечения их безопасности или их спасения.

Важным представляются положения об инспекционных проверках о соблюдении положений Приложения III на борту судов. Согласно документу к судам длиной 24 метра и более компетентный орган предъявляет требование о проведении частых инспекционных проверок капитаном или по распоряжению капитана для обеспечения того, чтобы: помещения для экипажа оставались чистыми, пригодными для нормальной жизни и безопасными и содержались в отремонтированном состоянии; чтобы в достаточном количестве в наличии были продукты питания и питьевая вода; чтобы камбуз и места для хранения продуктов питания и соответствующее оборудование содержались в чистоте и порядке.

Результаты таких инспекционных проверок и практических мер, принимаемых в целях устранения отмеченных недостатков, регистрируются и предоставляются для их анализа.

Последними положениями Приложения III являются нормы об отклонении от него. В соответствии с документом компетентный орган, после проведения консультаций, может допускать отклонения от положений данного Приложения с учетом интересов рыбаков, не допуская при этом никакой дискриминации рыбаков, которые следуют иной и характерной для них религиозной и социальной практике при условии, что такие частичные отклонения не приводит к ухудшению общих условий, которые становятся менее благоприятными, чем те, которые создаются в результате применения настоящего Приложения.

Данное положение содержит диспозитивные нормы, которые дают возможность государствам - участникам отклоняться от установленных в

Приложении правил, однако, не ухудшая положения рыбаков и не ограничивая их в правах. Впервые в международно-правовом регулировании труда членов экипажей рыболовных судов учитываются особенности религиозных убеждений человека. Особо стоит отметить, что такие отклонения возможны исключительно после проведения консультаций с официальными представителями рыбаков (например, профсоюзами). Все это призвано учитывать права и интересы рыбаков и не допустить какой-либо дискриминации по отношению к ним.

В Российской Федерации отношения, связанные с требованиями относительно помещений для экипажа рыболовных судов, регулируются Правилами по охране труда при добыче (вылове), переработке водных биоресурсов и производстве отдельных видов продукции из водных биоресурсов, утвержденными Приказом Министерства труда и социальной защиты РФ от 2 ноября 2016 г. № 604н. Данные Правила соответствуют требованиям Конвенции №188 и направлены на создание благоприятных условий труда и быта членов экипажей судов рыбопромыслового флота РФ.

Часть VI Конвенции № 188 посвящена вопросам медицинского

обслуживания, охраны здоровья и социального обеспечения.

Отрасль рыболовства отличается высокими по сравнению с другими секторами коэффициентами смертности и травматизма. Более того, в отличие от других производств, рыболовное судно отдалено от береговой больничной базы. Поэтому на судне, как правило, сами члены экипажа должны оказывать первую, а иногда и более сложную медицинскую помощь.

В соответствии со ст. 29 Конвенции № 188 каждое государство - член принимает законодательство, нормативные правовые акты или иные меры, требующие чтобы: а) рыболовные суда обеспечивались соответствующим медицинским оборудованием, медикаментами и медицинскими принадлежностями для поддержания жизнедеятельности судна, учитывая количество рыбаков на борту судна, район промысла и продолжительность плавания; b) рыболовные суда имели на борту по крайней мере одного рыбака, который обладает квалификацией или прошел обучение для оказания первой медицинской помощи и других форм медицинского ухода, а также необходимыми знаниями для использования медицинского оборудования, медикаментов и медицинских принадлежностей на соответствующем судне, учитывая количество рыбаков на борту судна, район промысла и продолжительность плавания; с) медицинское оборудование, медикаменты и медицинские принадлежности, имеющиеся на борту судна, сопровождались инструкциями или иной информацией на языке и в изложении, понятном для рыбака или рыбаков, упомянутых в пункте b); d) рыболовные суда оснащались оборудованием для радио- или спутниковой связи с лицами или службами на берегу, которые могут предоставить медицинскую консультацию, учитывая район промысла и продолжительность плавания; е) рыбаки имели право на лечение на берегу и на своевременную высадку на берег для лечения в случае серьезной травмы или заболевания.

Данная статья обязывает государства - участников Конвенции № 188 принимать соответствующее законодательство по вопросам медицинского обслуживания на борту рыболовных судов.

Следует отметить, что в отношении рыбаков не существует специального международно-правового акта по вопросам их медицинского обслуживания. Правовое регулирование отношений, связанных с таким обслуживанием, может осуществляется в соответствии с Конвенцией МОТ № 164 о здравоохранении и медицинском обслуживании моряков 1987 г.

Согласно этому международно-правовому акту компетентный орган власти в той мере, в какой он считает это практически осуществимым, может применять после консультаций с представительными организациями владельцев рыболовных судов и рыбаков положения данной Конвенции в отношении коммерческого морского рыболовства.

Положения Конвенции № 164 о здравоохранении и медицинском

обслуживании моряков 1987 г. легли в основу норм ст. 29 Конвенции № 188, однако в первой они, что естественно, отражены более полно и детально.

В соответствии со ст. 7 Конвенции о здравоохранении и медицинском обслуживании моряков 1987 г компетентный орган власти должен обеспечивать с помощью заранее созданной системы, чтобы суда в море получали медицинскую консультацию по радио или по спутниковой связи, включая консультацию специалиста, в любой час дня или ночи. Такие медицинские консультации, включая передачу медицинских текстов по радио или по спутниковой связи между судном и теми, кто находится на берегу и дает консультацию, должны быть бесплатными для всех судов, независимо от территории их регистрации.

Компетентный орган должен обеспечивать, чтобы врачи, дающие медицинские консультации, получали соответствующую профессиональную подготовку и были знакомы с условиями на борту судна.

Данная Конвенция (как и Конвенция № 188) также указывает на необходимость принятия государствами мер для обеспечения оптимального использования возможностей получения медицинской консультации по радио или по спутниковой связи. Она включает в себя положения, касающиеся предоставления и получения медицинских консультаций при нахождении в море, а также стандартной формы медицинской карты моряков.

Работу по международно-правовой регламентации вопросов медицинского обслуживания на борту рыболовных судов проводит также ИМО. В частности, в 2005 г. этой Организацией был принят Кодекс безопасности рыбаков и рыболовных судов. В главе 4 Кодекса содержится обзор принципов охраны здоровья и медицинского обслуживания на рыболовных судах.

Согласно ст. 30 Конвенции № 188 в отношении рыболовных судов длиной 24 метра и более, учитывая количество рыбаков на борту судна, район промысла и продолжительность плавания, каждое государство-член принимает законодательство, нормативные правовые акты или иные меры, требующие, чтобы: а) компетентный орган предписывал медицинское оборудование, медикаменты и медицинские принадлежности, которые должны быть в наличии на борту судна; b) медицинское оборудование, медикаменты и медицинские принадлежности, имеющиеся на борту судна, должным образом содержались и проверялись ответственными лицами, назначаемыми или утверждаемыми компетентным органом, через регулярные промежутки времени, устанавливаемые компетентным органом; с) на судне имелось медицинское справочное руководство, принятое или утвержденное компетентным органом, либо последнее издание Международного медицинского руководства для судов; d) суда имели доступ к заранее спланированной системе медицинской консультационной помощи судам, находящимся в море, посредством радио- или спутниковой связи, включая консультации специалистов, причем эта система должна действовать в любое время; е) на борту судна имелся перечень радио- или спутниковых станций, через которые оказывается медицинская консультационная помощь; f) в той мере, в которой это позволяют национальные законодательство и практика государств-членов, медицинское обслуживание рыбаков во время их нахождения на борту судна или в порту иностранного государства обеспечивалось бесплатно для рыбаков.

Данная статья обязывает государства-участников принимать нормативноправовые акты по вопросам медицинского обслуживания. При этом, Конвенция № 188 предписывает проводить соответствующую дифференциацию, исходя из количества рыбаков на борту судна, района промысла и продолжительности плавания.

Г осударства - участники сами определяют количество и виды необходимых медикаментов на борту рыболовных судов. В свою очередь, Конвенция № 164 о здравоохранении и медицинском обслуживании моряков 1987 г. в ст. 5 закрепляет, что каждое судно, на которое распространяется действие данной Конвенции, обязано иметь судовую аптечку. Ее состав медицинское оборудование, находящиеся на борту, предписываются компетентным органом власти с учетом таких факторов, как тип судна, число находящихся на борту лиц, а также характер, порт назначения и продолжительность рейсов.

Пункт «с» ст. 30 Конвенции № 188 указывает на необходимость нормативного закрепления в законодательстве государств требования о наличии медицинского справочного руководства, принятого или утвержденного компетентным органом, либо последнего издания Международного медицинского руководства для судов.

В настоящее время действует 3-я редакция данного Руководства, принятая в 2007 г. Оно разработано совместно тремя международными организациями: ИМО, МОТ и ВОЗ. С момента первой редакции в 1967 г. Международное медицинское руководство для судов являлось рекомендацией по оказанию медицинской помощи на борту судов. Важность Руководства подчеркнута в Международной конвенции по подготовке и дипломированию рыбаков и несению вахты 1995 г.; в Кодексе безопасности рыбаков и рыболовных судов 2005 г. и в других документах.

В Международном медицинском руководстве для судов 2007 г., среди прочего, содержится перечень медикаментов и руководство по эксплуатации хирургического оборудования, различных медицинских приборов и материалов. Оно является глобальным справочным материалом по требованиям, предъявляемым к конструкции и эксплуатации судов с точки зрения охраны здоровья. Главная цель Руководства - обеспечение применения надлежащих мер контроля, обеспечивающих соответствующие санитарно-гигиенические условия и охрану здоровья на борту судна.

Конвенция № 164 о здравоохранении и медицинском обслуживании моряков 1987 г. также закрепляет, что судовые аптечки и их содержимое, а также медицинское оборудование должны находиться в надлежащем состоянии и осматриваться через регулярные промежутки времени, не превышающие 12 месяцев, ответственными лицами, назначенными компетентным органом власти, которые проверяют сроки годности и условия хранения всех медикаментов.

По проблеме медицинского обслуживания рыбаков интересна практика Европейского союза. В частности, эти вопросы регулируются Директивой Совета 92/29/ЕС о минимальных требованиях безопасности и охраны здоровья в целях улучшения лечения на борту судов от 31 марта 1992 г. Она применяется к рыболовным судам, ведущим промысел в море или в устьях рек и распространяется на всех работников, находящихся на борту судна. В Директиве установлены требования в отношении медицинских средств и медицинского оборудования (включая лазарет и врача); противоядия от действия опасных веществ; распределения обязанностей по поставке, восполнению и расходованию медицинских запасов; информации и подготовки по оказанию медицинской помощи и принятию экстренных мер; медицинских консультаций по радио; инспекции медицинских запасов и других вопросов. Все суда в Директиве подразделяются на три категории: а) суда дальнего плавания или морские рыболовные суда без ограничения продолжительности плавания; b) суда дальнего плавания или морские рыболовные суда, удаляющиеся от ближайшего порта с надлежащим медицинским оборудованием не далее, чем на 150 морских миль; и с) портовые суда, катера и небольшие суда, не уходящие далеко от берега или не имеющие никаких кают, кроме рубки. В приложениях к Директиве приводится длинный, но далеко не исчерпывающий перечень медицинских запасов, оборудования и противоядий, которые должны находиться на борту судна, основные указания по их инспекции и конкретные указания о медицинской подготовке капитанов и назначенных работников.

Особое место в Конвенции № 188 занимают нормы о безопасности и гигиене труда, а также о предупреждении несчастных случаев на рыболовных судах.

Согласно ст. 31 этого международно-правового акта каждое государствочлен принимает законодательство, нормативные правовые акты или иные меры в отношении: а) предупреждения несчастных случаев, профессиональных заболеваний и производственных рисков на борту рыболовных судов, включая оценку рисков и контроль за ними, обучение рыбаков и их инструктаж на борту судна; b) обучения рыбаков работе с теми видами рыболовного снаряжения, которыми они будут пользоваться, а также осуществлению тех операций рыболовного промысла, которые они будут выполнять; с) ответственности владельцев рыболовных судов, рыбаков и других соответствующих сторон с должным учетом мер по безопасности и гигиене труда рыбаков в возрасте до 18 лет; d) уведомления о несчастных случаях на борту рыболовных судов, плавающих под его флагом, и их расследования; е) формирования паритетных комитетов по безопасности и гигиене труда или, после проведения консультаций, других соответствующих органов.

Данная статья указывает на необходимость принятия государствами - участниками Конвенции № 188 законодательства по вопросам безопасности и гигиены на борту рыболовных судов. Это требование вполне объяснимо и логично.

Морское судно (в том числе рыбопромысловое) - это сложное инженерное сооружение и специфический производственно-коммунальный объект, характеризующийся единством зон труда и отдыха, круглосуточным действием на организм члена экипажа динамичного комплекса природных, производственных и бытовых факторов, параметры которых могут достигать экстремальных величин.

С технических позиций тип судна во многом определяет автономность и безопасность плавания, тяжесть и напряженность труда, качество обитаемости экипажа. В судовой среде выделяют физико-химические, медико-биологические, информационно-эргономические и социально-психологические факторы, существенно влияющие на состояние здоровья, работоспособность членов экипажей. Большинство перечисленных факторов влияет на членов экипажа как непосредственно на рабочих местах и рабочих зонах, так и на уровень обитаемости: отдых, сон, проведение свободного времени и т.п.

Следует отметить, что на международном уровне по вопросам безопасности на морских судах было принято достаточное количество документов. Например, в рамках ИМО была принята Международная конвенция по охране человеческой жизни на море 1974 г. (Конвенция СОЛАС), предусматривающая в главе V основные требования безопасности для всех судов. Принятая в 1977 г. Торремолиносская конвенция по безопасности рыболовных судов устанавливает режим безопасности для рыболовецких судов длиной 24 метра и более. Конвенция не получила необходимого для вступления в силу числа ратификаций, поскольку многие страны сочли ее положения излишне жесткими. В 1993 г. был принят Протокол к Торремолиносской конвенции 1977 г., включающий в себя положения, касающиеся строительства судов, водонепроницаемости и оборудования; остойчивости и пригодности для плавания; механизмов и электроустановок, а также периодически переводимых на автоматическое управление механизмов; противопожарной защиты, обнаружения и тушения пожара, а также пожарной охраны.

В 2012 г. в г. Кейптауне было принято Соглашение об осуществлении положений Торремолиносского протокола 1993 г. к Торремолиносской конвенции по безопасности рыболовных судов 1977 г. Оно отменяет и заменяет Торремолиносский протокол 1993 г., который, как и Торремолиносская конвенция по безопасности рыболовных судов 1977 г., в силу не вступил. Кейптаунское соглашение 2012 г. об осуществлении положений Торремолиносского протокола 1993 г. к Торремолиносской конвенции по безопасности рыболовных судов 1977 г. устанавливает международные требования к конструкции, водонепроницаемости, остойчивости и непотопляемости, механическим и электрическим установкам, противопожарной защите, спасательным средствам и устройствам, навигационному и радиооборудованию рыболовных судов. Также закреплены требования по освидетельствованию рыболовных судов и выдаче свидетельств, формы Международного свидетельства о безопасности рыболовного судна и Международного свидетельства об изъятии. Данный международный договор вступит в силу через 12 месяцев после даты, на которую не менее 22 государств, рыболовный флот которых в совокупности имеет не менее 3600 судов длиной 24 метра и более, занятых рыболовством в открытом море, выразили свое согласие соблюдать его положения. По состоянию на 1 марта 2017 г. этот международно-правовой акт не вступил в силу.

В рамках МОТ была принята Конвенция № 178 об инспекции условий труда и быта моряков 1996 г., которая по решению компетентного органа государства может быть распространена и на рыбаков. Данный международный договор раскрывает термин «условия труда и быта моряков», указывая, что это означает условия, касающиеся, например, таких аспектов, как содержание жилых и рабочих помещений на борту судна и поддержание в них чистоты, минимальный

возраст, трудовые договоры, пища и ее приготовление, размещение экипажа, набор, укомплектование командой, квалификация, рабочее время, медицинские освидетельствования, предотвращение несчастных случаев на производстве, медицинское обслуживание, пособия в случае заболевания и получения травмы и

др.

На региональном уровне особо следует отметить Европейский континент, где наблюдается тенденция к принятию специального законодательства и нормативно-правовых актов, касающихся условий труда, безопасности и гигиены рыбаков. Этим можно объяснить принятие в рамках Европейского союза (ЕС) Директивы 93/103/ЕС 1993 г., касающейся минимальных требований

безопасности и гигиены труда на борту рыболовных судов. Она относится ко всем рыболовным судам, длина которых более 15 метров и ко всем лицам, работающим на борту этих судов, включая лиц, проходящих профессиональную подготовку и обучающихся по системе ученичества. В соответствии с этой Директивой государства-члены ЕС должны принять меры к тому, чтобы судовладельцы гарантировали такое использование своих судов, которое бы не угрожало безопасности и здоровью работников.

По мнению разработчиков Конвенции № 188, она должна способствовать снижению травматизма и случаев смертности в рыболовном секторе. Существующие нормы МОТ не обеспечивают адекватного охвата данного вопроса безопасности и гигиены труда и не учитывают специфику рыбопромысловых операций.

Статья 32 Конвенции № 188 устанавливает, что ее положения распространяются на те суда, которые имеют длину более 24 метра и находятся в море более трех дней. Тем не менее, после проведения консультаций ее положения могут распространяться и на другие суда, учитывая количество рыбаков на их борту, район промысла и продолжительность плавания. Данная статья также определяет обязанности компетентного органа государства и судовладельцев по вопросам обеспечения безопасности и гигиены на борту рыболовных судов.

Думается, что наиболее важным является определение круга обязанностей судовладельцев по обеспечению безопасности и гигиены на борту рыболовных судов. Они закрепляются, как правило, в специальных законодательных актах государств. Например, в России они нашли свое отражение в Уставе о дисциплине работников рыбопромыслового флота Российской Федерации, утвержденном постановлением Правительства Российской Федерации 21 сентября 2000 г. № 708.

В соответствии с Уставом работодатель обязан, в частности, обеспечивать подбор, подготовку и переподготовку, а также соответствующую квалификацию членов экипажей судов рыбопромыслового флота Российской Федерации и других работников, на которых распространяется действие Устава, создание для них необходимых социально-бытовых условий на производстве, а также надлежащего режима труда и отдыха; осуществлять контроль за соблюдением законов и иных нормативных правовых актов Российской Федерации по вопросам несения службы на судах рыбопромыслового флота Российской Федерации, безопасности мореплавания, ведения промысла, технического обслуживания и ремонта указанных судов, береговых объектов, оборудования и механизмов, охраны, безопасности и гигиены труда, пожарной безопасности, охраны окружающей среды, а также относящихся к трудовой деятельности работников правил, норм и инструкций.

Правила по охране труда при добыче (вылове), переработке водных биоресурсов и производстве отдельных видов продукции из водных биоресурсов, утвержденные Приказом Министерства труда и социальной защиты РФ от 2 ноября 2016 г. № 604н, устанавливают жесткие требования относительно безопасности членов экипажей рыбопромысловых судов. В частности, предусмотрены требования как по общей организации работ на судне, так и при определенных ситуациях и обстоятельствах. Кроме того, Правила устанавливают особенности охраны труда членов экипажей рыболовных судов при добыче морских живых ресурсов различными орудиями лова. Указанный российский нормативный правовой пакт содержит детальные требования по безопасности членов экипажей рыболовных судов, в полной мере соответствует требованиям Конвенции № 188, а в некоторых положениях предусматривает даже более широкий перечень условий.

На международном уровне следует также отметить положения Кодекса безопасности рыбаков и рыболовных судов ИМО 2005 г. Данный документ предусматривает обязанности компетентного органа власти государства разработать и применять законы и правила, а также другие меры для обеспечения безопасности гигиены труда членов экипажей и безопасности рыболовных судов. Кроме того, Кодекс устанавливает обязанности собственников судов по вопросам обеспечения безопасности и гигиены на рыболовных судах.

В соответствии со ст. 33 Конвенции № 188 оценка рисков, связанных с рыболовством, проводится, в зависимости от обстоятельств, с участием рыбаков или их представителей.

В настоящее время в области мирового рыболовства сложилась практика, что в отношении рисков, связанных с рыболовством, применяется такая юридическая конструкция, когда ответственность работодателя уменьшается, если потерпевший работник сознательно и добровольно шел на риск, приведший к несчастному случаю. В данном случае речь идет о риске, превышающем, так называемый, нормальный риск.

Требования Конвенции № 188 о проведении оценки рисков с участием рыбаков или их представителей, как представляется, в значительной степени способствует защите прав рыбаков, поскольку они прямо участвуют в определении степени такого риска.

Относительно социального обеспечения рыбаков Конвенция № 188 в ст. 34 закрепляет, что каждое государство-член обеспечивает, чтобы рыбаки, обычно постоянно проживающие на его территории, а также их иждивенцы, в той мере, в которой это предусмотрено национальным законодательством, имели право на защиту в области социального обеспечения на условиях, не менее благоприятных, чем те, которые применяются к другим обычно постоянно проживающим на его территории работникам, включая наемных и самостоятельно занятых работников.

Существует целый ряд причин, по которым рыбаки особенно нуждаются в социальной защите. Как уже отмечалось выше, рыболовство представляет собой одну из особо опасных профессий с относительно высоким уровнем травматизма и смертности. Поэтому рыбаки и их иждивенцы нуждаются в определенной форме защиты в случае увечья, смерти или болезни. Кроме того, в последние годы на международном уровне все отчетливее проводится кампания, направленная на сокращение вылова морских живых ресурсов, в целях сохранения их запасов. В связи с этим во многих регионах предпринимаются попытки сократить количество занятых рыбаков. Такие попытки могут оказаться крайне болезненными для рыбаков, их семей и общин, если они не будут обеспечены защитой с помощью пособий по безработице и не получат доступа к возможностям для переподготовки и устройства на другую работу. Важность этого вопроса получила признание в том числе и в рамках ОЭСР, которая занималась исследованием социального участия ответственных рыболовных компаний, а также в рамках Европейского союза, который стремится к более рациональному решению социальных вопросов в рамках реформы своей Общей политики по вопросам рыболовства[214].

Стоит отметить, что в области социального обеспечения рыбаков не было принято ни одного международно-правового акта. В тоже время была принята Конвенция МОТ № 165 о социальном обеспечении моряков 1987 г., положения которой могут распространяться на рыбаков по решению компетентного органа государства - участника Конвенции. Она пересмотрела аналогичные конвенции № 56 о страховании моряков по болезни 1936 г. и № 70 о социальном обеспечении моряков 1946 г. Однако, что касается первой, то она сохраняет свою силу для тех государств, которые не денонсировали ее в виду принятия Конвенции № 165 о социальном обеспечении моряков 1987 г.

Положения ст. 34 Конвенции № 188 аналогичны ст. 8 Конвенции № 165 о социальном обеспечении моряков 1987 г. Данная норма устанавливает гарантии социального обеспечения рыбаков, которое должно быть таким же, какое устанавливается государством для представителей других профессий.

В соответствии со ст. 35 Конвенции № 188 государство должно принимать меры по распространению социального обеспечения. Однако не указывается, какие именно меры должны быть приняты, соответственно, государство само должно определять их разновидность. Также данный международный договор призывает распространять такие меры на всех рыбаков, обычно постоянно проживающих на территории государства.

В связи с этим не понятно, кто может быть отнесен к категории таких рыбаков. Можно логично предположить, что речь идет о гражданах государства. В тоже время, например, по смыслу ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в РФ» 2002 г., находящихся на законных основаниях на территории Российской Федерации иностранных граждан можно разделить на три категории: временно пребывающих; временно проживающих; постоянно проживающих. Таким образом, в России под термином «рыбак, обычно постоянно проживающий», можно считать и иностранного гражданина, являющегося рыбаком. Не проясняет ситуацию и Конвенция № 165 о социальном обеспечении моряков 1987 г., которая указывает, что термины «место проживания» и «постоянный житель» относятся к обычному месту жительства.

Любопытна на этот счет практика других государств. Например, в Дании рыбаки, не являющиеся гражданами и работающие на борту датских рыболовных судов, рассматриваются в качестве жителей Дании и обычно охватываются пособиями по социальному обеспечению. Однако в Новой Зеландии доступ к пособиям по социальному обеспечению зависит от статуса проживания моряка. В соответствии с законодательством Новой Зеландии пособия по социальному обеспечению выплачиваются только тем людям, которые обычно проживают в Новой Зеландии. Трудящиеся-мигранты, находящиеся в Новой Зеландии на временной основе, не имеют права на пособия по социальному обеспечению. В рамках Национальной системы страхования Норвегии рыбаки регистрируются в регистре и соответственно имеют право на получение пособий из этой системы во время болезни и отсутствия на работе из-за профессионального заболевания или в связи с безработицей. В Республике Корея выплачивается компенсация за лечение профессиональных или непрофессиональных заболеваний или в связи с потерей трудоспособности, вызванной производственной травмой или болезнью. Все члены экипажа южнокорейского рыболовного судна получают пособия по медицинскому страхованию, которое включает медицинское обслуживание, пособия по болезни и в связи с получением увечья, профилактическое лечение и реабилитацию[215].

Статья 36 Конвенции № 188 обязывает государства сотрудничать по вопросам социального обеспечения всех рыбаков, учитывая принцип равенства обращения. Этот принцип в международном трудовом праве означает запрет дискриминации работников по каким-либо признакам: по полу, расы, национальной принадлежности, религии и т.д. Смысл принципа в контексте Конвенции № 188 заключается в обеспечении равенства всех работников - рыбаков во всем, что связано с условиями жизни и работы, независимо от их гражданства. Данная статья примечательна с точки зрения распространения гарантий социального обеспечения на всех рыбаков, независимо от их гражданства, национальной принадлежности. Положения ст. 37 указанного международно-правового акта позволяют государствам - участникам Конвенции № 188 устанавливать посредством международных договоров иные нормы, касающиеся социального обеспечения рыбаков. Кроме того, упоминаются также меры, принимаемые в рамках региональных организаций экономической интеграции (таковым является, например, ЕС). Государства - участники могут определять правила социального обеспечения рыбаков с помощью таких мер. Из текста данной статьи очевидно, что государства не могут в одностороннем порядке определять такие правила, иначе, как на основании международного договора и решений региональных организаций экономической интеграции.

Отдельное внимание Конвенция № 188 о труде в рыболовном секторе 2007 г. уделяет вопросам защиты рыбаков в случае заболевания, травмы или смерти при исполнении ими своих профессиональных обязанностей.

В соответствии со ст. 38 каждое государство - участник Конвенции принимает меры, обеспечивающие рыбаков защитой на случай заболевания, травмы или смерти при исполнении ими своих профессиональных обязанностей, которые определяются в соответствии с национальными законодательством, нормативными правовыми актами или практикой.

В случае травмы, вызванной несчастным случаем на производстве, или профессионального заболевания, рыбакам обеспечиваются: а) надлежащий медицинский уход; b) надлежащая компенсация в соответствии с национальными законодательством и нормативными правовыми актами.

МОТ уделяет пристальное внимание проблемам возмещения ущерба здоровью рыбаков. Международно-правовое регулирование отношений, связанных с указанными проблемами, ведет свой отсчет с Конвенции № 55 об обязательствах судовладельца в случае болезни, травмы или смерти моряков 1936 г.

Согласно данной Конвенции она применяется ко всем лицам, занятым на борту судна, за исключением военных кораблей, зарегистрированного на территории, для которой настоящая Конвенция имеет силу, и обычно используемого для морского плавания. Таким образом, можно сделать вывод, что она применяется и к рыбакам, осуществляющим промысел в морских водах. Поэтому в данном случае под термином «моряк» можно понимать и термин «рыбак».

Обязательства судовладельца, предусмотренные указанной Конвенцией, охватывают следующие виды риска: болезни и травмы, происшедшие в период времени между датой начала работы, установленной в трудовом договоре, и датой истечения срока найма; смерть, последовавшая в те же сроки в результате болезни или травмы. В тоже время Конвенция указывает, что национальное законодательство может предусматривать исключения: в случае травмы, не связанной со службой на судне; в случае травмы или болезни, причиненных умышленным действием, заведомой небрежностью или проступком заболевшего, получившего телесное повреждение или умершего лица; в случае болезни или физической неполноценности, намеренно скрытых в момент поступления на службу. Кроме того, в акте отмечается, что национальное законодательство может предусматривать, что обязательства судовладельца не касаются ни болезни, ни смерти, непосредственно вызванной болезнью, если поступившее на службу лицо отказалось пройти медицинский осмотр в момент поступления на службу. Помощь, которую должен оказать судовладелец, в соответствии с Конвенцией, включает в себя: медицинский уход и предоставление достаточных в качественном и количественном отношении медикаментов и других лечебных средств; питание и жилье. Судовладелец несет расходы по оказанию помощи вплоть до выздоровления больного или пострадавшего от травмы или до того момента, когда будет установлено, что болезнь или потеря трудоспособности вследствие травмы носит постоянный характер. Помимо этого, Конвенция № 55 определяет виды возмещения ущерба здоровью моряка, в случае болезни или несчастного случая, влекущих за собой потерю трудоспособности. В таком случае судовладелец обязан оплатить: заработную плату в полном размере в течение всего времени пребывания больного или пострадавшего от травмы на борту; в случае если больной или пострадавший имеет иждивенцев - заработную плату в полном или частичном размере, согласно предписаниям национального законодательства, с момента списания на берег вплоть до выздоровления или до момента, когда будет установлено, что болезнь или потеря трудоспособности носят постоянный характер. Однако согласно Конвенции, национальное законодательство может ограничить обязательства судовладельца по выплате заработной платы в полном или частичном размере списанному на берег лицу периодом времени не менее шестнадцати недель со дня причинения травмы или начала болезни.

Конвенция № 55 об обязательствах судовладельца в случае болезни, травмы или смерти моряков 1936 г. предусматривает, что судовладелец должен нести

расходы по возвращению на родину больного или получившего травму моряка, списанного в пути на берег в результате болезни или несчастного случая. Расходы по возвращению на родину должны покрывать все издержки по перевозке, проживанию и питанию больного или пострадавшего в результате травмы за все время пребывания в пути, а также издержки по его содержанию вплоть до момента, назначенного для его отъезда.

Таким образом, исследовав Конвенцию об обязательствах судовладельца в случае болезни, травмы или смерти моряков 1936 г., можно прийти к выводу, что в основном, она отсылает ключевые вопросы регулирования ответственности судовладельца к национальному законодательству государств-участников Конвенции.

Следующим международно-правовым актом по вопросу о возмещении ущерба здоровью моряков и рыбаков была Конвенция МОТ № 56 о страховании моряков по болезни 1936 г. Согласно документу любое лицо, работающее в качестве капитана или члена команды или несущее другую службу на борту любого судна, за исключением военного корабля, зарегистрированного на территории, на которой настоящая Конвенция имеет силу, и используемого для морского плавания или для морского рыболовства, подпадает под правила обязательного страхования по болезни. Таким образом, прямо указано, что она распространяется и на рыбаков.

В соответствии с данной Конвенцией застрахованное лицо, потерявшее трудоспособность и лишенное своей заработной платы ввиду болезни, имеет право на денежное пособие, по меньшей мере, в течение первых 26 недель или 180 дней нетрудоспособности, считая с первого дня выплаты пособия включительно. Право на пособие может быть обусловлено истечением периода, дающего право на пособие, или периода ожидания в несколько дней, считая с начала нетрудоспособности. Денежное пособие, выдаваемое застрахованному лицу, ни в коем случае не может быть ниже, чем пособие, установленное общей системой обязательного страхования по болезни, если такая система существует, но не применяется к морякам.

Конвенция предусматривает, что выплата пособия может быть приостановлена: на время пребывания застрахованного лица на борту судна или за границей; на время, когда застрахованное лицо находится на содержании страхового учреждения или содержится за счет государственных фондов. Однако в таких случаях выплата пособия может быть приостановлена лишь частично, если у застрахованного лица есть семейные обязанности; на время, когда в отношении той же болезни застрахованное лицо получает из другого источника компенсацию, на которую оно имеет право по закону; однако в этом случае пособие удерживается полностью или частично только в той мере, в которой такая компенсация равна или ниже суммы пособия, причитающегося в силу существующей системы страхования по болезни. Денежное пособие может быть сокращено или в нем может быть отказано в случае, если болезнь вызвана преднамеренным проступком застрахованного лица.

Также вопросы возмещения ущерба рыбакам содержатся в Конвенции МОТ № 165 о социальном обеспечении моряков 1987 г., которая, как было сказано ранее, может быть распространена и на рыбаков. Данный международный договор предусматривает ответственность судовладельца. В частности, последний обязан обеспечивать морякам, состояние здоровья которых требует медицинской помощи во время их нахождения на борту судна, или тем, которые оставлены по причине состояния их здоровья на территории государства, не являющегося компетентным государством-членом МОТ, необходимую и достаточную медицинскую помощь, вплоть до их выздоровления или до их репатриации, в зависимости от того, что наступит раньше; питание и жилье до того момента, когда они становятся в состоянии получить соответствующую работу или будут репатриированы, в зависимости от того, что наступит раньше; репатриацию.

В случае если моряков оставляют на берегу по причине состояния их здоровья на территории государства, не являющегося компетентным государством-членом МОТ, за ними сохраняется право на получение полной заработной платы (исключая премиальные) с момента их списания на берег и до момента получения соответствующей работы или до момента их репатриации, или до момента истечения срока (продолжительность которого составляет не менее 12 недель), предусмотренного законами или регламентами этого государства-члена МОТ или коллективным договором, в зависимости от того, что наступит раньше. Обязанность судовладельца выплачивать заработную плату прекращается с того момента, когда моряки получают право на денежные пособия согласно законодательству компетентного государства-члена Организации.

В том случае, когда в трудовых отношениях между рыбаком и судовладельцем присутствует так называемый «иностранный элемент», неизбежно встает вопрос о том, законодательством какой страны регулируется порядок возмещения рыбаку ущерба его здоровью. Данный вопрос также предусмотрен Конвенцией № 165 о социальном обеспечении моряков 1987 г., согласно которой в целях избежания коллизий законов и нежелательных последствий, которые могут возникнуть для заинтересованных сторон либо в результате отсутствия социального обеспечения, либо в результате ненужного дублирования отчислений или других выплат или пособий, законодательство, применимое к морякам, определяется заинтересованными государствами-членами согласно следующим правилам (ст. 17): моряки охватываются законодательством только одного члена Организации; таким законодательством, в принципе, является: законодательство того члена МОТ, под флагом которого ходит судно, или законодательство члена Организации, на территории которого моряк имеет местожительство; независимо от правил, указанных в предыдущих подпунктах, заинтересованные члены МОТ могут по взаимной договоренности устанавливать другие правила относительно применимого к морякам законодательства в интересах соответствующих лиц.

Примечательно, что Конвенция о социальном обеспечении моряков 1987 г., не обделила вниманием и иностранных моряков. В отношении них, она предусматривает, что моряки, которые подпадают под действие законодательства члена МОТ, будучи гражданами другого члена Организации или беженцами, или лицами без гражданства, проживающими на территории какого-либо члена МОТ, имеют те же права и обязанности по этому законодательству как в отношении признания их субъектами, так и в отношении права на получение пособий, что и граждане первого члена Организации. Они пользуются равенством обращения без какого-либо условия о проживании на территории первого члена МОТ, если его граждане защищены без такого условия.

Указанная Конвенция обязывает государства - членов МОТ гарантировать, что денежные пособия по инвалидности, пенсии в случае производственной травмы, будут выплачиваться получателям, которые являются гражданами члена Организации или беженцами, или лицами без гражданства, независимо от места их проживания, в соответствии с мерами, принимаемыми, в случае необходимости, с этой целью по договоренности между членами МОТ или с соответствующими государствами.

Важно отметить, что по сложившейся судебной практике государств, защита рыбаков в случаях, указанных в ст. 38 Конвенции № 188, осуществляется в виде выплат, определяемых законодательством денежных сумм; компенсаций медицинских и прочих дополнительных расходов в той мере, в какой они не компенсируются выплатами из фондов социального страхования; возмещение вреда в связи со смертью кормильца; возмещение морального вреда.

Существующие виды возмещения работодателями вреда, причиненного работникам, имеют серьезные недостатки: значительные судебные расходы, длительное судебное разбирательство, сложности взыскания возмещения вреда при отсутствии необходимых средств на счете предприятия, нежелание работника вступать в конфликт со своим работодателем (в том случае, если трудовые отношения продолжаются). Отмечаются также трудности доказывания вины работодателя, которая во многих случаях является условием его ответственности.

Все эти обстоятельства объясняют тот факт, что гражданско-правовые иски против работодателей по возмещению вреда, причиненного здоровью работников в связи с исполнением ими трудовых обязанностей, имеют ограниченное распространение.

В последние десятилетия во многих странах наблюдается тенденция к полной или частичной замене имущественной ответственности работодателей, основанной на нормах гражданского и трудового права, страхованием (добровольным или обязательным) работодателями риска у частных страховых компаний или введением обязательного государственного страхования работников в связи с несчастными случаями на производстве и профессиональными заболеваниями.

Имущественная ответственность, таким образом, переходит от работодателя к страховщику (частной страховой компании или государству) в соответствии с принципами и правилами страхования, а само отношение по возмещению вреда, причиненного здоровью работников в связи с трудовой деятельностью, меняет отраслевую принадлежность и переходит в сферу социального обеспечения.

В январе 2002 г. ИМО совместно с МОТ разработали Директиву относительно повышения эффективности возмещения ущерба здоровью моряков в случае травм и смерти. Центральными положениями данного документа были призывы к судовладельцам вводить систему страхования, вывешивать страховые свидетельства на специальных стендах на борту судна, незамедлительно осуществлять оговоренную в договоре компенсацию за ущерб без предварительного рассмотрения будущих исков в суде, возмещать ущерб в простой платежной форме. Также в январе 2002 г. по итогам переговоров между работодателями, торговыми объединениями и страховщиками ИМО и МОТ выпустили совместную Директиву, касающуюся вопросов возмещения ущерба здоровью рыбаков, повлекших травмы и смерти и разработанную в целях гарантирования морякам, независимо от гражданства, получения компенсационных выплат по контракту без предварительного рассмотрения иска в суде.

Кроме того, 17 декабря 2001 г. Ассамблея ИМО приняла, разработанную совместно с МОТ, Резолюцию A.931 (22), содержащую Руководство по обязанностям судовладельцев, касающимся возникающих из договора требований в отношении телесных повреждений или смерти моряков. Стоит заметить, что согласно документу, ее положения могут быть применимы и в отношении рыбаков.

В соответствии с этой Резолюцией Ассамблея ИМО и Административный совет МОТ просят правительства-членов этих организаций довести настоящую резолюцию до сведения судовладельцев и моряков, а также их соответствующих организаций. Кроме того, предлагается правительствам-членам этих организаций обеспечить, чтобы судовладельцы соблюдали принятое Руководство.

В частности, оно преследует цель помочь государствам, при установлении их национальных требований, в определении наиболее важных вопросов, относящихся к выплате морякам компенсации по возникающим из договора требованиям в отношении повреждений или смерти.

В Руководстве рекомендуются меры, которые должны принять судовладельцы для того, чтобы обеспечить наличие эффективного страхового покрытия или иного финансового обеспечения для полной и быстрой оплаты своих требований. Также в этом документе содержатся рекомендации относительно выдачи свидетельств и приводится образец расписки, подтверждающей получение возмещения и освобождение от обязательств в отношении таких требований.

Вызывают интерес указанные в Руководстве определения. В частности, телесное повреждение означает любую болезнь или ухудшение физического или умственного состояния моряка, явившиеся результатом работы моряка или связанные с ней. Требования означают обоснованные возникающие из договора требования о компенсации в связи с телесными повреждениями или смертью в размерах, предусмотренных условиями договора о найме моряков.

Согласно документу при выполнении своих обязанностей по обеспечению безопасных и достойных условий труда судовладельцы должны иметь эффективный механизм для выплаты компенсации в случае смерти или телесных повреждений. Судовладельцы должны предусмотреть для своих судов эффективное страховое покрытие, соответствующее настоящему руководству. В случае предъявления требований судовладельцы должны принимать меры к его быстрой оплате. Судовладельцы должны также обеспечивать, чтобы все обоснованно вытекающие из договора требования оплачивались полностью. Со стороны их представителей или представителя их страховщиков не должно оказываться давление с целью произвести выплату, меньшую чем сумма, предусмотренная договором, или выплату, которая каким-либо образом противоречит настоящему руководству.

Если же характер телесного повреждения таков, что судовладельцу трудно полностью оплатить требование, моряку должна производиться промежуточная выплата, с тем, чтобы он не испытал чрезмерных трудностей. При этом, согласно Руководству, судовладельцы должны вывешивать на судах сведения о том, что как можно связаться с лицами или организациями, ответственными за рассмотрение требований, охватываемых настоящим руководством.

Некоторые положения в отношении смерти и травматизма на морских судах содержатся также в Кодексе ИМО по расследованию морских аварий и инцидентов 1997 г. Он распространяется на суда любого типа, которое используется для плавания по воде. В частности, для целей Кодекса морская авария (кроме иных случаев, перечисленных в разделе 4 Кодекса) означает также событие, которое повлекло смерть человека или причинение ему серьезных телесных повреждений, происшедшее в результате эксплуатации судна или в связи с ней.

Пункт 4.8. Кодекса дает определение термину «серьезное телесное повреждение» - это телесное повреждение, причиненное какому-либо лицу во время аварии, в результате чего это лицо стало нетрудоспособным на период времени свыше 72 часов, начинающийся в пределах семи дней со дня получения телесного повреждения.

Согласно разделу 6 Кодекса государствам флага рекомендуется обеспечивать проведение расследований всех аварий, происшедших с их судами. В случае если морская авария или инцидент происходят в пределах территориального моря какого-либо государства, то государство флага и прибрежное государство, признавая обязательства этого государства перед своими гражданами и правовой статус Конвенции ООН по морскому праву 1982 г., а также признавая обязанности государства-флага, должно сотрудничать в максимально возможной степени и по взаимной договоренности решить, какое государство должно руководить проведением расследования.

В 1999 г. ИМО приняла поправки к Кодексу по расследованию морских аварий и инцидентов, в частности, было принято Приложение 2, касающееся руководства по расследованию человеческого фактора в морских авариях и инцидентах. В соответствии с п. 2.3. этого документа при проведении расследования необходимо учитывать факторы, которые прямо или косвенно влияют на поведение человека и его возможности для выполнения задач. Среди таковых, помимо прочих, выделяется организация труда на судне (распределение задач и обязанностей, состав экипажа, уровень укомплектованности экипажа, рабочая нагрузка, часы работы и часы отдыха и др.), а также условия труда и быта (уровень автоматизации, эргономическая конструкция рабочих помещений, жилых помещений и помещений для отдыха, а также оборудования, адекватность бытовых условий, возможности для отдыха, адекватность питания, уровень качки судна, вибрация, повышенная температура и шум).

Статья 39 Конвенции № 188 касается вопросов закрепления в национальном законодательстве гарантий возмещения ущерба здоровью рыбаков. В частности, в отсутствие национальных положений, распространяющихся на рыбаков, каждое государство-член принимает законодательство, нормативные правовые акты или иные меры, гарантирующие, чтобы владелец рыболовного судна обеспечивал охрану здоровья и лечение рыбаков, занятых или работающих по найму на судне, плавающем под его флагом, в открытом море или в иностранном порту. Такое законодательство, нормативные правовые акты или иные меры гарантируют, чтобы владелец рыболовного судна покрывал расходы, связанные с лечением, включая материальную помощь, предоставляемую в период лечения рыбака за границей вплоть до его репатриации. Национальное законодательство может освобождать владельца рыболовного судна от этой ответственности, если несчастный случай произошел не во время исполнения служебных обязанностей на борту рыболовного судна или если болезнь или недомогание были умышленно скрыты во время приема на работу, либо если несчастный случай или болезнь связаны с умышленными действиями, умышленным поступком или нарушением норм поведения со стороны рыбака.

Следует отметить, что в Российской Федерации порядок процедуры установления и возмещения вреда здоровью рыбаков регламентируется общим трудовым законодательством. Согласно ст. 228 ТК РФ при несчастном случае на производстве работодатель (его представитель) обязан: немедленно организовать первую помощь пострадавшему и при необходимости доставку его в учреждение здравоохранения; принять неотложные меры по предотвращению развития аварийной ситуации и воздействия травмирующих факторов на других лиц; сохранить до начала расследования несчастного случая на производстве обстановку, какой она была на момент происшествия, если это не угрожает жизни и здоровью других лиц и не ведет к аварии, а в случае невозможности ее сохранения - зафиксировать сложившуюся обстановку (составить схемы, сделать фотографии и произвести другие мероприятия); обеспечить своевременное расследование несчастного случая на производстве и его учет в соответствии с настоящей главой; немедленно проинформировать о несчастном случае на производстве родственников пострадавшего, а также направить сообщение в органы и организации, определенные данным Кодексом и иными нормативными правовыми актами.

При групповом несчастном случае, происшедшем на судне (два человека и более), тяжелом несчастном случае на судне, несчастном случае на судне со смертельным исходом работодатель (его представитель) в течение суток обязан сообщить соответственно: работодателю (судовладельцу), а при нахождении в заграничном плавании - также в соответствующее консульское учреждение Российской Федерации. Судовладелец при получении сообщения о несчастном случае, происшедшем на рыболовном судне, обязан сообщить об этом: в соответствующую государственную инспекцию труда; в прокуратуру по месту регистрации судна; в федеральный орган исполнительной власти, ведающий вопросами рыболовства; в территориальные объединения организаций профсоюзов; страховщику по вопросам обязательного социального страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний.

Регулирование вопроса о возмещении ущерба здоровью и жизни рыбаков, причиненного при исполнении ими своих трудовых обязанностей, осуществляется общим гражданско-правовым законодательством РФ. В данном случае, законодательство не делит на категории работников, потерпевших такой ущерб и регулирует данные вопросы применительно ко всем сферам трудовых отношений, независимо от особенностей труда работников. В частности, в России вред, причиненный жизни или здоровью гражданина при исполнении договорных обязательств, возмещается по правилам, предусмотренным Гражданским кодексом Российской Федерации. В соответствии со ст. 1085 данного нормативного правового акта при причинении гражданину увечья или ином повреждении его здоровья возмещению подлежит утраченный потерпевшим заработок (доход), который он имел либо определенно мог иметь, а также дополнительно понесенные расходы, вызванные повреждением здоровья, в том числе расходы на лечение, дополнительное питание, приобретение лекарств, протезирование, посторонний уход, санаторно-курортное лечение, приобретение специальных транспортных средств, подготовку к другой профессии, если установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение.

При определении утраченного заработка (дохода) пенсия по инвалидности, назначенная потерпевшему в связи с увечьем или иным повреждением здоровья, а равно другие пенсии, пособия и иные подобные выплаты, назначенные как до, так и после причинения вреда здоровью, не принимаются во внимание и не влекут уменьшения размера возмещения вреда (не засчитываются в счет возмещения вреда). В счет возмещения вреда не засчитывается также заработок (доход), получаемый потерпевшим после повреждения здоровья. Объем и размер возмещения вреда, причитающегося потерпевшему, могут быть увеличены законом или договором.

Следует отметить, что по указанным проблемам некоторые государства продвинулись в вопросе специального нормативного регулирования дальше, чем Россия. В частности, в Японии, Норвегии, Канаде, Дании приняты специальные законодательные акты, регламентирующие отношения, связанные с порядком установления и возмещения ущерба рыбакам по случаю повреждения их здоровья.

Как представляется, во многих, но не во всех странах существует серьезная проблема неполной отчетности о смертельных случаях, травматизме и заболеваниях рыбаков. Поэтому МОТ попыталось выявить нормативно-правовые акты, требующие представления отчетности и информации о таких случаях. Часто такие требования включаются в законодательство и нормативно-правовые акты, касающиеся всех трудящихся (например, в Австралии и Румынии). Во многих государствах (в частности, в Испании, Италии, Мексике, Новой Зеландии, Норвегии) требования об отчетности и уведомлении о несчастных случаях, происшедших с рыбаками, и их регистрации включены в законодательство, действующее в отношении всех моряков. В Канаде, по крайней мере, в нескольких ее провинциях, действуют специальное законодательство или нормативно-правовые акты, касающиеся сектора рыболовства. В других странах (например, в Малайзии) отчетность о несчастных случаях поощряется, но не является обязательной[216].

Многие государства требуют, чтобы капитан судна вел журнал регистрации несчастных случаев или заболеваний на борту. В других случаях, или в дополнение к этому, существует общее требование о такой отчетности работодателя или владельца рыболовного судна. Критерии отчетности отличаются, но все государства требуют представлять данные о смертельных случаях. В некоторых (Испания, Австралия) отчетность должна представляться не только о несчастных случаях, но и о заболеваниях. В Италии необходимо представлять отчетность о несчастных случаях. Другие требуют дополнительно

221

представлять отчеты об «аварийных ситуациях» или «происшествиях» (Новая Зеландия). В Соединенном Королевстве несчастный случай (подлежащий учету) включает любое непредвиденное обстоятельство, в результате которого какое- либо находящееся на борту судна лицо получило серьезную травму или лишилось жизни.

В Японии судовладелец должен представлять Министерству земледелия, инфраструктуры и транспорта отчет о несчастных случаях и заболеваниях работающих на судах трудящихся, на которых распространяется действие Закона Японии о моряках. Министерство готовит ежегодный отчет о производственном травматизме и смертельных случаях в данном секторе. В отношении трудящихся, работающих на судах, на которые не распространяется действие Закона о моряках (обычно это относится к малым судам), работодатель должен представить отчет о несчастных случаях или случаях смерти, о травмах и заболеваниях моряков в соответствии с постановлением о безопасности и гигиене труда, изданным на основе Закона о безопасности и гигиене труда222.

В Малайзии рыбаки поощряются к тому, чтобы уведомлять о любом несчастном случае, происшедшем с рыбаками или с рыболовными судами в море или в порту, соответствующий орган власти, то есть полицию и/или Департамент рыболовства. В других странах может требоваться уведомление морского управления, трудовой администрации, рабочего совета по выплате компенсаций по несчастному случаю или другого органа власти.

В США члены экипажа рыболовного судна должны докладывать о травмах, заболеваниях и иных случаях потери трудоспособности капитану судна. Рыболовное судно должно отправлять соответствующее уведомление компетентным государственным органам. Пограничная служба США ведет статистику несчастных и смертельных случаев, а также случаев пропажи на рыболовных судах, чтобы можно было видеть, чего смогли добиться судовладельцы, учреждения и рыбаки с точки зрения повышения безопасности.

Г осударства-члены Европейского союза следуют требованиям, установленным в Директиве 93/103/ЕС. В Испании в общем праве о предупреждении производственных рисков предусматривается, что работодатель должен хранить информацию относительно (помимо прочих вопросов) любого случая производственного травматизма или профессионального заболевания, повлекшего потерю работником трудоспособности более чем на один день. Более того, в соответствии с Директивой 93/103/ЕС судовладелец должен вести подробную отчетность (в судовом журнале или специально заведенном для этой цели документе) о происшедших в море случаях, как-либо сказавшихся на здоровье находившихся на борту судна людей. Отчет должен быть направлен компетентным государственным органам.

Норвегия является примером довольно сложной системы отчетности о случаях смерти, травматизма и заболеваний, сбора статистических данных и представления информации контрольным органам и самим рыбакам с целью предупреждения дальнейших несчастных случаев или проблем со здоровьем в будущем. Работники, охваченные Национальной системой страхования Норвегии, представляют информацию о производственных травмах на специальных бланках. Работники, не охваченные Национальной системой страхования, представляют информацию о производственных травмах на бланках Норвежского морского директората. Морской директорат использует представленную информацию в своей общей профилактической работе, в качестве основы для отчетности по вопросам безопасности, для статистических целей, а также в качестве базы для дальнейшего расследования серьезных несчастных случаев. На основе этой и другой информации решается вопрос о проведении информационных кампаний, направленных на судовладельцев, моряков и рыбаков, а также о содержании статей в ежеквартальном журнале, издаваемом Директоратом, и т.д. Кроме того, согласно норвежскому законодательству, если рыбак получил травму или заболел во время работы на судне, плавающем под норвежским флагом, то он имеет право на лечение и обеспечение, что включает соответствующее питание и размещение на борту судна, либо на берегу, а также на соответствующее медицинское обслуживание. Если рыбак заболел и получил травму и оставлен в другой стране, капитан должен обеспечить ему по возможности наилучший уход. Капитан должен по просьбе рыбака связаться с его ближайшими родственниками. Если рыбак остается на борту, капитан должен возместить все расходы, по которым несет ответственность работодатель. Если рыбак не является гражданином Норвегии, и не проживает постоянно в Норвегии, а также не является членом соответствующей схемы медицинского страхования в его родной стране, он имеет право на получение заработной платы полностью за весь период болезни, максимум за 2 месяца. Более того, если рыбак работал на норвежских судах в общей сложности 36 месяцев или более в течение последних 10 лет, он имеет право на получение заработной платы максимум за 3 месяца. Любые заработки, причитающиеся рыбаку во время болезни, должны быть помещены на депозит в специализированной норвежской службе, отвечающей за обеспечение прав иностранных граждан, которая распоряжается ими согласно нуждам рыбака. В том случае, если рыбак утратил работоспособность в результате заболевания или травмы, он будет иметь право, до возможной степени, сохранить свою работу, или, по крайней мере, быть трудоустроенным на другую приемлемую работу. Рыбак не будет иметь права на льготы обеспечения и лечения, если он умышленно скрывал наличие травмы или заболевания в момент найма, или если намеренно скрывает свою травму или заболевание. Если рыбак умрет во время работы у своего работодателя, или в период, когда он имеет право на медицинское обслуживание, или во время проезда за счет работодателя, капитан судна, где трудится рыбак должен связаться с его родственниками для того, чтобы провести приготовления к похоронам. Если того требуют законы страны, где рыбак умер, или если это является решением его родственников, капитан может заказать кремацию вместо погребения. В этом случае капитан должен доставить прах рыбака домой. Все расходы, связанные с погребением,

кремацией или возвращением останков, должны быть оплачены работодателем, если моряк умер при указанных выше обстоятельствах .

Пункт 2 ст. 39 Конвенции № 188 указывает на то, что национальное законодательство может освобождать владельца рыболовного судна от этой ответственности, если несчастный случай произошел не во время исполнения служебных обязанностей на борту рыболовного судна или если болезнь или недомогание были умышленно скрыты во время приема на работу, либо если несчастный случай или болезнь связаны с умышленными действиями, умышленным поступком или нарушением норм поведения со стороны рыбака.

Согласно ст. 4.2.9 Кодекса безопасности рыбаков и рыболовных судов ИМО 2005 г. перед рейсом каждый член экипажа должен сообщить капитану о любых проблемах со здоровьем, которые могут повлиять на его годность к работе. К этим проблемам также относится употребление медицинских препаратов, которые вызывают такие явления, как сонливость.

В законодательстве подавляющего большинства государств сложилась и закреплена норма, согласно которой, если вина потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда, то размер возмещения уменьшается. Вина потерпевшего может выразиться в несоблюдении правил и инструкций по технике безопасности и производственной санитарии, нарушении указаний руководства, нетрезвом состоянии, небрежности в работе и т.п. Этот вид ответственности получил название «смешанная ответственность». Кроме того, применяется такая юридическая конструкция, когда ответственность работодателя уменьшается, если потерпевший работник сознательно и добровольно шел на риск, приведший к несчастному случаю. В данном случае речь идет о риске, превышающем нормальный риск.

Часть VII Конвенции № 188 посвящена применению и обеспечению соблюдения ее положений.

Статья 40 данного международного договора предусматривает, что каждое государство-участник должно эффективно осуществлять свою юрисдикцию и контроль над судами, плавающими под его флагом, посредством создания системы обеспечения соблюдения требований Конвенции № 188, включая, в зависимости от обстоятельств, инспекционные мероприятия, представление отчетов, мониторинг, процедуры рассмотрения жалоб, надлежащие санкции и исправительные меры в соответствии с национальными законодательством или нормативными правовыми актами.

В соответствии сост. 94 Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. каждое государство эффективно осуществляет в административных, технических и социальных вопросах свою юрисдикцию и контроль над судами, плавающими под его флагом. При этом каждое государство в отношении судов, плавающих под его флагом, принимает необходимые меры для обеспечения безопасности в море, в частности в том, что касается: конструкции, оборудования и годности к плаванию судов; комплектования, условий труда и обучения экипажей судов с учетом применимых международных актов; пользования сигналами, поддержания связи и предупреждения столкновения.

Положения об обеспечении исполнения норм во всех пяти конвенциях МОТ, касающихся труда рыбаков, не являются идентичными. Конвенция № 112 о минимальном возрасте рыбаков 1959 г., Конвенция № 113 о медицинском осмотре рыбаков 1959 г. и Конвенция № 114 о трудовых договорах рыбаков 1959 г. вовсе не содержат специального раздела об обеспечении исполнения. В свою очередь Конвенция № 125 о свидетельствах рыбаков 1966 г. имеет положения о мерах по обеспечению исполнения норм (ст. 14-15), кроме того, вопрос обеспечения исполнения также затронут в Конвенции № 126 о помещениях для рыбаков на борту судов 1966 г. (ст. 3-5).

В актах, принимаемых другими международными организациями, также предусмотрены положения об обеспечении исполнения требований, касающихся труда на рыболовных судах. В частности, в Торремолиносской конвенции по безопасности рыболовных судов 1977 г. и Кейптаунском соглашении 2012 г. об осуществлении положений этой Конвенции, разработанными ИМО, предусматривается проведение инспекции при выдаче или передаче свидетельств как одно из средств обеспечения соответствия судна требованиям. Конвенция ПДНВ-Р содержит положения об обеспечении исполнения. В п. 8.2.5 Кодекса ведения ответственного рыболовства ФАО предусматривается, что государства флага должны обеспечивать соблюдение соответствующих требований безопасности для рыболовных судов и рыбаков в соответствии с международными конвенциями, согласованными на международном уровне сводами правил и добровольными руководящими принципами. Государства должны разработать соответствующие требования безопасности для всех малых судов, не охватываемых такими международными конвенциями, сводами правил или добровольными руководящими принципами.

Для многих государств осуществление инспекций условий труда рыбаков является трудной задачей, поскольку у них может отсутствовать законодательство об инспекции судов, в частности, малых судов. Но даже если такие инспекции предусмотрены законодательством, некоторые государства или их местные органы власти из-за ограниченных финансовых и людских ресурсов, а также по другим причинам могут инспектировать лишь небольшой процент рыболовного флота. Стоит отметить, что в национальном праве порядок инспектирования условий труда на рыболовных судах часто регулируется общим трудовым законодательством.

В частности, по вопросам безопасности и гигиены труда в ряде стран контроль определенных аспектов условий труда и быта (который часто включает контроль уровней шума) проводится во время осмотра судна. В Норвегии морское ведомство инспектирует суда длиной 15 метров и более во время первого осмотра и после капитального ремонта. В Тунисе в соответствии с Кодексом административной политики судоходства рыболовные суда должны инспектироваться периодически и в исключительных случаях на предмет находящихся на борту спасательных средств. В Соединенном Королевстве суда

должны инспектироваться раз в четыре года, а также подвергаться выборочному контролю, который обычно нацелен на вопросы безопасности224.

Большинство государств-участников международно-правовых актов МОТ о труде рыбаков, принятых до Конвенции № 188, ввели в свое законодательство нормы, касающиеся проведения соответствующих инспекций.

Так, по вопросам защиты прав молодых рыбаков, предусмотренных Конвенцией № 112 о минимальном возрасте рыбаков 1959 г., некоторые государства проводят проверки с целью контроля за соблюдением положения о запрещении выполнения определенных видов работ лицами, не достигшими 18 лет (в частности, Эквадор и Мексика).

В некоторых странах, ратифицировавшим Конвенцию № 125 о

свидетельствах о квалификации рыбаков 1966 г., инспекция является самым распространенным средством контроля за обеспечением соблюдения требований, касающихся дипломов о компетентности (в Бельгии, Г ермании, Панаме, Сенегале и др.);

Во исполнение Конвенции № 126 о помещениях для рыбаков на борту судов 1966 г., государства-участники проводят инспекции по контролю за соблюдением положений о помещениях для экипажа (Азербайджан, Бельгия, Бразилия, Германия, Греция, Дания, Испания, Нидерланды, Норвегия, Панама, Российская Федерация, Украина, Франция и др.). Ряд государств поручают также проводить такие инспекции классификационным обществам, одобренным правительством для осуществления такой деятельности (в частности, в Бельгии, Бразилии, Дании, Российской Федерации и Украине). При этом в большинстве стран предусмотрены обязательные инспекции помещений для экипажа каждый раз при регистрации и перерегистрации рыболовного судна, а также в случае перестройки или серьезной реконструкции судна.

Статья 41 Конвенции № 188 предусматривает, чтобы на судах длиной более 24 метра и на тех, которые обычно находятся в плавании за пределами

исключительной экономической зоны и континентального шельфа прибрежного государства, имелся документ, выданный официальными властями, подтверждающий, что на судне была проведена инспекционная проверка на предмет выполнения положений Конвенции относительно условий труда и быта. При этом Конвенция требует, чтобы срок действия такого документа не превышал пяти лет.

За всю историю существования МОТ не было принято специального международно-правового акта по вопросам инспекций условий труда на рыболовных судах. Однако в рамках этой Организации была принята Конвенция № 178 об инспекции условий труда и быта моряков 1996 г., которая может применяться к коммерческим морским рыболовным судам, если центральный координирующий орган считает это практически осуществимым после консультаций с представительными организациями владельцев рыболовных судов и рыбаков. При этом Конвенция указывает, что национальное законодательство само определяет, какие суда должны рассматриваться как морские применительно к ней.

В соответствии с данной Конвенцией термин «условия труда и быта моряков» означает условия, касающиеся, например, таких аспектов, как содержание жилых и рабочих помещений на борту судна и поддержание в них чистоты, минимальный возраст, трудовые договоры, пища и ее приготовление, размещение экипажа, набор, укомплектование командой, квалификация, рабочее время, медицинские освидетельствования, предотвращение несчастных случаев на производстве, медицинское обслуживание, пособия в случае заболевания и получения травмы, социальное благополучие и связанные с ними вопросы, репатриация, условия и формы занятости, определяемые национальным законодательством, и свобода ассоциации, как она определяется в Конвенции МОТ № 87 о свободе ассоциации и защите права на организацию 1948 г.

Согласно Конвенции № 178 об инспекции условий труда и быта моряков 1996 г. термин «инспектор» означает любого государственного служащего или иное официальное должностное лицо, которому поручено инспектировать все аспекты условий труда и быта моряков, а также любое другое лицо, имеющее соответствующий мандат и приглашенное провести инспектирование для учреждения или организации, уполномоченных центральным координирующим органом в соответствии с данной Конвенцией.

Пункт 2 ст. 42 Конвенции № 188 закрепляет, что государство - участник Конвенции несет всю полноту ответственности за проведение инспекционных мероприятий и выдачу документов. В свою очередь Конвенция об инспекции условий труда и быта моряков 1996 г. указывает, что каждое государство-член МОТ, для которого она имеет силу, должно располагать системой инспекции труда и быта моряков. При этом руководящие функции по проведению таких инспекций лежат на центральном координирующем органе, который в свою очередь несет ответственность за инспектирование условий труда и быта моряков.

Каждое государство-участник Конвенции № 178 об инспекции условий труда и быта моряков 1996 г. должно обеспечивать, чтобы все суда, зарегистрированные на его территории, инспектировались через интервалы, не превышающие три года, а в случае практической возможности - ежегодно с целью проверки соответствия национальному законодательству условий труда и быта моряков на борту. В том случае, если государство-участник Конвенции получает жалобу или располагает доказательством, что зарегистрированное на его территории судно не соответствует национальному законодательству в отношении условий труда и быта моряков, это государство должно принять меры для проведения на этом судне инспектирования в возможно кратчайшие сроки. Также данная Конвенция закрепляет, что в тех случаях, когда в конструкцию судна или в жилые помещения вносятся существенные изменения, инспектирование такого судна должно проводиться в течение первых трех месяцев после внесения указанных изменений.

Каждое государство-участник Конвенции назначает инспекторов, имеющих квалификацию для выполнения своих обязанностей, а также предпринимает необходимые меры к тому, чтобы число инспекторов было достаточным для выполнения требований настоящей Конвенции. При этом данные инспекторы должны иметь такой статус и такие условия для выполнения своих обязанностей, чтобы быть независимыми от изменений в правительстве и от не должного постороннего влияния.

Кроме того, данный международный договор определяет сферу полномочий инспекторов. Согласно документу инспекторы, располагающие соответствующим мандатом, должны иметь право: a) подниматься на борт судна, зарегистрированного на территории государства-члена, и входить в помещения, если это необходимо для инспектирования; b) проводить любой осмотр, проверку или расследование, которые, по их мнению, могут быть необходимыми для того, чтобы удостовериться в строгом соблюдении правовых положений; c) требовать исправления недостатков; и d) если они имеют основание считать, что какой-либо недостаток представляет серьезную угрозу для здоровья и безопасности моряков, запрещать судну покидать порт до принятия необходимых мер, при условии соблюдения права на обжалование в судебной или административной инстанциях, при этом не должно иметь место неоправданное задержание или отсрочка выхода судна.

Следует отметить, что Конвенция № 178 об инспекции условий труда и быта моряков 1996 г., предотвращая возможные трения между инспекторами и судовладельцами по срокам проведения таких проверок, предусматривает, что, если проводится инспектирование или принимаются меры в соответствии с положениями данной Конвенции, предпринимаются все разумные усилия во избежание неоправданного задержания или отсрочки выхода судна. В случае если судно неоправданно задержано или произошла неоправданная отсрочка его выхода, судовладелец или компания, использующая судно, имеют право на компенсацию любых понесенных потерь или ущерба. В любых случаях предполагаемого неоправданного задержания или отсрочки выхода судна бремя доказывания лежит на судовладельце или компании, использующей судно.

Таким образом, Конвенция об инспекции условий труда и быта моряков 1996 г., в свою очередь, предоставляет судовладельцам и компаниям, на законном основании использующим судно, защиту от возможного произвола инспекторов.

Это, безусловно, важное положение, указывающее, что такие инспекции должны проводиться в соответствии с нормами права и никоим образом не нарушать права и интересы, как моряков, так и компаний, владеющих судном, как на правах собственности, так и на других правах (например, аренды).

В соответствии со ст. 9 Конвенции инспекторы должны представлять отчет о каждой инспекторской проверке центральному координирующему органу. Одна копия на английском языке или на рабочем языке, которым пользуются на судне, должна предоставляться капитану судна, а другая должна вывешиваться на доске объявлений на судне для информации моряков или направляться их представителям. Таким образом, Конвенция именно императивно закрепила, что такой отчет должен быть доступным для моряков в любое время суток, т.е. если моряк не имеет доступа к отчету, это является нарушением норм данной Конвенции.

В случае если инспекторская проверка была проведена после крупной аварии, отчет должен представляться в возможно кратчайшие сроки, но не позднее чем через один месяц после завершения инспектирования. При этом, как представляется, из смысла ст. 9 этого международно-правового акта вытекает, что и такой отчет должен быть доведен до сведения капитана судна и моряков теми же способами.

Важное значение для судов рыбопромыслового флота имеют положения ст. 43 Конвенции № 188, касающиеся рассмотрения жалоб на нарушения рыболовным судном ее требований.

В соответствии с документом государство-участник Конвенции № 188, получающее жалобу или данные, свидетельствующие о том, что рыболовное судно, плавающее под его флагом, не выполняет требований данной Конвенции, предпринимает шаги по проведению расследований по этому вопросу и обеспечению того, чтобы были приняты меры, необходимые для устранения любых выявленных недостатков.

Представляется уместным рассмотреть, как указанные требования закреплены в законодательстве Российской Федерации. Согласно ст. 60 КТМ РФ судовладелец обязан обеспечить членам экипажа судна безопасные условия труда; охрану их здоровья; наличие спасательных средств; бесперебойное снабжение продовольствием и водой; наличие надлежащих помещений (кают, столовых, санитарных узлов, медицинских пунктов и помещений для отдыха); культурно-бытовое обслуживание. Этот перечень в более расширенном виде представлен в Уставе о дисциплине работников рыбопромыслового флота Российской Федерации, утвержденном постановлением Правительства Российской Федерации от 21 сентября 2000 г. № 708.

При проведении расследования и по его итогам встает вопрос о видах ответственности, которую несет судовладелец (или иные должностные лица) за нарушение и несоблюдение норм, касающихся охраны труда (трудовых правонарушений). Согласно ст. 362 ТК РФ руководители и иные должностные лица организаций, виновные в нарушении трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, несут ответственность в случаях и порядке, которые установлены федеральными законами.

В соответствии со ст. 419 ТК РФ за нарушения трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, виновные лица могут привлекаться к дисциплинарной ответственности. Естественно речь идет о должностных лицах, по чьей вине произошло нарушение трудовых норм, т.к. дисциплинарную ответственность налагает непосредственно сам работодатель (например, увольнение). В отношении рыбаков таким должностным лицом является, в частности, капитан судна, а налагать дисциплинарную ответственность может судовладелец. Кроме того, также за нарушения трудового законодательства может наступать административная, гражданско-правовая, уголовная ответственность в порядке, установленном российским законодательством.

Административная ответственность наступает за проступки, предусмотренные Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях. Она заключается в применении к конкретным виновным лицам мер административного взыскания в виде штрафа. Также виновные лица могут быть привлечены к гражданско-правовой ответственности, если данными виновными действиями причинили ущерб работнику. Ст. 22 ТК РФ обязывает работодателя соблюдать трудовое законодательство и меры по охране труда.

В соответствии со ст. 143 УК РФ уголовная ответственность может быть наложена за нарушение правил техники безопасности или иных правил охраны труда, совершенное лицом, на котором лежали обязанности по соблюдению этих правил, если это повлекло по неосторожности причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью человека. Ответственность выражается в наложении штрафа в размере от 200 до 500 минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до пяти месяцев, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы до двух лет. То же деяние, повлекшее по неосторожности смерть человека, наказывается лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Законодательство других государств также предусматривает меры наказания за нарушение требований, касающихся условий труда и быта рыбаков. В ряде стран предусмотрены санкции (главным образом штрафы) за нарушения положений законодательства и нормативных правовых актов. В частности, они применяются за нарушение правовых норм, касающихся необходимых свидетельств квалификации, особенно в случаях, когда владелец рыболовного судна или его агент, либо капитан приняли на работу лицо, не имеющее необходимого диплома, или когда какое-либо лицо, не имеющее соответствующего диплома, обманным путем или по поддельным документам было принято на работу для выполнения обязанностей, требующих подтверждаемой дипломом квалификации (например, в Бельгии, Германии, Панаме, Сенегале, Австралии, Дании, Индии, Норвегии и др.). Эти санкции могут иметь следующие формы: задержание судна, штрафы или тюремное заключение. Также меры ответственности принимаются за нарушение требований относительно помещений для экипажа. Многие страны предусматривают санкции за любое нарушение соответствующих положений или противодействие инспекции. В этом случае в отношении такого судна может быть произведено задержание, на него наложен штраф, виновные лица подвергнуты принудительным работам или тюремному заключению и, кроме того, судно может быть исключено из реестра (в частности, это предусмотрено в законодательстве Бельгии, Германии, Греции, Дании, Нидерландов, Панамы, Российской Федерации и др.).

Пункт 2 ст. 43 Конвенции № 188 указывает, что в том случае, если государство-участник, в порт которого заходит рыболовное судно получает жалобу или данные, свидетельствующие о том, что это рыболовное судно не соответствует требованиям данной Конвенции, оно может направить правительству государства флага судна доклад, а копию - Генеральному директору МБТ, и принять меры, необходимые для улучшения условий на борту судна, которые явно представляют угрозу для безопасности и здоровья рыбаков.

Таким образом, данная норма позволяет государству, в порт которого зашло иностранное судно, принимать в отношении него определенные меры. В данном случае, может показаться некое вторжение в юрисдикцию государства, под чьим флагом плавает судно. Однако, в принимаемых в последнее время международноправовых актах, прослеживается четкая тенденция, которая позволяет государству, в порт которого заходят те или иные суда иностранных государств, принимать в отношении них меры, если идет речь о безопасности людей, находящихся на борту таких судов (например, п. 4 ст. V Конвенции МОТ о труде в морском судоходстве 2006 г.).

Согласно п. 3 ст. 43 Конвенции № 188 принимая меры, изложенные в п. 2 указанной статьи, государство-член соответственно уведомляет ближайшего представителя государства флага и, по мере возможности, обеспечивает присутствие такого представителя. Государство не может без веских на то оснований подвергать аресту или задержанию это рыболовное судно.

Конвенция № 188 не раскрывает, кто может быть представителем государства флага. Очевидно, речь идет о сотрудниках консульских учреждений (на основании ст. 5 Венской конвенции о консульских сношениях 1963 г., которая предусматривает функции консульских учреждений в отношении защиты морских судов представляемого государства и оказанием им соответствующей помощи) или официальных лицах, которые направлены государствами для представления их интересов в области рыболовства (например, представители Федерального агентства по рыболовству за рубежом).

Примечательно, кто может быть субъектом подачи жалобы. Так, в соответствии с п. 4 ст. 43 Конвенции № 188 жалоба может подаваться рыбаком, профессиональной организацией, ассоциацией, профсоюзом или, в целом, любым лицом, заинтересованным в безопасности судна, и в том числе в обеспечении устранения рисков для безопасности и здоровья рыбаков, находящихся на борту судна.

При создании норм международного права, особенно тех, которые вводят серьезные требования в отношении действий государств-участников, неизбежно возникает вопрос о том, не будут ли такие государства ставиться в более сложное и невыгодное положение, чем те, которые не участвуют в международном договоре. Такие мысли, в частности, довольно часто касаются участия и неучастия в Конвенции ООН по морскому праву 1982 г., особенно, в части правового режима морских пространств. Конвенция № 188 в ст. 44 закрепляет, что каждое государство-член применяет положения настоящей Конвенции таким образом, чтобы рыболовные суда, плавающие под флагом государств, которые не ратифицировали настоящую Конвенцию, не ставились в более благоприятные условия по сравнению с рыболовными судами, плавающими под флагом любого государства, ратифицировавшего ее.

Таким образом, указанное положение устанавливает определенные привилегии для судов государств, ратифицировавших Конвенцию № 188, по [217] сравнению с теми, чьи государства не ратифицировали ее. Думается, что данная норма абсолютна справедлива и дает некие стимулы для скорейшей ратификации этого международного договора как можно большего количества государств - членов МОТ.

В связи со вступлением в силу Конвенции № 188 в ноябре 2017 г. безусловно важным представляется вопрос о контроле за ее исполнением.

Согласно статье 22 Устава МОТ каждое государство обязано представлять в МБТ ежегодные доклады о мерах, принятых им в целях введения и действия положений конвенций, участником которых оно является. Эти доклады составляются в такой форме и содержать такие сведения, какие может потребовать Административный совет МОТ. Всю работу по периодическому контролю за применением ратифицированных (а также нератифицированных) конвенций МОТ ведут два контрольных органа: Комитет экспертов по применению конвенций и рекомендаций Административного совета и Комитет по применению конвенций и рекомендаций МКТ.

Доклады правительств о применении конвенций и рекомендаций первоначально рассматриваются Комитетом экспертов. Он является независимым органом, в состав которого входят независимые юристы, представленные в личном качестве, назначаемые Административным советом и отвечающие за рассмотрение всех вопросов, связанных с применением конвенций и рекомендаций МОТ в государствах-членах Организации. Комитет экспертов осуществляют юридическую стадию рассмотрения докладов и призван определять, в какой мере законодательство и практика в каждом государстве- члене, по имеющимся данным, соответствует ратифицированным конвенциям и в какой степени государства выполняют свои обязательства, предусмотренные в отношении норм в Уставе МОТ. Он формулирует замечания, относящиеся к тем или иным правительствам, либо направляет им запросы. Комитет экспертов публикует также периодические обзоры о применении в различных странах конвенций МОТ.

Ежегодные доклады Комитета экспертов передаются в Комитет по применению конвенций и рекомендаций, который образуется на каждой сессии МОТ.

Комитет по применению конвенций и рекомендаций Международной конференции труда состоит из представителей правительств, профсоюзов и организаций предпринимателей. Он осуществляет своего рода политическую стадию рассмотрения докладов государств-членов МОТ.

Этот Комитет обсуждает доклад Комитета экспертов, в случаях необходимости требует объяснений от соответствующих правительств, посылает представителей МОТ (с согласия правительств) в государства, где допускаются нарушения международных трудовых стандартов, для рассмотрения на месте положения дел.

Еще одна процедура контроля за практическими применением конвенций МОТ - рассмотрение жалоб на нарушения государствами обязательств по соблюдению международных трудовых норм.

Такие жалобы на государства-члены МОТ, не соблюдающие ратифицированные конвенции, могут быть направлены любым государством- членом МОТ, национальными организациями работников и работодателей.

Представленные жалобы рассматриваются в комиссиях и комитетах, формируемых Административным советом. В соответствии со статьями 26-34 Устава МОТ каждый член Организации вправе подать жалобу в МБТ, если он не удовлетворен тем, как любой другой член МОТ обеспечивает эффективное выполнение какой-либо конвенции, которую они оба ратифицировали. В связи с такой жалобой Административный совет может, когда он сочтет необходимым, связаться по данному вопросу с заинтересованным правительством. Если же Административный совет не считает это необходимым либо не получает ответа от правительства, то он создает Комиссию по расследованию жалобы. После рассмотрения жалобы эта Комиссия готовит доклад, в котором содержатся рекомендации о мерах, которые, по ее мнению, должны быть приняты для удовлетворения претензий, содержащихся в жалобе. Генеральный директор МОТ представляет этот доклад Комиссии Административному совету, а также каждому из заинтересованных правительств, а в случае невыполнения предложенных рекомендаций передает жалобу в Международный суд ООН, решение которого является окончательным. В том случае, если и это решение не выполняется государством, то тогда Административный совет может рекомендовать МКТ предпринять такие действия, которые он сочтет целесообразными, чтобы обеспечить удовлетворение претензий, содержащихся в жалобе.

Однако, несмотря на вышесказанное, Устав МОТ не дает твердой правовой базы для привлечения к ответственности государств-членов МОТ, которые не выполняют свои обязательства по ратифицированным конвенциям. МОТ не может принудительно обязать государство изменить свое национальное законодательство, с тем, чтобы оно не противоречило ратифицированной конвенции. Ответственность государств, не исполняющих своих обязательств, носит исключительно моральный характер.

Согласно ст. 52 Конвенции № 188 каждый раз, когда Административный совет считает это необходимым, он представляет МКТ доклад о применении данной Конвенции.

Таким образом, подытоживая сравнительно-правовой анализ международно-правовых и национальных норм о труде в рыболовном секторе, следует отметить, что принятие Конвенции № 188 - важный шаг для решения проблем, связанных с трудом на рыболовном судне. Нормы Конвенции содержат положения, призванные обеспечить, чтобы работникам, занятым на рыболовных судах, были гарантированы и предоставлены должный уровень безопасности и гигиены труда, медицинской помощи, право на получение медицинской помощи на берегу больным или травмированным рыбакам, право на достаточный отдых, право на социальную защиту, право на достойные условия труда рыбаков и т.д.

Помимо этого, положения Конвенции № 188 направлены на обеспечение того, чтобы промысел рыболовными судами строился и поддерживался таким образом, который позволяет членам экипажа иметь также достойные условия жизни на борту судна, пригодные для длительного нахождения в море, что немаловажно как для самих рыбаков, так и для успешной деятельности самого судна.

Безусловно значимым является установление Конвенцией № 188 механизма обеспечения соблюдения и исполнения ее положений государствами, ратифицировавшими данный международно-правовой акт. В частности, рыболовные суда, плавающие под иностранным флагом, должны подвергаться инспектированию в портах государства-участника Конвенции № 188, на предмет соответствия ее требованиям.

Осуществление таких инспекционных мероприятий должно способствовать должному и всеобъемлющему применению требований Конвенции № 188 на рыболовных судах и необходимости государственного контроля за их соблюдением. Безусловно, инспектирование рыболовных судов на соответствие требованиям Конвенции № 188 - важный элемент современного международноправового управления рыболовством, поскольку предусматривает ответственность, как судовладельца, так и государства флага такого судна.

Также важно подчеркнуть, что в развитие Конвенции № 188 в дальнейшем были приняты два документа: Руководство по инспектированию государством порта 2010 г. и Руководство по инспектированию государством флага 2016 г., которые были разработаны в рамках трехсторонних совещаний экспертов с участием представителей государств, работодателей и работников.

Руководство по инспектированию государством порта 2010 г. было разработано с целью оказания помощи администрациям государства порта эффективно выполнять свои обязанности по инспектированию рыболовных судов в соответствии с Конвенцией № 188, а также содействовать гармонизации в осуществлении положений этого международного договора, касающихся ответственности государства порта. Руководство предназначено для предоставления дополнительной практической информации и рекомендаций для администраций портов, которые могут быть адаптированы с учетом национальной практики и политики.

Руководство по инспектированию государством флага 2016 г. следует рассматривать как дополнение к национальным мерам, которые государство- участник Конвенции № 188 должно принять в отношении деятельности своих администраций в части рыболовных судов. Оно направлено на оказание помощи государствам в эффективном осуществлении их юрисдикции и контроля над судами, плавающими под их флагом, посредством создания системы по обеспечению соблюдения национальных правовых норм, с помощью которых Конвенция № 188 реализуется. Кроме того, данное Руководство предназначено для предоставления государствам флага дополнительной практической информации и рекомендаций, которые могут быть адаптированы с учетом национального законодательства и других мер, с помощью которых Конвенция № 188 применяется.

Как было отмечено выше, Конвенция № 188 вступит с силу 16 ноября 2017 г. Российская Федерация участвовала в принятии Конвенции, но до настоящего времени не ратифицировала ее. В связи с этим, как представляется, важно разработать рекомендации о необходимости участия России в Конвенции № 188.

Российская Федерация является одновременно государством порта, государством флага и страной - поставщиком рабочей силы. Поэтому МОТ рассматривает нашу страну в числе приоритетных государств, где необходимо продвигать ратификацию Конвенции о труде в рыболовном секторе.

Следует иметь в виду, что после вступления Конвенции № 188 в силу до ее ратификации Российской Федерацией, суда, плавающие под российским флагом, будут подвергаться инспекциям со стороны портовых властей любого государства, ратифицировавшего Конвенцию, с предъявлением к нашим судам требований соблюдения положений Конвенции в полном объеме и возможностью вводить соответствующие ограничения. При этом Российская Федерация не будет иметь право предпринимать аналогичные действия. Как показывает опыт последних лет, в 80% случаев инспекторы, проверяя состояние трудовых и социальных вопросов, выявляют и технические недостатки, что приводит к длительным задержкам судов в иностранных портах.

В этой связи, по нашему мнению, Российской Федерации необходимо ратифицировать Конвенцию № 188, тем более, что аналогичный акт - Конвенция о труде в морском судоходстве 2006 г. была ратифицирована Россией в 2012 г[218].

Думается, что отсутствие инициативы по ратификации Конвенции № 188 может повлечь справедливые вопросы и непонимание со стороны государств- членов МОТ и самой Организации, поскольку им будет сложно понять логику ратификации Российской Федерацией Конвенции о труде в морском судоходстве и нежелания сделать это с Конвенцией о труде в рыболовном секторе. Оба этих международных договора во многом похожи (хотя и не без отличий, связанных с некоторой спецификой работы моряков и рыбаков), цели и задачи этих актов одни и те же, ключевые положения во многом совпадают и т.д. Поэтому такое разное отношение нашей страны к двум практически идентичным по своей сути конвенциям будет выглядеть довольно странным.

Учитывая всеобъемлющий для сферы трудовых отношений в рыболовном секторе характер Конвенции, реализация ее положений не является заботой только Минсельхоза России и подведомственного ему Росрыболовства, а затрагивает компетенцию различных федеральных органов исполнительной власти и требует сплоченных действий всех заинтересованных сторон - как государственных органов, так и социальных партнеров.

В числе сфер государственного регулирования положения Конвенции затрагивают проблемы обеспечения гарантий трудовой деятельности в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены, вопросы найма и трудоустройства рыбаков, паспортно-визовой службы, социальных гарантий, государственного портового и пограничного контроля, деятельность консульских учреждений и межгосударственных финансовых отношений. При этом важна роль социальных партнеров, от которых стоит ожидать консолидированного и конструктивного подхода к решению задачи по обеспечению установленных Конвенцией трудовых прав рыбаков.

По нашему мнению, ратификация и дальнейшая реализация Конвенции № 188 послужат развитию международных экономических связей Российской Федерации; созданию новых рабочих мест и достойных условий труда для российских граждан; совершенствованию национально-правового регулирования труда членов экипажей рыболовных судов; обеспечению безопасности мореплавания российских рыболовных судов; укреплению статуса России как морской рыболовной державы, внедряющей новейшие и эффективные меры регулирования рыболовства; повышению ее авторитета в международном сообществе и др.

Безусловно, ратификация Конвенции № 188 потребует внесения серьезных изменений в действующее законодательство, регулирующее труд членов экипажей рыболовных судов, а также принятия новых нормативных правовых актов.

Стоит отметить, что МОТ разработала план действий широкомасштабной ратификации Конвенции № 188 в первую очередь государствами с достаточно высокой долей в рыболовном секторе. В этот список входят государства флага, государства порта и государства - поставщики рабочей силы. Таким странам со стороны МОТ будет оказана помощь при подготовке национального законодательства во исполнение требований конвенции. Важными также будут методические рекомендации в отношении инвентаризации мер социальной защиты и социального обеспечения рыбаков.

<< | >>
Источник: Бекяшев Дамир Камильевич. СОВРЕМЕННЫЕ МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ РЫБОЛОВСТВА. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Москва - 2017. 2017

Еще по теме §2. Сравнительно-правовой анализ международно-правовых и национальных норм о труде членов экипажей рыболовных судов:

  1. §1. Международное правовое регулирование и административное права.
  2. 3.1. Система обеспечения безопасности судоходства во внутренних морских и внутриконтинентальных водах Российской Федерации
  3. ОГЛАВЛЕНИЕ
  4. ВВЕДЕНИЕ
  5. §2. Сравнительно-правовой анализ международно-правовых и национальных норм о труде членов экипажей рыболовных судов
  6. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  7. БИБЛИОГРАФИЯ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -