<<
>>

Международно-правовое регулирование доступа коренных народов к земле и ресурсам.

Одной из общих и отличительных особенностей коренных народов во всем мире является их особая связь со своими землями, территориями и природными ресурсами. Доступ к землям и ресурсам имеет ключевое значение для выживания коренных народов во всем мире.

Сюда входят духовные, культурные, социальные и политические узы, связывающие коренные народы с землями и территориями, которые они населяют или используют иным образом и которые очень важны для их физического и культурного выживания, развития и жизнедеятельности.

Право коренных народов на доступ к земле и ресурсам находит свое признание в международном праве, что, соответственно, требует особого внимания государств и подразумевает под собой принятие позитивных обязательств и конструктивных действий с их стороны. В адрес правительств государств, где проживают представители коренных народов, был сделан настоятельный призыв консультироваться с коренными народами по вопросам управления земельными и другими ресурсами.

Однако индустриальное развитие государств по-прежнему причиняет экологический ущерб природным ресурсам в местах расселения коренных народов. В целом ряде государств правительства и транснациональные корпорации продолжают строить плотины для гидроэлектростанций и дороги, ведут добычу природных ресурсов и вырубку лесов. Все это несет угрозу хрупким экосистемам и причиняет ущерб достаточно обширным районам, где проживают коренные народы.

Безусловно, привязанность к земле или вернее сказать месту своего рождения является общим свойством любого человека, но совершенно очевидно, что для коренных народов, особенно ведущих традиционный образ жизни, земля имеет более глубокое значение, как духовное, так и материальное. C доступом коренных народов к земле и ресурсам связана реализация их прав на самоопределение, самоуправление, традиционный образ жизни, развитие и т.д. Тем самым возникают условия для консолидации народа, развития языка, культуры, а также решения различных социальных вопросов.

В литературе справедливо подмечено, что ущемление [170]

прав коренных народов зачастую обусловлено отсутствием у них прав на землю и другие природные ресурсы. Таким образом, землепользование, земельные права и рациональное использование ресурсов были и остаются наиглавнейшими вопросами для коренных народов.

Международно-правовые гарантии доступа коренных народов к земле и природным ресурсам закреплены сегодня в самых различных документах. В части 2 статьи 1 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах 1966 года отмечено, что: «Все народы для достижения своих целей могут свободно распоряжаться своими естественными богатствами и ресурсами... Ни один народ ни в коем случае не может быть лишен принадлежащих ему средств существования». Сегодня, в условиях, когда все люди равны и международным правом провозглашается принцип равноправия и самоопределения народов, можно с уверенностью сказать, что это правило относится и к представителям коренных народов мира.

Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 года в статье 27 закрепил право пользоваться своей культурой, исповедовать свою религию и исполнять ее обряды за представителями этнических, религиозных и языковых меньшинств.[171] [172] [173] Затем Комитет по правам человека, действующий в соответствии с названным документом, дал свое разъяснение данного положения. В частности он отметил, что право пользования какой- либо конкретной культурой может предполагать образ жизни, связанный с территорией и использованием ее ресурсов. И в первую очередь это касается членов общин коренных народов, составляющих меньшинство, для которых

право на культуру неотъемлемо связано с такими традиционными видами деятельности, как охота, рыболовство, собирательство. То есть, как отмечается в докладе, их право на культуру включает в себя право жить в резервациях, охраняемых законом, а также право требовать осуществления действенных правовых мер по их защите и мер, направленных на обеспечение эффективного участия членов общин меньшинств в принятии

175

решении, которые их затрагивают.

Нечто похожее, в смысле интерпретации права на культуру, имело место в Скандинавских странах по отношению к саами, которые являются коренным народом в Швеции, Финляндии и Норвегии. В 1980-е годы при исследовании правового статуса саами был сделан вывод о том, что в понятие «культура» должно вкладываться и материальное условие, так как культура коренных народов тесно связана с традиционной эксплуатацией природных ресурсов.[174] [175] Таким образом, в определение саамской культуры должны включаться традиционные средства их жизнеобеспечения, такие как оленеводство, охота, рыболовство, которые формируют материальный базис этой культуры.

Подобное положение содержится также в Общей рекомендации XXIII (51) в отношении прав коренных народов, принятой Комитетом по ликвидации расовой дискриминации на его заседании от 18 августа 1997 года. Рекомендация призывает государства уважать и признать своеобразные историю, культуру, язык и уклад жизни коренных народов как одно из богатств национальной самобытности и содействовать в их сохранении. Особое внимание обращается на необходимость признать и охранять права коренных народов обустраивать, владеть, использовать и контролировать свои территории, земли и ресурсы. Там, где их территории и земли, которыми они традиционно владели или на которых они проживали, используются без их добровольного и осознанного согласия или отобраны,

- 177

принять меры для возвращения таких земель и территории.

Наиболее полное закрепление прав коренных народов на землю и ресурсы получило в Конвенции Международной организации труда № 169 от 1989 года. Раздел о земле в Конвенции подробно регламентирует данный вопрос. В статье 14 говорится: «За соответствующими народами признаются права собственности и владения на земли, которые они традиционно занимают. Кроме того, в случае необходимости, применяются меры для гарантирования этим народам прав пользования землями, которые заняты не только ими, но к которым у них есть традиционный доступ для осуществления их жизненно необходимой и традиционной деятельности.

Особое внимание обращается на положение кочевых народов и народов, практикующих переложное земледелие». Процесс присоединения государств к Конвенции № 169 идет медленно и непросто. Проблема, в частности, заключается в том, что во многих странах-участницах Конвенции до сих пор не закончен процесс определения границ земель, традиционно занимаемых коренными народами.

Земля, согласно Конвенции, делится на два вида:

• традиционно занимаемая,

• используемая.

В первом случае это земли традиционного проживания коренных народов, в отношении которых за этими народами признается право собственности и владения, данное право понимается как публично-правовое, [176] [177] в рамках отношений «государство-народ», а не частноправовое, когда земля выступает как объект хозяйственной деятельности.

Во втором случае - под используемыми землями понимаются те, которые заняты не только аборигенами, но к которым у них есть традиционный доступ для осуществления своей необходимой и традиционной деятельности. Коренные народы по общему правилу не выселяются с занимаемых ими земель, однако коренные народы могут быть выселены с занимаемых ими земель и территорий, когда это считается необходимым в виде исключительной меры.[178] [179]

Статья 16 Конвенции гласит о случаях, когда переселение все таки возможно. При наличии их свободного и сознательного согласия; при отсутствии согласия - только в соответствии с установленными законами должными процедурами, включая при необходимости официальные расследования с участием представителей аборигенов; с сохранением права

возвращения на свои традиционные земли по прекращению действия

180

основании, вызвавших переселение; с предоставлением возможности жить на землях, не уступающих по своему качеству ранее занимаемым землям, позволяющих им удовлетворять свои нужды и развиваться, или, если народы предпочитают, получить компенсацию в денежном выражении или натурой; переселенные таким образом лица получают полную компенсацию за понесенные ими в связи с этим убытки или ущерб. Статья 18 Конвенции налагает санкции за неправомерное вторжение на земли коренных народов или за неправомерную эксплуатацию этих земель.

Возвращаясь к статье 14 Конвенции, закрепляющей право собственности на землю за коренными народами, следует отметить, что она является главным препятствием ратификации Россией настоящего документа. В то же время в отечественной литературе высказывается мнение, согласно которому наличие подобного пункта на самом деле не является препятствием придания юридической силы данной Конвенции на территории нашей страны. В частности, подчеркивается, что ни для одной из ратифицировавших Конвенцию стран не характерно предоставление коренным народам права собственности на землю, как это прописано в статье 14. При этом данный факт совершенно не мешает Норвегии, Гватемале и Дании решать вопросы использования земель и природных ресурсов в местах проживания и хозяйственной деятельности коренных народов на основе широких консультаций с коренными народами и получения их свободного, предварительного и осознанного согласия.

Для Норвегии, Гватемалы и Гренландии более подходящей является форма долгосрочного безвозмездного пользования землями, нежели предоставление их коренным народам на праве собственности, и поэтому данное положение не явилось препятствием на пути ратификации ими Конвенции МОТ № 169. К тому же, как отмечал бывший президент Ассоциации коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока РФ Харючи С.H., коренные малочисленные народы России не ставят вопрос о признании за ними прав собственности на землю, для них имеет значение право их использования для ведения традиционных видов хозяйственной деятельности. Поэтому они ставят вопрос о признании за [180] [181]

ними права безвозмездного пользования теми землями, которые населяли их

183

предки, а собственником земель должно быть государство.

В Российской Федерации идея принятия Конвенции № 169 не находит поддержки со стороны государственных структур. Прежде всего, у них вызывает сомнение само определение коренных народов, которым посвящена Конвенция. И, во-вторых, Правительству РФ представляется преждевременным принятие положений Конвенции, регулирующих права коренных народов на собственность и владение землями, которые они традиционно занимают, а также на распоряжение поверхностными

184

ресурсами.

Причина такой позиции объясняется тем, что в условиях современного устройства Российской Федерации это может повлечь за собой нарушение прав некоренного населения и, как следствие, обострение межнациональных отношений. Кроме этого, коренные малочисленные народы никогда не имели частной собственности на землю. К тому же зарубежный опыт

185

свидетельствует о печальных фактах передачи земли в собственность. Присоединение России к Конвенции может повлечь за собой непредсказуемые экономические требования коренных народов к Правительству РФ.

Поэтому, на наш взгляд, присоединение России к Конвенции МОТ № 169 должно произойти с оговорками, которые допускаются самой [182] [183] [184]

конвенцией, и коснуться они должны, в частности, прав коренных народов на земли. Учитывая опыт зарубежных стран, присоединившихся уже к конвенции, России необходимо признать за коренными малочисленными народами право долгосрочного и безвозмездного пользования землями, на которых они проживают и ведут традиционный образ жизни.

Свое дальнейшее развитие право коренных народов на доступ к землям и ресурсам получило в Конвенции о биологическом разнообразии 1992 года. В преамбуле Конвенции указывается на признание большой зависимости многих местных общин коренных населения, являющихся хранителями традиционного образа жизни, от биологических ресурсов.[185] [186]

Интересный опыт в сфере международных гарантий доступа коренных народов к земле и ресурсам имеется в рамках Организации Американских Государств (ОAT). В 1995 году в Межамериканскую комиссию по правам человека поступила на правительство Никарагуа жалоба от имени представителей индейской общины Авас Тингни и Индейского правового центра. В жалобе говорилось о том, что власти Никарагуа нарушили права общины, не сумев защитить и гарантировать имущественные права ее членов, в частности, говорилось о незаконной вырубке корейской компанией леса с разрешения правительства страны.

Комиссия решила, что власти Никарагуа несут ответственность за нарушения прав, зафиксированных в статье 21 Конвенции, предоставив концессию корейской компании на проведение лесозаготовительных работ и строительство дороги на землях общины Авас Тингни. Дело затем было передано Комиссией в Межамериканский суд. В августе 2001 года Межамериканский Суд по правам человека вынес решение по делу «Община Авас Тингни против Никарагуа», где Суд подтвердил, что общине Авас

Тингни принадлежат права на их исконные ресурсы, земли и окружающую среду. Суд поддержал территориальные права коренных народов и заявил, что права эти основаны не на основе признания или внесения в реестр властями, а на основе пользования и владения данными территориями в соответствии с местными традиционными формами владения. Суд признал, что права на ресурсы и исконную землю коренных народов основаны на их

189

традиционном владении.

Так как владение землей является продуктом традиции, то этого достаточно для того, чтобы наделить местные общины правом на получение официального признания и регистрации их прав собственности».[187] [188] [189] Таким образом, Суд подтвердил первостепенное значение территориальных прав местных общин для их культурной целостности. А также дал понять, что источником права собственности является традиционное владение территорией.[190] [191] Другое известное дело Межамериканской комиссии по правам человека - дело сестер Мэри и Кэрри Дэн против США. В 2002 году Комиссия признала США виновными в незаконном изъятии принадлежащих

192

западным шошонам земель, это стало настоящим прорывом в деле защиты прав коренных народов, США были признаны виновными в нарушении норм международного права, и им было рекомендовано возвратить шошонам земли в штате Невада.

В 2005 году Организацией Объединенных Наций было объявлено Второе Международное десятилетие коренных народов мира и была принята программа действий, предусматривающая решение пяти основных задач, а именно укрепление международного сотрудничества в решении проблем, стоящих перед коренными народами в таких областях, как здравоохранение, культура, права человека, образование, окружающая среда и экономическое развитие. В документе, в частности, говорится о поощрении полноправного и деятельного участия коренных народов в принятии решений, которые прямо или косвенно затрагивают их образ жизни, традиционные земельные угодья и территории, их культурную самобытность на основе принципа свободного, предварительного и осознанного согласия.

Взаимосвязь между правом коренных народов на развитие, защитой прав коренных народов на их земли, территории и природные ресурсы и защитой их культур и самобытности нашла отражение в Декларации ООН о правах коренных народов 2007 года, принятой в рамках Второго Международного десятилетия коренных народов мира. В ее преамбуле четко утверждается, что контроль коренных народов за событиями, затрагивающими их территории, земли и ресурсы, позволит им сохранять и укреплять свои традиции, институты, культуру и а также содействовать своему развитию в соответствии с их потребностями и устремлениями.[192] [193]

Понятие «территории и земли» используется для обозначения всех компонентов окружающей среды, и включает воздушное пространство, земли, воды, фауну, флору и другие ресурсы, которые традиционно

принадлежали коренным народам или которые иным образом занимались или использовались ими.[194] Статьи 26, 27 и 28 Декларации стали ключевыми положениями документа, закрепляющими за коренными народами беспрецедентные права на земли и огромные ресурсы.

Таким образом, вопросы доступа коренных народов к землям и ресурсам нашли свое концептуальное развитие в Декларации ООН 2007 года. Согласно этому документу коренные народы были наделены широкими возможностями контролировать свои исконные земли и территории. Включая право на возвращение их земель и территорий, которые были конфискованы или заняты, а также право на восстановление и охрану окружающей среды и производственного потенциала их земель и территорий.

Российская Федерация воздержалась при голосовании на Генеральной Ассамблеи ООН по проекту Декларации о правах коренных народов. Следует признать, что государственная политика Российской Федерации в отношении коренных народов имеет свои специфические черты и отличается от современной политики ряда других государств, на территории которых также проживают представители коренных народов.

Из-за промышленного освоения, начавшегося в 1960-е годы, существование коренных малочисленных народов в России оказалось под угрозой. Была нарушена природная среда их проживания и весь уклад жизни. Необходимо подчеркнуть, что в Советском Союзе проводилась целенаправленная политика ассимиляции и русификации всего нерусского населения, в том числе коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока.[195] Территории для ведения промыслового хозяйства и оленеводства постоянно сокращались, их культура, язык и образ жизни

сильно деформировался. Из всего комплекса проблем прав коренных малочисленных народов наиболее остро стал вопрос их права на доступ к земле и природным ресурсам, как основу их существования.

Выводы:

Государство должно обеспечивать приоритетный доступ к природным ресурсам в местах проживания коренных народов в целях защиты и уважения прав коренных народов на питание, занятость и существование. Все противоречивые моменты в российском законодательстве в сфере обеспечения прав коренных малочисленных народов на доступ к земле и ресурсам должны быть разрешены в пользу прав коренных народов. Об этом говорил и Специальный Докладчик ООН по правам коренных народов, господин Джеймс Анайя, который отмечал в своем итоговом докладе после визита в Россию в 2010 году о необходимости «внести ясность, логичность и последовательность в законы, относящиеся к правам коренных народов, особенно право доступа к земле и ресурсам».[196] [197]

Право доступа коренных народов к землям и ресурсам одно из важнейших. Его обретение вызывает острую дискуссию и нередко активное противодействие. Можно предположить, что связано это с незнанием специфики этих народов или другими причинами. Главная же причина состоит в том, что земли коренных народов богаты газом, нефтью и иными природными ископаемыми, соответственно, признанию права коренных народов на доступ к землям их исконного проживания противопоставляется позиция органов государственной власти.

Проблема земли является ключевой для коренных народов. Доступ к земле и ресурсам для коренных народов, занимающихся оленеводством, охотой, рыболовством и собирательством составляет духовную и материальную основу жизнедеятельности. Без этого коренные народы обречены на исчезновение или утрату своей идентичности и самобытной культуры. Необходимо помнить и о том, что коренные народы - первопоселенцы, что накладывает дополнительные моральные обязательства на государства. Лишать коренные народы возможности хозяйствовать и жить на этих землях есть высшая, неприемлемая для государства, несправедливость. К тому же решая проблему доступа коренных народов к земле и ресурсам, государство создает предпосылки для рационального использования природных богатств и защиты экологической системы.[198]

Каждое государство должно предпринимать непосредственные шаги по обеспечению коренным народам, чье существование зависит от традиционного природопользования, устойчивого доступа к землям и природным ресурсам, что гарантирует им возможность воспользоваться своим правом на пропитание в соответствии со статьей 11 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах.[199] Свободный и гарантируемый доступ к земле, территориям с пастбищами, рыболовными и охотничьими угодьями, и доступ к биологическим ресурсам есть необходимое условие для полного удовлетворения прав представителей коренных народов на существование, культурную идентичность и соответствующее пропитание.

Право коренных народов на доступ к земле и ресурсам является основополагающим в системе их экологических прав, без него, например, невозможна реализация права на традиционное природопользование. Доступ к земле и ресурсам для коренных народов, живущих рыболовством, охотой, оленеводством и собирательством образует материальную и духовную основу их жизнедеятельности. Без этого права коренные народы обречены на утрату своей самобытной культуры и идентичности и в конечном итоге исчезновение. В международном праве признается право собственности коренных народов на территории, земли и ресурсы, которые они исторически использовали, занимали, и к которым у них был доступ. Коренные народы имеют право на реституцию территорий, земель и ресурсов, которые они традиционно использовали и владели или которые были заняты или повреждены пришельцами, или конфискованы. В случае, если реституция не возможна, коренные народы должны получать право на соразмерную компенсацию.

<< | >>
Источник: ГИЛЯЗЕВА ДИАНА РАШИТОВНА. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ НОРМ МЕЖДУНАРОДНОГО И НАЦИОНАЛЬНОГО ПРАВА В СФЕРЕ ОХРАНЫ ЭКОЛОГИЧЕСКИХ ПРАВ КОРЕННЫХ НАРОДОВ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. 2015Казань. 2015

Еще по теме Международно-правовое регулирование доступа коренных народов к земле и ресурсам.:

  1. § 2. Принципы международного экологического права
  2. § 4. Кодификация норм международного экологического права
  3. § 2. Охрана животного и растительного мира в международном экологическом праве
  4. § 2.2. Взаимосвязь норм о правах человека и международных экологических норм в регулировании рационального использования пресной воды
  5. § 1.2. Развитие международно-правового регулирования космической деятельности
  6. §1. Международно-правовые проблемы управления морским биоразнообразием
  7. Экологические права коренных народов: понятие и виды.
  8. Понятие и содержание права коренных народов на традиционное природопользование в международном праве.
  9. Сохранение биоразнообразия и доступ к генетическим ресурсам коренных народов в международном праве.
  10. Международно-правовое регулирование доступа коренных народов к земле и ресурсам.
  11. Соотношение норм международного и национального права в сфере охраны экологических прав коренных народов в зарубежных странах (на примере США, Канады, Норвегии, Швеции и Финляндии).
  12. Имплементация норм международного права (Конвенция МОТ № 169, Декларация ООН 2007 года) в законодательство Российской Федерации об экологических правах коренных малочисленных народов.
  13. Предмет международного природоресурсного права
  14. Источники международного природоресурсного права
  15. Правосубъектность участников международных природоресурсных отношений
  16. §3. Правовой режим Арктического региона в контексте военно-политического измерения арктических стратегий России и Канады
  17. § 4. Права и свободы пациента как объект уголовно-правовой охраны
  18. Финансово-правовые основы реализации прав коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока
  19. Международный опыт финансово-правового обеспечения коренных малочисленных народов
  20. Правовое регулирование недропользования на участках недр Арктической зоны Российской Федерации
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -