<<
>>

6.1 Правоприменительные акты судебных органов по гражданским делам и их правоохранительный и правоустанавливающий характер

Эффективность правосудия в значительной степени зависит от полноценности и качества принимаемых судебными органами правоприменительных актов по гражданским делам. Фактор их абсолютной законности и обоснованности способен обеспечивать оптимальную реализацию прав и интересов субъектов гражданских правоотношений, а также исполнение обязанностей всеми участниками гражданского оборота.

Рассмотрим некоторые теоретические и практические проблемы, связанные с сущностью, содержанием, законностью и обоснованностью правоприменительных актов судебных органов по гражданским делам, без акцентирования внимания на процессуальных аспектах вынесения таких актов, которые, безусловно, должны быть предметом отдельного анализа. Однако при этом нельзя избежать обращения к отдельным сторонам гражданского процесса, помня о том непреложном факте, что материальное право имеет свои необходимые процессуальные формы, иначе говоря, процесс служит формой жизни материального закона, хотя и обладает известной самостоятельностью. Как известно, основной формой реализации процессуальных норм в гражданском судопроизводстве является применение права. Отсюда логично вытекает неизбежность органического увязывания норм материального и процессуального права при изучении правоприменительного процесса в целом, и природы правоприменительных актов, в частности.

При рассмотрении каждого конкретного гражданского дела суд выполняет предписания закона, который определяет порядок и содержание его деятельности. Указанные предписания закона представляют собой совокупность норм материального права, на основании которых суд дает правовую оценку рассматриваемому факту, и норм процессуального права, определяющих порядок деятельности суда, его полномочия, права и обязанности участвующих в деле лиц. И те, и другие гражданско-правовые нормы обязательны для суда, и их соблюдение является необходимым условием осуществления правосудия.

Суды, как властные государственные органы, обладают специальной компетенцией по отправлению правосудия и наделены правом принимать особые правоприменительные акты, не имеющие нормативной природы, издаваемые в связи с конкретным делом и обязательные только в отношении сторон, участвующих в рассмотрении определенного дела. Разрешение гражданского дела выражается в суждениях суда по фактам, устанавливаемым в судебном заседании, по действиям, совершаемым участниками процесса. Суждения суда материализуются в форме постановлений – выраженных в письменном виде властных волевых актов суда, обеспеченных государственным принуждением, обязательных для исполнения всеми участвующими в процессе лицами.

Основным правоприменительным актом судебных органов по гражданскому делу, наряду с такими видами судебных постановлений, как определения, судебные приказы, является судебное решение – закономерный итог процесса применения права, заключительная стадия разбирательства гражданского дела в судебном заседании, другими словами, правовой результат разрешения определенной жизненной ситуации, потребовавшей приведения в действие на властной основе норм гражданского материального и процессуального права. В действии судебного решения особое значение имеет применение судом к конкретным обстоятельствам дела объективной гражданско-правовой нормы. В этом смысле судебное решение по гражданскому делу можно считать выражением закона применительно к вполне определенным имущественным или личным неимущественным гражданским правоотношениям.

Судебные решения выносятся по всем видам гражданского судопроизводства: искового производства; производства по делам, возникающим из административно-правовых отношений; по делам особого искового и особого производства. Правильность судебного решения находится в самой непосредственной связи с качеством осуществления предыдущих стадий применения права, а выводы суда, которые должны быть изложены в решении, зависят от выяснения следующих обязательных моментов: анализа и оценки всех представленных сторонами и исследованных доказательств; определения полноты обстоятельств, имеющих значение для дела; характера правоотношений сторон; выбора гражданско-правовой нормы, которая должна быть применена по данному делу.

Правильность судебного решения состоит в соответствии его фактическим обстоятельствам каждого разбираемого дела – постулату правомерности и постулату материальной правды. Эти фундаментальные правоутверждающие начала, вбирающие в себя юридические, социальные и гуманитарные идеи человеческой цивилизации, определяют типологию правовых систем и судопроизводственной деятельности, ее цели, задачи, содержание и эффективность [250, с.14]. Правильное применение нормы гражданского материального права к конкретной жизненной ситуации подразумевает вынесение судебного решения на основании законодательства, действующего на момент возникновения гражданско-правового отношения; обоснование решения законом, регулирующим сходные отношения в случае отсутствия нормы права, относящейся к спорным отношениям; разрешения спора, исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства, если нормы закона отсутствуют вообще.

При применении норм гражданского права судом должен учитываться факт верховенства норм Конституции, имеющей высшую юридическую силу и прямое действие на всей территории Республики Казахстан. Это означает, что суд не вправе основывать свое решение на законах, а также любых иных нормативных правовых актах, касающихся прав, свобод, обязанностей граждан, если они не были официально опубликованы для всеобщего сведения. Согласно ст.4 Конституции РК, нормы международных договоров относятся к действующему в Республике Казахстан праву, следовательно, такого рода соглашения, ратифицированные Республикой, имеют приоритет перед ее законами и применяются непосредственно, кроме случаев, когда из международного договора следует, что для его применения требуется издание закона.

Суд обязан исходить из принципов и требований гражданского права, предусматривающих, что решение суда должно быть законным и обоснованным. Законность решения означает, что оно вынесено в строгом соответствии с подлежащими применению нормами материального права и соблюдении норм процессуального права [251, с.84].

Смысл любого судебного решения по гражданскому делу как правоприменительного акта должен заключаться в обеспечении беспрепятственного действия норм гражданского права. При этом важнейшим качеством этого судебного решения является законная сила, посредством которой оно осуществляет важнейшие задачи правосудия – защиту прав и интересов субъектов гражданских правоотношений. Законность судебного решения по гражданскому делу зависит от правильности применения норм материального права. Исходя из практики, можно сделать вывод о том, что неправильное применение гражданско-правовых норм возможно при некоторых типичных ситуациях, когда суд применил закон, не подлежащий применению; суд не применил закон, подлежащий применению; суд неправильно истолковал примененный им закон. Под неприменением закона, подлежащего применению, понимается такое положение, когда в судебном акте отсутствует ссылка на закон, которым регулируется данное спорное материально-правовое отношение, и на основании которого можно было бы правильно разрешить дело. Однако отсутствие ссылки на норму материального права еще не является достаточным основанием к отмене судебного решения. Основание к его отмене будет иметься, когда в результате неприменения закона было вынесено неправильное постановление. Нормы, регламентирующие оформление и содержание судебного постановления (судебного решения) требуют, чтобы в нем была сделана ссылка на закон, которым руководствовался суд. Решение является законным в том случае, когда оно вынесено при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях закона, регулирующего сходное отношение, либо исходит из общих начал и смысла законодательства. Неприменение закона может иметь место по различным причинам: незнание судьями норм материального права, которые должны быть применены к данному правоотношению; пренебрежительное отношение к закону (игнорирование правил, требующих обязательной ссылки на закон); отсутствие нормы права, которой регулируется данное отношение.

Чаще в практике встречаются случаи применения закона, не подлежащего применению, или неправильного истолкования закона. Ошибка, допущенная судом в этих вопросах, как правило, ведет к вынесению незаконного постановления. В первых двух случаях, когда суд применил закон, не подлежащий применению, и суд не применил закон, подлежащий применению, факт неправильного применения материальных норм гражданского права налицо, лежит на поверхности, в то время как последняя из приведенных ситуаций (неправильное истолкование закона) может потребовать тщательного анализа. Как известно, судебное толкование норм гражданского права является наиболее важным видом интерпретационной деятельности, поскольку все споры о праве в сфере гражданского оборота разрешаются в судебном порядке. Следовательно, центральным субъектом правоприменительной работы становится судебный орган, от умения которого грамотно, профессионально, на научной основе осуществить толкование закона и Конституции, зависит режим законности, защита прав, свобод и интересов физических и юридических лиц [252, с.36].

Непременным условием законности решения суда как правоприменительного акта является его обоснованность. Необоснованность будет служить безусловной причиной отмены решения по гражданскому делу, следовательно, правильное понимание содержания понятия обоснованности решения имеет большое практическое значение. Понятие необоснованности всех судебных постановлений трактуется как их неправильность с точки зрения фактических обстоятельств дела. Необоснованным считается постановление, когда судом не полностью выяснены обстоятельства, имеющие значение для дела. Неполное выяснение обстоятельств понимается как невыяснение всех юридических фактов, имеющих существенное значение для правильного разрешения дела. Принимая исковое заявление и осуществляя подготовку дела к судебному разбирательству, судья должен определить круг фактов, подлежащих проверке. Существенными для разрешения конкретного дела юридическими фактами могут быть лишь факты, являющиеся основаниями иска или возражений против исковых требований, свидетельствующие о наличии или об отсутствии правоотношения между сторонами, прав и обязанностей сторон в спорном правоотношении.

Состав таких фактов определяется на основании нормы материального права, регулирующей данное правоотношение. Однако нормы материального права, как правило, содержат лишь указания общего и принципиального характера (в гипотезе правовой нормы). Судебным органам приходится самим определять и уточнять круг таких необходимых фактов. Это составляет трудности и вызывает ошибки на различных стадиях применения права, влекущие необоснованность судебного решения по гражданскому делу. К примеру, это происходит в случаях, когда суд не выяснил весь необходимый фактический состав, не доказал те или иные факты надлежащими средствами, не исследовал и не оценил их в установленном порядке и т.д. Иногда выводы суда, изложенные в его решении, могут не соответствовать установленным обстоятельствам.

К примеру, нельзя согласиться с выводом Жетысуского районного суда г. Алматы, удовлетворившего иск гражданина П. о признании договора купли-продажи автомашины состоявшимся на том основании, что договор составлен в простой письменной форме и не противоречит закону, не нарушает прав третьих лиц. Наличие доверенности на продажу автомашины и расписки, на которые сослался суд, является лишь одним из доказательств того, что договор купли-продажи автомашины между гражданами П. и Х. состоялся. Вместе с тем, суд должен был всесторонне и полно проверить, исполнена ли фактически сделка сторонами или хотя бы одной из них, не нарушает ли прав третьих лиц по своему содержанию, не противоречит ли она законодательству. В данном случае гражданин Х. доверил гражданину П. продать автомашину, но доверенность не может свидетельствовать о заключении между сторонами договора купли-продажи. Суд же, признавая сделку состоявшейся, не установил то обстоятельство, не противоречит ли сделка по своему содержанию закону. К тому же, если стороны признают, что между ними сделка фактически совершена и не возражают оформить ее в установленном порядке, то спор между сторонами отсутствует и дело не подлежит судебному разрешению [253, с.39].

В юридической науке довольно широко распространено мнение о тождественности обоснованности судебного решения и его истинности, согласно которому обоснованность решения понимается как соответствие вывода суда об обстоятельствах дела действительным взаимоотношениям сторон. Иными словами, это означает, что решение суда будет обоснованным, если суждение суда о фактических данных выражает истину, и эта истина достоверно установлена при анализе имеющихся в деле доказательств. При этом оправдание истинности выводов суда в самом тексте решения необязательно. Данное воззрение, несмотря на внешнюю приемлемость, все же страдает логическим несовершенством в силу того, что если бы обоснованность и истинность были тождественными понятиями, то требование обоснованности решения суда лишилось бы смысла, так как в таком случае всякое истинное суждение выступало бы и как обоснованное суждение, а требовать обоснования обоснованного логически неоправданно.

Также следует отметить и то, что обоснованность судебного решения в указанном случае касается лишь фактической стороны дела, но не правовой оценки фактических данных, которая охватывается понятием законности, неразрывно связанным с категорией обоснованности. Судебное решение может быть обоснованным, но незаконным, поскольку к правильно установленному фактическому составу может быть применен закон, неправильно истолкованный либо не подлежащий применению.

Из вышеизложенного можно сделать следующий вывод: изложенные в решении суда выводы только тогда будут обоснованными, если эти выводы о наличии или отсутствии фактов оправданы в решении, то есть указывается на те основания или доказательства, из которых вытекают выводы суда [208, с.131-132]. Разновидностью необоснованности постановления (судебного решения) является недоказанность обстоятельств, имеющих значение для дела, которые суд считает установленными. Необоснованность постановления здесь заключается в том, что суд признает факты установленными при отсутствии доказательств либо явной их недостаточности. Необоснованность постановления может иметь место и в результате несоответствия выводов суда, изложенных в постановлении, обстоятельствам дела. Следует иметь в виду, что постановление будет обоснованным лишь в случае, если суд из установленных им фактов сделает логически правильный вывод о фактических взаимоотношениях сторон, если изложенные в постановлении выводы соответствуют фактическим обстоятельствам дела, объективной действительности. При несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам дела, при малейшем сомнении в достоверности выводов постановление, как необоснованное, подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение. Сказанное полностью подтверждается словами Б.Ж. Абдраимова: «…Низкий КПД судейской деятельности многие юристы связывали с недостатками законодательства, но нынче ясно обозначилась проблема правоприменительной практики. То есть существует закон, но его применяют не совсем безупречно. Почти половина дел, поступающих сегодня в адрес коллегии по гражданским делам Верховного суда, возвращаются местным судам на новое рассмотрение. Призванные четко очерчивать правовое поле для каждой подсудной инстанции, региональные служители Фемиды нередко подменяют юридическую оценку по существу вопроса формальным, легко оспариваемым постановлением» [254].

Рассматривая судебное решение по гражданскому делу в качестве правоприменительного акта, необходимо затронуть и вопрос о его внутреннем содержании. Оно предопределяется существом применения права как особой разновидности властной деятельности, на осуществление которой суду, как важнейшему правоприменительному органу, законом предоставлены специальные правомочия, а также технологией применения права как мыслительного процесса, в ходе которого судья совершает некоторые интеллектуально-волевые операции с нормативным и фактическим материалом. Судебное решение по гражданскому делу состоит из вводной, мотивировочной и резолютивной частей в случаях, когда суд при разрешении дела по существу выносит краткое (сокращенное) решение. Мотивированное судебное решение по гражданскому делу выносится по письменному ходатайству сторон, заявленному до вступления решения в законную силу, либо по усмотрению суда в сроки, не превышающие более пяти дней. Мотивированное решение состоит из вводной, установочной, мотивировочной и резолютивной частей.

Первую структурную часть (вводную) можно назвать компетенционной, так как она включает в себя рассуждения судьи, посредством которых он обосновывает свои правомочия на разрешение данного гражданского дела. Выводы в данных рассуждениях представляют собой итог анализа норм, регулирующих вопросы подведомственности, подсудности такого рода гражданских дел, состава суда и т.д., а также соответствующих этим нормам фактических обстоятельств.

Установочная и мотивировочная части судебного решения по гражданскому делу состоят из рассуждений, посвященных установлению правовых и фактических оснований применения принудительных мер, а также оснований их индивидуализации, и могут быть названы констатационной частью. Именно на эту часть приходится обычно наибольший удельный вес содержания решения, отражаются суждения судьи о гипотезе применяемой нормы, о фактических обстоятельствах дела [255, с.75].

Мотивировочная часть судебного решения по гражданскому делу очень важна и содержит установленные судом фактические обстоятельства. Они устанавливаются на основании исследованных доказательств, представленных лицами, участвующими в деле, в совокупности с учетом требований об их допустимости, достоверности и относимости. Суд должен указать, почему он считает те или иные факты установленными или неустановленными, а также дать обоснование, почему он пришел к тому или иному вполне определенному выводу по поводу характеристики взаимоотношений сторон. В мотивировочную часть судебного решения по гражданскому делу также включается правовое обоснование выводов суда, которое обеспечивается приведением материальных норм гражданского права, которыми регулируются взаимоотношения сторон по делу, точная ссылка на закон, наименование закона со ссылкой на конкретные номера статей, пункты, части и т.д. [251, с.90].

Резолютивная часть судебного решения по гражданскому делу (предписывающая) отражает интеллектуально-волевые моменты его содержания, непосредственно отражающие веления, указания суда. Резолютивная часть решения содержит краткий и окончательный вывод суда по данному гражданскому делу и излагается четко, в императивной форме, чтобы у сторон и других лиц, участвующих в деле, не было сомнений в его содержании. К примеру, резолютивная часть судебного решения по гражданскому делу о взыскании денежной суммы может излагаться таким образом: «Взыскать с Сембаева Даулета Жумабаевича в пользу Сорокиной Натальи Ивановны 135560 тенге (сто тридцать пять тысяч пятьсот шестьдесят), судебные расходы в виде уплаченной государственной пошлины в размере 13556 тенге (тринадцать тысяч пятьсот шестьдесят шесть). Решение может быть обжаловано в течение пятнадцати дней с момента его оглашения в аппеляционную коллегию Карагандинского областного суда путем подачи жалобы либо принесения протеста прокурором через Казыбекбийский районный суд г. Караганды» [251, с.92].

Таким образом, от правильности применения гражданско-правовых норм зависит законность и обоснованность правоприменительных актов по гражданскому делу. Судебное решение как правоприменительный акт представляет собой важнейшее средство властной поднормативной регламентации общественных отношений. Поэтому в тех случаях, когда судебное решение неадекватно отражает социально заданную нормативность и служит достижению необоснованных экономических, политических целей, не придерживается социальных, нравственных ориентиров, например, гражданского, семейного права, оно неизбежно продуцирует дисфункциональные результаты: нарушает логику механизма осуществления права (на уровне саморегуляции отношений) и тормозит развитие прогрессивных общественных отношений [212, с.159].

Судебные постановления, решения и определения в большинстве своем являются законными и обоснованными, поскольку судебные ошибки и факты принятия судебных актов, противоречащих закону, недопустимы в правовом, демократическом государстве. Поэтому до вступления постановления в законную силу существует возможность проверки его законности и обоснованности в апелляционном порядке. Но на практике не исключены случаи, когда суд апелляционной инстанции не только не исправляет ошибку, допущенную судом первой инстанции, но и отменяет законное и обоснованное решение и выносит новое (незаконное), вследствие чего в законную силу вступает неправильное постановление. Такое же последствие может наступить и в тех случаях, когда решение суда первой инстанции не было обжаловано или опротестовано в апелляционном порядке в установленный законом срок, либо в ходе рассмотрения дел в суде первой или апелляционной инстанции участники процесса по каким-либо причинам не смогли представить доказательства (обнаружили их позднее). Принципы правосудия исключают возможность оставления в силе незаконного и необоснованного судебного постановления лишь потому, что допущенная ошибка не была исправлена своевременно, до вступления постановления в законную силу. Поэтому гражданское процессуальное законодательство предусматривает возможность исправления судебных ошибок после того, как постановление вступило в законную силу - в порядке судебного надзора.

В ГПК РК подробно урегулирован процессуальный порядок рассмотрения гражданских дел судами надзорной инстанции. Однако следует напомнить, что с начала 2006 года суды работают на основе изменившегося процессуального законодательства в силу принятия Закона РК «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный и Гражданский процессуальный кодексы Республики Казахстан по вопросам разграничения подсудности» от 18 января 2006 года. Названный закон положил начало постепенному отказу от института надзора в соответствии с мировой практикой с целью усиления роли судов первой инстанции и апелляционной инстанции, которая будет выполнять многие функции судебного надзора.

Основанием к отмене постановления в порядке надзора является не всякое процессуальное нарушение, а существенное. Значение соблюдения процессуальных норм многогранно. Во-первых, оно является гарантией всемерной охраны процессуальных прав сторон и других лиц, участвующих в деле, установленных законом. Во-вторых, создавая условия для правильного установления фактических обстоятельств дела, соблюдение процессуальных норм создает и предпосылки для правильной юридической квалификации фактического состава. После установления фактического состава суду остается только правильно применить нормы материального права, вследствие чего и произойдет правильная квалификация правоотношения. Строгая регламентация оснований к отмене судебных постановлений служит гарантией единообразного применения закона при осуществлении правосудия, действенным средством защиты прав и охраняемых законом интересов граждан и организаций. Определяя, какие нарушения служат основанием к отмене судебных постановлений, гражданское процессуальное законодательство ограждает заинтересованных лиц от нарушения их прав и интересов, то есть от отмены законных и обоснованных постановлений.

Авторитет правосудия и состояние законности не исчерпываются вынесением законных и обоснованных решений. Для того, чтобы правосудие торжествовало не только в зале судебного заседания, судебные правоприменительные акты должны быть исполнены. Надлежащее исполнение судебных решений в разумные сроки представляет собой важное звено правовой практики, выходящее за пределы правоприменительной деятельности и отражающее эффективность механизма правового регулирования, функционирования всей судебной системы. Отсутствие правового механизма обеспечения исполнения правоприменительных актов снижает авторитет судебной власти, поскольку судебные решения, которые не могут быть реализованы, фактически не имеют юридической силы. При действующем законодательстве суды не могут самостоятельно принять меры и проконтролировать их реальное исполнение. Поэтому нужно внести соответствующие изменения в процессуальные и некоторые материальные нормы законодательства.

Таким образом, только при непременном условии правильного вынесения судебных правоприменительных актов по гражданским делам, их законности и обоснованности, правосудие можно квалифицировать как соответствующее фундаментальным правоутверждающим принципам общества, способное обеспечить конституционно закрепленные права и интересы личности.

Следующий аспект, который следует затронуть в работе, – это роль судебных решений в обеспечении правового регулирования общественных отношений. Несмотря на то, что в нашем национальном законодательстве и законодательствах стран СНГ судебные решения формально не отнесены к источникам права, фактически они нередко оказывают организационно-нормативное воздействие на общественные отношения. По этому вопросу в юридической науке на протяжении десятилетий ведутся дискуссии, которые пока не завершены и продолжают оставаться в центре внимания юридической общественности. Так, в апреле 2009 года Высший Арбитражный Суд РФ организовал международную научно-практическую конференцию на тему «Судебное решение и правотворчество», на которой многие участники выразили мнение о необходимости юридического признания факта наличия судебного прецедента в странах СНГ. Свое отношение к данной проблеме высказал и известный казахстанский ученый М.К. Сулейменов, который, с одной стороны, утверждает, что судебную практику нельзя признавать источником права. Вместе с тем, он считает возможным рассматривать в качестве источника права судебное решение: «Что касается судебной практики, я глубоко убежден, что ее нельзя признавать источником права. Источником права может быть не расплывчатое и аморфное понятие, такое как судебная практика, а совершенно четкий и конкретный факт – решение суда по конкретному делу. Только конкретное решение может породить новую норму права, и только его реально возможно исполнить» [32, с.16]. Факт влияния предыдущих судебных решений на рассмотрение аналогичных дел наблюдается сегодня во всех странах континентальной системы. Так, профессор Университета К. Альбрехта (Германия) А. Трунк отмечает: «В рамках гражданского права к довольно сложным относятся дела, связанные с различными договорными, внедоговорными, земельными спорами, с банкротством, применением антимонопольного законодательства и так далее. Они могут дойти до разрешения на уровне Верховного Суда, который обязательно публикует решения по таким делам, и при этом детально мотивирует каждый судебный акт. Есть и другие способы распространения информации о решениях сложных дел. Таким образом, у нас тоже формируется единообразная судебная практика» [256, с.8]. Естественно, что не сам факт публикации судебных решений обеспечивает единообразие судебной практики, а следование нижестоящими судами образцу решения Верховного Суда, т.е. формально не признавая судебное решение в качестве источника права, германская правовая система на деле тоже не умаляет регулирующий эффект судебных решений.

В этом же аспекте пишут и российские ученые, подчеркивая, что «надо полагать, настала пора вообще изменить наше видение правосудия, интерпретацию его назначения как одного лишь «применителя права». Опыт развитых демократических стран, причем не только англо-американской группы, свидетельствует, что высокий уровень правового развития достигается в обществе тогда, когда суд опирается на Конституцию, закон, на общепризнанные права человека, также и творит право. Поэтому придание решениям высших судебных инстанций страны функций судебного прецедента представляется делом назревшим, вполне оправданным» [26, с.40].

Боле развернутая характеристика судебному решению как акту правотворчества дана в работе И.В. Воронцовой, которая отмечает, что судебные решения:

1) создают, формулируют новое правоположение, новый подход к разрешению правовой ситуации для конкретного случая, т.е. носят казуальный характер;

2) реализуют полномочия суда как самостоятельной власти в системе государственности;

3) основываются на праве как системе действующих юридических ценностей и регуляторов общественных отношений;

4) приобретают характер повторяемого и неоднократно действующего правила в последующем и не в силу особого предписания, а будучи признанными иными правоприменителями как надлежащий способ разрешения юридической коллизии;

5) принимаются вследствие «молчания закона», т.е. отсутствия лигитимного регулирования спорных правоотношений;

6) направлены на выработку единого правового подхода к разрешению определенных категорий дел, т.е. реализуют принцип определенности права, стабильности правового регулирования [257, с.83].

Более подробно о судебных решениях, влияющих на правовую регламентацию при разрешении аналогичных дел, будет изложено в последующих разделах данной работы, но все же здесь следует привести в качестве резюме мысль российского автора: «Судебная практика и составляющие ее судебные прецеденты, как известно, не являются источником российского права, однако на практике все обстоит немного иначе.

Практикующие юристы часто обращаются к судебной практике, чтобы спрогнозировать исход того или иного судебного дела либо решить спорный правовой вопрос. Иногда сами суды при рассмотрении спора, дабы избежать последующей отмены вынесенного ими решения, просят стороны представить для обозрения судебную практику по аналогичным делам.

Следовательно, уже длительное время судебная практика в лице своих прецедентов является неофициальным источником права. К ней обращаются так же часто, как и к нормам законодательства.

В настоящее время совершенно очевидно, что российское законодательство не поспевает за динамикой развития правовых отношений. Однако суды не могут отказать в рассмотрении и разрешении возникшего спора, ссылаясь на недостатки закона, которые выражаются в противоречиях, двусмысленности, пробелах. В связи с этим безусловной пользой судебного прецедента является то, что с его помощью стало возможным преодолевать пробелы в праве и тем самым разрешать любые судебные споры. Также этому способствует возможность применения аналогии права и аналогии закона, которая закреплена во многих нормативно-правовых актах, например в кодексах.

Таким образом, судебный прецедент становится своего рода руководящим началом для юристов, адвокатов и судей. При этом не важно, какую именно задачу выполняет судебный прецедент: преодолевает пробел, разъясняет нормы права или демонстрирует пример применения соответствующей нормы закона» [258, с.23].

<< | >>
Источник: АЛИМБЕКОВ МУСАБЕК ТУРГЫНБЕКОВИЧ. Судебное правотворчество и применение гражданско-правовых норм в механизме правореализации. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Республика Казахстан Алматы, 2010. 2010

Еще по теме 6.1 Правоприменительные акты судебных органов по гражданским делам и их правоохранительный и правоустанавливающий характер:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -