<<
>>

Органы административной юрисдикции как субъекты административно-деликтологических исследований. Концептуальные проблемы административно-правовой политики.

В силу различных причин организационного и правового характера, проблема теоретического обоснования методов и форм государственного управления в регулировании административно-деликтных отношений является актуальной.

Объяснением этому служит то, что в научной литературе установлено, что методы управления означают определенные способы организующего воздействия на управляемые объекты с целью обеспечения их оптимального функционирования. С помощью методов управления реализуются функции и полномочия государственных органов [203, с148]. Следовательно, метод управления - это способ осуществления его функций, средство воздействия органа исполнительной власти на управляемые объекты. Методы управления показывают как, каким образом государство решает задачи в области управления. В этой связи немаловажно, что методы управления производны от политического режима государства [204, с.65].

Под формой управленческой деятельности принято понимать тот или иной способ внешнего выражения ее содержания. Полагаем, что категория формы управления в регулировании административно-деликтных отношений имеет значение не только в теоретическом, но и в практическом смысле. Как справедливо об этом рассуждает казахстанский административист Х.Ю. Ибрагимов, «только в соответствующей форме метод управления выполняет роль способа (средства) управляющего воздействия. Иными словами, форма дает соответствующую характеристику методам управления, а через них и функциям управления. Поскольку в формах практически реализуются функции и методы управления, они и есть внешнее проявление управленческой деятельности, способ выражения содержания управленческой деятельности в конкретных условиях. Таким образом, форма - это то или иное управленческое действие, имеющее внешнее проявление» [205, с.89].

Разделение властей предполагает не только функциональнокомпетенционную определенность каждой ветви единой государственной власти, но и оснащение их определенным механизмом, с помощью которого они воплощаются в конкретной практической деятельности.

«Это означает, что необходим механизм ее реализации, придающий ее ветвям динамичный характер. Государственная власть не реализуется сама по себе. Она всегда воплощается в конкретных действиях различного рода, выражающих ее содержание и направленность и совершаемых ее субъектами, то есть соответствующими государственными органами» [206, с.218].

Исполнительная ветвь власти, в контексте рассматриваемых вопросов, непосредственно участвует в урегулировании административно-деликтных отношений. В этом случае исполнительная и распорядительная деятельность государственных органов, наделенных административно-юрисдикционными полномочиями, может выражаться в совершении ими различных действий, характеризующих, как внешние, так и внутриорганизационные управленческие отношения [207, с.416].

В существующей юридической литературе методы государственного управления длительное время разделяли на две основные группы: на административно-правовые и экономические. Такое разделение появилось в ходе дискуссии о функциях государства и его роли в экономике страны [208, с.63]. В другом случае, исследователи данной проблемы, много внимания уделяли соотношению в государственной деятельности методов убеждения и принуждения, а также осуществлялись творческие попытки по решению проблем о выделении из общего массива административно-правовых методов таких самостоятельных методов как метод поощрения, метод морального воздействия и т.д. [209, с.268].

Методы государственного управления в деятельности уполномоченных в области административной юрисдикции органов исполнительной власти, характеризуясь многообразием, могут быть классифицированы по различным основаниям, но, прежде всего, - по функциям субъектов управления. В данном случае, во-первых, на общие методы, то есть на те, которые используются при выполнении функций государственного управления на главных стадиях управленческого процесса, осуществляемого органами, наделенными административно-юрисдикционными полномочиями. Во-вторых, на специальные методы, которые применяются на отдельных стадиях управленческого процесса административно-юрисдикционных органов.

Вместе с тем, мы во многом солидарны с выводами казахстанского ученого-административиста профессора А.А. Таранова в том, что «органы исполнительной власти при реализации политических, социальноэкономических, других интересов и потребностей общества и граждан используют административно-правовые методы - субординации и координации. Выделение иных методов не подкрепляется вескими научными аргументами. Например, используемые в учебном обороте методы убеждения, моральные и иные могут быть отнесены к стилю управления, поскольку любые значимые действия осуществляются в рамках права. В противном случае можно признать, что нами управляют, поскольку выдают кредиты (МВФ и др.) или имеют неоспоримое влияние (политические, религиозные организации и т.д.)» [208, с.63-64].

Безусловно, в деятельности административно-юрисдикционных органов неоспоримое значение принадлежит методу субординации, основу которого составляют властный характер юридического воздействия и государственный авторитет, социальную опору которого образуют публичные интересы [208, с.63]. Но на наш взгляд, главенствующим методом в регулировании административно-деликтных отношений должен являться метод координации. При этом мы исходим из того, что метод координации, как никакой иной административно-правовой метод, находит свое яркое проявление в следующих характерных чертах, присущих данной категории управленческих методов:

а) в наделении полномочиями управляемых субъектов путем установления объема их прав и обязанностей;

б) в односторонних властных предписаниях (по формуле «власть - подчинение»), определяющих порядок и последовательность решения задач, стоящих перед государственными органами;

в) в предписаниях, юридически обязательных для управляемых объектов и обеспечиваемых в случаях необходимости государственной защитой, то есть влекущих при их невыполнении наступление соответствующей ответственности (дисциплинарной, административной, уголовной и др.) [203, с.151].

Исходя из вышеизложенного, на наш взгляд, под координацией действий административно-юрисдикционных органов в регулировании

административно-деликтных отношений, следует понимать согласование по цели, времени, месту, исполнителям и программе деятельности этих органов в деле защиты прав, свобод и законных интересов граждан.

Подобное понимание сущности координации, на наш взгляд, является верным и создает дополнительные ресурсы и условия для обеспечения процессов всестороннего изучения практики и теории деятельности этих органов, а также для разработки мероприятий направленных на обеспечение необходимого единообразия в применении норм действующего законодательства, регламентирующего порядок защиты прав, свобод и законных интересов граждан. Тем более, что данный вывод подтверждается доктринальными, фундаментальными понятиями, твердо устоявшимися в системе науки административного права. Так, например, в коллективном учебнике «Административное право Республики Казахстан» указывается, что «координация проявляется в обеспечении согласованного взаимодействия центральных исполнительных органов, руководителей и должностных лиц в решении управленческих задач. Координация действий подобных органов возникает как потребность в решении комплекса возникающих проблем. Координация может быть обусловлена актом вышестоящего органа, в результате чего может быть создаваться специальный орган, наделяющийся полномочиями по координации правоохранительных или иных органов» [210, с.87-88].

К сказанному, как верно об этом указывают исследователи Т.Л. Маркелов и Д.М. Бахаев, занимающиеся изучением закономерностей и иных проблем координации действий правоохранительных органов, следует добавить и то, что «координация есть концентрация кадров и средств на главном направлении деятельности» [211, с.7]. Это значит, что каждый административно

юрисдикционный орган в пределах своей компетенции должен действовать с присущими ему способами и методами в едином направлении для достижения поставленной общей цели «одновременно с другими органами, в соответствии с разработанными программами или планами проведения согласованных и совместных мероприятий» [211, с.7].

Координирующая функция, направленная на обеспечение согласованности и синхронности деятельности административно-юрисдикционных органов, на наш взгляд, требует создания центрального органа координации.

Вместе с тем, следует учитывать и то, что координация имеет не только внешние, но и внутренние свойства своего проявления. Это способствует не только синхронности действий административно-юрисдикционных органов в отношении друг к другу, но и делу укрепления законности в деятельности самих этих органов, что позволяет получать более широкую информацию не только об ее внутреннем состоянии и синхронности действий, но создает дополнительные условия и для своевременного реагирования на должностные правонарушения и факты халатного исполнения должностными лицами этих органов своих служебных обязанностей, либо фактов превышения ими своих служебных полномочий.

Главное предназначение метода координации действий административноюрисдикционных органов центрального, высшего уровня заключается в оказании непрерывного содействия государству в достижении полного обеспечения, защиты и гарантированности прав и свобод граждан в административно-деликтных правоотношениях.

Основная цель координации территориальных органов (в области, городе, районе) обеспечить и способствовать согласованными действиями органов местного уровня, укреплению законности в отношении граждан на территории соответствующей административной единицы.

Как нам представляется, согласованная деятельность административноюрисдикционных органов в целом составляет собой ряд взаимосвязанных и взаимообусловленных частей. Такими частями являются: содержание, организация и процедура, которые во всей своей совокупности всегда представляют собой единое целое. Содержание согласованной деятельности проявляется через организацию, которая включает его в определенную деятельность, осуществляемую в тех или иных процедурных рамках. Благодаря координации, возможно расширение возможностей, как граждан, так и собственно административно-юрисдикцонных органов в полном обеспечении конституционных прав, свобод, законных интересов и юридических обязанностей.

Другая не менее важная функция метода координации заключается в том, что координация деятельности административно-юрисдикционных органов оказывает воздействие и на формирование различных социальных институтов направленных на выработку в сознании граждан ценностной ориентации, потребностей, социальной оценки и интересов. Как верно отмечает об этом А.А. Таранов: «Такие ценности, как свобода личности, общественный порядок, материальное благополучие просты и общественно значимы. К ним стремится каждый здравомыслящий человек. Вместе с тем социально-психологическая природа формирования ценностной ориентации имеет свои особенности и состоит из потребностей, осознанного стремления к условиям и формам удовлетворения потребностей. Сформировать ценностную ориентацию невозможно вне права, вне знания законодательства. На первый взгляд, освоение правовых норм - это забота самих граждан. Но и государству в лице его органов далеко не безразлично состояние правовой просвещенности граждан. Чем полнее знания о праве у граждан, тем успешнее исполнительные и другие органы имеют возможность решать управленческие задачи. Именно для повышения правовой культуры и правовой информированности населения Министерство юстиции республики осуществляет координацию работы государственных органов и организаций по вопросам правового всеобуча» [208, с.64-65].

Таким образом, методы новой науки - административной деликтологии призваны модернизировать в части теоретического обоснования согласованную деятельность административно-юрисдикционных органов. Это, на наш взгляд, имеет большое теоретическое и практическое значение. Она позволяет лучше организовывать конкретные мероприятия, направленные на противодействие административной деликтности, на защиту прав, свобод и законных интересов граждан.

Перспектива формирования правового организма в государстве во многом зависит от путей трансформации государственно-правовой модели в совершенно новую, и одновременно не новую для Казахстана эру развития. Каждая формализованная регулятивная модель человеческих отношений во многом зависит от понимания, объемов, размеров, структуры используемой модели ответственности, как мерила допустимого и недопустимого поведения во всех его проявлениях, будь то социальная, духовная, моральная, вещная или юридическая. Юридическая ответственность, исходя из сущности ее происхождения и природы, огромна по объемам и незаменима другими видами ответственности. Она выступает одновременно и как итог, и как непременное условие в путях достижения целей, во имя которых стремится на своем нынешнем этапе развития общество.

Виды юридической ответственности различны. В этой связи возникает вопрос: достаточно ли сегодня аргументов для характеристики

административной ответственности, либо других отличных от нее и от других

видов юридической ответственности: уголовной, дисциплинарной,

материальной? Возможно, в основе и в теории административной ответственности более глубоки корни сегодняшних социальных перемен, и весь механизм социального регулирования человеческих отношений. А сама она заслуживает полное право на казнь в качестве законченного феномена, отражающего весь объем механизма воздействия государства на социальную жизнь людей: правовые отношения, юридические нормы, все виды и типы государственных решений со своим сущностным содержанием и оболочкой в виде концепции, теории, механизма, технологии и т.д.

Не опасаясь впасть в преувеличения, выражаем твердое убеждение в том, что реорганизация правовой жизни государства пойдет так далеко и затронет глубинные пласты в той мере, когда она будет обеспечена правом. А в его концептуально-технологической составной части - системой административной ответственности, как всеобъемлющего по объему регулятора человеческих отношений в обществе, продвигающегося вперед по пути к социальной справедливости.

На сегодня структура административной ответственности, как и структура всей юридической ответственности, требует пристального внимания и доработки, поскольку реальное развитие всех сторон жизни в государстве вынуждено исходить из постулата в виде «построения правового государства» [188, с. 43].

В современном Казахстане совершенно для действительно необходимого режима социальной справедливости в условиях декларируемой сильной социальной политики естественной стала огромная система очень хороших законов при почти высокой эффективности их целевого воплощения. Вместе с тем, в Казахстане без оглядки и почти вслепую, с переносом из права «советского», используется византийская (романо-германская) система права. Тогда как абсолютно либо в совершенно ничтожной пропорции используются достижения казахского обычного права. А ведь казахское обычное право было очень сильно развито (особенно в части семейно-брачных отношений, правонарушений различных видов) и органично вплеталось в общественные процессы, которые основывались на укладе жизни местного населения, под местный менталитет. При таком положении совершенно недопустимо начинать правовую реформу с совершенствования или принятия новых законов в теоретической ситуации многопланового отказа от сложившейся и развиваемой со времен Древнего Рима структуры правовой нормы, правовой системы. Должно сосуществовать их органичное сплетение [212, с.17].

Кроме этого от советской правовой модели в новое казахстанское право в огромном большинстве случаев перешли отказы от совершенно необходимого заключительного элемента структуры правовой нормы - от санкции. Это ударило, в первую очередь, по эффективности применения на практике объемного вида административного законодательства. В объеме же всей системы права привело «во-первых, к появлению безсанкционных норм (отсылочных), не действующих в жизни, и, во-вторых, к массовому появлению полунорм (а в целом полуправа) в виде, например, различных постановлений правительства и т.д., то есть тех субъектов в государственной структуре общества, для которых право и по природе их, и сущности не может быть их формой воздействия на поведение людей. Не менее важным является и то, что существующие уголовно-правовые запреты приводят к тому, что Казахстан, со сравнительно небольшим количеством населения, занимает на сегодня передовые позиции по доле осужденных граждан. А ведь это проблема: потеря специалистов, морально и психологически испорченные, больные люди и т.д.

Повышение интеллектуального уровня развития общества, постепенная и неуклонная ликвидация правовой безграмотности населения приведет к тому, что административно-правовой механизм воздействия на человеческое поведение будет все больше вытеснять регуляторы государственнокарательного содержания, и занимать все большее по объему место. Это и более социально справедливый путь влияния на общественные коммуникации, в это же более эффективный путь достижения режима «автоматической законности», которая приведет к равенству всех в виде одинакового количества юридической ответственности для каждого члена общества независимо от его места в иерархии системы управления всеми делами общества.

В продолжение рассмотрения органов административной юрисдикции, как субъекта административно-деликтологических исследований особо хотелось бы выделить органы внутренних дел Казахстана. Органы внутренних дел по сравнению с другими органами, наделенными административноюрисдикционными полномочиями, рассматривают около 80% составов административных правонарушений, предусмотренных КоАП РК, налагают административные взыскания, применяют меры административного принуждения [213, с.32]. Поэтому к органам внутренних дел должны предъявляться повышенные требования, а их административноюрисдикционная практика должна глубинно исследоваться методами административной деликтологии. Совершенно справедливо считают ученые А.П. Шергин и В.Г. Татарян: «Расширение административно-юрисдикционной практики органов внутренних дел, когда практически почти каждый второй взрослый человек подвергается мерам административного воздействия, способно обострить и без того напряженную социальную обстановку в современных России и Казахстане, усилить существующее противостояние населения и власти» [214, с.3-9].

В этой связи, административно-деликтологическим исследованиям должна подвергнуться и сфера подготовки кадров органов внутренних дел, что требует комплексного подхода, поскольку речь идет о взаимодействии объективных внешних факторов среды функционирования человека и его субъективных личностных качество, обеспечение конституционных прав и свобод граждан.

Кроме того, в числе приоритетных задач развития Казахстана, наряду с оздоровлением экономики, реформой политической системы, стоит и создание правового государства. Развитие правовых институтов взаимосвязано с эволюцией общественных отношений, изменениями задач государства.

Поэтому выработка научных рекомендаций по определению основных направлений противодействия административным правонарушениям должна основываться на глубоком анализе истории развития административной ответственности, ее влияния на состояние правопорядка в стране, путем проведения широкомасштабных административно-деликтологических исследований административной деликтности. Вместе с тем, политика может увенчаться успехом в том случае, когда она будет ориентирована на будущее.

Создание теоретической модели правового государства - задача науки. Поэтому видится одна из важных задач административно правовой науки - разработка единого взгляда или концепции административно-правовой политики, ее содержания, средств и методов реализации. Решение этой задачи позволит, на мой взгляд, сделать процесс совершенствования законодательства об административной ответственности и практики ее применения более эффективным, поможет органам административной юрисдикции вырабатывать четкие политические ориентиры в борьбе с административными правонарушениями в созидательных условиях правового государства [215, с. 173-178].

Каково содержание, состав административно-правовой политики? На сегодняшний день в научной сфере пока не выработано достаточно емкого, определяющего структуру и содержание предмета, понятия административноправовой политики.

Несомненно то, что административно-правовая политика связана с политикой государства в сфере борьбы с административными правонарушениями, поскольку административные правонарушения обусловливают потребность в такой политике.

Прежде всего, определяющим для любого вида государственной политики является ее предмет. Таковым для рассматриваемого вида политики являются административные правонарушения, совокупность которых образует систему административной деликтности. Поэтому в первом приближении административно-правовую политику можно обозначить как отношение государства в лице его органов власти к административной деликтности. Причем речь идет именно о властном отношении к этой деструктивной системе, об управлении противодействием административным правонарушениям. Следует подчеркнуть, что политика характеризует деятельность государства в целом, что определяется Конституцией Республики Казахстан. Согласно Конституции РК и иных законодательных актов, Президент Казахстана определяет основные направления внутренней и внешней политики. Применительно к рассматриваемому виду политики можно говорить об определении стратегии противодействия государства административной деликтности, т.е. о внутренней политике.

Следующий признак административно-правовой политики связан с определением правовых и организационных мер по ее реализации. Влиять на административную деликтность, обусловленную множеством факторов, можно общими и специальными мерами. Совокупность первых (экономическое воздействие, меры организационного характера, идеология и т.д.) составляет содержание общей профилактики правонарушений. Административно-правовая политика реализуется специальными мерами противодействия административной деликтности уполномоченными на то государственными органами и их должностными лицами, которые выявляют административные правонарушения, устанавливают виновных, проводят административное расследование, дают правовую оценку совершенных правонарушений, определяют вид и размер налагаемого административного взыскания, исполняют постановления по делам об административных правонарушениях. Эти меры в правовом государстве не могут быть произвольными. Их применение обусловлено конституционными требованиями соблюдения прав и свобод личности, основанной на нормах административного законодательства. Причем последнее является, на наш взгляд, основной формой выражения административно-правовой политики. Так, административно-правовая политика регламентирована Кодексом Республики Казахстан об административных правонарушениях. Существующие правовые нормы априори заключают административно-правовую политику в некие правовые рамки, исключая возможность существования вне права. Именно нормы административного права определяют основания и меры административной ответственности, виды административных правонарушений, систему и компетенцию субъектов административной юрисдикции, административноюрисдикционный процесс. Однако не следует отождествлять административно - правовую политику с административным законодательством, ведь политические идеи выполняют роль руководящих направлений, принципиальных основ, пронизывающих содержание всех норм административного законодательства. Так, идея защиты прав человека нашла отражение во многих нормах, регулирующих административноюрисдикционный процесс (право обжалования действий и решений органов административной юрисдикции, возможность принесения протеста прокурора, судебный контроль и т.д.).

Что же является целью административно-правовой политики? Из чего такая политика формируется и как реализуется? Мы полагаем, что она есть жизненная необходимость, вызванная потребностью эффективного противодействия административной деликтности. Таким образом, характеризующим элементом выступает понятие «противодействие», которое, на наш взгляд, наиболее полно отражает суть правоохранительной деятельности уполномоченных на то государственных органов. Вместе с тем, целеполагание в данном случае различно. И вот почему. Различные субъекты административной юрисдикции (полиция, суды, прокуратура и т.д.) осуществляют непосредственное противодействие административным правонарушениям. Их работа ориентирована на достижение конкретных целей правоохранительной деятельности, т.е. на выявление фактов совершения административных правонарушений, предупреждение их рецидива и т.п.

В этом случае административно-правовая политика выполняет иную роль в этой сфере деятельности. Эта роль заключается в общем государственноуправленческом воздействии на общественные отношения в рассматриваемой сфере, связанной с административной деликтностью. При этом формируется такого рода политика на государственном уровне (Президент, Парламент, Правительство, местные органы государственной власти). В современных условиях «...курс определен Стратегией развития страны до 2030 года ... он прежний... Процветание, безопасность и улучшение благосостояния всех казахстанцев остаются важнейшей триединой задачей для нашего государства.. многократно увеличивается ответственность каждого управленца перед народом, которому мы все служим. Обращаюсь к работникам правоохранительных органов. От вас зависит спокойствие на улицах наших городов и сел. Необходимо решительно и жестко бороться с преступностью, коррупцией, мошенничеством, нарушением законов. В это трудное время нужно сделать все, чтобы обеспечить безопасность наших граждан, всего общества» [216]. Как мы видим, Президент Республики Казахстан, проявляя политическую волю, определяет приоритет организационных начал: постановка задач, определение стратегии, выбор способов и т.д. Это же касается и сферы противодействия административной деликтности, которая определяется, как основная цель административноправовой политики.

Таким образом, мы предлагаем следующие понятие административноправовой политики - это вид государственно-правовой политики, направленной на противодействие административным правонарушениям, объединяющий теоретико-правовые идеи о контроле над

административной деликтностью, осуществляемой на основе законов.

Научная теория административно-правовой политики находится на этапе своего становления, но, вместе с тем, она имеет все шансы стать неотъемлемой частью научного обеспечения деятельности государства в рассматриваемой сфере, объединяя положения таких наук, как административное права, административно-деликтное права и административная деликтология. Разработка этой теории вполне может заложена в научную основу административно-правовой политики, на выбор наиболее оптимальных путей противодействия административным правонарушениям. Определение понятия «административно-правовая политика» раскрывает лишь ее концептуальный аспект.

Другим вопросом остается организационный, связанный с формированием и реализацией данного вида государственно-правовой политики.

Исходя из того, что формирование государственной политики происходит путем оценки ее предмета, то в данном случае предметом выступает административная деликтность.

Административно-правовая политика, имея динамичный характер развития, обуславливается следующими факторами: социально

экономическими, правовыми, организационными, моральными и другими. При

этом информационная база административно-правовой политики содержится в различных статистических сведениях, анализах деятельности органов административной юрисдикции, образуя структурные элементы в виде различных видов административных правонарушений, распространенности и демографических показателях лиц, совершающих административные правонарушения.

При ее выработке органы государственной власти сталкиваются с серьезными трудностями уже на стадии сбора и оценки информации по предмету административно-правовой политики. Статистическая информация об административных правонарушениях сосредоточена в Комитете по правовой статистике и специальным учетам Генеральной прокуратуры РК, но наряду с ней существует ведомственная статистика.

По существу субъекты административной политики могут оценить лишь приблизительные масштабы административной деликтности, либо состояние и динамику отдельных групп административных правонарушений (в сферах дорожного движения, налоговой, таможенной и иных). Проблемы имеются и с аналитической информацией об административно-юрисдикционной деятельности, об эффективности применяемых мер за совершение административных правонарушений. Представляемые министерствами, ведомствами сведения, оценки и предложения в большей степени необъективно отражают существующую реальность, а предложения в основном сводятся к обоснованию ужесточения административных санкций.

Формирование модели административно-правовой политики, как последующий этап, заключается в оценке административной деликтности, степени ее деструктивного влияния на состояние правопорядка, защиту прав и свобод личности. Такая модель вполне может служить отправной точкой, базисом в принятии решений об основных направлениях деятельности государства по сдерживанию административных правонарушений. Здесь важно отметить то, что задача не стоит в детализации и законодательном закреплении способов противодействия административной деликтности, а в формировании общей государственной установки, определении стратегии решения этой задачи. На наш взгляд, она может быть выражена в принятии Концепции административно-правовой политики Республики Казахстан, в которой административные правонарушения, административная деликтность должны рассматриваться в качестве деструктивного явления, угрожающего общественной безопасности.

Модель Концепции административно-правовой политики должна охватывать: объективную оценку современного состояния административной деликтности, приоритетные задачи в противодействии этому негативному явлению, обоснование и обозначение проблем и пути их решения. При этом основное содержание и характер данного политического документа, на наш взгляд, должно заключаться в гармонизации и сбалансированности интересов государства и интересов личности в процессе по административно-правовой охраны общественных отношений, конституционных прав и свобод.

Выбор пути разрешения этого противоречия определяет по существу характер и содержание административной политики в целом. С одной стороны, государство пытается проводить жесткую политику в отношении лиц, не соблюдающих административно-правовые установления. С другой - усиление административной репрессии неизбежно влечет ущемление законных прав и свобод личности, что в условиях правового демократического государства встречает неприятие со стороны общества, которое, как показали события последних лет, не собирается молча воспринимать административную проказливость власти [217, с. 11].

Поскольку принятие политических решений в правовом государстве и демократическом обществе сложный шаг, когда помимо политической воли власти, важно учитывать интересы населения, то при выработке Концепции административно-правовой политики необходимо решить следующие задачи:

1) вычленить и четко обозначить общественные отношения, нуждающиеся в административно-правовой охране;

2) определить условия и характер применения мер административной ответственности;

3) обосновать критерии эффективности и экономичности применения административной ответственности;

4) закрепить приоритетность прав и свобод личности, как субъекта административно-юрисдикционного процесса.

Главной формой выражения политики является закон. Наиболее полное выражение этот принцип получает в правовом государстве, в котором ограничение прав и свобод человека и гражданина возможно только на основании и в порядке, определяемом законом. Как справедливо отметил российский ученый Н.И. Матузов: «...именно правовая клетка призвана сковывать, удерживать власть от произвола и силовых рефлексов, ибо она (власть) имеет тенденцию к выходу из-под любого контроля, юридической регламентации...» [218, с. 17]

Законодательство по отношению к политике выступает в двух видах. Закон определяет границы официальной государственной воли. В то же время, закон выступает, как одна из основных форм реализации административно-правовой политики правоохранительной сфере.

Исходя из этого, закон - не только выражение государственной политической воли, но и регулятор всей совокупности общественных отношений, способы и средства ее реализации в рассматриваемой сфере, тогда как административно-правовая политика представляет собой стратегию государства в сфере административно-правоохранительной деятельности. Поэтому, на наш взгляд, административно-правовая политика находит отражение не во всех нормах закона, а лишь в тех, где речь идет об общих положениях, принципах деятельности по сдерживанию административной деликтности.

Таким образом, реализация административно-правовой политики тесно связана с законодательной и правоприменительной деятельностью, когда политические установки закрепляются в законе и теми же нормами закона реализуются. При этом существует обратная связь, когда посредством закона административно-правовая политика может выполнять одну из основных своих функций - признание административными правонарушениями тех или иных общественно вредных деяний. Данный процесс должен носить научнообоснованный характер в рамках административно-деликтологического анализа. Что это означает? То есть, выявление тех деяний, которые несут существенный вред общественным отношениям в сфере государственного управления, либо исключение деяний из разряда административных правонарушений и перенесение в уголовно-правовую сферу, либо вообще исключение из разряда подпадающих под правовой запрет.

Законодательный процесс признания тех или иных деяний административными правонарушениями обусловлен рядом факторов. Они могут быть определены аналитическими методами административной деликтологии - науки об административной деликтности, причинах и условиях совершения административных правонарушений.

Вопрос о законодательном признании деяния административным правонарушением возникает только в отношении деяний, совершение которых носит массовый характер. Единичные случаи совершения тех или иных деяний не могут быть признаны противоправными. Обратное противоречило бы самой сущности правовой нормы как общего правила поведения. Деликтологический анализ распространенности тех или иных деяний должен учитывать масштаб их совершения, демографические показатели, распространенность на

определенной территории и т.п. Кроме того, деяния должны быть признаны административными правонарушениями, если представляют угрозу существующим общественным отношениям, а применяемые меры

противодействия им достаточны для эффективного противодействия.

При этом цели общей и индивидуальной профилактики этих деяний могут быть обеспечены соответствующими видами административных взысканий. Здесь важна анализ и оценка административной практики, социологические исследования влияния различных взысканий, их размера на сознание и поведение нарушителей. При установлении его размера должны учитываться уровень доходов большинства населения, степень инфляции и другие показатели социально-экономического характера.

Требуется изучение не только общественных отношений, обеспеченных юрисдикционной защитой, но и определение новых объектов, нуждающихся в такой защите. Особую актуальность пересмотр административно-правовых запретов приобретает в периоды существенных реформации экономики, социально-политической константы общества. Формирование рыночных отношений, демократических преобразований в Казахстане потребовало и новой административно-правовой политики, адекватного ее закрепления в законодательстве, поиска путей обеспечения юрисдикционной защитой современных общественных отношений. То есть, политическая установка на необходимость административно-юрисдикционной защиты современных общественных отношений, основанных на признании прав и свобод личности, демократии и экономического плюрализма, обязана получить свою реализацию в нормах административного законодательства.

Реализация административно-правовой политики имеет место не только путем законодательной деятельности, но и правоохранительной, о чем мы выше отмечали. Центральное место в применении административного законодательства принадлежит многочисленным субъектам административной юрисдикции - судьям, органам внутренних дел, налоговым службам и т.д. Именно они выполняют основную работу по противодействию

административным правонарушениям выявление нарушений,

административное расследование, рассмотрение дел о нарушениях, наложение административных взысканий. Однако управляемость системы административной юрисдикции представляется недостаточной. Разумеется, государство задает посредством правовых норм параметры административноюрисдикционной деятельности, но руководства такой практикой, как таковой, не существует. Единая административно-правовая политика на данной стадии ее реализации фактически подменяется ведомственной политикой. Это негативно отражается на качестве работы органов административной юрисдикции, недостатки и перекосы в применении ими закона выявляются с опозданием.

Основные вопросы, связанные с понятием, формированием и реализацией административно-правовой политики Республики Казахстан, требуют проведения глубинных административно-деликтологических исследований в сфере противодействия административной деликтности. На сегодняшний день такие исследования востребованы и обоснованы необходимостью улучшения государственной организации противодействия административной деликтности, повышения эффективности административного законодательства, совершенствования деятельности субъектов административной юрисдикции.

4

<< | >>
Источник: АБДРАХМАНОВ БАУЫРЖАН ЕРМЕКОВИЧ. Административная деликтология в Республике Казахстан (концептуальные теоретические и методологические проблемы). Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Республика Казахстан Алматы, 2010. 2010

Еще по теме Органы административной юрисдикции как субъекты административно-деликтологических исследований. Концептуальные проблемы административно-правовой политики.:

  1. Оглавление
  2. Органы административной юрисдикции как субъекты административно-деликтологических исследований. Концептуальные проблемы административно-правовой политики.
  3. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -