<<
>>

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Права человека генетически связаны с международным правом. Точка зрения, что права человека чужды международному праву, по существу, не имеет сколько-нибудь сильной аргументации.

Развитие государств-наций и постепенное разрушение имперского социума в Европе сыграло решающую роль в становлении международного права. Одновременно происходил и процесс введения прав человека в корпус международного права. Хотя он протекал опосредованно, т.е. через ткань международного права, был им детерминирован. Международное право прав человека зарождалось, таким образом, двояко. С одной стороны, идеи прав человека проникали из сферы внутригосударственного права, с другой, - были продуктом непосредственных взаимоотношений между государствами. Это хорошо прослеживается в диссертации при анализе института дипломатической защиты иностранцев, становления права национальных меньшинств, прецедентов гуманитарной интервенции, явившихся прямым результатом государственного строительства в Европе. В меньшей степени это видно на примерах из гуманитарного права и постепенного ввода запрета на рабство.

В настоящее время международное право прав человека существует как раздел международного права и как и его своеобразный критерий формирования. Обобщая и проецируя развивающуюся тенденцию на будущее, можно сказать, что права человека все чаще признаются как имеющие мононормный характер для всего универсального, регионального и национального правового пространства. Таким образом, любое правовое пространство может считаться именно таковым только при соблюдении прав человека. С другой стороны, благодаря правам человека происходит объединение правового поля в единое целое.

Этим, по-видимому, и объясняется появление международного права прав человека как отрасли права, где происходит состыковка различных правовых систем.

Примечательно, что при этом нормативную систему в области прав человека характеризует исключительный динамизм.

Права человека понимаются не как застывшие навечно нормы, а лишь как относительное, реляторное средство, отражающее каждую новую ступень нашего осознания индивида, свободного и равного в своем достоинстве. С этих позиций следует рассматривать и концепцию “поколений” прав человека и, в принципе, всю эволюцию нормативной системы в целом.

В процессе аналитической работы диссертант пришел к выводу о том, что международное право в области прав человека формируется на основе трех главных источников: договорных норм, обычных норм и стандартов “мягкого права”. При этом все три источника тесно взаимосвязаны между собой. Кроме того, автором поддерживается выделение фундаментальных норм в области прав человека в качестве закономерного развития концепции прав человека. Определяя их в качестве императивных норм общего международного права, диссертант полагает, что они могут выступать и в форме универсальных норм международного обычного права. Таким образом, прослеживаются гомогенные характеристики у обоих видов норм. К ним, по-своему, близки и нормы “soft law” вследствие того, что постепенно выделяется системный компонент формирования всех норм в области прав человека. В отличие от других норм международного права, они в большей мере создаются не государствами, а непосредственно международной системой и имеют квази-конституционный характер.

Глобализация прав человека привела к созданию международных институтов по защите прав человека на универсальном и региональных уровнях. Наиболее важную роль на универсальном уровне играет

Организация Объединенных Наций, причем ее влияние на развитие международного права прав человека, повышение его эффективности постоянно растет.

Под эгидой ООН функционирует разветвленная система органов, занимающихся разработкой международных стандартов и осуществлением международного контроля за соблюдением уже принятых документов. Основной формой контроля со стороны международных структур стала процедура представления докладов, установление фактов и рассмотрение споров.

Процедура представления докладов в соответствии с требованиями основных конвенций ООН и важнейших международных организаций первоначально рассматривалась государствами как формальное требование. Однако с течением времени она переросла в критическое расследование ситуации по выполнению государствами взятых на себя обязательств.

Установление фактов нарушения прав человека поначалу не входило в компетенцию международных институтов по правам человека. Однако с середины 70-х гг. эти наблюдательные механизмы стали активно вводиться и использоваться. Вскоре были учреждены посты Специальных докладчиков, представителей Генерального секретаря, созданы рабочие группы по конкретным странам и проблемам.

Третьим важным механизмом международного контроля стало рассмотрение споров в международных структурах. Это, прежде всего, Европейский суд по правам человека. Межамериканский суд по правам человека, многочисленные квазиюридичсские процедуры, как, например, действия в соответствии с резолюцией 1503 ЭКОСОС.

В то же время созданной системе, как это видно из диссертационного исследования, не всегда удается реализовать потенциал, заложенный в ней. Основная причина - концепция государственного суверенитета.

Именно в нем большинство юристов усматривают препятствие на пути созлания кардинально новой системы международного права и международных отношений. “Являются ли международные нормы по правам человека предвестником возникающей системы международного права, основанной на общих ценностях, а не на государственном суверенитете?” - задаются вопросом В.А. Карташкин и Ст.П. Маркс. По их мнению как бы это ни выглядело противоречиво, международное право, основанное четыре столетия назад в качестве системы норм, регулирующих поведение суверенных правителей, “накануне XXI века превратилось в один из факторов соблюдения человеческих интересов и ценностей (выделено нами. Д.Н.)”. И далее: “Международные нормы, относящиеся к правам человека, являются основным фактором этой трансформации международного права”.285 Это позволяете сделать важный вывод о том, что международное право претерпевает изменение своей основной функции.

Регулирование отношений между государствами, хотя и играет, по-прежнему, решающую роль, уступает место гуманистическим приоритетам развития человечества в целом. Иными словами, в обществе начинает формироваться общечеловеческое право.

Таким образом, наиболее существенной тенденцией в развитии международного права прав человека становится кардинальная трансформация всего международного права в направлении постепенного ограничения государственного суверенитета. Естественно, что мы находимся еще только в самом начале этого процесса и, возможно, он еще очень долго не приведет к отказу от этой основной характеристики государства. Но это, по нашему мнению, в принципе и не нужно.

Отказ от суверенитета может привести в будущем к становлению мирового государства, что, естественно, нс является приоритетом на

Карташкин В.А., Маркс Ст. П. Международное регулирование прав человека Н Вне конфронтации. Международное право в период холодной войны. С6. статей. М., 1996. С.322.

данном этапе развития человеческого общества. Оптимальным была бы аккомодация и рассредоточение некоторого объема суверенитета только в области прав человека, в остальных же сферах он может по прежнему играть отведенную ему роль. В этом случае сохранится очень важная черта мироустройства - демократическая плюральность государств.

Конкретно такие изменения могут произойти, если большинством государств будет признана международно-правовая правосубъектность индивида и будут созданы эффективные механизмы имплементации международного права, приоритет его норм над нормами национальных систем. Пока же, как было показано в нашем исследовании, эти тенденции имеют ограниченный, хотя и перспективный характер.

Диссертант поддерживает позицию проф. И.П. Блищенко, который писал: “Мы должны по-новому взглянуть, в частности, на соотношение таких принципов международного права, как уважение суверенитета и невмешательства, понятие правосубъектности в международном праве и международных отношениях. Мы всегда исходили из концепции абсолютного суверенитета, а в современной ситуации взаимосвязанного и взаимозависимого мира выражением объективных закономерностей этого мира является международная обязанность государств решать свои внутренние проблемы развития с учетом общечеловеческих интересов.

Другими словами, если государство решает свои внутренние вопросы без учета этих интересов, и более того - вопреки им, нарушая общепризнанные принципы и нормы международного права, то международное сообщество имеет право вмешиваться во внутренние дела и принуждать государство к выполнению этих международных обязательств".286 Таким образом, необходимо отказаться от установки, что осуществление прав человека должно основываться на явно выраженном соглашении заинтересованных государств.

7u См. Предисловие проф. И.П. Блищенко к кн Ни кол ай ко И.В. Нрава человека и система ООН (проблемы многостороннего сотрудничества). Кие». 1991. С.У.

Проф. И.П. Блищенко также подчеркивает, что “общая теория права вообще не затрагивает вопрос о международном праве и, в частности, о субъекте международного права”.287 Это замечание, по существу, имеет чрезвычайно важное значение для развития права и правовой цивилизации в целом. В настоящее работе были даны в основном общие соображения по этому поводу и выделена правовая взаимосвязь между правосубъектностью (как категорией общей теории права) и доктриной о правосубъектности индивида в международном праве. Думается, что необходимо уже сейчас приступить к детальной разработке этой проблемы в рамках общей теории права.

Вторая половина XX века характеризуется неоднозначным процессом проникновения идей и норм прав человека, сформировавшихся на Западе, в сознание и политическую культуру азиатских стран. Как было показано в диссертации, они активно взаимодействуют с существующей в этих странах эндогенной, онтологической гуманистической интерпретацией человека. Причем нужно заметить, что хотя процесс формирования норм в области прав человека стимулируется западными странами, он не является напрямую связанным только с западной парадигмой развития, а переосмысливает ее на качественно новом уровне, синтезируя новую парадигму развития, которая в полной мере может быть востребована и нсзападными странами.

Впрочем в этом вопросе необходимо быть предельно осторожным. Как было верно замечено И. А. Зевелевым “перед мировым сообществом стоит острая проблема соблюдения баланса между поощрением прав человека и демократии в третьем мире и недопущением форсированного навязывания западных норм и институтов с иным социально-культурным генотипом. Отклонения в ту или иную сторону чреваты укреплением деспотических режимов, несущих угрозу мировой безопасности и стабильности, либо взрывоподобными социальными

катаклизмами, вызванными традиционалистскими силами, непродуманной модернистской политикой”.2*8

Возможно, одной из наиболее эффективных форм движения в сторону интеграции развивающихся стран в глобальную систему защиты прав человека является создание региональных режимов в области прав человека, т.е. стремление к универсальному режиму через формирование региональных стандартов в области прав человека. В настоящее время уже функционируют Европейская и Межамериканская системы защиты прав человека, на стадии функциональной институциализации находится Африканская система защиты прав человека. Было бы целесообразно создание подобного режима и в азиатском регионе, где он до сих пор отсутствует по причине не только социокультурной среды, затрудняющей активное заимствование подобных ценностей, но и необычной гетерогенности самого региона, отсутствия региональных политических механизмов типа ОАЕ или ЛАГ, позволяющих ставить такие вопросы в повестку дня.289

Формирование региональных режимов способствует эволюционному развитию концепции международной защиты прав человека, нахождению подлинно общечеловеческой основы для укрепления уже созданного универсального режима в области прав человека под эгидой ООН.

На основе изучения функционирования механизмов международной системы защиты прав человека диссертант пришел к следующим практическим выводам, которые могут быть использованы в качестве рекомендаций, направленных на улучшение структуры и организации международных институтов в области прав человека, уточнение их полномочий и повышении эффективности: [122]

1) Международные органы правомочны принимать решения не только по процедурным и организационным вопросам, но и по существу обязательств в области прав человека. В последнее время в мире все больше укрепляется мнение о том, что они могут не только оценивать внутреннее положение в государствах-участниках, но и давать конкретные рекомендации. По мнению диссертанта, необходимо определить и закрепить нормативный статус таких рекомендаций и заключений.

2) В отношении грубых и массовых нарушений прав человека необходимо предусмотреть процедуру, по которой была бы возможна не только общая оценка внутреннего положения, но и принятие обязательных к исполнению решений, обеспеченных соответствующими санкциями ООН. В перспективе в отношении нарушений прав человека, признанных международными уголовными преступлениями, эту роль должен играть создаваемый Международный уголовный суд.

3) Для обеспечения своевременного рассмотрения докладов и изучения ситуации в той или иной стране, вне зависимости от того, представлен или нс представлен официальный доклад, необходимо рассмотреть имеющийся положительный опыт. В настоящее время уже имеются ряд прецедентов по такому рассмотрению ситуаций в отдельных региональных и договорных органах ООН.

В качестве легитимных источников информации должна рассматриваться не только официальная информация государств- участников, но и информация, поступающая от специализированных международных межгосударственных и неправительственных организаций, других заинтересованных учреждений и физических лиц.

4) Необходима дальнейшая интеграция индивида в качестве субъекта международного права, т.е. индивид должен получить полный locus standi в рамках всех основных международных процедур в области прав

человека. Это можно осуществить путем разработки соответствующих дополнительных протоколов к уже имеющимся договорам (конвенциям).

5) На наш взгляд, в настоящее время нецелесообразно создавать новые международные стандарты, предусматривающие образование международных наблюдательных органов. Логичнее будет наоборот осуществить конвергенцию дублирующих и взаимодополняющих органов. Значительную в роль в этом могут сыграть регулярные встречи председателей договорных органов, которые должны быть наделены полномочиями принимать обязательные решения по широкому кругу вопросов.

6) Успешный опыт создания и функционирования Европейской системы защиты прав человека следует распространить не только на другие региональные структуры, но и со всей тщательностью изучить ее опыт на универсальном уровне.

Кроме конкретных рекомендаций, направленных на корректировку отдельных аспектов, необходимо глобальное реформирование международных институтов в области прав человека. Как пишет В.А. Карташкин, “процесс создания единого глобального правового пространства зависит...от коренного улучшения работы международных контрольных органов по правам человека... Для этого государства должны отказаться от части своих суверенных прав и решиться на предоставление международным органам по правам человека властных полномочий”.'

По нашему мнению, понятие суверенитета должно рассматриваться только в контексте взаимоотношений с другими государствами. Нельзя считать нарушением принципа суверенитета, когда происходит выражение воли всего мирового сообщества. Это разнопорядковые явления. Именно такой подход мог бы стать ведущим на пути к созданию общечеловеческой правовой цивилизации.

<< | >>
Источник: НУРУМОВ ДМИТРИЙ ИГОРЕВИЧ. СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ СИСТЕМЫ ЗАЩИТЫ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Республика Казахстан Алматы, 2000. 2000

Еще по теме ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -