<<
>>

Влияние судебной практики Европейского суда по правам человека на судебную практику Суда ЕС

В настоящее время обязанность применения Судом ЕС Европейской конвенции о защите прав человека, закрепленная в основополагающих (учредительных) актах ЕС не подкреплена никакой юридической санкцией.

Данный факт позволяет утверждать о существовании так называемой автономии Суда ЕС по интерпретации ЕКПЧ, которая тем не менее не является абсолютной, о чем свидетельствует судебная практика Суда ЕС, постоянно использующего в своей деятельности судебную практику суда Совета Европы.

Отметим, что автономия интерпретации (толкования) Европейской конвенции о защите прав человека, которой обладает Суд ЕС, основана на отсутствии юридически подкрепленной обязанности соблюдать решения Европейского суда по правам человека. § 2 ст. 6 Договора о Европейском Союзе закрепляет за ЕКПЧ статус части права ЕС не как таковой, а лишь в части основных прав, которые она гарантирует: «Основные права, такие какими они гарантированы Европейской конвенцией о защите прав и основных свобод... являются частью права Союза». Это означает, что литерально органы власти Европейского Союза, в том числе и судебные органы, будучи обязанными соблюдать основные права, гарантированные ЕКПЧ, обладают автономией интерпретации ее текста. Иначе говоря, они не обязаны соблюдать интерпретации (толкования), которые дает данному тексту Европейский суд по правам человека554. Данный факт объясняется тем, что обязательная сила решений ЕСПЧ, закрепленная ст. 46 ЕКПЧ, не является положением Конвенции, закрепляющим основные права, и поэтому она не является «частью права Союза», которое Суд ЕС обязан соблюдать и применять.

Вместе с тем Хартия Европейского Союза об основных правах содержит ряд положений, которые позволяют утверждать об обязанности Суда ЕС следовать судебной практике ЕСПЧ и имплементировать в свою судебную практику конкретные решения последнего. Во-первых, как отмечено в иностранной литературе, составители текста Хартии имплементировали ряд положений, установленных ЕСПЧ в своей судебной практике.

Так, зарубежные авторы приводят в пример § 2 ст. 19 Хартии, декларирующего защиту против незаконных выдворений за границу и в особенности запрет выдворений в страны, где лица могут быть подвергнуты

бесчеловечному обращению[549]. Во-вторых, стоит обратить внимание на преамбулу Хартии, которая однозначно закрепляет, что «Настоящая Хартия, вновь провозглашает... права, которые закреплены в частности ...судебной практикой Европейского суда по правам человека».

Несмотря на данные утверждения Хартии, действие судебной практики ЕСПЧ в праве Союза остается на сегодняшний день не санкционированным и, следовательно, не обязательным к применению Судом ЕС. Будучи обязанным применять ЕКПЧ в части гарантированных прав и свобод, Суд ЕС вправе не учитывать судебную практику ЕСПЧ, что в принципе соответствует положению § 3 ст. 6 Договора о Европейском Союзе, в соответствии с которым лишь основные права, гарантированные ЕКПЧ, являются частью права ЕС, что логически исключает обязательную силу других положений ЕКПЧ, в том числе и тех, которые устанавливают обязательную силу решений ЕСПЧ.

Таким образом, судебные органы Европейского Союза самостоятельно интерпретируя Конвенцию (что может привести к расхождениям в судебной практике двух европейских органов), обеспечивают данный текст гарантией в рамках их деятельности по контролю актов государств - членов ЕС, имплементирующих право ЕС в свои внутренние правопорядки[550]. Таким образом, Суд ЕС признает себя компетентным по осуществлению контроля национальных актов государственной власти, имплементирующих акты права ЕС, на их соответствие положениям ЕКПЧ[551] [552]. Также в рамках производства по преюдициальным запросам Суд ЕС рассматривает вопросы по интерпретации Конвенции и ее применения, а также санкционирования национального законодательства, противоречащего праву ЕС и ЕКПЧ .

При этом с 90-х годов прошлого века Суд ЕС при интерпретации ЕКПЧ в своих решениях все чаще ссылается на судебную практику ЕСПЧ, а не на конвенционное право Совета Европы.

В числе таких решений можно назвать решения Суда ЕС по делу, связанном с правом на равенство транссексуалов559; в деле, связанном со свободой прессы560; в деле, связанном с правом на справедливое судебное разбирательство561; в деле, касающемся презумпции невиновности562; в деле, касающемся

неприкосновенности жилища563, и т.д.

«Обычное использование»564 в практике Суда ЕС Конвенции и толкований, которые дает данному тексту ЕСПЧ, проявляется в уже процитированном решении Baustahlgewebe GmbH, где, несмотря на ссылку Суда ЕС на «общий принцип права ЕС, в соответствии с которым любое лицо имеет право на справедливое судебное разбирательство», он все же основывает свое решение исключительно на ст. 6 ЕКПЧ. Более того, в данном деле Суд ЕС строго придерживается интерпретации, которую дал ст. 6 Конвенции ЕСПЧ, в частности использует критерии разумного срока разбирательства (delai raisonnable) для определения его разумности в деле, рассмотренном Трибуналом первой инстанции. Еще одним примером использования в судебной практике Суда ЕС интерпретаций (толкований) Конвенции, данных Европейским судом по правам человека, можно назвать использование Судом Европейского Союза такого специфического правила, как предоставление справедливой компенсации в случае нарушения одного из основных прав (ст. 41 ЕКПЧ). Судопроизводственная техника

559

См.: CJCE, 30 avril 1996, P/S et Cornwall County Council, C-13/94, Rec., I-1763, DCDF, 68, RAE, 1996, 171, chron. F. Picod.

560 См.: CJCE, 26 juin 1997, Vereinigte Familiapress Zertungsverlags-und Vertriebs GmbH, C- 368/95, DCDF 75, Europe, aout-sept. 1997, comm. 273, D. Simon.

561

562

563

См.: CJCE, 17 dec. 1998, Baustahlgewebe GmbH, C-13/98, Rec., I-2163 См.: CJCE, 8 juillet 1999, Montecatini, C-260/99, Rec., I, 1231.

См.: CJCE, 22 oct. 2002, Roquette Freres SA, C-94/00, §29, Europe, 2002, 12, comm. 422 L. Idot.

564

См.: Sudre F. Droit europeen et international des droits de Fhomme // PUF, 2003. Р. 145.

предоставления справедливой компенсации была заимствована Судом ЕС у ЕСПЧ в отсутствие правовых основ для нее в праве ЕС[553].

Таким образом, можно утверждать, что в отсутствии обязательства подчиняться судебной практике ЕСПЧ и обязательства применять его решения, т.е. несмотря на право по интерпретации ЕКПЧ, которой обладает Суд ЕС, он регулярно использует в своей судебной практике различные аспекты судебной практики ЕСПЧ, т.е. интерпретации (толкования) Конвенции, которые дает ей последний.

Применение в добровольном порядке Судом ЕС судебной практики ЕСПЧ можно объяснить несколькими причинами.

Во-первых, в отсутствии обязательства Суда ЕС соблюдать судебную практику ЕСПЧ, источником добровольного подчинения Суда ЕС Страсбургскому суду может являться лишь перспектива присоединения Европейского Союза к ЕКПЧ, что и является, как представляется, основной причиной соблюдения Судом ЕС всех положений ЕКПЧ (в том числе и ст. 32, 46 ЕКПЧ), т.е. соблюдения судебной практики ЕСПЧ, которая является обязательной к исполнению именно в соответствии со ст. 32 и 46 ЕКПЧ, а не только тех положений, которые он обязан соблюдать в соответствии со ст. 6 Договора о Европейском Союзе. Именно данный факт является источником добровольного подчинения Суда ЕС судебной практике ЕСПЧ, так как в противном случае по присоединении ЕС к ЕКПЧ риск большого количества решений ЕСПЧ, констатирующих несоответствие Конвенции актов органов ЕС, будет более чем вероятен по причине различий судебной практики Суда ЕС от судебной практики ЕСПЧ.

Во-вторых, причиной добровольного подчинения судебной практики Суда ЕС судебной практике ЕСПЧ в отсутствие юридических обязательств между ними (а также в отсутствие юридических обязательств между правопорядками, которым они принадлежат, является необходимость

поддержания юридической безопасности на европейском пространстве. Действительно, существуют и чисто практические основания для необходимости тождественности судебных практик двух европейских судов. Юридическая безопасность может быть поставлена под удар в связи с тем, что обязательства, вытекающие из судебных практик двух судов (Суда ЕС и ЕСПЧ), могут быть противоречащими, что, как следствие, влечет состояние «фрустрации» национальных органов европейских государств, в частности судебных органов, обязанных соблюдать такие противоречивые обязательства.

Расхождение между двумя судами возможно даже в отношении одного и того же дела, а не только лишь судебной практики вообще. Так, например, национальный судебный орган может «получить» от Суда ЕС конкретные указания по интерпретации права ЕС в рамках производства по преюдициальному запросу в деле, где рассматривается (помимо прочего) национальное законодательство, имплементирующее обязательства права ЕС. Затем, по исчерпанию всех внутренних средств защиты (п. 1 ст. 35 ЕКПЧ), лицо может обратиться в ЕСПЧ с жалобой на тот же акт национального законодательства, имплементирующего акт права ЕС во внутренний правопорядок[554], который уже был предметом рассмотрения Суда ЕС в предыдущих инстанциях.

Если данная причина необходимости тождественности судебных практик двух региональных судебных органов является неоспоримой, то в отличие от предыдущей причины необходимости создания тождественности судебных практик, она не подразумевает необходимости подчинения именно судебной практики Суда ЕС судебной практике Страсбургского суда. Тем не менее данная необходимость является достаточной для

установления квазииерархии между Судом ЕС и ЕСПЧ, где первый находится в подчинении второго.

В целях поддержания юридической безопасности на европейском пространстве тождественность судебных практик двух судебных органов может быть осуществлена именно посредством подчинения Суда ЕС судебной практике ЕСПЧ, что, конечно же, обусловлено как уже указанными положениями Хартии Европейского Союза об основных правах, так и возможным присоединением Европейского Союза к ЕКПЧ.

В-третьих, немаловажная причина добровольного подчинения Суда ЕС судебной практике ЕСПЧ состоит в сфере действия ЕКПЧ, которая является «общим панъевропейским правом прав человека»[555] и применяется в рамках компетенции ЕСПЧ даже к праву ЕС. Учитывая, что ЕСПЧ является компетентным органом по вопросам соблюдения ЕКПЧ и Протоколов национальными актами европейских государств, применяющих право ЕС, и, как следствие, опосредованно признает, что он уполномочен контролировать акты органов ЕС на их соответствие Конвенции и протоколам[556], следует подтвердить вывод о необходимости соблюдения судебной практики ЕСПЧ органами власти ЕС (в том числе и Судом ЕС).

Отметим, что в случае признания Страсбургским судом акта ЕС несоответствующим Европейской конвенции, по указанным выше причинам судебные органы ЕС, в том числе и Суд ЕС не обязаны подчиняться такому решению ЕСПЧ. Однако с политической точки зрения данные признания актов ЕС несоответствующими ЕКПЧ не проходят «незаметными» для Суда ЕС, который фактически поставлен в зависимое положение от ЕСПЧ и вынужден в рамках своей деятельности по отправлению правосудия, в

частности при контроле актов ЕС, учитывать судебную практику последнего.

Итак, в настоящее время следует констатировать осуществление судом Совета Европы опосредованного контроля соответствия принимаемых актов ЕС положениям ЕКПЧ. Так, например, решение Cantoni, в котором ЕСПЧ проверил положение французского уголовного закона на соответствие ЕКПЧ, которое было напрямую скопировано французским законодателем с директивы ЕС[557] [558]. ЕСПЧ по данному поводу в одном из своих решений уточнил, что государств - члены Совета Европы не могут избежать взятых на себя обязательств в рамках Совета Европы лишь потому, что они передали часть своих компетенций интеграционному объединению . Однако в своих последних решениях ЕСПЧ уже неоднозначно декларирует свою компетенцию по контролю положений национальных законодательств государств-членов, имплементирующих право ЕС[559].

Следует отметить, что в случае присоединения ЕС к Европейской Конвенции ЕСПЧ будет наделен правом осуществления прямого контроля за соответствием ее положений праву ЕС. В настоящее же время судебная практика ЕСПЧ подтверждает, что он регулярно отказывался и отказывается осуществлять прямой контроль актов органов власти Европейского Союза[560]. Тот факт, что ЕСПЧ осуществляет контроль актов органов власти Европейского Союза посредством контроля национальных законодательств европейских государств, имплементирующих акты органов ЕС, является причиной подчинения Суда ЕС судебной практике ЕСПЧ.

В рамках рассмотрения вопроса контроля следует также указать на односторонний характер таких взаимоотношений, что выражается в обладании соответствующим полномочием только ЕСПЧ, в отношении Суда ЕС, последний не уполномочен контролировать акты, принимаемые органами Совета Европы, включая решения ЕСПЧ.

В этой связи необходимо согласится с мнением зарубежных исследователей, объясняющих сложившиеся отношения различием компетенций данных судебных органов. ЕСПЧ, в соответствии со ст. 1 ЕКПЧ, компетентен рассматривать любые вопросы, связанные с правами человека, в любой ситуации и независимо от того, какой акт их нарушает тогда, когда речь идет о лице, находящемся под юрисдикцией Высокой Договаривающейся Стороны. ЕСПЧ уполномочен рассматривать любое нарушение прав человека, произошедшее под юрисдикцией государства - члена Совета Европы независимо от того, какой акт (национального права или права ЕС) нарушает эти права. В свою очередь, компетенция Суда ЕС касается исключительно тех случаев, в которых применяется право ЕС: он отказывается гарантировать уважение прав человека в случаях, когда речь идет исключительно о проверке национального законодательства, не имеющего никакой связи с правом ЕС .

Таким образом, в зарубежной науке подчинение именно Суда ЕС судебной практике ЕСПЧ на односторонних началах объясняется различием в общей и специальной компетенциях двух региональных судебных органов[561] [562]. Такая ситуация объясняет односторонний характер

взаимодействия двух региональных органов, так как даже в отсутствии присоединения ЕС к ЕКПЧ, контроль осуществляется со стороны ЕСПЧ в отношении практически любого акта, в том числе и акта органов ЕС, тогда

как Суд ЕС, находясь в положении невозможности осуществления контроля в отношении актов органов Совета Европы, оказывается в положении невозможности влияния на ЕСПЧ. Иначе говоря, даже в случае неприсоединения ЕС к ЕКПЧ основы для выстраивания квазииерархических отношений между Судом ЕС и ЕСПЧ существуют и в настоящее время.

В итоге можно сделать вывод о том, что существует несколько причин для установления квазииерархии между Судом ЕС и ЕСПЧ в пользу именно последнего. Данное утверждение подтверждается и на практике, что проявляется в постоянном использовании Судом ЕС в своих решениях судебной практики ЕСПЧ и, как следствие, добровольном отказе от так называемой автономии Суда ЕС по интерпретации ЕКПЧ: он добровольно подчиняется толкованиям, которые дает ЕКПЧ Страсбургский суд. Такой поход Суда ЕС в полной мере соответствует идее, сформулированной в Хартии Европейского Союза о взаимоотношениях двух региональных судебных органов, так как преамбула данного текста, напомним еще раз, закрепляет права такими, какими они установлены в частности в судебной практике ЕСПЧ. Даже в отсутствии юридической связи подчинения между этими судебными органами, подобной той, которая, например, существует между судебными органами государств-членов и соответствующих региональных судов, существуют основания для подчинения судебной практики Суда ЕС судебной практике ЕСПЧ.

Исходя из сделанного вывода следует вопрос о целесообразности присоединения Европейского Союза к Европейской конвенции по правам человека в сложившейся ситуации добровольного подчинения Суда ЕС судебной практике ЕСПЧ и осуществлении контроля последнего в отношении права ЕС.

По мнению зарубежных представителей науки международного права, контроль решений Суда ЕС необходим, так как «остается вопрос о том, каким образом избежать ситуации, в которой судебные органы ЕС могли бы приказать национальным судебным органам изменить то, что им приказал

302

ЕСПЧ» . По мнению ряда ученых, присоединение ЕС к ЕКПЧ позволит в полной мере реализовать контроль (желательно судебный контроль) практики применения Судом ЕС ЕКПЧ. Наиболее логичным и простым в таком случае было бы вменить данную компетенцию ЕСПЧ, юрисдикция которого в соответствии с Протоколом № 11 к ЕКПЧ будет осуществляться автоматически в связи с присоединением Европейского Союза к ЕКПЧ. Учредительная власть ЕС и Совета Европы пошла именно по данному пути: как Договор о Европейском Союзе, так и Протокол № 14 содержат положения, позволяющие ЕС присоединиться к ЕКПЧ.

<< | >>
Источник: ГУРБАНОВ РАМИН АФАД ОГЛЫ. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ судебных органов НА ЕВРОПЕЙСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ: ВОПРОСЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Баку- 2015. 2015

Еще по теме Влияние судебной практики Европейского суда по правам человека на судебную практику Суда ЕС:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -