<<
>>

§2. Урегулирование споров» вытекающих из международных инвестиционных ОТНОШЕНИЙ

Сфера правового разрешения споров; вытекающих из международных инвестиционных правоотношений^ абсолютно новый феномен для современного международного права. Первые попытки институцианизации правовых механизмов по разрешению: инвестиционных споров были заложены в Конвенции 1965 г.

"Об урегулировании инвестиционных споров между государствами и юридическими и физическими лицами других государств"352, учредившей МЦУИС.

Специфика правового регулирования инвестиционных правоотношений,, как это было показано выше353, состоит в том, что международно-правовыми: средствами государства устанавливают определенный правовой режим для участников международных экономических отношений. Речь идет, прежде всего, о хозяйствующих субъектах, осуществляющих капиталовложения за рубежом, но чей правовой статус регламентируется национальным законом. Поскольку стандарты правовой защиты иностранных инвестиций и иностранного инвестора, как правило, закрепляются в положениях международных соглашений, как двусторонних (ДИД), так и многосторонних (НАФТА, ДЭХ), то, следовательно, обязательства по их обеспечению имеют международно­правовую природу. G другой стороны, последствия нарушений обязательств, предусмотренных инвестиционными соглашениями, носят явно выраженный частноправовой характер, поскольку для восстановления своих нарушенных прав иностранный инвестор в споре заинтересован получить материальную компенсацию: денежную либо в натуре. Конечно, в самом факте тесной

ji; Convention on the Settlement of Investment Disputes between States and Nationals of other States і і ICSID Documents. 15, June 1985. Текст конвенции на русском языке опубликован в си. Международное частное право. Сборник международных документов. М.. 1994. С. 526. Конвенция вступила в силу 14 октября 1966 г. РФ присоединилась к конвенции (см.: Постановление Правительства РФ 1016 от 13.10.1995г.).

351 См.: главу 3 настоящей диссертации, стр. 125.

взаимосвязи между пуодично-правовым и частноправовым подходами при разрешении споров нет ничего принципиально нового. Современные международные отношения характеризуются высокой степень переплетенности интересов суверенных государств, международных организаций, частных лиц и их групп, а также транснациональных корпораций. Но по мере; увеличения коммерческого взаимного соприкосновения между суверенными государствами и транснациональными частнохозяйствующими субъектами, возрастает необходимость в надлежащем правовом регулировании < соответствующих отношений, и в частности эффективных механизмах по разрешению споров, возникающих между неравными, в точки зрения международного права, сторонами.

Традиционная позитивистская доктрина международного права рассматривает физических и юридических лиц как "объектов" международно-правового регулирования.354 Исходя из этого, большинство международных арбитражных и судебных инстанций испытывали определенные трудности при рассмотрении инвестиционных споров, в которых с одной стороны, участвует частный инвестор, а с другой - государство — суверенный субъект международного права. Частноправовая составляющая правоотношений, вытекающая из коммерческих договоров (контрактов) между частными инвесторами и суверенными государствами, не позволяла до последнего времени международным арбитражным и судебным органам урегулировать подобные споры на основе международного права.

В соответствии со ст. 38 Статута Международного Суда подсудность суда распространяется исключительно на рассмотрение международных споров, возникающих между субъектами международного права. При этом суд руководствуется обычными и договорными международно-правовыми нормами, а также общими принципами права, "признанными

■’’’ Один из основателей позитивизма в международном праве И. Бентам еше в 1789 г. в сваей работе "Introduction to the Principles of Morals and Legislation.

1789. p. 296. дал определение международному праву как "взаимоотношения между суверенами", цит. по: Zachary Duglas. The Hybrid Foundation of Investment Treaty Arbitration in The British Year Book of International Law. 2003. P. 154.

цивилизованными нациями". При применении данных норм суд также может принять во внимание и существующую практику рассмотрения аналогичных споров, и доктрину международного права, которые отнесены к вспомогательным средствам для определения правовых норм/55

Однако преимущественно в последней декаде 90-х гг. XX вв. в условиях укрепления режима глобального капитализма коренным образом меняется, и его правовая инфраструктура. Международное право, игравшее доминирующую роль в координации поведения суверенных субъектов в международной экономической, сфере, теперь трансформируется в механизмы правового контроля над глобальными режимами. Правовая система ВТО! служит тому подтверждением.356 Глобальный капитализм характеризуется возрастающей степенью подчиненности экономической деятельности государств установленным международно-правовым режимам.

Резкое увеличение экономической, в большей степени инвестиционной, активности международных участников в последние десятилетия XX вв. привело к критическому росту споров, вытекающих из указанных отношений. Особенности правоотношений в сфере иностранных инвестиций предполагают возможность возникновения как межгосударственных споров, вытекающих из договорных обязательств государств, так и споров между частным инвестором и принимающим его инвестиции государством. Поэтому в положениях международных соглашений; регулирующих иностранные инвестиции, закрепляются два принципиально различных механизма по разрешению споров: первый — для международных споров между договаривающимися, сторонами по поводу толкования положений международного договора и добросовестного выполнения взятых на себя международных обязательств в соответствии в принципом pacta sunt servanda, второй — для разрешения споров между

s’ Статут Международного Суда.

n. 1(d) от. 38. С.м.: Колоса» Ю.М.. Кривчикова Э.С. Действующее международное право. М. 2002. С. 27.

" См., например: G.K. Shell. Trade Lesalism and Internationa! Relations Theory: An Analysis of the World Trade Organization і і 44 Duke Law Journal 829, 1995.

иностранным инвестором и принимающим инвестиции государством в отношении инвестиций.

В отсутствие действенных универсальных международно-правовых механизмов по разрешению инвестиционных споров’ двусторонние и многосторонние региональные инвестиционные соглашения в своих положениях закрепляют обязательства; государств, участвующих в них, но защите иностранных инвестиций; вместе с тем предлагают иностранному инвестору один или несколько из: возможных правовых механизмов; по разрешению возникающих споров.

Споры между государством и инвестором ■

В большинстве двусторонних инвестиционных соглашений содержится достаточно разработанная; схема разрешения* споров;, вытекающих из инвестиционных отношений. Некоторые: соглашения предусматривают проведение предварительной примирительной; процедуры, прежде чем передать спор/, на рассмотрение арбитража.357 Все соглашения; с участием; КНР содержат подобные положения.

Многие ДИДы устанавливают для инвестора: обязательную процедуру исчерпания; национальных: средств правовой защиты путем; искового производства1 в компетентных судебных органах государства, на. территории < которого капиталовложение осуществлено/58 Особенностью - разрешения; споров с участием; иностранных лиц; в любой; национальной правовой системе является установление; национальным: законодательством соотношения международно-договорных норм, и национального закона. Согласно; Конституции России. 1993: г. общепризнанные принципы и нормы международного, права и международные договоры Российской: Федерации: являются составной частью ее правовой системы. Если; международным ’"7 Например. NAFTA, an. [ 11S.1.

Такая обязанность иностранного инвестора закрепляется в ДИД с участием, например, Австрии; Египта, Ирана, Китая. Перу, США. Чили. Шри-Ланки. Хорватии, Финляндии, а также в ДЭХ, ст. 26 (2) а.

договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора (п.4 ст. 15). Такие же нормы содержатся в ст. 7 ГК РФ, в п. 2 ст. 5 Федерального закона РФ "О международных договорах РФ" от 16 июня 1995г., в других правовых актах. Национальное законодательство также служит важным- блоком при разрешении споров; вытекающих; из правоотношений по поводу иностранных инвестиций. Но применение национального закона в большинстве случаев возможно лишь при условии отсылки к нему, закрепленной;в: коллизионных нормах. Во многих странах последние кодифицированы в едином законодательном акте: (законе, кодексе)^, например, в Швейцарии, Югославии, Австрии, ФРГ, Польше, Венгрии. К сожалению; в настоящий момент в России, нет единого кодифицированного акта.359

На; практике иностранный; инвестор не всегда верит в беспристрастное к нему отношение местных юрисдикционных органов принимающего инвестиции государства в случае рассмотрения последними любых- споров,. вытекающих из отношений иностранного инвестора; и принимающего инвестиции государства. Обычно ■ соглашения предусматривают процедуру разрешения; споров с; помощью^ нейтрального- арбитража. В ДИДах встречаются различные формулировки такой: процедуры. Наиболее свободная формулировка об; урегулировании споров в положениях договора просто отсылает стороны к арбитражной процедуре как способу разрешения; споров; вытекающих из отношений, по поводу иностранных инвестиций; причем не устанавливая; никаких обязательств, для; сторон.j6° Далее, в договоре может быть предусмотрена обязанность сторон в случае: возникновения спора передать его- на рассмотрение в; ad hoc арбитраж в;

J" См.: Нешатаева ГН Обшиє проблемы рассмотрения споров с участием иностранных лип в

арбитражных судах Российской Федерации / В кн.: Международный гражданский процесс, вопросы. рассмотрения экономических споров с участием иностранных организаций и оказания взаимной правовой помощи. Материалы конференции. Санкт-Петербург. 15-17 июня 1999 г..

Модели ДИД: США, Австрии. ДЭХ. ст. 26 (2) (61. LNCTAD Compendium (Vol. Ill, 1996). См.: Z Doujrte. Ibid. p. 158. L

соответствии с Арбитражным регламентом ЮНСИТРАЛ/61 Международная торговая палата в г. Лондоне (Великобритания)"162 и Арбитражный, институт Стокгольмской торговой палаты (Швеция)"6’ также могут быть предусмотрены договором в качестве места для ad hoc арбитражного рассмотрения споров; В ■ последнее время получили ■ распространени е модели t ДИД,. в: положениях' которых. закрепляется механизм по передаче; спора на рассмотрение в Международный центр по урегулированию инвестиционных споров (МЦУИС) 6’, учрежденный в соответствии; с: Конвенцией об урегулировании инвестиционных споров между государствами и физическими или юридическими лицами.других государств (Вашингтон, .18 марта 1965 г.)'65.

Россия; в’ своих соглашениях с другими; государствами, как; правило, указывает арбитраж ad hoc, создаваемый- в соответствии; с Арбитражным регламентом > Комиссии; ООН по праву международной; торговли (ЮНСИТРАЛ), в качестве органа, полномочного решать споры, возникающие между принимающим инвестиции государством и иностранным и н вестором. А с рядом государств в дополнение в; соглашении; указывается; возможность передачи; возникшего спорам на; рассмотрение Арбитражного института Стокгольмской торговой палаты/66

Иностранные инвесторы; всегда рассматривали независимый международный арбитраж как лучший способ обеспечения беспристрастного

!1 Модели ДИД: Австрии, Дании, Египта, Индонезии, Ирана, Кампучии, Монголии, США, Швеции, И Гри- Ланки, Тукции, Финляндии, Азиатско-африканского правового консультативного комитета,- Экономического союза Бенилюкс, ДЭХ, ст.26 (4), NAFTA, Art. 1120 (1) (с), UNCTAD Compendium {Voi. Ill, 1996). См.; Z Douglas, Ibid.

362 International Chamber of Commerce arbitration в моделях ДИД: альтернативная модель Великобритании, Австрии, Дании, Германии, Экономического союза Бенилюкс, UNCTAD Compendium (Voi, Ш, 1996), См.: Z Douglas. Ibid.

J°3 Stockholm Chamber of Commerce arbitration в моделях ДИД: Шри-Ланки, Экономического союза Бенилюкс, ДЭХ. сг, 26 (4), UNCTAD Compendium {Voi. ПІ, 1996). См.: Z Douglas, Ibid.. j64 Модели ДИД: Австрии. Великобритании, Германии, Дании. Египта, Индонезии, Кампучии, Малайзии, Монголии. Нидерландов. Перу, США, Турпин, Финляндии, Франции. Хорватии. Чили, Швейцарии,

Швеции, Шри-Ланки. ЮАР, Ямайки. Азиатско-африканского правового консультативного комитета. Экономического союза Бенилюкс. ДЭХ.'ст. 26 (4). NAFTA. Art: 1120 (I). L'NCTAD Compendium (Voi. Ill, 1996).

Текст Конвенция опубликован в: Международное частное право. Сборник международных документов. М2 1994. С. 526. Конвенция вступила в силу 14 октября 1966 г. Россия не участвует.

Например с Турцией, Филиппинами, Норвегией.

правосудия. Однако международные третейские трибуналы не наделены автоматической юрисдикцией по урегулированию споров между суверенным субъектом международного права, с одной стороны, и частным иностранным физическим или юридическим лицом - с другой. Какого-либо единого подхода в ДИДах к решению этого вопроса в международной практике не существует. Обязательства по урегулированию споров- в арбитражном порядке между иностранным инвестором и принимающим инвестиции государством обычно содержатся в отдельном положении соглашения, в котором устанавливается, какие споры вправе рассматривать: арбитраж, в каком порядке должен формироваться состав арбитража. В настоящее время сложилась-устойчивая тенденция указывать в положениях ДИДов МЦУИС в качестве органа, полномочного принимать окончательные решения по спорам, вытекающим из инвестиционного соглашения. Но, несмотря на содержащиеся в соглашении положения о передаче спора в случае его возникновения на рассмотрение в МЦУИС, у данного органа не возникает автоматической подсудности по рассмотрению спора, вытекающего из соглашения?67 В зарубежной международно-правовой литературе указывается на существование четырех типов положений ДИДов, устанавливающих юрисдикцию МЦУИС. Положение первого типа просто констатирует, что спор "по соглашению Сторон передается на рассмотрение в Центр"'65. Такая норма не предусматривает передачу спора на арбитражное рассмотрение в указанный в ДИДе орган, если отсутствует на это соглашение сторон после того, как спор уже возник. В соответствии с положениями второго типа "рассмотрение спора Центром путем примирительной процедуры или арбитража”"69 не зависит от наличия соглашения сторон после возникновения спора, но это может наложить "обязательство не отказывать в соглашении без веских на то оснований”"70. Согласно третьему

367 См.: Broches.i. Bilateral Investment Treaties and Arbitration of Investment Disputes: In: SciruisiJ.. van der BergA.J. (eds.)Aht Art of Arbitration: Liber Amicorum Pieter Sanders. Amsterdam. 1982. P. 63.

"’Например, Договор между Швецией и Малайзией (см.: Broches A. Op. cit.).

’’ Например. Договор между Нидерландами и Кенией (см.: Broches J. Op. cit, I.

,7j Ibid. '

типу арбитражной оговорки принимающее инвестиции государство “соглашается на любые требования со стороны инвестора по процедуре примирительного урегулирования і или арбитражного рассмотрения- любого спора, вытекающего из инвестиционных отношений”371. Четвертый тип непосредственно указывает на юрисдикцию Центра по рассмотрению соответствующего спора. Обычно встречающаяся формулировка положения; относящаяся- к четвертому типу, включает в себя следующее:. “Каждое Договаривающееся государство настоящим соглашается передать в; Международный: центр по разрешению инвестиционных споров для урегулирования путем примирительной; процедуры или арбитража в соответствии с Конвенцией об урегулировании; инвестиционных спорові между государствами и физическими; или юридическими^ лицами других государств ... любые споры, вытекающие из отношений Договаривающегося государства' и гражданина или компании другого Договаривающегося^ государства по поводу инвестиционной деятельности.первого на территории последнего”?72

В- соответствии; с. положениями последнего типа формулировки; государства-участники- соглашаются- в предварительном; порядке; на; рассмотрение всех споров, могущих возникнуть с иностранными инвесторами из этих государств, в МЦУИС, инициированных по требованию иностранного инвестора. Существование подобных положений; в; двусторонних инвестиционных договорах существенно повышают уровень правовой защиты иностранного инвестора и его инвестиций:, Однако вместе с тем; многие специалисты; ставят под сомнение; легальность подобных положений, с; точки зрения международного права. Высказывается мнение, что, таким образом международный договор создает права для третьих, лиц.

’ ' Например. Договор между Нидерландами и Индонезией (см.: Hr aches Л . Op. сії.). ‘ ~ См.: Sarnarajuh М. Op. сії. Р, 268,

которые при этом не обладают надлежащей международной правосубъектностью/7-1

Урегулирование споров между государствами и частными инвесторами других государств по процедуре МЦУИС осуществляется; посредством: примирительной или арбитражной процедур; В большинстве: случаев указанные процедуры действу ют только приусловии согласия сторон на их применение. Положения; конвенции не предусматривают ВОЗМОЖНОСТИ: отзыва согласия.

Процедура инициируется по письменному заявлению стороны, в споре.. В> зависимости от заявленной процедуры Секретариат МЦУИС формирует состав арбитров:либо комиссию по примирению..В'соответствии СО: ст. 62 Конвенции 1965’ г. примирительная: и. арбитражная процедуры: осуществляются і по? месту нахождения; Центра в г. Вашингтоне (США). Однако ст. 63 Конвенции позволяет сторонам: по договоренности перенести указанные: процедуры в ин ое место. М ЦУ ИС заключил соглашен ия на этот счет, с Постоянной палатой третейского суда374 в г.. Гааге (Нидерланды), а также с некоторыми региональными: третейскими, центрами: Азиатско­африканским правовым; консультативным комитетом в г. Каире (Египет) и: г. . Куала-Лумпур (Малайзия), Австралийским коммерческим арбитражным центром в г. Мельбурн (Австралия) и Австралийским центом: по рассмотрению: коммерческих; споров; в г. Сиднее; (Австралия), Центрами; международного коммерческого арбитража в Сингапуре и в Бахрейне;

Стороны, выдвигают кандидатуры в комиссию? по примирению из находящегося в; распоряжении Секретариата списка авторитетных: экспертов; Любое государство-участник может рекомендовать на включение в список не более 4 кандидатов, причтом указанные лица необязательно ■■ должны, быть.

С.М.: V/. Sornarajah. The Settlement of Foreign investment Disputes. Klewer Law International. 2000; P. 215. C. Chinkin. Third Parties in International Law. 1993. P. 120-133?

’ * В 1993 г. были приняты ’Правила Постоянной палаты третейского суда для рассмотрения споров между двумя сторонами, только одной из которых является государство".

гражданами рекомендующего государства. По регламенту МЦУИС"75 комиссия ио согласованию; спора должна быть сформирована; не позднее истечения 90 дней; с момента подачи заявления. Комиссия наделена компетенцией по урегулированию спора путем;примирительной процедуры, при этом стороны обязаны проявить добрую волю к достижению соглашения на основе рекомендаций комиссии. Если; по мнению; комиссии,, достичь соглашения не представляется: возможным, она вправе прервать, примирительную процедуру на любом этапе;

Состав арбитров для арбитража также формируется сторонами из списка кандидатур в Секретариате.. При этом арбитры, граждане заинтересованного государства; не могут составлять большинство в составе арбитров по делу. В соответствии с арбитражной процедурой; спор рассматривается1 по < существу на; основании; применимого права, согласованного сторонами в споре; В случае, когда;стороны не могут достичь соглашения по применимому праву, арбитраж:применяет право государства-участника конвенции, выступающего стороной в споре, включая; нормы его международного частного права и положения действующих международных договоров с участием указанного государства;

Решения арбитража принимаются большинством голосов, оформляются' в; письменном виде и подписываются; членами арбитражного состава, проголосовавшими за; его принятие. Каждый: арбитр; вправе приложить к; решению индивидуальное мнение. Решения направляются непосредственно сторонам; спора,, опубликование решения, возможно только по согласию сторон..

Арбитражные решения являются окончательными и;обязательными для сторон. Более того, все участники конвенции обязаны признать и исполнить арбитражное; решение; МЦУИС по конкретному спору,. даже если • они ;; не являются стороной в споре; Для исполнения арбитражного решения

ICSID Arbitration Rules являются составной частью Конвенции 1965 г. В 1978 г. государства-участники, приняли Дополнительные правила (Additional Facilities Rules), на основании которых Секретариату МЦУИС было предоставлено право принимать на рассмотрение споры, вытекающие из инвестиционных соглашений с участием государств, не являющихся участниками Конвенции 1965 г.

заинтересованная сторона обращается в соответствующий национальный суд или иные юрисдикционные органы государства, на территории которого это решение должно быть исполнено. Однако арбитражная процедура по конвенции‘ не ограничивает иммунитет суверенного государства, если он законодательно установлен в этом государстве.

Многие международные двусторонние: инвестиционные: договоры; включают положения, касающиеся исполнения арбитражных решений; Это является оправданной мерой в свете возможностей государства использовать свой иммунитет и воспрепятствовать исполнению арбитражного решения, вынесенного против такого государства.- Наличие инвестиционного договора не означает, что принимающее инвестиции государство не может оспаривать юридическую силу, арбитражного решения. Пока: вопрос о пределах такого оспаривания остается: неразрешенным; в международно-правовой: практике, несмотря на действие международно-правового принципа исполнения взятых на себя обязательств: — pacta sunt servanda, в том числе и действующих арбитражных решений, потому что неисполнение арбитражного решения, вынесенного в соответствии с процедурой, установленной?в:договоре, будет означать нарушение обязательств по договору.

Во; многих ДИДах упоминается Нью-йоркская; конвенция 1958 г. о признании; и; приведении; в? исполнение иностранных арбитражных решений^76. Применение положений; Нью-йоркской конвенции выглядит достаточно * проблематичным,. поскольку она создавалась для регулирования исполнения; арбитражных решений по спорам,, вытекающим из частноправовых отношений. Вопрос, насколько; эффективно она будет действовать в отношении урегулирования; споров;, где стороной- выступает суверенное государство, остается на сегодняшний день открытым.

Подписана представителем СССР в г. Нью-Йорке (США) 29 декабря 1958 г_, вступила в силу 7 июня 1959 г_ ратифицирована Президиумом Верховного Совета СССР 10 августа 1960 г. При ратификации; сделано заявление, что "СССР будет применять положения настоящей Конвенции в отношении; арбитражных решений, вынесенных на территории государств, не являющихся участниками Конвенции, лишь на условиях взаимности". Дтя СССР вступила в силу с 22 ноября 1960 г.

Межгосударственные инвестиционные споры

Инвестиционный спор между государствами может возникнуть в связи с нарушениями обычных или договорных норм международного права. В первом случае спор всегда проистекает из осуществления дипломатической защиты. Постоянная палата международного правосудия в деле Mavrommatis Palestine Concessions в 1924 г. провозгласила следующее: "Право государства осуществлять защиту своих подданных, пострадавших от действий другого государства, нарушающих международное право, [...] есть основополагающий принцип. международного права. Беря под свою опеку своего подданного и прибегая к дипломатическим средствам или международным судебным процедурам, государство такими: действиями защищает свои собственные права: право обеспечивать в лице своих граждан уважение к нормам международного права."377 В дальнейшем Постоянная палата международного правосудия несколько раз применяла эту формулировку в последующих решениях/'8 Обращался к указанному прецеденту и Международный Суд ООН/79

На практике государства вовсе не обязаны осуществлять дипломатическую защиту своих граждан и юридических лиц. Требования в защиту пострадавших лиц государствами: выдвигаются исключительно по собственному усмотрению в соответствии с национальными интересами, они могут в любой момент отказаться от требований либо окончить спор миром,.

: ,7? Mavrommatis Palestine Concession Case. Mandatory of Palestine {United Kingdom) v. Greece. 1924. PCIJ Rep.

і Series A, No. 2.

73 См., например; Serbian Loan Case. 1929. PCIJ Rep Series A No 20; Chvrsow Factory Case. 1928, PCIJ Rep : Series A No 17.

' ° См„ например: yiolterbohnCase. Liechtenstein v. Guatemala. 1955. ICJ Rep 4; Barcelona Traction. Light and ■ Power Co Case. Belgium v. Spain. 1970, ICJ Rep 3.

при этом не обязательно будут учтены интересы пострадавшего лица/80 Более того, в соответствии: с нормами международного права материальная> ответственность нарушившего международно-правовые нормы государства наступает перед государством, предъявившем требования; но не перед находящимся под его дипломатической защитой * субъектом национального права; Национальное государство;, в; свою очередь, не обязано* перераспределять полученную материальную компенсацию в пользу пострадавшего физического или юридического лила. Государства имеют право вступать^ в любые: договоренности между собой как о размере материальной компенсации, так. и о единовременной выплате частичной компенсации; по всем предъявленным требованиям,381 Данная; практика государств:была признана^ и;Международным Судом, который в решении: по ■ делу Barcelona Traction указал, что "в рамках международного права любое государство может, осуществлять, дипломатическую защиту такими; средствами и в таких пределах,, которые оно: сочтет достаточными для защиты собственных прав; Государство должно рассматриваться: в качестве единоличного судьи, который принимает решение о предоставлении= своей защиты, о пределах такой защиты и о ее прекращении" .

Споры,, вытекающие из: нарушений; положений международных инвестиционных соглашений, могут касаться как субъективных прав определенного частного лица,,так и, в общем, норм договора- Если спор проистекает из нарушения* субъективных прав: инвестора, большинство современных инвестиционных соглашений: предусматривает право инвестора: передать спор в независимый арбитражный или судебный орган. Споры* на основании договоров; которые: не предусматривают прямого разрешения

380 В практике встречаются примеры, когда интересы государства и инвестора, находящегося под его юрисдикцией, настолько не совпадают, что это приводит к тому, что государство выступает в международном арбитражном процессе против собственного национального субъекта. Например, так было в делах, рассмотренных трибуналом НАФТА: GAMI Inc. v. United States of Mexico, где национальное государство инвестор - США * вступило в процесс, оспаривая юрисдикцию трибунала; подобным образом в деле Mondev International Ltd. v. United States of America Канада, как национальное государство инвестора, обратилась в трибунал с ходатайством об отклонении иска по существу. См. подробнее: Zachary Douglas.

Op. cite. P. 170.

*s' Cm,: Tacharv Douglas. Op. cit. P. 169.

Barcelona Traction. Light and Paver Co Case. Belgium v. Spain. 1970, ICJ Rep 5.

споров между инвестором и принимающим государством, могут стать предметом межгосударственного спора только по взаимному согласию» принимающего государства и государства инвестора. Наконец,, те споры, которые: не связаны с субъективными правами частных инвесторов на. территории принимающего государства, подлежат разрешению в:

соответствии; с положениями инвестиционного соглашения ИЛИ:

последующими договоренностями;

Согласно обычной норме международного права, широко: признанной доктриной и практикой; спор между принимающим: государством и лицом, принадлежащим к другому государству (здесь - инвестором) может стать предметом защиты со; стороны; государства инвестора лишь; тогда, когда будут исчерпаны все внутренние средства; правовой: защиты; по законодательству принимающего> государства* (при ■ условии; что затронутые спором государства не изменили данную норму своим соглашением).

По этому поводу Международный: Суд ООН; в своем, решении по делу Jnterhandel установил, что "до обращения с жалобой в международный суд в подобных: случаях, прежде необходимо предоставить возможность государству, где имело место2 нарушение; исправить данное нарушение собственными: средствами; предусмотренными; в- национальном

законодательстве"^. В решении по делу Elsi384 между США и Италией Международный Суд: ООН; назвал данную2 норму «фундаментальным принципом» урегулирования2 международных споров: Вместе с тем Международный Суд признал, что государства могут по взаимному согласию отказаться от применения данного принципа, но их отказ должен быть, явным, а не подразумеваемым/85

Требование об исчерпании всех национальных правовых средств защиты lex situs ясно доказывает тот факт, что решение национального суда не может быть окончательным по спору, а является лишь необходимым условием'

,Sj Inter handel Case. Switzerland v. USA. 1957. ICJ Rep. 6..

EietironicaSiculaS.p.A. (hlsit Case. USA v. Italy, 1989, ICJ Rep. 15;

Kappa. П. Жюйар. Международное экономическое право. М.. 2002 г, С. 442.

перед обращением за правовой защитой к нормам международного нрава/86

Таким образом лишь отодвигается преждевременное использование

государствами права на оказание дипломатической защиты, что в свою

очередь снижает количество потенциальных международных споров и

разногласий между суверенными государствами. Однако, по мнению

некоторых авторитетных ученых, в практике могут встречаться случаи, когда

иностранные физические и юридические лица вправе непосредственно

обратиться' за дипломатической защитой к собственному правительству,

игнорируя национальные правовые средства защиты, предусмотренные в

законодательстве иностранного государства. Например, Уортли говорит о

трех таких случаях: 1) когда местные суды явно зависимы от органов

исполнительной власти; 2) когда ущерб причинен иностранцу или его

собственности непосредственно правительством принимающего инвестиции

государства; 3) когда изъятие иностранной собственности осуществляется

местной7 властью на основании национального законодательного акта,

’ 'Я7

противоречащего принципам и нормам международного права/

Для передачи спора на межгосударственный уровень государство

инвестора должно сообщить принимающему инвестиции государству о своих претензиях и направить требование возместить ущерб, нанесенный неправомерными действиями последнего. При наличии согласия со стороны каждого из спорящих государств спор может бьггь урегулирован с помощью < переговоров и консультаций или передан на рассмотрение арбитража или международного судебного органа. В своем решении по делу Chorzow Factory в 1927 г. Постоянная палата международного правосудия указала, что "международное право не ограничивает государство от предоставления другому государству права на обращение за правовой помощью в независимый международный третейский арбитраж в порядке защиты своих физических или юридических лиц для получения решения о выплате

ss См.: СУ, ХсАи'аггелАегуег. Iniemalional Law, voi. 1 [У' ed,). 1957. Р.60У ,s См.; B..1- Wordey. Expropriation in Public International Law. 1959. P. 140.

компенсации таким лицам, пострадавшим вследствие действий первого

государства, нарушившего нормы международного права"/83 Если

принимающее инвестиции государство откажется урегулировать возникший

спор мирными средствами, государство инвестора может применить к нему

репрессалии. Следует учитывать, что в соответствии с нормами

международного права репрессалии должны быть пропорциональны

нарушению, ответными мерами по отношению к которому они г являются.

Указанные условия применения репрессалий, включая право на их

использование только в качестве ответных действий, а также с учетом

принципов обязательности урегулирования спора мирными средствами ш

пропорциональности принимаемых мер, были, в частности, подтверждены

германо-португальским смешанным арбитражным трибуналом при решении

спора между Португалией и Германией по делу Naulilaa в 1928 году/89 а

также при решении спора между Францией и США по делу 1978 г. о

Соглашении о предоставлении услуг авиаперевозчика между указанными 390

государствами.

Современные инвестиционные соглашения превратили взаимные права и обязанности инвестора и принимающего инвестиции государства в объект международно-правовых обязательств государств. Нарушение данных обязательств со стороны принимающего инвестиции государства может служить основанием спора с государством инвестора. Если инвестиционное соглашение не содержит положений, относящихся к урегулированию разногласий,, рассматриваемые споры будут разрешаться аналогично спорам, основанным на обычных нормах международного права, то есть в национальных судах принимающего: инвестиции государства, а затем, возможно, с применением института дипломатической защиты.

Chorzow Factory Case (Germany v. Poland) 1928- PCIJ Reports (ser. A). No. 17. 47.

Доклады ООН о решениях межгосударственных арбитражей 1012 (германо-португальский смешанный арбитражный трибунал. 1928) См.: http:'jaugost 1 .сопуpubs/'dIctT.htm

Статьи ЮНКТАД по вопросам международных инвестиционных соглашений. UN СТ AD/ITE? ПТ 2003-4. Нью-Йорк и Женева. 2003 г. С. 24.

Процедуры урегулирования межгосударственных инвестиционных споров, связанных с правами частных инвесторов, зависят от содержания применимых положений двухсторонних инвестиционных договоров. Государства вправе предусмотреть, что все споры между инвестором и принимающим инвестиции государством по инициативе одного из государств могут стать предметом межгосударственного спора, разрешаемого согласованными сторонами средствами. Однако по понятным; причинам подобные положения практически никогда не включаются в инвестиционные соглашения.

Как правило, инвестиционные соглашения проводят черту между

разрешением межгосударственных «споров» и рассмотрением; «вопросов»,

связанных с инвестиционным соглашением. Четкого различия между

«спором» и «вопросом» не существует, однако в доктрине международного

права высказывается точка зрения, что спор отличается от вопроса наличием

сформулированных юридических претензии/91 Многие действующие

двусторонние инвестиционные соглашения содержат обязательство сторон

проводить консультации относительно любого вопроса, касающегося

указанного соглашения, по инициативе любой из сторон. Статья VT Договора

между Соединенными Штатами и Аргентиной о взаимном поощрении и

защите инвестиций устанавливает, что «стороны обязуются по просьбе одной

из них незамедлительно участвовать в консультациях с целью разрешения

любых споров в отношении данного договора или обсуждения любого 392

вопроса, относящегося к толкованию или применению данного договора». Аналогичная норма включена во многие двусторонние инвестиционные соглашения США;'0’ Та же формулировка содержалась в модельном двустороннем инвестиционном соглашении США 1994 г. Многие двусторонние соглашения Российской Федерации о поощрении и взаимной ■э) Например, см.: И. Shaw. International Law, З"1 ed. Cambridge, 1995. P. 629-630.

"9" Договор между Соединенными Штатами и Аргентиной о взаимном поощрении и зашите инвестиций, г. Вашингтон. 14 ноября 1991 г., ст. VI. См.: http://www.tcc.TTiac.doc.gov/cgi-bin/doit.cgi?204:64:550605911:5 ’9> Договор между Соединенными Штатами и Федеральной Республикой Чехии и Словакии о взаимном поощрении и защите инвестиций, г. Вашингтон, 21 октября 1991 г., ст. XII.

См.: http:/'www.tcc.mac.doc gov cgi-birL‘doit.cs;i?204:64:5fCI6fl59l I ~223

защите капиталовложений предусматривают, что «договаривающиеся стороны по просьбе любой из них проводят консультации по вопросам; касающимся толкования^ или; применения настоящего Соглашения»/94 Во всех перечисленных соглашениях используется очень широкая формулировка в отношении вопросов;, которые могут быть предметом; консультаций. Фактически консультации могут проводиться; по любому вопросу, связанному с инвестиционным соглашением;. В ; то же время все упомянутые соглашения; предусматривают в; различных формах право каждой из сторон передать спор, который не: был урегулирован; дипломатическим путем,, на рассмотрение международного арбитражного или судебного;органа. Упомянутый; договор ■ между Соединенными Штатами: и Аргентиной о взаимном поощрении и защите инвестиций 1991 г. включает следующее положение:; «любой спор между сторонами, касающийся толкования или; применения; [настоящего] договора, который не был урегулирован посредством консультаций и дипломатическим ; путем, по просьбе одной из сторон; может, быть передан в; арбитражный трибунал, для; решения спора на основании применимых норм международного права; и это решение будет обязательным для; сторон»/93 Подобным; образом, в соответствии с соглашением между Правительством Российской Федерации и Правительством Аргентинской Республики о поощрении; и взаимной защите капиталовложений; «если [...] спор не урегулирован в течение шести месяцев с начала переговоров,, то по требованию любой; из Договаривающихся1 Сторон; он передастся на; рассмотрение третейского суда»/96 Приведенные двусторонние, инвестиционные соглашения сочетают

,1М Соглашение между Правительством Российской '■ Федерации и Правительством: Южно-Африканской Республики о - поощрении и взаимной защите капиталовложений, г. Москва. 23: ноября 1998; г., сг, 12? Бюллетень международных договоров. 2001. N 9, С. 31-37. Идентичные положения содержатся! в соглашениях России о;поощрении и защите капиталовложений с Аргентиной. Бельгией,Люксембургом. Нидерландами, Канадой, Китаем. Турцией; АРЕ я другими государствами.

J Договор между Соединенными Штатами и Аргентиной о взаимном поощрении и защите инвестиций,- г. Вашингтон, 14 ноября 1991 г.. сг. VIII. п. 1. См.: http ://www лес .mac. doc, gov/egi - hin/doit.cgi?204:64:550605911:5

Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Аргентинской Республики о поощрении и взаимной зашите капиталовложений, г. Москва, 23 ноября 1998 г., ст. 11. п. 2. Собрание законодательства Российской Федерации. 2001. 5Гв 5. Ст. 337.

нормы, обязывающие государства-участники проводить консультации по любым вопросам, связанным с инвестиционным соглашением, с положениями, позволяющими передавать нерешенные таким способом вопросы на рассмотрение третьей стороны. В связи с этим возникает вопрос, может ліг нарушение прав инвестора по рассматриваемым соглашениям стать предметом межгосударственного спора?

В деле Elsi, рассмотренном Международным. Судом в 1989 г., правительство США вступила в спор>97 с Италией в порядке осуществления дипломатической защиты для американской компании Raytheon Manufacturing-. Company, владевшей фирмой по производству электротехнического оборудования Elettronica Secula S.p.A., зарегистрированной по законодательству Италии, Raytheon осуществляла инвестиции в свою дочернюю фирму, в том числе предоставляя ей права пользования своими патентами и лицензиями. Однако в 1968 г. американская материнская компания прекратила инвестировать, и было принято решение о свертывании бизнеса в Италии. Весь персонал Elettronica Secula получил уведомления об увольнении. В защиту интересов производства и работников выступил мэр г. Палермо (Италия), который своим постановлением реквизировал завод. Своим решением от 20 июля 1989 г. Международный Суд отклонил претензии США на основании недоказанности ущерба, понесенного субъектом национального права США. Представители США в суде утверждали, что действия государственных органов Италии нарушили права американских акционеров, которыми они: были, наделены по договору о дружбе, торговле и судоходстве 1948г. В соответствии с указанным соглашением стороны принимали обязательство

j9T Тот факт, что США предоставили дипломатическую защиту в этом деле и предъявили требования о компенсации незначительной суммы (6-8 млн. амер. долл.), еще раз иллюстрирует, что суверенные государства руководствуются прежде всего национальными интересами, а не интересами потерпевшей стороны. Многие специалисты отмечают, что в данном деле интересы США заключались в демонстрации политического признания Международного Суда ООН. поскольку в день передачи данного спора на рассмотрение в Международный Суд США объявили об отзыве своего признания обязательной юрисдикции данного органа в связи с известным спором между США и Никарагуа. См.: Andreas F. Lo-wenfeld.

International Economic Law. 2002. P, 436; Sean D Murphy. The Elsi Case: An Investment Dispute at the International Court of Justice//16 Vale J, Int'l L. 1991, P, 44S-9,

участвовать по заявлению другой стороны в консультациях по любым вопросам применения договора, а любой спор по вопросу толкования или применения договора, который стороны не могли разрешить, дипломатическим путем,- мог быть передан в Международный Суд ООН, если: иной способ урегулирования: не был согласован. Международный Суд при рассмотрении данного дела признал; действительною норму обычного права, согласно* которою инвестор = должен; исчерпать внутренние средства; правовой >: защиты принимающего инвестиции государства до того, как спор может стать предметом межгосударственного спора, если спорящие государства ясно не изъявили соглашение: об отказе от данной нормы.398 Одновременно суд признал, что именно; Италия, как ответчик, должна: была доказать, суду, что "не все национальные средства защиты, бьтлю использованы, или, по; крайней мере; исчерпаны"399. Представляется, что аргументы, использованные Международным, Судом в деле Elsi применимы и к,международным инвестиционным соглашениям. Любоюспор между инвестором и принимающим инвестиции; государством, не может стать предметом межгосударственного спора, рассматриваемого третьей стороной, прежде чем инвестор не исчерпает все внутренние средства правовой защиты в принимающем инвестиции государстве, если; только государства прямо не; договорятся об ином.

В" практике; встречаются международные; инвестиционные договоры;, в положениях которых специально закрепляется согласие государств- участников* на, рассмотрение их споров, с инвесторами; других государств- участников; в; независимых международных арбитражных или; судебных органах без применения: требования об исчерпании местных административных и судеоных средств; защиты. При этом в тексте таких соглашений одновременно предусматривается и порядок разрешения межгосударственных споров. Подобное сочетание арбитражной оговорки с

'^21. Карра. П. Жюйар. Ук. соч. С. 442.

Elsi case judgment, para. 39, 63. 1989. ICJ Rep.

4 Например, см.: NAFTA, Art. 1120.

положениями об урегулировании международных споров договаривающихся государств оставляет высокую вероятность возникновения параллельных процедур урегулирования споров между государствами в рамках осуществления дипломатической защиты и споров между инвестором и принимающим государством. Параллельное рассмотрение: спора по одним фактическим, основаниям может привести к принятию противоречащих решений по одному и тому же спору. В такой ситуации сложно найти однозначный ответ. С одной стороны, можно предположить, что в силу прямо выраженного согласия принимающего инвестиции государства: на рассмотрение спора с иностранным инвестором в независимом арбитражном органе сразу же, после возникновения спора, до вынесения окончательного решения таким арбитражным органом государство, под юрисдикцией которого находится иностранный инвестор, не в. праве инициировать международно-правовую процедуру урегулирования межгосударственного спора по тем же основаниям. Таким образом, речь идет о применении аналогии с нормой об исчерпании местных средств правовой; защиты. G другой стороны, при отсутствии^ прямого запрета на параллельное рассмотрение спора может быть сделан вывод о возможности подобной ситуации, учитывая, что стороны в данных судебных процедурах будут различными. Во избежание подобных правовых проблем некоторые соглашения предусматривают отказ участвующих государств от права на осуществление дипломатической защиты в случае начала непосредственного рассмотрения спора между иностранным инвестором и принимающим государством- Примером может служить Конвенция об урегулировании инвестиционных споров между государствами и физическими и юридическими лицами других государств 1965 г., ссылку на которую содержат и многие двусторонние инвестиционные соглашения. Статья 27 указанной конвенции предусматривает что, «ни одно Договаривающееся Государство не предоставляет дипломатической защиты и не предъявляет международного иска в отношении спора, который одно из его физических

или юридических лиц и другое Договаривающееся Государство согласились передать или передали в арбитраж на основании настоящей Конвенции, кроме случая, когда другое такое Договаривающееся Государство не соблюдает или не выполняет арбитражное решение, вынесенное по такому спору».401 Некоторые двусторонние инвестиционные соглашения отдельно регулируют данный вопрос. Двустороннее соглашение между Великобританией и Объединенными Арабскими Эмиратами 1992 г. предусматривает, что: «ни одна из договаривающихся сторон не будет рассматривать в порядке дипломатической защиты любой спор, переданный на рассмотрение Центра,402 если:, (а) Генеральный Секретарь Центра, примирительная комиссия или сформированный ей і арбитражный трибунал НЄ ВЫНесуТ решения О ТОМ, ЧТО СПОр нахОДИТСЯ ВНЄ ЮРИСДИКЦИИ Центра; ИЛИ; (Ь) другая договаривающаяся сторона не допустит нарушений в отношении исполнения и соблюдения решения, вынесенного арбитражным трибуналом».403 Аналогичная норма включена в модельное двустороннее инвестиционное соглашение Великобритании 1991 г.404

В отсутствие положения в международном инвестиционном соглашении об урегулировании спора между иностранным инвестором и принимающим инвестиции государством в независимых арбитражных или судебных органах, дипломатическая защита остается единственным применимым средством правовой защиты на международно-правовом уровне. При этом исковые требования, вытекающие из положений двустороннего инвестиционного соглашения; явно имеют преимущество перед требованиями, вытекающими из обычно-правовых норм. Во-первых, в ДИДе, как правило, содержится письменное соглашение договаривающихся

Конвенция об урегулировании инвестиционных споров между государствами и физическими и юридическими лицами других государств, г. Вашингтон. Ї8 марта 1965г.. ст. 27. п. 1. Советский журнал, международного права. 1991. Хг 2. С. 210-229.

40' Здесь и далее имеется в виду МЦУИС.

Wj Соглашение между Правительством Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии и Правительством Объединенных Арабских Эмиратов о поощрении и защите инвестиций. Дубай. 8 декабря 1992 г., ст. 8, л, 4 См.: hrrp:/'www.fco.aov.uk/Flles/kfile

^Статьи ЮНКТАД по вопросам международных инвестиционных соглашений. L’NCTAD/ITE 11Т/11. Т. И. Нью-Йорк и Женева, 1999. С. 2S.

сторон о процедуре рассмотрения межгосударственных споров, тогда как в спорах, вытекающих из нарушений обычных норм международного права, механизм урегулирования споров является предметом отдельных межгосударственных, переговоров. Во-вторых, положения ДИДа наделяют принимающее инвестиции государство более широким кругом прав в отношениях с иностранным инвестором, нежели те права, которые вытекают из обычных норм международного права.

Ряд ДИДов предусматривает возможность суброгации, или перехода прав инвестора в отношении принимающего инвестиции государства государству инвестора. Если государство инвестора производит выплату инвестору в порядке возмещения ущерба, , гарантии или страхования в отношении капиталовложений и доходов инвестора на территории другой договаривающейся стороны, то принимающее инвестиции государство признает передачу государству инвестора любых прав и требований инвестора в отношении капиталовложений и доходов, в счет которых платеж был произведен. Наряду с государством инвестора в соглашении право на суброгацию прав и требований инвестора может быть предоставлено уполномоченному органу или агентству государства инвестора. В ряде соглашений риски инвестора, которые могут служить основанием для суброгации, ограничиваются некоммерческими рисками.[36] Другие соглашения не предусматривают подобных ограничений. В соответствии с соглашением между Правительством Российской Федерации и Правительством Аргентинской Республики о поощрении и взаимной защите капиталовложений, «если договаривающаяся сторона или уполномоченный ею орган произведут платеж инвестору на основе гарантии от некоммерческих рисков в связи с его капиталовложением на территории

другой договаривающейся стороны, то они смогут осуществлять в порядке суброгации права инвестора в том же объеме, что и сам инвестор»?06 Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Японии о поощрении и защите капиталовложений предусматривает более широкий круг рисков; платежи по которым могут стать основанием для суброгации. Согласно данному соглашению, «если одна договаривающаяся сторона иди і уполномоченное ею агентство производит платеж-любому инвестору этой договаривающейся стороны в порядке возмещения, гарантии или в, рамках договора страхования [...] в отношении капиталовложений и доходов на территории другой договаривающейся стороны, то такая другая договаривающаяся сторона признает передачу первой договаривающейся стороне или уполномоченному ею агентству любого права или требования такого инвестора в отношении таких капиталовложений и доходов, в счет которых такой платеж был произведен, и суброгацию первой договаривающейся стороной или

уполномоченным ею агентством в отношении любого требования или

- - 407

основания для действии такого инвестора, возникшего в связи с этим».

Таким образом, можно выделить три категории потенциальных инвестиционных споров между государствами, в которых государство инвестора может основывать свои требования на нарушении прав его, гражданина или юридического лица. К первой категории относятся споры, вытекающие из нарушений обычных норм международного права. Ко второй - споры, вытекающие из нарушений договорных норм международной инвестиционных соглашений. Споры этих двух категорий' различаются наличием во втором случае положений в соглашениях о процедуре решения спора. Наконец, к третьей категории относятся споры, вытекающие из требований и прав, переданных государству инвестора в

406 Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Аргентинской Республики о поощрении и взаимной защите капиталовложений, г. Москва. 25 июня 1998 г., ст. 9. Московский журнал международного права. 2000. N 1.С. 310-315.

J0' Соглашение между правительством Российской Федерации и Правительством Японии о поощрении и зашите капиталовложений, г. Москва. 13 ноября 1998 г., ст. 7. Бюллетень международных договоров. М.. 2000. X 10. С. 26-35, ’

порядке суброгации. С точки зрения инвестора, третья категория предпочтительна. поскольку компенсация убытков производится государством инвестора вне зависимости от исхода последующего межгосударственного спора. Еще одним преимуществом суброгации является то, что принимающее инвестиции государство берет на себя обязательство признать переход всех прав инвестора к государству инвестора. Таким образом, принимающее государство: отказывается от применения обычно-правовой нормы, в соответствии с которой необходимо исчерпание внутренних средств правовой защиты до начала осуществления дипломатической защиты. Поэтому можно считать, что последняя из трех схем наиболее удачна, с точки зрения поощрения инвестиций.

Межгосударственные споры, не связанные с субъективными правами частных инвесторов. Межгосударственные споры, не связанные с: конкретными инвесторами и их субъективными правами, можно разделить на две основные категории в зависимости от объекта спора.

К. первой категории относятся споры, связанные с толкованием положений международных договоров. Термин «инвестиции» стал употребляться в международных договорах сравнительно недавно. Обычное международное права оперирует термином «собственность иностранцев».408 С точки зрения развития международно-правового регулирования инвестиционных отношений, термин «собственность иностранцев» вряд ли следует признать удачным, поскольку он не отражает разницу между капиталом, ввозимым в государство иностранцами с целью вложения свободных экономических ресурсов и получения прибыли, и иной собственностью иностранцев. Под собственностью иностранцев в данном случае подразумеваются имущественные права лиц, проживающих на территории иностранного государства постоянно или в течение настолько длительного периода, что можно признать отсутствие связи между

'Статьи ЮНКТАД пн вопросам международных инвестиционных соглашений: L-NCTAD/ITEJIT/11. Г. И. Нью-Йорк и Женева, 1999. С. 9.

трансграничным движением капитала и имущественными правами иностранцев. Как было показано выше409, каждое международное инвестиционное соглашение по-своему определяет такие ключевые термины, как «инвестиции» или «капиталовложения», «инвестор», «доходы», «компания; другой стороны», «собственность и контроль над компанией», «территория» и другие. Поскольку ДИДы могут преследовать: различные цели и всегда, являются результатом согласования позиций; различных государств, содержащиеся в них определения отражают уникальные обстоятельства заключения каждого подобного договора.- Существенные положения; договора вырабатываются, как правило, путем переговоров. Поэтому впоследствии нельзя исключить возможности возникновения- разногласий договаривающихся сторон по вопросу толкования как, определений, так и иных существенных положений.

Вторая категория межгосударственных споров- связана с действиями сторон, которые можно квалифицировать в качестве нарушений обязательств по договору. Эти нарушения, в свою очередь, подразделяются на те, которые затрагивают, субъективные права определенных инвесторов, и те, которые противоречат нормам ДИДа, не вызывая спора между инвестором и принимающим государством.

В тех случаях, когда двусторонний инвестиционный договор предусматривает возможность непосредственных процедур урегулирования споров между инвестором и принимающим государством наряду с процедурами урегулирования межгосударственных споров, одни и те же действия государств могут квалифицироваться одновременно как основания для спора между сторонами двустороннего инвестиционного договора и спора между инвестором и принимающим инвестиции государством. В отличие от параллельных споров, возможность возникновения которых рассматривалась выше, в данном случае речь идет не об осуществлении дипломатической защиты, а о нарушении международно-правового

’ ’ См.: главу j. J 5, настоящей диссертационной работы. С. 305.

обязательства. Соответственно, государство инвестора будет требовать не компенсации от имени физического или юридического лица, а приведения международной правоприменительной практики принимающего инвестиции государства в соответствие с нормами двустороннего инвестиционного договора. Однако данное обстоятельство не исключает возможности принятия противоречащих решений различными органами по рассмотрению соответствующих споров между иностранным инвестором и. принимающим инвестиции государством и между договаривающимися: государствами по одним и тем же фактическим основаниям. Например, гипотетически: МЦУИС может принять решение о правомерности действий принимающего инвестиции государства и отказать на этом основании иностранному инвестору в иске. В то же время международный арбитраж выносит решение по спору между двумя суверенными государствами, что действия принимающего инвестиции государства, явившиеся основанием иска иностранного инвестора в первом деле, противоречат, международно­правовым ■ обязательствам. прин и мающего инвестиции государства. В таком случае принимающее инвестиции государство будет обязано привести свою правоприменительную практику в соответствие с решением третейского суда. В то же время на нем не будет лежать обязанности возместить ущерб, причиненный такой практикой инвестору, спор с которым рассматривался МЦУИС. Данное противоречие урегулировать сложно, поскольку оба спора имеют правомерные основания, и соблюдение решений по каждому из них возможно, даже если арбитражные или судебные органы, рассматривавшие споры, пришли к противоположным заключениям.

Если же действия, которые могут рассматриваться как нарушение двустороннего инвестиционного договора, не затрагивают субъективные права инвестора, они могут быть только предметом межгосударственного спора. Рассмотрение подобных споров регулируется соответствующими предварительными или последующими соглашениями спорящих государств. Как правило. непосредственно в положениях двусторонних и

многосторонних инвестиционных соглашений закрепляется процедура рассмотрения межгосударственных споров.

<< | >>
Источник: Лабин Дмитрий Константинович. МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ МИРОВОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО ПОРЯДКА. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Москва - 2005. 2005

Еще по теме §2. Урегулирование споров» вытекающих из международных инвестиционных ОТНОШЕНИЙ:

  1. § 3. Правовое регулирование отдельных инвестиционных договоров и соглашений
  2. § 2 Правовой статус международных организаций и других участников международных торговых отношений
  3. §1. Необязывающие инвестиционные принципы АТЭС
  4. §2. Юридическая природа инвестиционных споров и порядок их разрешения в АТЭС
  5. § 2. Правовые основания деятельности Всемирной торговой организации как международной межправительственной организации
  6. § 2. Понятие и квалифицирующие признаки инвестиционного договора
  7. §3. Обстоятельства, исключающие международную противоправность
  8. §2. Эволюционное развитие международно-правового РЕГУЛИРОВАНИЯ ИНВЕСТИЦИОННЫХ ОТНОШЕНИЙ
  9. §5. Международно-правовые механизмы регулирования инвестиционных отношений на современном этапе
  10. §2. Урегулирование споров» вытекающих из международных инвестиционных ОТНОШЕНИЙ
  11. §3. Механизмы урегулирования МЕЖГОСУДАРСТВЕННЫХ СПОРОВ, ВЫТЕКАЮЩИХ ИЗ ДВУСТОРОННИХ И МНОГОСТОРОННИХ ИНВЕСТИЦИОННЫХ ДОГОВОРОВ
  12. § 2 Правовой статус международных организаций и других участников международных торговых отношений
  13. §4 Юридическая природа решений международных экономических организаций.
  14. Источники международного природоресурсного права
  15. 3.1. Реализация норм МПрП на международном уровне
  16. § 2.1.1. Виды международных инвестиционных соглашений. Значение оговорок о наибольшем благоприятствовании в двусторонних инвестиционных договорах
  17. Понятие и классификация споров, вытекающих из налоговых правоотношений
  18. Понятие и значение альтернативных форм досудебного урегулирования споров, вытекающих из налоговых правоотношений
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -