<<
>>

Судебная гарантия применения международного права международными региональными судебными органами

Появление или скорее увеличение количества международных региональных судебных органов является современной тенденцией международного права, на что уже неоднократно обращалось внимание в юридической литературе по международному праву114.

При этом следует отметить, что одни из первых региональных судов были учреждены именно на европейском пространстве (еще в начале 50-х гг. ХХ века), чем в определенной степени и может быть обусловлен высокий уровень интеграционных процессов в судебной сфере.

Таким образом, именно на европейском пространстве можно увидеть два наиболее совершенных международно-правовых региональных судебных инструмента, гарантирующих применение права

соответствующего им международного европейского правопорядка - Европейского суда по правам человека и Суда Европейского Союза.

Само существование судебных органов на международном региональном уровне является необходимым условием для взаимодействия судебных органов различных уровней (национальных, международных), существующих на европейском пространстве. В связи с этим как судебная гарантия права ЕС судебными органами ЕС (Судом и Трибуналом (первой инстанции)), так и судебная гарантия права Совета Европы судебным органом последнего (ЕСПЧ) являются условиями «sine qua non»[116] для настоящего исследования.

Существование международных региональных судебных органов, а также применение международного права судебными органами государств- членов, создают предпосылки для существования связей между судами двух правопорядков (национального и международного европейского). Рассмотрение вопроса судебной гарантии права международными региональными судебными органами, таким образом, имеет первостепенное значение для исследования вопросов взаимодействия национальных и региональных судебных органов.

Если в рамках Совета Европы такое взаимодействие (посредством влияния судебной практики) региональных и национальных судебных органов является единственной формой сотрудничества, то в рамках ЕС существуют более развитые инструменты взаимодействия судебных органов и европейского регионального правопорядка (которые будут рассмотрены ниже (см.

гл. 3)).

В отношении Суда ЕС и права ЕС множество зарубежных авторов констатируют, что методы интерпретации этого права, используемые Судом ЕС, являются методами «создания права»[117]. Данный факт был отмечен и

российской наукой международного права, которая констатировала, что, несмотря на отнесение судебных органов ЕС к романо-германской системе права, «Суд (ЕС) посредством концепции прецедента санкционирует появление норм по своему значению фактически аналогичных нормам вторичного права, допуская отсылку к собственным решениям в качестве источника права» . Подобные утверждения в совокупности с прямым действием права ЕС (следствием которого является применение национальными органами права ЕС), сразу же приводят к выводу о том, что национальным судам приходится применять право ЕС таким, каким его интерпретировал (создал) Суд ЕС. Именно таким образом и организуется один из видов взаимодействия судов государств - членов ЕС и Суда ЕС, в процессе которого судебная гарантия права ЕС судебными органами ЕС приводит к фактическому применению права ЕС на национальном уровне в том виде, в каком его понимает Суд ЕС.

Подобное утверждение относится и к судебной гарантии,

существующей в правопорядке Совета Европы. Как и Суд ЕС, являясь

118

последней инстанцией, наделенной правом «автономной интерпретации» Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, ЕСПЧ участвует в формировании права Совета Европы, что довольно часто критикуется как на доктринальном уровне, так и среди практиков[118] [119] [120]. Как и в правопорядке Европейского Союза, судебная гарантия на международном региональном уровне обеспечивает постоянную связь между судебным органом Совета Европы (ЕСПЧ) и органами государств - его членов (в том числе и судебными органами), которым надлежит соблюдать взятые на себя международные обязательства. Последние, в свою очередь, создаются «in

concrete» судебными органами международных региональных правопорядков[121] [122].

Компетенция Суда ЕС также свидетельствует о том, что существуют его взаимоотношения с судебными органами государств-членов. Речь, в частности, идет о том, что Суд ЕС, помимо других компетенций[123] [124] [125], наделен также правом контролировать акты органов государственной власти государств - членов ЕС на их соответствие первичному и вторичному праву ЕС . Компетенция Суда ЕС по констатации несоблюдения государством- членом обязательств, наложенных на него основополагающими договорами (ст. 258 и след. Договора о функционировании Европейского Союза (Лиссабонская редакция; далее - ДФЕС )), является одним из инструментов, связующих право ЕС и национальным правом его участников. Поэтому данная компетенция Суда ЕС имеет большое значение для его взаимодействия с судами государств-членов, так как по природе она схожа с компетенциями европейских конституционных судов, т.е. судов внутренних правопорядков, и конкурирует с компетенциями этих судов. Взаимодействие, существующее между такими конституционными судами и судами общей юрисдикции, установленное обязательной силой решений первых и их эксклюзивной компетенцией по интерпретации учредительных актов (конституций), соотносимо с взаимодействием, существующим между Судом ЕС и судебными органами государств-членов. Не являясь

составными частями единой судебной системы, они все же связаны между собой конкурирующими или совпадающими компетенциями.

Контроль законности и конституционности актов государственной власти существует на национальном уровне, причем во всех европейских государствах он осуществляется в наиболее совершенной - судебной - форме (для этих целей, в частности, созданы органы конституционной и административной юстиции). Эти же акты государств-членов также подчинены и конвенционному контролю125, который, в отличие, например, от конституционного контроля, осуществляется для соблюдения конвенционного права (международных договоров), а не конституций государства, и который осуществляется, в частности, посредством упомянутой компетенции Суда ЕС.

Иначе говоря, объектом судебного контроля на национальном уровне (т.е. конституционных судов и органов административной юстиции) являются акты органов государств-членов. При этом объектом контроля Суда ЕС, который он осуществляет в рамках производства по констатации не соблюдения государством-членом обязательств, наложенных на него основополагающими (учредительными) договорами (ст. 258 ДФЕС), также являются национальные акты. Более того, правом на обращение в рамках данного вида судебного производства обладают не только институты ЕС (Комиссия) (ст. 258 ДФЕС), но и государства-члены (ст. 259 ДФЕС), что также свидетельствует о тесном взаимодействии между органами государств-членов и Судом ЕС.

Аналогична ситуация и с компетенцией ЕСПЧ, который как и Суд ЕС в рамках своей компетенции по контролю за соблюдением государством- членом обязательств, наложенных на него основополагающими договорами, обладает полномочием по констатации нарушений «одной из Высоких Договаривающихся Сторон... прав, признанных в настоящей Конвенции» [126] [127]

(ст. 35)[128] [129]. Иначе говоря, Европейский суд по правам человека, также как и Суд ЕС, обладает компетенцией по рассмотрению вопросов о соответствии актов и действий соответствующих государств-членов учредительным актам правопорядков, которые они представляют.

В данном случае также возникает вопрос о том, что, несмотря на распределение компетенции между европейскими судебными органами (Суд ЕС, ЕСПЧ), объект их контроля является общим - акты государственной власти соответствующих государств-членов. Иначе говоря, идентичность объекта контроля судебных органов государств-членов соответствующей региональной организации и судебных органов этой региональной организации предполагает, что их компетенция является конкурирующей или частично совпадающей. Данная ситуация также является фактором, во многом обуславливающим их взаимодействие.

Следует отметить, что суды государств-членов призваны принимать во внимание судебную практику Суда ЕС и ЕСПЧ в целом, а не конкретные решения (исполнение последних чаще всего является обязанностью исполнительной власти государств-членов).

Обязательная сила решений ЕСПЧ (ст. 46 ЕКПЧ) и обязательная (ст. 266 ДФЕС) и исполнительная (ст. 280 ДФЕС) сила решений Суда ЕС, а также возможность принудительного исполнения последних (ст. 280 ДФЕС) являются фактором, способствующим взаимодействию европейских судебных органов с органами, которые обязаны исполнять его решения. Необходимо отметить, что только в праве ЕС используется такой инструмент взаимодействия судебных органов, как преюдициальный запрос, направляемый судами государств - членов Суду ЕС (ст. 267 ДФЕС) .

Существование Суда ЕС и Европейского суда по правам человека, призванных гарантировать соблюдение норм своих правопорядков, в том числе признавать акты государств-членов не соответствующими данным нормам, является не только основой, необходимой для взаимодействия судов различных правопорядков, но и фактором, способствующим развитию отношений между ними. Ключевой момент в данном случае состоит не столько в существовании судебной гарантии права региональной организации национальными судебными органами ее членов, сколько в том, что такая гарантия выступает средством защиты от актов вторичного права, а также от актов органов соответствующих государств-членов. Таким образом, особенность двух основных правопорядков на европейском пространстве состоит в подчинении актов органов государств-членов данных интеграционных объединений международному праву, которое санкционируется судебным органом данного европейского порядка. Углубленный характер взаимоотношений судебных органов данных государств-членов с судебными органами европейских правопорядков, участниками которых они являются, заключается в том, что международные европейские суды являются последней инстанцией, уполномоченной интерпретировать нормы региональной организации, тогда как суды государств-членов обязаны обеспечивать ее имплементацию в связи с верховенством международного права и обязательным характером решений международных региональных судов.

<< | >>
Источник: ГУРБАНОВ РАМИН АФАД ОГЛЫ. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ судебных органов НА ЕВРОПЕЙСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ: ВОПРОСЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Баку- 2015. 2015

Еще по теме Судебная гарантия применения международного права международными региональными судебными органами:

  1. § 1. Право международных договоров, предмет регулирования данной области права. Понятие международного договора (соглашения)
  2. § 2 Правовой статус международных организаций и других участников международных торговых отношений
  3. § 2. Нормы международного «мягкого права»: признаки, формы реализации и способы обеспечения исполнения
  4. § 1. Конституционные и иные основы действия и реализации норм международного «мягкого права» в российской правовой системе
  5. §5. Освещение проблемы международно-правового регулирования труда на региональном уровне в доктрине международного трудового права
  6. §3. Конституционализация права на судебную защиту основных прав и свобод человека и гражданина и арбитражная судебная практика
  7. 6.1 Правоприменительные акты судебных органов по гражданским делам и их правоохранительный и правоустанавливающий характер
  8. § 1. Формы конституционно-правового регулирования конституционного права на информацию
  9. § 2 Правовой статус международных организаций и других участников международных торговых отношений
  10. §3. Принципы международного права как фундамент международного правопорядка
  11. § 2. Нормы международного «мягкого права»: признаки, формы реализации и способы обеспечения исполнения
  12. § 1. Конституционные и иные основы действия и реализации норм международного «мягкого права» в российской правовой системе
  13. Судебная гарантия применения международного права международными региональными судебными органами
  14. Компетенции европейских региональных судебных органов
  15. Независимость европейских региональных судебных органов
  16. Влияние судебной практики Европейского суда по правам человека на судебную практику судов европейских государств-членов Совета Европы
  17. Влияние судебной практики Европейского суда по правам человека на судебную практику судов евразийских государств - членов Совета Европы (на примере Азербайджанской Республики и Российской Федерации)
  18. § 3.4. Создание и деятельность международных организаций как средство обеспечения выполнения обязательств по международным договорам
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -