<<
>>

Проблема использования термина “общепризнанные принципы” в формулировке ч. 4 ст. 15 Конституции РФ и их форма

Относительно термина “общепризнанные принципы” можно предположить, что под этой формулировкой законодатель имел в виду правовые принципы, общие для международной и всех национальных правовых систем, так называемые общие принципы глобальной нормативной суперсистемы или общие принципы права (см.

об этом гл. II, пар. 2.2, пункт “а” настоящего исследования)[243], например, aignum et bonum est lex legum[244]; ad

impossibilia lex non cogit[245]; actio bonae fidci[246]; pacta tertus nec kocent nec prosunt[247] [248]; pactis privatorum juri publico non derogatus30K и другие. В теории международного права под “общими принципами права” понимают принципы, общие для национально-правовых нормативных систем государств, способствующие образованию систем национального права, международного права, а также правоприменению[249]. Таким образом, понятие “общие принципы права” не тождественно понятию “общепризнанные принципы”.

Кроме того, грамматический анализ, к которому тоже необходимо прибегнуть для выявления воли законодателя, также не позволяет сделать вывод о том, что в формулировке ч. 4 ст. 15 речь идёт об общих принципах права. Для выражения подобного волеизъявления законодателю следовало бы продолжить словосочетание “общепризнанные принципы” соответствующим дополнением “права”, или “глобальной нормативной системы”, или “международной и национальных правовых систем” и так далее. Законодатель этого не сделал, следовательно (по правилам грамматики), к указанному словосочетанию имеет отношение прилагательное, характеризующее существительное, стоящее после союза “и”. Таким прилагательным является слово “международного”.

Кроме того, прилагательное “общепризнанные” также распространяется на второе словосочетание - “нормы международного права”. По правилам русского языка для того, чтобы придать словосочетанию “нормы международного права” иную смысловую нагрузку, чем полагает автор настоящего исследования, законодателю следовало бы поставить перед ним (словосочетанием) слово “другие” или “иные”.

Таким образом, по мнению автора, рассматриваемые словосочетания (согласно воле законодателя, которую автор продуманной не считаем) следует понимать как “общепризнанные принципы международного права” и “общепризнанные нормы международного права”. Выявив, как представляется диссертанту, волю законодателя, необходимо обозначить неточности формулировок и предложить иные, более приемлемые .формулировки.

Для этого следует рассмотреть все упоминаемые в первой фразе ч. 4 ст. 15 Конституции РФ элементы в том контексте, который ранее выяснен в результате толкования.

В упомянутой формулировке ч. 4 ст. 15 Конституции понятия “общепризнанные принципы” и “общепризнанные нормы” международного права законодатель поставил (как следует это из правил грамматики) в одном ряду как равнозначные понятия, как разные виды одних и тех же общепризнанных структурных элементов международного права, что нарушает логические связи.

В самом деле, и общепризнанные принципы, и общепризнанные нормы по своей сути являются нормами международного права. Как справедливо утверждал А.Н. Талалаев, “...разница между принципами и другими нормами (международного права - курсивом дополнено нами, О.Л.) заключается лишь в степени обобщённости и их юридической силы. Принципы международного права - это наиболее общие нормы, которые обладают высшей степенью нормативной обобщённости”[250]. Такое понимание подтверждается и международной практикой государств. Например, в решении Международного Суда по спору между США и Канадой о границе в заливе Мэн отмечается, что слова “принципы” и “нормы” выражают одну и ту же идею, а именно: термин “принципы” означает правовые принципы, т.е. “...он включает нормы международного права...”, и что “...употребление термина “принципы” оправданно, поскольку речь идет о более общих и фундаментальных нормах...”[251].

А.Н. Талалаев справедливо подчёркивал эту точку зрения, ещё более акцентируя внимание на том, что “...принципы - это тоже нормы международного права, но обладающие высшей степенью обобщённости и нормативности, предопределяющие содержание других, более конкретных норм.

Ввиду этого нормативное содержание принципов не всегда бывает просто установить. Иногда тот или иной элемент их многогранного содержания проявляется лишь при рассмотрении судами конкретных дел. Что касается эпитета “общепризнанные”, то он означает, что речь идёт об общеобязательном (то есть универсальном - О.Л.) характере указанных норм”[252].

Вместе с тем, многие учёные верно указывают также и на некорректность термина “общепризнанные”. Автор исследования согласен в этом с мнением Г.М. Даниленко, который указал в своём выступлении на научно-практической Конференции по применению норм международного права правоохранительными органами Российской Федерации в 1996 году, что на международном уровне термин “...общепризнанные принципы международного права просто не употребляется. В международном праве норма всегда конкретна”[253].

Примечательно, что вопрос о неточности термина “общепризнанные принципы” был сформулирован ещё до принятия Конституции РФ 1993 года в проекте отзыва о Конституции РФ, подготовленном на основе комментариев членов Европейской комиссии за демократию через право при Совете Европы. В комментарии указывалось: “Упоминание об “общепризнанных принципах” международного права поднимает много вопросов; сейчас обсуждается.

существуют ли на самом деле в международном праве такие принципы, и если да, то каково может быть их содержание”34.

Таким образом, понятия “принципы” и “нормы” соотносятся друг с другом как часть и целое. Принципы - это те же юридические нормы, но особого порядка, особого качества. Следовательно, для того, чтобы выделить из понятия “общепризнанные нормы международного права” понятие “общепризнанные принципы международного права”, должны быть достаточно веские основания. То есть, по каким-либо причинам эти нормы-принципы должны выходить за пределы понятия норм международного права, относящихся к России в силу принятых ею на себя обязательств по международным договорам и международным обычаям.

Следует разобраться с тем, о каких именно принципах идёт речь в рассматриваемой статье Конституции РФ.

Возьмём за основу уже освещённое положение: “общепризнанные принципы международного права” - это категория, отличная от категории “общепризнанные (общие) принципы права”, и при этом также находящаяся на низшей, относительно последних, ступени иерархии.

Известно, что особой ролью в международном праве обладают так называемые основные принципы права. Основные принципы международного права, как справедливо указано в учебном пособии К.А. Бекяшева и М.Е. Волосова; “...представляют собой правила поведения особого рода - основополагающие, общепризнанные юридические нормы универсального действия”[254].

Этим определением дана характеристика главных признаков основных принципов международного права, положения которой следует отметить.

Во-нервых, нормы этой группы являются основополагающими “...в том смысле, что в таких правилах содержатся предписания наиболее важного, кардинального порядка, создающие базу для взаимодействия всех субъектов международного права. ...Являются наиболее общими юридическими нормами, отражающими установившуюся практику международных отношений и консолидирующих её”[255].

Во-вторых, основные принципы международного права являются общепризнанными[256], что означает “...обязательность таковых для всех участников международных отношений’’[257].

В-третьих, основные принципы международного права являются категорией универсального действия. Это качество проявляется в том, что рассматриваемая категория норм: 1) применима ко всем видам

правоотношений, возникающих в международной области, как традиционных, так и новых; 2) регулирует деятельность участников международных отношений в любых пространственных сферах независимо от географического или иного происхождения этих сфер и их юридического статуса; 3) основные принципы имеют обратную силу.[258]

Известно, что императивные нормы в ряде случаев являются также институгообразуюшими.

Однако можно ли с уверенностью поставить их на особое место и объявить отличными от всех других норм? Нам представляется, что нет. Специальные (отраслевые) принципы международного права императивны, как и основные принципы международного права, хотя и существенно отличаются от последних по следующим критериям: 1)они не имеют обратной силы, 2) ограничены определенной сферой применения, 3) круг субъектов, на которых они распространяются, ограничен сферой отрасли, 4) механизм ответственности за нарушение этих норм тот же, что для любой нормы международного права, кроме jus cogens generalis. Поэтому бессмысленно было бы обособливать эту группу норм, ибо она охвачена перечисленными далее в этой же статье Конституции РФ источниками международного права.

Для основного принципа международного права, в отличие от специальных (или отраслевых) принципов, не важно, является ли Россия участницей международного договора или признает ли она международный обычай, в котором закреплен соответствующий основной принцип: в любом случае Российская Федерация обязана его соблюдать, а несоблюдение, как указывалось нами ранее (в соответствии с п. 6 ст. 2 Устава ООН), признается грубым международным правонарушением и может повлечь санкции вплоть до ограничения суверенитета государства.

Таким образом, представляется, что для пользы дела, возможно, имеет смысл подвергнуть сомнению концепции’20, которые включают в понятие, “общепризнанные принципы” международного права не только основные принципы, но и принципы отраслей международного права. Только говоря об основных принципах международного права можно допустить, что они могут оказаться не охваченными для России перечисленными далее в ч. 4 ст. 15 Конституции источниками международного права, то есть договорами Российской Федерации и международными обычаями, которые признаются Россией.

Поэтому автор настоящего исследования предлагает расширить в первой фразе ч. 4 ст. 15 Конституции РФ термин “общепризнанные принципы” терминами “общие принципы права”, как это указано в ст. 38 Статута Международного Суда ООН, и “основные принципы международного права”. Эти виды норм (общие принципы права и основные принципы международного права) необходимо в формулировке статьи указывать отдельно от норм иного уровня, содержащихся в международных договорах или международных обычаях, поскольку оба вида принципов могут быть закреплены как в обычно­правовой, так и в договорной форме.

3.2,

<< | >>
Источник: ЛУТКОВА ОКСАНА ВИКТОРОВНА. ОСНОВНЫЕ КОНЦЕПЦИИ ИСТОЧНИКОВ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА. Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук. Москва - 2004. 2004

Еще по теме Проблема использования термина “общепризнанные принципы” в формулировке ч. 4 ст. 15 Конституции РФ и их форма:

  1. Теоретические и правовые аспекты регулирования федеральной и региональной избирательной системы
  2. § 2. Принципы международного экологического права
  3. §1. Необязывающие инвестиционные принципы АТЭС
  4. § 2. Нормы международного «мягкого права»: признаки, формы реализации и способы обеспечения исполнения
  5. § 1. Источники международно-правового регулирования избежания двойного налогообложения
  6. § 1. Понятие общепризнанных принципов и норм международного права и его значение для гражданского права
  7. § 1. Общепризнанные принципы и нормы международного права и нормы российского права, регулирующие гражданские отношения: приоритеты применения
  8. Глава III. ИНТЕРПРЕТАЦИОННАЯ ФОРМА РЕАЛИЗАЦИИ ПРАВОВОЙ ПОЛИТИКИ КАК ВАЖНЕЙШЕЕ УСЛОВИЕ ОПТИМИЗАЦИИ ТОЛКОВАНИЯ НОРМ ПРАВА
  9. Актуальные проблемы обеспечения законности в деятельности участковых уполномоченных полиции
  10. Принципы права в системе средств административноправового обеспечения баланса интересов в сфере антимонопольного регулирования
  11. Правовая основа предупреждения коррупции в российском корпоративном секторе: состояние и проблемы.
  12. §1. Судебно-правовые позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в системе российского права
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -