<<
>>

1. Понятие «связанные лица».

Правовое регулирование основывается на экономическом развитии и является средством управления экономическими процессами. Мы можем говорить о том, что право опосредует процессы образования связей между хозяйствующими субъектами.

Для выполнения своих функций и достижения своих целей государство отслеживает тс связи, которые приводят к экономической зависимости.

Основной целью государства в регулировании экономической зависимости является обеспечение равенства субъектов на рынке и ограничение возможностей получения необоснованных ВЫГОД отдел I.U 1.1 МН субъектами. Данная цель является общей и константной. По законодательное

регулирование отношений зависимости меняется с течением времени. Основываясь на исследовании историческою развития законодательства в рассматриваемой области в первой главе, можно сделать вывод, что па начальном лапе процесса концентрации основную роль шрает антимонопольное регулирование, так как государство стремится защитить собственные интересы и сохранить нормальное регулирование рынка (поддержание конкуренции на нем). То есть основной целью является недопущение ограничения конку ренции на рынке.

При этом в некоторых случаях для способствовании развитию рынка и удешевления представленного на нем товара государство может пойти на способствование процессам концентрации (что в приїпипс необходимо, например, при формировании определенной цепочки производства сложного товара). В этом случае законодатель может использовать как антимонопольное, так и налоговое законодательство. В антимонопольном законодательстве - установление допущений на определенною рода соглашения1146. В налоговом - специальный режим налогообложения, например, налогообложения консолидированных налогоплательщиков.

Так мы видим, что антимонопольное и налоговое регулирование используется для защиты публичных интересов, иногда даже создавая механизмы, поощряющие экономические процессы формирования зависимости.

Но некончролируемый или поощряемый процесс концентрации приносит положительные изменения только в самом начале формирования связей между субъектами, так как в перспективе он приводит к монополизации рынка. Поэтому государство должно вмешиваться и сдерживать его. либо устанавливать жесткий контроль, используя опять же налоговое и антимонопольное законодательство. Гак же на определенном этапе процессов концентрации главенствующие общества могут начать

юг- злоупотреблять своим положением, вредя гем самым как кредиторам зависимых обществ, так и их акционерам. Поэтому государство вынуждено разработать комплекс норм корпоративного права дли защиты слабой сгороны в таких правоотношениях.

Ст- 13 ФЗ ст 26.07. ДЮ6 № 135-ФЗ "О зашите конкуренции’.

То есть на определенном этапе должно появиться регулирование не только в области защиты публичных интересов, но и з области защиты частных интересов, для чего используются механизмы корпоративного права.

Поэтому мы можем сделать вывод, что при процессах концентрации законодательное регулирование наиболее актуально в трех отраслях законодательства:

• антимонопольном;

• корпоративном;

• налоговом.

Регулирование аффилированности в других отраслях законодательства связано исключительно с необходимостью дополнения регулирования нормами о специфическом субъекте (например, кредитных организациях, паєві,їх инвест иционных фондах и т.д.).

Мы видим, что в процессе развития и формирования святей между хозяйствующими субъектами государство должно использовать все три ключевых отрасли законодательства, для того чтобы полноценно контролировать процесс, а также обеспечивать надежную защиту слабой стороны в правоотношениях. Но какая отрасль законодательства должна быть основноі'і при установлении форм зависимости? В этом вопросе рассматриваемые нами страны выбрали различные подходы. Гак, германское регулирование сконцентрировалось именно на корпоративном регулировании, при котором максимально защищаются частные интересы.

Л налоговое и антимонопольное законодательство использует понятийный и смысловой аппарат корпоративного права, дополняя его специфическими

требованиями (контроль за слияниями, наличие субсидиарности для предоставления консолидированной налоговой отчетности).

Российское законодательство же наоборот закрепило ключевые понятия (аффилированные лица и группа лиц) в антимонопольном законодательстве, защищая тем самым именно публичный интерес. Налоговое законодательство использует как понятие из антимонопольного законодательства, гак и вводит свое собственное. Корпоративное право использует целый ряд понятий гражданского права и антимонопольного законодательства. Но необходимо отметить, что в последнее время наметилась тенденция в законодательстве, которая свидетельствует о том, что законодатель пытается отойти от концепции примета регулирования форм зависимости антимонопольным законодательством. Так, новый Закон о защите конкуренции не содержит понятия аффилированных лиц, которое, по мнению разработчиков данного закона, должно содержаться именно в корпоративном нраве. Для целей же антимонопольно о права должно использоваться только понятие «группа лиц».

В свою очередь в рамках изменения гражданскою законодательства предполагается ряд изменений, связанных с регулированием зависимости. Дедов Д. И. при обсуждении изменений гражданского законодательства указывал, что именно в Гражданский кодекс должно быть внесено новое понятие «аффилированных лиц». Именно в данной области регулирование зависимости в настоящий момент является неполным. В свою очередь, проектом концепции развития законодательства о юридических лицах1'[73] предлагается изменить законодательство о дочерних и зависимых обществах. Термин «зависимое общество» используется и основном в налоговом законодательстве с отличными от гражданского законодательс тва целями. В связи с отим от него предлагается полностью отказаться. Л регулирование дочерних обществ предлагается изменить, связав наступление последствий

установления зависимости с участием, то есть с возможностью оказывать влияние на принятие решений дочерним обществом.

Министерством экономического развития и торговли подготовлен проект изменений в ГК и Закон об ЛО188, согласно которым должно появиться новое понятие аффилированных лиц. Впредь к ним должны относиться взаимозависимые и связанные лица. При этом понятие взаимозависимых лиц базируется на теории контроля одного лица другим, понятие связанных лиц - на установлении организационно-управленческих и родственных связей. Сделки с такими лицами должны являться сделками с заинтересованностью в связи с тем, что в них сущгствует конфликт интересов.

Появляется вопрос о необходимости выделения различных понятий в разных отраслях законодательства. Мы можем увидеть, что как российской право, так и немецкое закрепляют целый ряд форм зависимости. Немецкий подход отличается системностью. То есть, одна отрасль закрепляется ключевое понятие (связанные предприятия), а другие отрасли законодательства строят свой понятийный аппарат на основе этою ключевого понятия (например, субсидиарность в налоговом праве основывается именно на понятии связанных предприятий). Российскому праву такая системность не присуща, поэтому каждая отдельная отрасль законодательства либо использует понятие из другой отрасли, либо разрабатывает свое отдельное понятие, несмотря на то, что при закреплении форм зависимости отслеживаются одни и те же отношения - отношения экономической зависимости. В результате такое многообразие приводит к смешению понятий и их неправильному толкованию. Поэтому можно сделать вывод, что существование целого ряда понятий, характеризующих зависимость, может адекватно отражать потребности каждой отрасли законодательства, но при .этом вес эти понятия должны представлять собой

систему, и только при четком взаимодействии между собой они смогут обеспечить эффективный механизм защиты как частных, так и публичных npa boot £ інше и ин.

Но одна важная тенденция развития в немецком законодательстве состоит в том, что, оценивая эффективность применения конструкций, закрепленных в налоговом и антимонопольном праве, немецкий законодатель стремится к упрощению.

Гак в налоговом нраве, скорее всего, будет упразднен механизм субсидиарности, а антимонопольное право уже оз казалось от регулирования кар телей в рамках Закона про тив ограничения конкуренции. Такая тенденция указывает, что немецкий законодатель пытается отказаться полностью от множественности форм и перейти полностью на систему с единым центральным понятием и дополнительными требованиями в конкретных отраслях законодательства.

При этом еще одной стороной такой тенденции является перенос регулирования форм зависимости в область частного права (в корпоративное право), что связано с выходом на первый план защиты частных интересов.

Пели мы рассмозрим, какие категории лиц отнесены различными отраслями законодательства к соответствующим формам зависимости (аффилированные лица, дочерние и зависимые общества е законодательстве о хозяйственных обществах, взаимозависимые в налоговом, іруппа лиц в антимонопольном), то станет очевидным, что они практически полностью совпадают. Гак, признание лиц аффилированными или группой лиц зависит от:

1. Владения или распоряжения определенным количеством акций (долей);

2. Выполнением функций органов юридического лица, либо возможностью оказать влияние на его формирование;

3. 11ри надежности к одной и той же финансово-промышленной группе;

4. Состояния в родственных связях;

5. Возможность определения решений, вытекающая из заключенного договора или учредительных документов, (см. рис. 10)

При этом количественные характеристики владения долями различаются, так для группы лиц это 50%, для аффилированных лиц 20 %. Антимонопольное законодательство так же приводит в качестве основания для признания статуса группы лиц возможность давать обязательные указания, вытекающие из уставных документов зависимого липа, что перекликается с дочерними обществами в рамках законодательства о хозя йствен и ых об 11 ісстнах.

Требование об участии в размере 50 и более процентов в антимонопольном законодательстве, па наш взгляд, связано с тем, что участие должно быть преимущественным.

Главенствующая организация должна владеть контрольным пакетом в зависимой для того, чтобы у антимонопольных органов было основание учитывать данных субъектов как единый субъект на рынке. Специфические требования закреплены и в отношении осуществления функций органов юридического лица, как то - возможность влияния на их назначение. Данное основание признания зависимости также должно объяснять, почему лица рассматриваются как единый субьект при определении доминирующего положения. Возможность определения решений, вытекающая из договоров или учредительных документов также должна обосновывать определенное единство субъектов. Из этого можно сделать вывод, что антимонопольное законодательство приводит специфические основания, которые не урегулированы законодательством о хозяйствен и обществах (например,

предпринимательские договоры, приводящие к зависимости).

Налоговое законодательство вводит дополнительное основание

отнесения к взаимозависимым лицам ••• нахождение в отношениях должностного подчинения. Необходимо понимать, что в данном случае налоговое законодательство пыталось охватить как можно более широкий

круг субъектов, и данное основание относится нс только к лицам, осуществляющим предпринимательскую деятельность. Л как мы уже отмечали, субъектами экономической зависимости являются лица в процессе осуществления предпринимательской деятельности. Поэтому данное основание не может быть отнесено к рассматриваемой тематике. По в законодательстве оно присутствует (также как и родственные связи, обосновывающие статус взаимозависимых лиц) для достижения специфических целей налогового законодательства.

Гак, мы можем прийти к выводу, что несколько понятий относятся к одному и тому же явлению, при этом они совпадают' по основаниям признания зависимости между субьектами. В связи с этим представляется возможным объединение всех форм в рамках одного понятия. При этом мы создадим единую материальную норму права, на которую смогут ссылаться все отрасли законодательства при установлении процессуальных норм, связанных с регул иронанием экономической зависимости. Но отдельные отрасли законодательства могут дополнять это базовое определение, чтобы достигать свои специфические цели. Введением единого понятия также будет достигнута универсальная цель закрепления в законодательстве формы зависимости - выявление отношений экономической зависимости для дальнейшего применения к субъектам этих отношений специфических требований.

Следующий вопрос, который перед нами стоит: в какой отрасли должно быть закреплено основное понятие?

По мнению немецких юристов1'49, их законодательство относит центральное понятие, характеризующее экономическую зависимость, к акционерному законодательству, потому что именно в этой области должна достигаться максимальная защита частных интересов.

Наш законодатель, закрепляя нормы об аффилированных лицах именно в антимонопольном законодательстве, прежде всею, ставил задачу защиты государственных интересов, а именно недопущение монополизации экономики. С одной сгороны, такое решение понятно для страны с переходной экономикой, гак как на определенном слане необходимо обеспечить государственный контроль за рынком, ио институт аффилированных лиц появился в антимонопольном законодательстве в 1998 году, а Закон об АО, где они впервые упоминались, был принят в 1995 году. Институт связанных предприятий в немецком законодательстве появился в 1965 юду, когда страна только начинала отходить от последствий войны и, можно сказать, сущес твовала с переходной экономикой. Стране с рыночной экономикой характерна именно законодательная защита частных интересов, поэтому подход российского законодательства, на наш взгляд, представляется устаревшим и нс отвечающим требованиям времени.

Представляется логичным закрепление аффилированности в целом именно в акционерном законодательстве, потому что сама сущность данного института предполагает отношения частного характера, а, значит, рассматриваемый институт должен быть закреплен в частном праве. Закрепление единой формы зависимости полностью соответствует тенденции перенесения основного нормативного массива в област ь частного права.

Поэтому предлагается . провести изменение российского законодательства. Внесение таких изменений, прежде всего, связано с формулированием центрального понятия. Понятие всегда отражает наличие определенного правового инструмента, который может быть использован для регулирования отношений. Если мы сравним два ключевых понятия для рассматриваемой темы «аффилированные лица» и «евязанпые предприятия», то мы увидим, что российское законодательство при закреплении понятия, прежде всего, укатывает- признаки аффилированных лиц, и только потом приводит случаи аффилированности юридического лина. Немецкое

законодательство, напротив, сразу же перечисляет все возможные случаи, когда общества моїут быть признаны связанными. Отличие двух подходов состоит в том, что в одном случае перечень аффилированных лиц является не исчерпывающим. Согласно российскому законодательству, аффилированным лицом может быть признано то лицо, которое может оказывать влияние на другое лицо. Дальнейший перечень является только примерным списком случаев аффилированности. При этом немецкое законодательство закрепляет нс фактические обстоятельства, при которых лица признаются аффилированными, а те формы, в которых существуют связанные предприятия.

На наш взгляд, немецкий подход является более адекватным, так как немецкий законодатель полностью исключает возможность двоякого толкования норм. Российское законодательство перечисляет основные случаи аффилирован пости. Все перечисленные случаи являются именно случаями, когда аффилированность является неоспоримой, при другом фактическом составе аффилированность необходимо будет доказать. • Немецкий законодатель полностью исключает необходимость доказывания факта связи юридических лиц (за исключением фактического концерна, но даже в этом случае достаточно доказать, что у двух юридических лиц существует единый орган управления). Бесспорно. для любого заинтересованного лица, чьи права нарушены аффилированными липами, легче получить защиту своих прав в случае, когда нет необходимости доказывать аффилированность лиц, а достаточно доказать факт нарушения прав.

Как уже говорилось выше, в российской юридической литературе ведется спор о том, кого закон называет аффилированным лицом - главенствующую или зависимую организацию. Мы пришли к выводу, что аффилированными должны быть признаны оба юридических лица. Можно сказать, что при закреплении рассматриваемого института, немецкий

законодатель повел себя более прагматично, назвав оба юридических лица связанными, что позволяет сразу же избежать любой дискуссии.

В рамках изменений законодательства необходимо разработать понятие «связанные лица», которое будет закреплено в гражданском законодательстве. При этом должны быть разработаны четкие критерии отнесения лиц к связанным. Для этого необходимо изменить подход, который использовался при закреплении понятия «аффилированные лица». При внесении изменений в гражданское законодательство нс должно остаться возможности для двоякого толкования понятий, так должны существовать общие критерии связанности, с помощью которых возможно будет выявить аффилированность независимо от наличия или отсутствия конкрет ных фактических обстоятельств.

Какие проблемы стоят перед нами при формулировании единого понятия и что реально возможно решить с помощью введения именного единого понятия?

1. Прежде всего, с помощью единого понятия мы сможем устранить правовую неопределенность, которая неизбежно возникает- при существовании нескольких форм зависимости в различных отраслях законодательства.

2. Единое понятие может объединить публичные и частные интересы в регулировании зависимости. То есть, акцепт должен быть сделан на частных целях с дополнением публичными механизмами.

3. Создание единого понятия поможет облегчить правоприменение в случае, если вес установленные законодательством механизмы будут построены на основе центрального понятия.

Может представляться излишним объединение частных и публичных интересов, но, па наш взгляд, в рамках данного института эти интересы пересекаются н сливаются, поэтому возникновение такого понятия не только адекватно, но и необходимо. При этом максимальная эффективность будет

достигнута в том случае, если будет существовать одна материальная норма (единое понятие), которая будет дополнена целым рядом отраслевых процессуальных норм (в корпоративном, налоговом и антимонопольном праве). Таким единым понятием может являт ься понятие (связанные лица».

"Связанные лица" юридические и (или) физические лица, в отношениях которых одно лицо (главенствующее) получает юридически обоснованную возможность оказывать влияние но принятие решений другим лицом (зависимым) в рамках осуществления предпринимательской деятельности, а зависимое лицо вынуждено руководствоваться экономическими интересами главенствующего.

К связанным лицам в том числе относятся:

- лица, имеющие прямо или косвенно преобладающее участие в уставном (складочном) капитале юридического лица:

- лица, связанные взаимным участием;

- лица, осуіцествляющие полномочия органа управления другого юридического лица, либо имеющие общие органы управления;

лица, вследствие договора либо другого правового основания получившие возможность оказывать влияние на решения органов другого лица.

Законодательство должно расшифровать, что понимается под преобладающим участием (владение большинством долей или владение большинством голосов при принятии решений). Взаимным участием должно признаваться владение более 25 % долей организаций друг в друге. Под осуществлением полномочий органа управления следует понимать осуществление функций единоличного исполнительного органа, либо руководство коллегиальным исполнительным органом.

Еще одна важная часть российского законодательства, которая нс нашла пеки своего закрепления предпринимательские договоры. Немецкое право четко формулирует, какие соглашения между предприятиями приводят

к аффилированности. В российском праве аналогичные нормы отсутствуют, но необходимость закрепления и регулирования данных правоотношений необходимо. Гак, в законодательстве должен быть предусмотрен механизм договорной зависимости в рамках договора о полной или частичном отчислении прибыли. Таким договором будет являться договор Л/С.жт)у юридическими лицами, по которому одна сторона обязуется отчислять полученную прибыль полностью или частично другой стороне или осуществлять свою деятельность за счет второй стороны. При этом та сторона, которой отчисляется прибыль, отвечает субсидиарно по обязательствам перечисляющей стороны.

Применение данных понятие невозможно без дополнения их специальными требованиями, которые помогали бы достиі’ать цели конкретных отраслей законодательства.

<< | >>
Источник: Анисимов Алексей Владимирович. Сравнительно-правовой анализ форм зависимости хозяйствующих субъектов в Российской Федерации и Федеративной Республике Германия. Диссертация па соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2010. 2010

Еще по теме 1. Понятие «связанные лица».:

  1. § 1. Понятие и признаки юридического лица. Органы юридического лица, филиалы и представительства.
  2. Вопросы определения дочерних, зависимых юридических лиц
  3. §1.Понятие субъекта в хозяйственном праве зарубежных стран.
  4. Понятие и правовая природа завещания
  5. § 2. Административное выдворение за пределы Российской Федерации ностранного гражданина или лица без гражданства
  6. §2 Понятие, признаки и юридическая сущность должника
  7. Параграф 1. Понятие гражданско-правовой индивидуализации юридического лица и результатов его деятельности.
  8. § /. Правовые проблемы регулирования перемещения товаров1 через таможенную границу Российской Федерации физическими лицами
  9. 1.3. Правовые основы административной деятельности вневедомственной охраны полиции по инспектированию подразделений охраны юридических лиц с особыми уставными задачами
  10. § 2. Административное выдворение за пределы Российской Федерации ностранного гражданина или лица без гражданства
  11. §3. Сущность и понятие организаторов торгового оборота
  12. §2.«Соотношение правовых признаков статуса ТНК и статуса юридического лица. Сравнительный анализ»
  13. 1. Понятие «связанные лица».
  14. §2 . Аспекты налогового правового статуса физических лиц
  15. Проблемы познания содержания оценочных понятии в интерпретационной деятельности
  16. Проблемы, возникающие в процессе применения правовых норм, содержащих оценочные понятия
  17. §2. Понятие и история развития института освобождения несовершеннолетних от уголовной ответственности по законодательству Российской Федерации и Социалистической Республики Вьетнам
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -