<<
>>

Независимость европейских региональных судебных органов

Независимость региональных судебных органов в контексте данного исследования имеет также первостепенное значение. Именно независимость

региональных судебных органов по отношению к международным организациям и государствам, их создавшим, является одним из решающих факторов развития отношений судебных органов с другими субъектами права (в том числе с судами других правопорядков).

Будучи независимыми, они, не подвергаясь влиянию со стороны других органов правопорядка, к которому они принадлежат, и государств, создавших данный правопорядок, могут организовывать в пределах своих полномочий отношения с другими субъектами права, в том числе и с судебными органами различных уровней. Таким образом, гарантии независимости судебных органов являются тем аспектом, который стимулирует их международно-правовое взаимодействие.

Независимость международных региональных судебных органов обеспечивается несколькими правовыми механизмами и принципами международного права, которые в значительной степени были заимствованы из классического (т.е. национального) права.

Речь идет об институциональной независимости судебного органа, а именно о гарантиях независимости международного регионального суда от институтов правопорядка, которому он принадлежит.

Если большинство международных региональных судебных органов

148

создавалось с учетом всех современных гарантий независимости , то в международном праве все же существовали примеры институциональной организации интеграционных объединений, в которых независимость их судебных органов не была гарантирована. В этом контексте наиболее ярким примером является Европейский суд по правам человека.

Система функционирования ЕСПЧ изначально не предусматривала возможность прямого обращения для лиц и государств. Система судебных [149]

гарантий прав человека в рамках Совета Европы исходила из необходимости первичного обращения в Европейскую комиссию по правам человека, которая рассматривала жалобу на соответствие и возможность рассмотрения по существу.

В этом случае за Судом было закреплено второстепенное или «факультативное» выполнение судебной функции, а точнее она выполнялась сложносоставным органом, в котором Суд занимал подчиненное положение, так как фактически выполнение его функций было обусловлено и зависело от решений другого органа данного регионального правопорядка.

В настоящее время на европейском пространстве все международные региональные судебные органы наделены компетенцией по интерпретации и применению соответствующего права и выполняют данную функцию самостоятельно и в полном объеме. Это можно констатировать не только в отношении самых развитых механизмов европейской судебной гарантии - ЕСПЧ и Суда ЕС, но и в отношении Суда Бенилюкс и Суда ЕАСТ.

Рассмотрим отдельно институциональные гарантии независимости Суда ЕС. В рамках правопорядка ЕС создана целая система судебных органов, что может вызвать ряд вопросов в отношении их институциональной обособленности. Прежде всего, в соответствии со ст. 13 Договора о Европейском Союзе Суд ЕС представляет собой отдельный орган ЕС, что предполагает его институциональную независимость от других институтов ЕС. В соответствии со ст. 19 ДЕС Суд ЕС является многосоставным органом, состоящим из собственно Суда, Трибунала (первой инстанции) и специализированных трибуналов. Тем не менее стоит отметить, что Суд, Трибунал и специализированные трибуналы ЕС, о которых говорится в названной статье, являются различными, независимыми друг от друга судебными институтами.

В первую очередь это подтверждается четким распределением компетенций между Судом и Трибуналом (первой инстанции). Так, в ст. 256 ДФЕС перечислены категории дел, рассмотрение которых входит

83

исключительно в компетенцию Трибунала (первой инстанции), тогда как компетенция Суда определяется ст. 263 и 265, где указываются исключающие компетенцию Трибунала категории дел.

Во вторую очередь отсутствие институциональной зависимости двух судов подтверждается тем, что решения одного не подлежат пересмотру другим, за исключением случаев, указанных в договоре, и посредством специальных производств, заимствованных из классического судебного права.

В этом отношении п. 2 ст. 256 ДФЕС уточняет, что решения Трибунала, принятые им в первой инстанции, могут быть обжалованы в Суде в порядке, заимствованном у классических кассационных производств, что никак не влияет на гарантии независимости Трибунала.

Таким образом, в настоящее время все судебные органы рассматриваемых региональных правопорядков обладают институциональной независимостью как по отношению к другим инстанциям своего правопорядка, так и по отношению к государствам, создавшим правопорядок, частью которого являются данные судебные органы.

Во-вторых, речь идет о независимости состава судебной коллегии, чаще определяемой как объективная независимость суда, обеспечиваемая посредством представительства в составе суда магистратов из различных государств - членов международной организации, которой принадлежит судебный орган. Обеспечение независимости судебной коллегии гарантируется представительством каждого государства в лице одного судьи[150], либо в равном числе судей от каждого государства, т.е. паритетным составом судебной коллегии[151], что позволяет соблюсти равенство между государствами - членами регионального объединения при распределении судейских мандатов. Независимость судей обеспечивается также путем

установления принципа несовместимости судейского мандата с другими видами деятельности, который также был заимствован из классического судебного права. Так, например, п. 3 ст. 21 ЕКПЧ устанавливает принцип, в соответствии с которым «на протяжении всего срока пребывания в должности судьи не должны осуществлять никакой деятельности, несовместимой с их независимостью, беспристрастностью или с требованиями, вытекающими из характера их деятельности в течение полного рабочего дня». В Постановлении от 26 апреля 1979 г. «Санди таймс (the Sunday Times) против Соединенного Королевства» ЕСПЧ указал, что выражение «авторитет и беспристрастность судебной власти» следует понимать «в смысле Конвенции» (см., например, Решение по делу Кенига от 28 июня 1978 г.

Серия А, т. 27, с. 29-30, п. 88), т.е. с учетом того, что основной в этом контексте является статья 6, где отражен основополагающий принцип верховенства права (см., например, Решение по делу Голдера от 21 февраля 1975 г. Серия А, т. 18, с. 17, п. 34). Понятие «судебная власть» охватывает механизм осуществления правосудия, ветвь государственной власти, а также самих судей при осуществлении ими своих должностных обязанностей. При этом словосочетание «авторитет судебной власти» выражает идею о том, что суды - это органы, призванные подтверждать юридические права и обязанности и решать соответствующие споры; общественность должна воспринимать их в таковом качестве, с уважением и доверием относиться к способности суда выполнять данную функцию»[152].

Несколько иной подход к вопросу независимости судей продемонстрирован в рамках ЕС. В Договоре о функционировании Европейского Союза указывается, что при назначении судей кандидаты должны избираться из «...лиц, предоставляющих достаточные гарантии независимости...» (ст. 224)[153] [154] [155]. Тем не менее Статут (Устав) Суда ЕС уточняет, что «судьи не могут выполнять политических и административных функций» . В свою очередь, ст. 3 Договора о создании Суда Бенилюкс от 31 марта 1965 г. также содержит положения о запрете замещения должности судьи названного судебного органа с осуществлением иных видов деятельности, которая в соответствии с п. 4 данной статьи заимствуется из национальных законодательств государств-членов. Названные положения еще раз подтверждают вывод о том, что в регулировании на международном уровне вопросов, связанных с установлением статуса и осуществления деятельности региональных судебных органов, осуществляется заимствование норм национального процессуального права.

Наконец, в некоторых международных региональных судах независимость их членов также обеспечивается посредством установления

154

иммунитета от уголовного преследования .

В-третьих, необходимо обратить внимание на основной элемент, гарантирующий независимое функционирование судебных органов, автономию регламентации отдельных аспектов функционирования и деятельности международного регионального суда.

Речь идет о праве или обязанности судов дополнять нормы основополагающих актов права региональных европейских организаций, регулирующие их деятельность, принимаемыми ими собственными внутренними регламентами.

Такими правами или обязанностями обладают лишь немногие классические судебные органы, а точнее лишь те из них, которые особенно нуждаются в обеспечении независимости своей деятельности (например, конституционные суды).

Пункт 2 ст. 5 Договора о создании Суда Бенилюкса устанавливает за последним полномочия по принятию собственного внутреннего регламента (Reglement d'ordre interieur), который в соответствии с этим положением необходим для определения различных процессуальных аспектов деятельности данного Суда (порядка рассмотрения дел, голосования судей, функционирования канцелярии суда и т.п.). Аналогичным образом данное полномочие закреплено за Судом ЕАСТ, который в соответствии с п. 2 ст. 43 Соглашения между государствами - членами ЕАСТ о создании наблюдательного органа и Суда «должен принять внутренний регламент по вопросам судопроизводства, который должен быть одобрен государствами - членами ЕАСТ единогласно»[156]. Статья 253 ДФЕС также позволяет Суду ЕС установить внутренний регламент, касающийся вопросов судопроизводства, но одновременно требует одобрения данного регламента Советом. Другим примером является компетенция Пленума ЕСПЧ по принятию регламента Суда, закрепленная в пункте «d» ст. 26.

Таким образом, любой региональный судебный орган обладает относительной автономией по регулированию собственного судопроизводства, которая варьируется от одного регионального суда к другому.

Необходимо отметить, что часть судопроизводственных вопросов того или иного международного регионального суда в ряде случаев регулируется его уставом или статутом, создание которых также предусмотрено в основополагающих актах соответствующего правопорядка. Так, ст. 281 ДФЕС предусматривает, что отдельным протоколом создается Устав (Статут) суда ЕС[157] (п. 1) и закрепляет компетенцию по его изменению за Европейским парламентом и Советом (п. 2). Также существует и Устав Суда

ЕАСТ, принятие которого предусмотрено в п. 1 ст. 43 Соглашения между государствами - членами ЕАСТ о создании наблюдательного органа и Суда. Последний учрежден Дополнительным протоколом к Соглашению между государствами - членами ЕАСТ о создании наблюдательного органа и Суда № 5157.

Таким образом, функция классических источников международного права в регулировании вопросов функционирования международных региональных судебных органов заключается в необходимости предоставления гарантий независимости региональных судов. При этом основная часть процессуальных вопросов разрешается самими судами посредством принятия ими внутреннего регламента, а также в процессе формирования их судебной практики.

2.5.

<< | >>
Источник: ГУРБАНОВ РАМИН АФАД ОГЛЫ. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ судебных органов НА ЕВРОПЕЙСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ: ВОПРОСЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Баку- 2015. 2015

Еще по теме Независимость европейских региональных судебных органов:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -