<<
>>

Компетенции европейских региональных судебных органов

Решение вопроса об определении на уровне международного права компетенции соответствующих региональных органов имеет также немаловажное значение. Это подтверждается тем, что именно основополагающие (учредительные) акты того или иного международного регионального правопорядка определяют компетенцию региональных судов, что характерно как в отношении Суда ЕАСТ, компетенция которого определяется соглашением между государствами - членами ЕАСТ о создании наблюдательного органа и Суда (ст.

31 и след.), и в отношении Европейского суда по правам человека, компетенция которого определяется самой Конвенцией (ст. 32), так и в отношении Суда ЕС, компетенция которого определятся ДФЕС (ст. 258 и след.).

По мнению Г.Г. Шинкарецкой, вопросы распределения совпадающих или конкурирующих юрисдикций судебных органов являются одной из проблем, влияющих на взаимоотношения между различными международными судами[146]. Действительно, в настоящее время провести четкое разграничение компетенций судебных органов на европейском пространстве не представляется возможным. В связи с этим компетенция практически любого международного регионального судебного органа является в определенной степени конкурирующей или совпадающей. Это свидетельствует о том, что вопросы, связанные с компетенцией имеют первостепенное значение для международно-правового взаимодействия судебных органов.

Вместе с тем с определенной долей условности можно достаточно четко определить компетенцию Европейского суда по правам человека. В соответствии с п. 1 ст. 32 ЕКПЧ «в ведении Суда находятся все вопросы, касающиеся толкования и применения положений Конвенции и Протоколов к ней...», что предполагает закрепление исключительной компетенции за ЕСПЧ, так как он наделен полномочиями по разрешению всех вопросов, связанных с толкованием и применением Конвенции. Однако, несмотря на то, что право Совета Европы закрепляет за ЕСПЧ столь важную задачу, необходимость соблюдения обязательств, принятых Высокими Договаривающимися Сторонами, также предполагает с их стороны интерпретацию и применение Конвенции.

Данный факт также свидетельствует о том, что такая деятельность является конкурирующей или, скорее, совпадающей между международными европейскими и национальными органами власти (в том числе и судебными).

Таким же образом компетенция по интерпретации и применению права ЕС, закрепленная за Судом ЕС в ст. 19 Договора о Европейском Союзе, также является конкурирующей с обязательством органов государств - членов ЕС (в том числе и судебных) по применению и интерпретации права ЕС. Хотя стоит отметить, что в отличие от компетенции ЕСПЧ она не закреплена как исключительная. Аналогичные выводы можно сделать и в отношении других европейских судебных органов - Суда Бенилюкса и Суда ЕАСТ.

Более того, конкуренция или совпадение юрисдикции региональных

судебных органов с национальными судами вызваны и совпадением объекта

79

их контроля. С этой точки зрения их компетенция по контролю актов органов государств - членов на соответствие международному праву является частично конкурирующей с компетенцией национальных судов административной и конституционной юстиции.

Так, в соответствии со ст. 258 ДФЕС Суд ЕС по ходатайству Комиссии компетентен рассматривать вопросы о соблюдении обязательств, принятых на государством-членом в рамках договоров, т.е. вопросы о соответствии действий государств - членов ЕС по отношению к праву ЕС. В то же время органы государств - членов ЕС, в том числе и судебные органы, в соответствии со своим национальным законодательством также должны рассматривать вопросы о соответствии действий органов своего государства (в первую очередь исполнительных) по отношению к праву ЕС.

Аналогичным образом определена и юрисдикция Суда ЕАСТ. В соответствии со ст. 31 Соглашения между государствами - членами ЕАСТ о создании наблюдательного органа и Суда, Суд ЕАСТ по ходатайству наблюдательного органа ЕАСТ уполномочен рассматривать дела о соответствии действий государств обязательствам, установленным Договором о создании Европейской экономической зоны, а также Соглашением между государствами-членами ЕАСТ о создании наблюдательного органа и Суда.

В данном случае конкурирующая компетенция состоит в том, что Суд ЕАСТ рассматривает вопросы о соответствии действий органов государств - членов ЕАСТ по отношению к Договору о создании Европейской экономической зоны. Одновременно в соответствии с национальным законодательством дела о соблюдении органами государств - членов ЕАСТ этого Договора рассматриваются органами самого государства - члена ЕАСТ (в первую очередь судебными).

Говоря о юрисдикции Суда ЕС и ЕСПЧ следует вновь отметить

закрепленную за ними компетенцию по рассмотрению индивидуальных

жалоб физических и юридических лиц на нарушения права ЕС органами

национальной власти. Данная компетенция Суда ЕС и ЕСПЧ оказала

80

значительное влияние на эволюцию международного права, так как на данный момент в науке признается, что физические и юридические лица являются субъектами международного права[147] [148]. Нельзя не отметить важность такой эволюции и не обратить внимание на ее связь с тем, что этому способствовало именно определение юрисдикции и полномочий европейских органов. Именно урегулирование международным правом отдельных вопросов статуса и деятельности международных региональных судов, в частности в определении компетенции последних, привело к стремительной эволюции международного права.

Закрепление рассматриваемых полномочий за международными региональными судебными органами стало основным фактором повышения их статуса и значения по отношению к другим органам европейского регионального правопорядка. Это объясняется тем, что именно компетенция по рассмотрению индивидуальных жалоб обусловила тот факт, что конкретизация международного права и его постоянное развитие осуществляются преимущественно международными региональными судами, а не другими региональными органами власти. В свою очередь, указанная компетенция международных региональных судов также отразилась на статусе и значении этих органов для физических и юридических лиц, наделенных правом на обращение в эти суды, так как, несмотря на все ограничения по обращению в данные суды, для истцов они обладают большей легитимностью, чем национальные судебные гарантии .

2.4.

<< | >>
Источник: ГУРБАНОВ РАМИН АФАД ОГЛЫ. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ судебных органов НА ЕВРОПЕЙСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ: ВОПРОСЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Баку- 2015. 2015

Еще по теме Компетенции европейских региональных судебных органов:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -