<<
>>

2. Дополнительные требования к связанным лицам.

Рассмотрим соотношение целей и механизмов, которые используются в законодательстве при регулировании экономической зависимости. Каждая отрасль законодательства устанавливает свои специфические механизмы для достижения своих конкретных целей.

Если сравнивать общие пели российского и немецкого регулирования, то они, безусловно, идентичны. Г1о для достижения этих целей используются различные механизмы в рассматриваемых странах.

Прежде всего, если мы говорим о том. что отношения зависимости подлежат .'(спільному регулированию в рамках корпоративного права, сравним цели и механизмы, используемые законодательством РФ и ФРГ. Для корпоративного права основными целями регулировании отношений зависимости являются:

1. зашита кредиторов и инвесторов;

• 2. защита акционеров;

3. устранение конфликта интересов.

Механизмы для обеспечения этих целей немецким и российским законодательством устанавливаются схожие. Ио используются они по- разпому.

Российской и немецкое законодательство устанавливают обязанность раскрытия информации для акционерных обществ. Мы уже отмечали, что российское право устанавливает эту обязанность для акционерных обществ. При этом, как мы уже установили, данный механизм не является ни совершенным, ни эффективным, так как не установлены эффективные меры ответственности за неисполнение данной обязанности (что наглядно показывает судебная практика). По сут и, хоть этот механизм и должен быть направлен на защиту частных интересов, он вес же больше охраняет публичные интересы, так как информация должна быть предоставлена в регистрирующий орган. При этом предусмотрено, что список аффилированных лиц должен быть опубликован на странице в сети Интернет, но в законодательстве не предусмотрено обязанности для акционерного общества вообще иметь страницу в сети Интернет. Поэтому существует возможность не исполнят ь данную обязанность.

Германское законодательство использует механизм раскрытия информации для отношений зависимости несколько в другом ключе. Так, в §§ 20-22 АЗ 1965 обязанность по раскрытию информации акционерными обществами, чьи акции не распространяются посредством биржевой подписки. Режим раскрытия информации для акционерных обществ, торгующих акциями на бирже, урегулирован Законом о торговле ценными бумагами. Основной обязанностью является раскрытии информации о приобретении более 25 процентов акций акционерного общества, либо коммандитного товарищества па акциях, инкорпорированного в Германии. При этом в известность ставится то лицо, чьи акции приобретены. То есть немецкое законодательство устанавливает обязанность не столько раскрывать информацию третьим лицам (эта обязанность является общей,

так как общая информация о связанных предприятиях включается в годовой отчет, который должен быть опубликован), сколько информировать то лицо, которое попадает в зависимость. Раскрытие же информации перед третьими лицами является обшей обязанностью всех акционерных обществ. Так, можно сказать, что раскрытие информации о зависимости в немецком законодательстве распадается на две обязанность. При этом обеспечивается информированность всех заинтересованных лиц. То есть, обязанность раскрытия общего годового отчета обеспечивает получение информации контрагентами, в то время как обязанность сообщить о приобретении акций или возможности оказания влияния является основанием для акционеров зависимого общества требовать возмещения или выкупа их акций (в соот ветствии с § 327Ь).

Такой механизм информирования более эффективно достигает своей цели, а с учетом того, что меры ответственности за не исполнение данной обязанность ложатся как на юридическое лицо, так и на должностных лиц. При этом возникает так же обязанность по возмещению вреда из § 823 ГГУ.

Для устранения конфликта интересов при заключении сделок российское законодательство устанавливает- необходимость получения одобрения для сделок, в которых имеется заинтересованность, а также процедуры обязательного выкупа акций.

Эффективность первого .механизма (одобрения сделок) связана с тем, что сделка будет признана недействительной в случае, если одобрение не было получено. При этом не допускается получение такого одобрения «задним числом». В случае же с обязательным выкупом акций акционеру, который нс хочет состоять в обществе, ставшем зависимым, предлагается продать свои акции, то есть получить возмещение при невозможности являться акционером такого общества. То есть, оба этих механизма защищают акционеров от возможных убытков. Оба механизма прописаны в Законе об АО (к г.чякях XI и XI I)

Немецкое законодательство не устанавливает необходимость получения одобрения общим собранием акционеров сделок, в которых имеется заинтересованность (так как это нс входит в его компетенцию согласно § 119 ЛЗ 1965). Но при этом устанавливается механизм получения возмещения при обязательном предложении. При этом положения о возмещении закреплены не только в АЗ 1965 (§ 327), но и в специальном законодательстве - Законе о приобретении ценных бумаг и слиянии от 20.12.2001 (Wcrtpapiercrwcrb- und Ubemahmegesetz)190.

Отметим, что н рамках устранения конфликта интересов использование механизма одобрения сделок с заинтересованностью являйся действительно эффективным, ио в российском законодательстве применяется достаточно сложно в связи со спорным статусом некоторых лиц, относимых к аффилированным (что подтверждается судебной практикой)1'1’.

Что же касается обязательного предложения по выкупу акций, данный механизм в российском праве представляет собой полную кальку уже давно используемого в западном праве. Поэтому можно предположить, что и в * российском праве он будет широко применяться, но в связи с гем, что он появился сравнительно недавно, полностью его действенность оценить

нельзя.•

Еще одним механизм, который предусмотрен немецким законодательством, ио отсутствует в российском - определенные процедуры, связанные с заключением предпринимательского договора, приводящего к зависимости.

Данный механизм позволяет полноценно защитить акционеров, так как позволяет им сначала принимать решение о заключении такого договора (§ 293 ЛЗ 1965), а в случае несогласия с заключение такого договора право на возмещение убытков и предоставление соразмерного возмещения (§§ 304 - 305 ?\3 1965). В российском законодательстве данного [74] [75]

механизма нет, гак как законодательно не урегулированы договорные формы зависимости. Но можно предположить, что данный механизм мог бы не пользоваться и в российской практике, наряду с одобрением сделок с заинтересованностью и обязательным предложением выкупа акций. Единственное, что необходимо отметить в этой связи - в немецкой практике использование договорных форм зависимости достаточно редко в связи с тем. что законодательно не предусмотрено никаких преимуществ для участников таких договоров. Использование таких договоров чаще всего связано с обоснованием существования концерна.

Также в рамках корпоративного права можно отметить механизм ответственности главенствующего общества по сделкам зависимого. Данный вопрос мы детально рассмотрели во второй главе. Но необходимо еще раз подчеркнуть, что его эффективность в российском законэдатсльстве а том виде, в котором он закреплен в действующем законодательстве, достаточно спорна. Немецкое законодательство также устанавливает ответственность главенствующего предприятия, по не перед третьим лицом, а перед зависимым обществом (§317 ЛЗ 1965). то есть в рамках сделки должно отвечать зависимое предприятие, но все его убытки должны быть возмещены главенствующим.

Немецкое и российское право с помощью рассмотренных механизмов пытаются достигнуть целен корпоративного регулирования зависимости, но российское право не так эффективно, как немецкое. При этом данную эффективность стоит связывать не с несовершенством установленных механизмов, а с недостаточно четким закреплением института зависимости в рамках корпоративного права, так как категория аффилированных лиц в российском праве все еще подвергается критике и дискуссии.

Немецкое право, установив понятие связанных предприятий, четко определило круг

лиц, на которых распространяются механизмы корнера ти иною крипа,

ограничив круг субъектов, для которых актуальна опосредованная этими механизмами защича.

Поэтому в рамках российского законодательства о хозяйственных обществах необходимо, закрепив понятие «связанных лиц», дополнить его требованиями к ним но раскрытию информации. Механизмы, связанные с обязательным выкупом акций и одобрением сделок с заинтересованностью, на данном этане представляются действенными, поэтому изменению не подлежат-.

Еще одним необходимым механизмом, связанным с отношениями зависимости, должен являться балансирующий механизм к обязанности зависимого лица руководствоваться экономическими интересами главенствующего. Его следует выстроить аналогично с положениями §§ 308 и 311 АЗ 1965. Так необходимо установить, что зависимое лицо может отказаться выполнять обязательные указания главенствующего липа в том случае, если эти указания очевидно не соответсівуют ни экономическим интересам главенствующего лица, ни его собственным экономическим интересам. При этом зависимое лицо может выполнить указание, которое наносит ему ущерб в том случае, если получает соответствующее возмещение.

Первая часть этой нормы вводится для тою чтобы оіраничить возможность главенствующего лица по даче указаний, направленных причинение намеренного ущерба зависимому лицу {в основном для доведения его до банкротства). То есть, главенствующее лицо должно давать указания, которые лиію приносят положительный экономический результат ему и соответствуют его экономическим интересам, либо интересам зависимого. Вторая часть нормы создана для того, чтобы в случае наносящих ущерб, ио соответствующих экономическим интересам главенствующего лица, указаний запненмое лицо могло получить возмещение, то есть быть защищенным от намеренного вреда себе со стороны главенствующего.

Данный механизм будет способствовать устранению конфликта интересов внутри отношений экономической зависимости и способствовать полноценной защите зависимого лица.

Д-ня обеспечения механизма защиты акционеров при заключении договора, приводящего к экономической зависимости, должна быть установлена компенсация акционерам в случае заключения такого договора. При этом ее размер не должен быть меньше суммы, пропорциональной размеру прибыли, которая была бы направлена па выплату' дивидендов данным обществом.

Так же следует установить ряд процедур, схожих с используемыми немецкими юридическими лицами: одобрение договора на общем собрании акционеров, специальная регистрация и раскрытие информации о заключении такого договора, заключение аудитора и/или ревизионной комиссии.

В рамках антг^юнопояьного регулирования мы выделили совершенно другие цели государства. Ио этим общим целям корреспондируют совершенно разные механизмы российскою и немецкою законода тельства.

Российское антимонопольное законодательство закрепляет понятие іруппьі лиц и указывает, какие действия группы лиц должны быть согласованы с антимонопольным органом (ст. 27 - 29 Закона о защите конкуренции). Введение такого понятия, как уже отмечалось выше, связано с необходимостью правильного учета субьектов для определения доминирующего положения. Но такая необходимость, в первую очередь возникает именно из-за того, что пет четкою понятийного аппарата в регулировании зависимости хозяйствующих субъектов. В свою очередь немецкое законодательство полностью отказалось эт установления определенной формы зависимости и ограничилось перечислением общих запретов па различного рода соглашения, ограничивающие конкуренцию.

Если еще раз обратиться к нормам Закона о защите конкуренции, то становится очевидным, что согласованию с антимоно юльным органо.м подлежат те сделки, которые приводят к формированию зависимости между хозяйствующими субьектами, при этом эти сделки связаны с переходом права собственности на акции. Немецкий законодатель отнес контроль над такими сделками к корпоративному праву, закрепив соответствующие нормы в Законе о приобретении ценных бумаг и слиянии.

11а наш взгляд такое распределение нормативного регулирования в немецком нраве опять же обусловлено стремлением законодателя защищать именно частные интересы, в то время как в российском праве отнесение контроля за действиями группы лиц служит защите публичных интересов.

Если мы будем развивать законодательство по пути упрощения процедур и увеличения эффективности механизмов, направленных на защиту частных интересов, возможно, стоит задуматься о перенесении норм о ; контроле за переходом прав собственности на определенные пакеты акций в корпоративное право. В Законе о защите конкуренции нормы о группе лиц станут излишними. Определенные запрет ы, установленные ст. 12 Закона о защите конкуренции, распространяются на всех участников рынка, поэтому выделение группы лиц, как особого субъекта в данном случае, по нашему мнению, не является необходимым.

Предписание о том, что в публичных правоотношениях связанные лица выступают в качестве единого субъекта, закрепленное в антимонопольном законодательстве, поможет достичь цели антимонопольного права (как в области защиты конкуренции, так и определении доминирующего положения на рынке). Но в антимонопольном законодательстве необходимо оценить эффективность использования норм о группе лиц в рамках антимонопольного регулирования. Не совсем очевидна цель закрепления данного института в рамках антимонопольного законодательства.

Пояснительная записка к Закону о защите конкуренции192 говорит о том, что понятие і руины лиц «создае т определенность при осуществлении кон троля за экономической концентрацией, а также позволяет установить запрет на осуществление группой лиц монополистической деятельности или недобросовестной конкуренции, поскольку состав каждой группы может быть однозначно установлен самими участниками группы еще до осуществления каких-либо действии на определенном товарном рынке». Но если определенные действия запрещены для каждого субъекта группы лиц, достаточно очевидно, что они запрещены и для всей грунты. Так признание группы лиц никак нс отразится на факте противоправного деяния, как отдельного участника, так и группы в целом (не говоря уже о том, что согласованные действия, направленные на ограничение конкуренции так же запрещены Законом о защите конкуренции).

В связи с этим представляется возможным исключение норм о группе лиц и заменой их связанными лицами, нормы о которых помогут также учитывать всех лиц, которые могут оказывать влияние, при определении доли, которую тот или иной субъект занимает на рынке. В антимонопольном законодательстве возможно установить специальную норму о том. что к связанным лицам для целей антимонопольного законодательства относятся лица только при участии одного в другом, превышающим 50 процентов. С помощью такой нормы возможно ограничение количества субъектов, подлежащих контролю со стороны антимонопольных органов. Дополнительно в рамках налогового законодательства можно дополнить основания возникновения связанных лиц возможностью назначать главенствующей организацией органы зависимой, что полностью заменит регулирование, установленное п. 3, 4. 7, 8, 9. 10, 11 ч.1 ст. 9 Закона о защите конкуренции.

Антимонопольное право должно создать механизм контроля за появлением связанных лип, схожий с немецким. Согласно данному механизму, в случае, если возникновение связанных лиц может существенно повредить конкуренции, такие действия должны быть предотвращены.

В рамках налогового законодательства пели регулирования в немецком и российском законодательстве также идентичны, а механизмы разнялся.

Так, немецкое законодательство вводит понятие еубсдиарпосги, которое позволяет связанным предприятиям упростить процедуры уплаты налогов. Но необходимо отметить, что в настоящее время данный механизм вес реже используется, так как он является неэффективным в связи с целым рядом предварительных требований к хозяйствующим субьеклам. Именно поэтому в настоящий момент обсуждается возможность перехода на консолидированное налогообложение. При этом надо отметить, что консолидированное налогообложение позволил’ не только упростить учет и уплату налогов, по и урегулировать трансфертное ценообразование (в отношении которого механизм субсидиарности также оказался неэффективным).

Российское право в области налоговых правоотношений устанавливает сідельную форму зависимости - взаимозависимые лица. Опять же необходимость закрепления отдельной конструкции достаточно спорна. Как мы уже указывали, у данного понятие не совпадают объем понятия и его содержание. И при этом данное понятие не решает поставленных задач по упрощению налогообложения и регулированию трансфертного ценообразования. Поэтому можно ирийтн к выводу, что данная конструкция не является эффективной.

Если сравнить налоговое регулирование в рассматриваемой области в РФ и ФРГ, можно прийти к выводу, что изменения необходимо и обеих странах. При этом немецкое право уже начало изменять регулирование

(Закон о снижении ставок налогов и реформе налогообложения предприятий).

Необходимость решения проблемы трансфертного ценообразования становится особенно актуально именно в настоящее время, когда все чаща создаются межнациональные корпорации, сделки между которыми очень часто служат именно снижению налогооблагаемой базы. При этом введение консолидированного налогообложения может способствовать в этом. Но, как отмечает Нспссов К. А.[76] «... одной из главных задач при реформировании института пересмотра цен сделок признается совершенствование понятийного аппарата с устранением оценочных категорий и определением существенных признаков терминов и понятий, не допускающих произвольного толкования».

Необходимым представляется закрепление для связанных лиц в налоговом праве механизма предоставления консолидированной налоговой ' отчетности п порядка ее предоставления. В данном порядке должно быть предусмотрено, кто из связанных предприятий должен предоставлять отчетность (главенствующая организация), а так же место уплаты налогов, которым должен быть именно тот регион, в котором находится эта организация. Го есть региональные и местные налоги будут поступать в бюджеты того региона, где находится головная организация. Также должны быть детально урегулированы процедурные вопросы: разработка списка документов, предоставляемых в налоговый орган, порядок раскрытия информации головной организацией консолидированного

налогоплательщика, порядок ведения консолидированной налоговой отчетности, а так же порядок исчисления и уплаты некоторых налогов таким субъектом налоговых правоотношений. Несомненно, должны быть разработаны и меры ответственности за несоблюдение требований

законодательства (санкции к главенствующей организации за несоблюдение налоговою законодательства).

Сравнивая немецкое и российское банковское и инвестиционное законодательство, мы можем отметить, что немецкое законодательство не устанавливает никаких дополнительных категорий в данных областях. Эю, в принципе, полностью соответствует общей тенденции немецкого права к сокращению законодательного массива в области регулирования отношений зависимости. Российское банковское право создала эффективный в ра.мках банковских правоотношений институт банковского холдинга и механизм контроля за его деятельностью. Можно сказал», что введение данного института является развитием положений законодательства о хозяїіственньїх обществах, при этом учтены особенности специфическою субъекта. Но, на наш взгляд введение отдельной категории в рамках банковского законодательства может стать излишней, если будет установленное базовое регулирование отношений зависимости. Тогда банковскому законодательству достаточно будет сохранить уже существующий механизм д контроля.

Мы рассмотрели, какие механизмы использованы в законодательстве России и ФРГ для регулирования последствии признаний аффилированных лиц. Прежде всего, необходимо отметить, ч то российское законодательство устанавливает значительно меньший объем обязанностей для аффилированных лип. Как нам уже известно, аффилированные лица согласно российскому законодательству должны, во-первых, вести учет своих аффилированных лиц. что также предусмотрено в немецком законодательстве. Такая обязанность вводится законодательством обоих стран для того, чтобы юридическое лицо всегда знало, кто находится у него в зависимости и у кого это лицо находится в зависимости.

Можно отмягить, что из обязанности веден им учета аффилированных лиц вытекают и некоторые другие обязанности, закрепленные российским

законодательством. Гак, из обязанности вести учет аффилированных лиц вытекает обязанность вести учет операций с ними. Немецкое законодательство также закрепляет обязанность ведения бухгалтерского учета операций со связанными предприятиями. Для немецких связанных предприятий также устанавливает обязанность предоставлять ежегодно данный бухгалтерский отчет на проверку специальному независимому эксперту-аудитору, а также в специальный территориальный орган министерства но налогам. В российском нраве устанавливаются нормы об отчетности, но нет обязанности предоставлять бухгалтерскую отчетность в полном объеме в налоговые органы.

Также правовой обязанностью аффилированных лиц в законодательстве обеих стран является обязанность предоставлять информацию в регистрирующий орган. Правда, надо отметить, что для связанных предприятий в немецком законодательстве предусмотрена : обязанность не только предоставить информацию в регистрирующий оріан, но и предоставить полный отчет всем акционерам и инвесторам. Так же : связанные предприятия должны опубликовывать списки своих аффилированных лиц в средствах массовой информации.

Российское право закрепляет помимо прямой обязанности раскрытия информации еще ряд механизмов, которые обеспечивают достижение специфических целей каждой из отраслей регулирования. 'Гак. антимонопольное право устанавливает ряд запретов для труппы лиц, корпоративное право предусмотрело обязанноезъ но выкупу акций и необходимость получения одобрения при заключении сделки с заинтересованностью, банковское право предусмо трело ряд обязанностей для банковского холдинга (в том числе и обязанность по раскрытию информации). По можно отметить, что все эти механизмы сопровождают или ограничивают определенные действия связанных субъектов, но никак не являются последствием закрепления статуса таковых.

І Ісмецкос законодательство устанавливает ряд обязанностей связанных предприятий, сопряженных с осуществлением ими деятельности, как, например, предоставлять компенсацию н отступное, выплачивать неустойку вследствие расторжения договора об управлении и т.д. Необходимо о)метить, что механизмы немецкого законодательства несколько шире и в основном сконцентрированы в области корпоративного права.

Можно сделать вывод, что. исходя из целей защизы публичных интересов, российское законодательство и предусматривает такие обязанности аффилированных яиц. В свою очередь немецкое законодательство, защищая частный интерес, налагает на связанные предприятия больше обязанностей. В случае если российский законодатель изменит свое отношение к защите частных интересов, тогда будет необходимо дополнить нынешнее законодательство детальными требованиями к связанным лицам.

<< | >>
Источник: Анисимов Алексей Владимирович. Сравнительно-правовой анализ форм зависимости хозяйствующих субъектов в Российской Федерации и Федеративной Республике Германия. Диссертация па соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2010. 2010

Еще по теме 2. Дополнительные требования к связанным лицам.:

  1. Статья 5. Ограничения, связанные с эмиссией и обращением ценных бумаг
  2. § 3. Участники исполнительного производства при реализации требований, не заключающихся в передаче имущества
  3. § 2 Требования, учитываемые при проведении процедур банкротства.
  4. «Отождествление» корпорации с другими связанными лицами
  5. 2.2.1. Требования, предъявляемые к арбитрам МКА в РФ
  6. §1. Классификация требований, предъявляемых к арбитрам в международном коммерческом арбитраже
  7. §3. Иные требования, предъявляемые при назначении (избрании) арбитра
  8. Экологическая экспертиза проектной документации в системе экологоправовых требований по обеспечению охраны окружающей среды
  9. § 1. Возникновение права требования третьего лица.
  10. 2.2. Аннулирование лицензии, выданной юридическому лицу
  11. 2.3. Правовое регулирование применения мер административного принуждения к юридическим лицам в связи с нарушениями лицензионных требований по законодательству государств ближнего зарубежья
  12. 2.2. Правовые процедуры, связанные с административным выдворением иностранных граждан и лиц без гражданства за пределы Российской Федерации
  13. 2.2. Аннулирование лицензии, выданной юридическому лицу
  14. 2.3. Правовое регулирование применения мер административного принуждения к юридическим лицам в связи с нарушениями лицензионных требований по законодательству государств ближнего зарубежья
  15. § 2. Порядок удовлетворения имущественных требований кредиторов
  16. 1. Понятие «связанные лица».
  17. 2. Дополнительные требования к связанным лицам.
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -