<<
>>

Заключение

Проведенное исследование - попытка осмысления очень сложного и неоднозначного феномена - русской консервативной правовой мысли. Далеко не весь спектр вопросов возникновения и эволюции российского традиционализма удалось раскрыть в представленной работе.

Так, за пределами работы остались сугубо прикладные юридические концепции российских консерваторов относительно местного самоуправления, системы права, правообязанности, милосердия в правовом регулировании, роли суда как примирителя социальных конфликтов, общинного (общественного) права, концепций соразмерности, преемственности, стабильной правовой основы и др. В этом направлении еще предстоит глубокая и серьезная работа.

Однако, и проведенная исследование позволяет говорить о доказанности выдвинутой автором гипотезы. История и современность России подтверждают тезис о преобладании в правосознании россиян традиционных взглядов и правовых убеждений, влиянии консервативных правовых идеалов на российское законодательство и юридическую практику. Очевидно, что российское правосознание, воспитанное на собственной традиции и осмысленное в консервативной правовой мысли, должно получить признание и отражение в российской правовой системе, механизме правового регулирования.

Подытоживая проведенное исследование можно сформулировать ряд общих выводов относительно сущности, развития и функционирования российской консервативной правовой мысли.

1. Консервативная правовая концепция представляет собой

интеллектуальную рефлексию относительно правовой традиции общества и наполнена такими ценностями как: теоцентризм; интуитивизм; культур- национализм; концепция целостного сознания; историзм; солидаризм и др.

Гносеология консервативной правовой идеологии противопоставляла односторонней рассудочности и индивидуалистической гносеологии философии Просвещения идеи синтеза веры, разума и художественного чувства вкупе с объективной гносеологией.

В такой эвристической парадигме естественно возникали убеждения в превосходстве правовой действительности над рациональными теориями (эмпиризм), а также необходимость религиозного обоснования права и государства. Христианская гносеология диктует идею правовой интуиции как средства разрешения конфликта на основе акта внутренней совести.

Механицизму естественно-правовой теории, где общество есть лишь совокупность атомом, консерватизм противопоставил органицизм, предполагающий естественное и органическое единство общество (соборность), которое развивается по внутренним имманентным законам. Органицизм в правовой идеологии порождал признание коллективных субъектов права и идею органического развития права за счет внутренних факторов, не допуская революционные и реформационные изменения и тем более рецепцию чужого правового опыта.

Аксиология консервативной правовой идеологии России построена на трех началах:

- признание экстраюридических ценностей и служебной роли права как средства охраны таких ценностей;

- представление о праве как средстве стабилизации общества и охраны абсолютных ценностей;

- амбивалентность восприятия права, допускающая настороженное и даже критическое отношение к юридическому фетишизму и тем случаям, когда право вторгается в традиционные ценности и модернизирует общество.

Аксиология русского консерватизма с неизбежностью порождает проблему соотношения закона и правды, права и совести, которое решается охранительством в пользу правды и совести.

Российская консервативная правовая идеология отличается такими идеями- архетипами как:

- православная вера;

- цельность духа, соединяющая разум с чувствами, верой и нравственными идеалами;

- соборность как идеал развития государственности, когда принудительные механизмы обеспечения совместной жизни уступят место свободной жизни на началах братства и любви;

- органичность развития государства и права как форм воплощения национального духа русского народа, не до конца познаваемого и проектируемого;

- религиозно-нравственное оправдание государства в форме национальной идеи - государства правды, гарантирующее доверие между властью и обществом, легитимацию верховной власти с точки зрения народного политического идеала;

- аполитизм в смысле отрицания абсолютной ценности политики, политической борьбы вкупе с мощным инстинктом общежития и охраны государственности как гаранта безопасности веры и культуры;

- идеал самодержавия как нравственного правления, способного в разрез с законом на милосердное, справедливое, совестное решение;

- патриархальность и мистицизм русского самодержавия, укорененность царской идеи в русском менталитете как единственно возможной формы правления в связи с географическими, социальными, этническими и духовными особенностями российской цивилизации;

- самодержавие как жертва царя ради народа;

- духовный, экономический и культурный потенциал земского дела (местного самоуправления);

- симфония духовной и светской властей - гармоничное соработничество церкви и государства без подчинения ими друг друга;

- империя как форма не территориальной экспансии, а совместного и паритетного развития различных национальных культур в одном политическом организме за счет синтетического, консолидирующего характера русской духовной культуры;

- идея правящего отбора (аристократического правления), когда элита служащих отбирается по высоким нравственным и профессиональным качествам;

нравственная правда, справедливость, совесть как императивы юриспруденции;

- взаимодополнительность православия, нравственности и юридического закона, когда закон - лишь ступенька в восхождении к благодати, средство внешнего обуздания зла в человеке;

- приоритет религиозных заповедей, традиций и обычаев среди источников права;

- совестное, интуитивное постижение права как благодати Бога, позволяющей выбрать правомерный вариант поведения, даже не опираясь на букву закона;

- восприятия субъективного права как внутреннего долга, обязанности служения другим людям;

- использование неформальных социальных регуляторов и процедур для разрешения социальных конфликтов (божий суд, суд совести, домашний суд, суд общины);

- соборные принципы управления обществом и решения социальных конфликтов;

- придание государству и праву роли охранительных сил - средств самозащиты национальной веры, культуры и традиций русского народа;

- идея ранга как формы распределяющей справедливости, обусловленная естественным, социальным и культурным неравенством людей, различиями в качествах и заслугах.

Возникновение и эволюция отечественной консервативной политикоправовой доктрины характеризуется следующими закономерностями:

- консервативная правовая идеология России изначально присуща отечественному национальному правосознанию и пронизывает всю историю русской государственности и права, выступая формой юридического самосохранения русской культуры и традиций;

- возникновение охранительной правовой идеологии обусловлено угрозами для русской веры, культуры и национальной независимости (внешняя агрессия, экспансия чужой культуры или веры - иудаизма, католичества, протестантства, атеистических и секуляризованных концепций государства и права, глобализацией и т.п.);

- в отечественной истории консервативная правовая мысль выполняла функцию сбережения, сохранения и выживания русского народа, его духовной культуры и государственности как оплота внешней независимости;

- независимое и самобытное развитие России напрямую зависит от признания, ценности и авторитетности консервативного юридического мировоззрения;

- ослабление, потеря консервативных правовых традиций влечет за собой падение авторитета власти и закона, смуту, революции и социальные катаклизмы и ставит под сомнение государственную независимость и сохранение русской национальной культуры.

Автор убежден в неосновательном сужении отечественной правовой наукой хронологических рамок возникновения и эволюции консервативной правовой идеологии до эпохи контрреформ и идейной эволюции К.П. Победоносцева, М.Н. Каткова, А.Д. Толстого и других пореформенных консерваторов. Очевидно, что из поля исследования выпадает предшествующая богатая традиция российского консерватизма и эволюция охранительных правовых взглядов в течение XX в. Более того, в исследовании аргументируется тезис о возникновении консервативной правовой доктрины в эпоху рождения российской государственности, отечественной традиции и появления первых угроз для российского общества в VIII - IX вв. Исторические факты подтверждают то, что консервативная правовая идеология на протяжении всей российской истории выполняла функцию сохранения и сбережения российской культуры, государственности и самобытной правовой культуры.

Консервативная правовая идеология России выполняет следующие функции: воспитательную; охранительную; функцию нравственной легитимации государства и права; органически-эволюционную; просветительскую; регулятивную.

Традиционалистская правовая мысль России на всем протяжении истории российского права выступала формальным источником права, оказывало непосредственное воздействие на общественный порядок через обычаи, законодательство, судебную практику и собственно в виде доктринальных идей, принципов, конструкций. До революции 1917 г. консервативная правовая идеология являлась господствующим источником российского права. В советское время и постсоветскую эпоху консервативная правовая концепция, не всегда находя поддержку в законодательстве, тем не менее, выражается в правовых идеалах и ценностях российского правосознания.

Наряду с формально-юридической, официальной ролью охранительная правовая идеология выступает в качестве неформального, идеологического источника права, действуя в форме социально-психологического, интуитивного механизма. В совести человека обнаруживается действие консервативных правовых архетипов, независимо от их признания государством в позитивном законодательстве.

В консервативной правовой теории России сущность государства сводится к осуществлению охранительной функции по борьбе со злом принудительными средствами и охране отечественной духовной культуры от внешних и внутренних угроз. В связи с чем, государство как орудие насилия имеет двойственную природу - инструмента преодоления зла и в то же время результата человеческой слабости, греха, неспособности жить на основе автономного принятия нравственных ценностей и самоуправления под властью Бога. Следовательно, политические устремления консерваторов направлены на перерождение государства в церковь, соборный организм, где царят духовная свобода, автономия и нравственность, а не сила государства и закон.

C точки зрения происхождения государства отечественная консервативная правовая концепция выступала за сочетание божественной, органической и патриархальной теорий. На государстве лежит печать божественного творения и святой миссии в борьбе со злом мира. В то же время государство - организм, который может, слабея, превращаться в искусственный агрегат, машину, бюрократический аппарат вследствие человеческого несовершенства. Наконец, государство рассматривается как семья, где властитель - отец, а подданные - дети, а в самой семье отношения строятся не на основе законов и договоров, а взаимного доверия. Доверие - один из основополагающих факторов единения современного российского государства. Потеря доверия между властью и обществом неминуемо оборачивается падением авторитета и силы власти и создает угрозу политической анархии и смены власти.

Идеальной формой правления в политико-правовом наследии российских консерваторов является самодержавие как духовно-нравственная жертва царя, способного на экстраординарные меры в непредвиденных обстоятельствах, прямое действие совести для охраны нравственных принципов. Самодержавие в России - институт консолидации, обеспечения единства, самосохранения и выживания российского общества и культуры в особых географических, этнических и духовных условиях существования российской цивилизации. Самодержавие в России предопределяется национальным менталитетом российского общества. Потеря веры в царскую власть необратимо влечет падение верховной власти, несмотря на все юридические акты и попытки удержания власти. Самодержавие наименее формализованный институт российского права, обусловленный монархическим правосознанием российского общества. Преобладание авторитарных тенденций в современной России - следствие монархических архетипов россиян.

Самодержавие предполагает политическую активность общества на уровне местного самоуправления и в форме Земских Соборов - органов народного представительства по профессиональному и производственному принципам. Российскому правосознанию чужды европейские идеалы демократии и парламентаризма, поскольку созданы на ложных основаниях - идее равенства, автономной свободы и нравственности, партийности общества, выборах и манипуляции с общественным сознанием, принципе разделения властей и т.п.

Идеалом государственно-церковных отношений в отечественном

охранительстве является православная идея симфонии церковной и государственной власти. Симфония предполагает наличие автономных сфер существования церкви и государства, а также их соработничества, взаимной поддержки и охраны в пересекающихся вопросах социально-культурной жизни. Симфония церкви и государств возможна лишь при существовании православной церкви в качестве официальной в России. Причем особый статус православия по мысли консерваторов ни в коей мере не ущемляет свободы совести и прав других конфессий в России.

В качестве наиболее адекватной формы государственного устройства для России консерваторы считали империю, державу, отличающуюся следующими особенностями:

- унитаризацией;

- строением на основе территориального принципа без учета национального фактора в административно-территориальном устройстве;

- обеспечение государственного единства и национально-культурного разнообразия;

- обеспечение за счет центральной власти и титульной нации процветания и духовного развития окраин и малых народностей;

- наличие особых правовых режимов в отношении отдельных национальнорелигиозных групп (правовых анклавов и автономии) в сфере обычного права, личного статута.

По мысли консерваторов Россия неизбежно должна быть унитарным государством, иначе она распадется под действием центробежных тенденций. Развитие России в XXI в. подтверждает закономерность об унитаризации России - от сепаратистских тенденций Россия постепенно модифицируется в сверхцентрализованную федерацию. Причем национальный вопрос вполне эффективно может разрешаться за счет господствующей толерантности в российском сознании, широкой культурной автономии и синтетического (всечеловеческого) характера русской культуры.

Консервативная правовая мысль России обосновала собственную правовую концепцию, в которой право не отождествляется с формальным законом, а органические соединяет религию, нравственные традиции и юриспруденцию в единый образ Права-Правды. Формальное право в такой органической триаде играет не первостепенную, но социально и нравственно необходимую роль обеспечения минимального добра, защиты нравственных устоев принудительными средствами. В соотношении религии, нравственности и закона, традиционалисты первенство отдавали религиозно-нравственных и другим неформальным социальным регуляторам. Консерваторы видели опасность построения общества исключительно на юридическом начале, поскольку социальный организм не может существовать лишь на базе искусственных, формализованных и принудительных принципах. Более того, в таком обществе ведущим мотивом соблюдения закона становится страх перед наказанием, а государство стремится к тотальному контролю над поведением и сознанием человека, лишая его свободы тем самым. Кроме того, такое полицейское государство предполагает рост бюрократии и силовых методов обеспечения правопорядка, поскольку при ослаблении государственного контроля за поведением людей ничего не останавливает человека от совершения зла и преступления. На взгляд консерваторов необходимо не совершенствование юридической материи и средств принуждения, а развитие духовности и нравственности в обществе.

Консервативная правовая идеология позволяет сформулировать ряд предложений по совершенствованию отечественной правовой системы:

борьба с юридической инфляцией и низкой эффективностью законодательства путем сужения и ограничения сферы формально-юридического регулирования общественных отношений действительно наиболее значимыми и конфликтно опасными общественными отношениями, где лишь закон может стать средством разрешения спора;

- придание закону роли охранительного средства, крайней меры в упорядочении общественных отношений, когда не срабатывают религиозные, нравственные и иные социальные регуляторы;

- создание системы законодательства адекватной российской культуре, традициям, менталитету, что позволит разрешить проблему дуализма официального и недействующего права и «теневого» права, оказывающегося реальной регулятивной силой в российском обществе;

- гармонизация права с системой социальных регуляторов, прежде всего, религиозными и нравственными нормами;

- расширение сферы неформализованных, общественных институтов и средств разрешения социальных конфликтов с целью обеспечения примирения и восстановления справедливости как альтернатива государственному правосудию;

- воплощение в законодательстве религиозно-нравственных постулатов, защита с помощью закона духовности и нравственности российского народа;

- перенос акцентов в борьбе с правонарушениями на предупреждение, профилактику правонарушаемости и реанимация традиции прощения, милосердия и перевоспитания-очищения правонарушителей с целью их благополучной ресоциализации;

формирование концепции развития правовой культуры путем совершенствования нравственного, религиозного воспитания в семье, школе и общественных институтах как основы для здорового и прочного правосознания - совести;

- ликвидация разрыва в правосознании народа и бюрократии, обращенной к европейской концепции права путем правового воспитания государственных служащих на основе российских духовных и нравственных традиций.

В качестве отличительной особенности российской правовой культуры консервативная правовая мысль отмечала особый механизм действия права. Право в российской культуре действует не через соотнесения поступков человека с буквой закона, а через совестный, интуитивный канал. Человек соотносит поступок с интуитивно осознаваемой правовой идеей, принципов, архетипом, который закладывается Богом и культурной традицией в его сознание. При таком действии права отпадает надобность во внешнем законодательстве, государственном аппарате и принудительном механизме. Совесть человека призывает его к свободному, внутренне осознанному принятия своего долга, прав и обязанностей. К тому же муки совести оказываются более серьезными, чем государственной наказание, поскольку действуют непосредственно в человеческой душе, а не в форме внешних ограничений.

Достижения российской консервативной правовой идеологии могут быть использованы в сфере повышения правовой культуры российского общества. Во- первых, традиционалисты развитие правовой культуры связывали не с повышением юридической грамотности, а с нравственным воспитанием личности. Во-вторых, особое внимание традиционалисты обращали на деформации правосознания правящей элиты и чиновничества, а потому в воспитании правового сознания именно кругу управленцев они видели решение проблем отрицания права. Народное же правосознание практически на протяжении всей российской истории показывало высокий авторитет права-правды, идеалов державности, правопорядка и стабильности, нежели правосознание государственных служащих.

В качестве наиболее живого, органического и отвечающего российской ментальности источника права отечественные консервативные мыслители признавали правовой обычай. Обычая в отличие от закона непосредственно отражает воззрения народа на право, начисто лишен волюнтаризма и всегда укоренен в общественной практике, национальной почве. Консерваторы видели задачу правотворца обнаружить правовые воззрения народа, обычное право и придать им силу закона при необходимости. По мысли охранителей обычное право должно доминировать по отношению к нормативно-правовому акту и служить формой обеспечения социальной автономии. Сила обычая в его общем признании, убежденности в его правоте. Обычай - это не застой и реакция, а живая форма действия народной совести при молчании закона или его несправедливости.

Российская консервативная правовая идеология отличается следующими правовыми идеалами и концепциями, которые могут быть использованы в современной России в целях стабильного и гармоничного государственноправового развития:

восприятие субъективного права как долга, нравственного самоограничения;

- принцип ранга как справедливого распределения прав, обязанностей, льгот и ограничения по заслугам и нравственным качествам;

- идея общественного (публичного) права, непризнающего частного права и выступающего формой защиты солидаризма, соборности;

- признание особых коллективных субъектов права - семьи, рода, общины, нации;

- отсутствие идеи частной собственности и признание собственности в качестве социального служения;

- концепция органичного и преемственного развития права;

- совестный механизм действия права;

- милосердия как ведущий принцип права;

- идея умеренности, соразмерности в праве как обеспечения гармонии в правовой сфере;

- идея стабильной правовой основы в судебной практике.

Консервативная правовая теория России в отношении субъективных прав

личности исходила из следующих постулатов.

Во-первых, субъективное право - есть нравственное самоограничение, свободно принятое человеческой совестью.

Во-вторых, субъективное право как долг исходит из религиозного акта, голоса совести в человека, как объективно-субъективного переживания правды- благодати человеком.

В-третьих, идеальное социальное устройства зиждется на идее общего служения, тяглового строя.

В-четвертых, право как долг влечет за собой и общую, коллективную ответственность, то что Ф.М. Достоевский описывал в словах «все за всех виноваты».

В-пятых, консерватизм в России как неизбежность требует согласования прав и обязанностей, их нерасторжимого единства. Концепция отечественного консерватизма о нерасторжимой связи прав и обязанностей может быть использована в сфере совершенствования правового регулирования в современной России. Необходимо на конституционном уровне и в базовых отраслевых кодифицированных акта закрепить принцип единства прав и обязанностей.

20. Взамен и в определенной степени в дополнение деления права на публичное и частное право, отечественные консерваторы предложили теорию общественного права, базирующуюся на историческом опыте русской крестьянской общины и христианской философии.

Природа общественного права отечественными традиционалистами раскрывалась через следующие признаки общественного права: субъектами общественного права выступают не индивиды или государство, а социальные общности (семья, община, народ); общественное право служит согласованию индивидуальных и публичных интересов, является средством гармонизации отношений между личностью и государством; общественное право имеет своей целью духовное и материальное сбережение народа, развитие личности и общества с помощью самоуправления и деятельности общин; предметом общественного права выступает обеспечение народного благосостояния - здоровья, духовности, веры, образования людей, материальной основы бытия человека, общих нужд и защиты человека от природных и человеческих угроз.

Теория общественного права предполагает в будущем государственноправовом развитии России:

развитие самоорганизации, самодеятельности общества путем восстановления общинных форм быта и создания организационных и финансовых основ для независимости и самостоятельности местного самоуправления;

- отказ от политики патернализма и формирования социального паразитизма путем передачи функций социального служения общественных организациям;

- развитие сферы саморегулирования в системе правового регулирования;

- придание собственности, договорам, рыночным институтам социального звучания через налоговую систему, ограничения на распоряжение землей и природными ресурсами, поощрение благотворительности и меценатства;

- сужение сферы централизованного правового регулирования, уменьшение бюрократического аппарата для роста общественной самоорганизации и саморегулирование через систему общественных институтов;

- выполнение государством и законом исключительно охранительной функции;

- приоритетное и комплексное решение демографической проблемы, сохранения культуры, образования, науки и здравоохранения;

- разработка и принятие социального кодекса, охватывающего не только право социального обеспечения, но и всю сферу общественного права - деятельность органических человеческих союзов в сфере материальной и духовной жизни.

Очевидно, что опыт и теоретический потенциал, накопленный при реализации политики «консервативной стабилизации» может быть использован в современной России, когда нестабильная модернизация России и кризисные процессы во всех сферах жизни вновь требуют взвешенной и национально ориентированной политики в интересах сохранения российской цивилизации. Безусловно, нельзя не видеть и другую крайность, которую обнаруживает охранительство - стремление к консервации существующих порядков и отказ от назревших политических решений. Такой подход, в основном связанный с узкими интересами бюрократии в сохранении власти и порядков в своих интересах, ведет к гибельным последствиям для государства - утрате доверия, дерегуляции, аномии и потере власти. Отчасти современный курс политического развития сочетает и модернизационные эффекты и проблему чрезмерной консервации отрицательных сторон экономической и политико-правовой жизни общества. Необходима в этом смысле «золотая середина» - умеренный и прагматичный консерватизм, а не радикализм или сугубо «охранительство» власти как таковой.

Идея и практика «консервативной стабилизации» нуждается в исторической реабилитации и переоценке. Успехи в деле стабилизации жизни и водворения порядка, а также эволюционного развития требует признания и учета в условия новых волн модернизации. При этом, консервативная стабилизация с непреложной необходимостью требует активизации роли государства в нейтрализации разрушительных сил и тенденций. Минимизация государственного вмешательства, либерализация курса приводят к потере управляемости и угрожают дестабилизацией и анархией.

В результате можно сформулировать ряд закономерностей в возникновении и эволюции консервативной правовой мысли. Во-первых, устойчивость, стабильность правовой системы определяется наличием и действенностью охранительных правовых идей. Соответственно пренебрежение к консервативной правовой традиции, ее слабость ведут за собой постепенное падение стабильности правовой системы, разрушение правопорядка и как следствие - общественный хаос.

Во-вторых, консервативная правовая концепция актуализирует свой охранительный потенциал при наличии угрозы для правопорядка и национальной государственности - революции, социальная напряженность, модернизация экономики, радикальные реформы общества и т.п.

В-третьих, консервативная правовая идеология имеет универсальный характер и пронизывает историю развития традиционных обществ не только Западной Европы, но и всех стран мира, выполняя функцию охраны исторически сложившегося уклада жизни.

Правовая реформа должна опираться на традиционные правовые ценности, разделяемые общественным сознанием. Реформа как органичное развитие правовой традиции позволит сохранить преемственность и устойчивость в динамике правовой системы. Опора на юридический консерватизм в правовом развитии минимизирует потенциально опасные последствия юридических новелл и позволяет обойтись без применения государственного принуждения к реализации права, так как сознание общества добровольно воспримет органичные ему по духу реформы.

<< | >>
Источник: Васильев Антон Александрович. Консервативная правовая идеология России: сущность и формы проявления. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Екатеринбург 2015. 2015

Еще по теме Заключение:

  1. Статья 7. Заключение договора потребительского кредита (займа)
  2. Заключение эксперта как доказательство.
  3. Заключение эксперта в гражданском судопроизводстве.
  4. 48.Заключение эксперта.
  5. 35. Заключения экспертов. Процессуальные права и обязанностиэкспертов. Дополнительная и повторная экспертизы. Комиссионная и комплексная экспертизы.
  6. Структура заключения эксперта.
  7. 3. Структура заключения эксперта. Ход и результаты проведенного исследования оформляются в виде заключения эксперта.
  8. § 2. ЗАКЛЮЧЕНИЕ ЭКСПЕРТА КАК СУДЕБНОЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВО И ЕГО ОЦЕНКА
  9. § 1. Соотношение заключения и показаний эксперта в континентальном и англо-американском уголовном процессе.
  10. Препятствия к заключению брака
  11. § 4.2. Значение института консультативных заключений Международного суда ООН для обеспечения выполнения международных договорных обязательств
  12. § 4.3. Роль института консультативных заключений международных региональных судебных органов по правам человека в институциональном механизме обеспечения выполнения международных договорных обязательств
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -