<<
>>

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Итогом исследования функционально-структурных характеристик правовой идеологии в современном обществе стало понимание системы ее важнейших особенностей и системы ее функций, обусловливающих ее востребованность и даже незаменимость в современном политически организованном обществе.

Правовая идеология востребована как особый механизм организации идеологической сферы современного общества именно в силу того, что она способна осуществлять ряд значимых в условиях этого общества функций. Эти функции проанализированы в настоящей работе в контексте объектов воздействия правовой идеологии. Кроме того, установлено, что наиболее значимыми выступают именно сущностные функции (функции, обусловленные сущностью правовой идеологии), а не функции природные (функции, обусловленные природой правовой идеологии, которые, по сути, представляют собой факультативные, рудиментарные функции). Дисфункции могут быть вызваны различными причинами. Одной из важных причин может служить несогласованность сущностных и природных функций в том случае, если сущностная функция реализуется неэффективно, а природная, вместо того, чтобы компенсировать неэффективность сущностной функции, начинает ее подменять. Иногда неэффективность сущностной функции обусловлена излишней эффективностью функции природной, и это тоже ведет к проблемам в системе функций правовой идеологии и к ее дисфункциональным проявлениям.

Мало установить обусловленные сущностью и природой функции правовой идеологии, важно понять то, каким образом она функционирует. Понять это возможно только обратившись к ее структуре. Проблема эффективности функционирования правовой идеологии также во многом лежит в плоскости понимания ее структурных характеристик. Это понимание позволяет нам оценивать и отслеживать влияние оптимизации или нарушения структуры правовой идеологии на повышение или на снижение эффективности осуществления реализации правовой идеологией своих, прежде всего, сущностных функций.

Следует отметить, что рассмотрение структуры правовой идеологии на различных уровнях позволяет нам выработать «многомерное» отношение к ее структуре, учитывающее всю степень сложности организации и все этапы ее «развертывания» - функционирования. Так, некоторые проблемы в структуре правовой идеологии, влияющие на ее функциональные характеристики в целом, являются явными лишь на одном из структурных уровней (например, смысловом), никак до определенного момента не проявляясь на другом (например, на содержательном); возможна и обратная ситуация.

Итак, подводя итог исследованию функционально-структурных характеристик правовой идеологии, необходимо сформулировать ряд выводов и обобщений, а также практических рекомендаций, которые можно предложить на основании материалов настоящего исследования.

1. Следует констатировать, что сегодня на смену метафизическому типу идеологии политически организованного общества, которая была свойственна теократическим и идеократическим государствам, приходит диалектический тип идеологии, который характерен для современных государств западного типа, характеризующихся рациократической и бюрократической моделью управления. При этом в современных государствах намечается тенденция снижения роли идеологического воздействия на общественное сознание, которое подменяется манипулятивными технологиями - своего рода техникой воздействия на сознание (это обстоятельство в динамике должно быть в перспективе исследовано и осмыслено как в рамках юридической теории, так и в рамках философии права, философии, социологии и политологии). Эта ситуация является характерной для правовых государств в условиях современного «информационного общества» (по выражению Э. Тоффлера)[595]. Такое «отступление» идеологических систем перед технологическими - ситуативными формами управления сознанием вызвано, прежде всего, возрастанием роли социального времени и уменьшением роли социального пространства, тем не менее до тех пор, пока существует государство существует и идеология.

Для современных государств - это правовая идеология, которая выступает как «минимальная» с точки зрения ценностного содержания и сферы воздействия, то есть идеология, содержащая минимум конвенциональных публично и политически значимых ценностных идейных ориентиров.

Следует подчеркнуть, что тенденция превалирования социального времени над социальным пространством содержит в себе угрозу уничтожения как самой идеологии, так и государства в современном его понимании как особого рода политически организованного общества. Такая угроза связана с формированием глобального информационно-капиталистического пространства, господства, основанного на манипуляции сознанием, с формированием массового не структурированного (а, следовательно, не подлежащего управлению идеологическими средствами) общества. Однако, констатировав эту угрозу, следует признать, что вероятность таких трансформаций в ближайшее время незначительна, и в обозримой перспективе развития политической и правовой системы общества можно ей пренебречь. Сегодня даже глобальное управление не может обойтись без идеологической основы. Не уничтожив или не изменив до неузнаваемости сам тип современного человека, все еще нуждающегося в мировоззрении и, соответственно, в какой-либо системе идеологических координат для формирования своих стратегических поведенческих установок и системы оценок, представляется невозможным отказаться от идеологии.

2. Следует также отметить то важное обстоятельство, что юридическое право современного государства включает в себя идеологический компонент. Нормативный компонент юридического права государства (в узком смысле понятия «нормативный») уступает свое место идеологическому - предписательному компоненту. Здесь следует подчеркнуть, что идеологический - предписательный компонент включает в себя так называемые нормы «мягкого права», нормы- принципы, нормы-цели, и их роль в современном праве постоянно возрастает. Как реакция на формирование такой «юридической идеологии» государства возникает аксиоматика общественного правосознания (ценности, идеи и принципы общественного правосознания, воспринимаемые обществом как очевидные и не нуждающиеся в подтверждении).

Следует отметить, что идеологический компонент в юридическом праве государства, степень и характер его выраженности, а также формы его присутствия в правовой системе могут лечь в основу понимания правовой системы конкретного типа. Эти характеристики позволяют проводить сравнение различных правовых систем и правовых семей. Так, правовые архаичные в своей основе системы обычного права характеризуются отсутствием или незначительностью идеологического компонента. Религиозные и социалистические правовые системы также можно дифференцировать по качеству идеологического компонента от романо-германской и англо-американской правовых систем. В первых качество идеологического компонента не правовое, и право выступает лишь формой выражения идеологии религиозного или квазирелигиозного типа, а во вторых существенным компонентом не только правовой, но и политической системы выступает собственно правовая идеология (в последнем случае правовая и по самому своему содержанию, наполненная правовыми идеями, выражающими правовые конвенциональные ценности). Способ проявления идеологического элемента в праве и форма его существования в нем позволяют сравнить романогерманскую и англо-американскую правовые системы. Так, для англоамериканской правовой системы характерно влияние принципов права, которые прежде всего находят отражение в правовой практике, а также в иных идеологических стандартах правовой практики; в романо-германской правовой системе правовая идеология в значительной степени представлена в Конституциях, юридическом праве государства, в законах (особая роль здесь принадлежит кодифицированным законам - кодексам). Именно страны, правовые системы которых принадлежат к романо-германской и англо-американской правовым семьям, следует рассматривать как современные, и именно в этих странах роль правовой идеологии наиболее значима. Исследование идеологического компонента в праве, без сомнения, имеет свои перспективы.

3. Правовую идеологию современного государства следует понимать как механизм организации идеологической сферы общества.

Подобное понимание правовой идеологии как механизма организации идеологической сферы современного политически организованного общества, позволяющего достигать всех тех целей и решать те задачи, которые всегда стояли перед идеологической сферой общества в современных условиях, а также достигать тех целей и решать те задачи, которые возникли именно на современном этапе развития общества, должно лечь в основу функционально-структурного анализа идеологических процессов. Сегодня именно перед правовой идеологией стоит задача идеологического обеспечения современного политически организованного общества, под которым понимается современное государственно организованное общество западного типа. Полагаем, что в этих условиях возвращение к архаичным стандартам метафизических идеологий религиозного или квазирелигиозного типа является контрпродуктивным. Практика современных государств показывает, что именно правовая идеология способна оптимально осуществлять обеспечение идеологических потребностей политически организованного общества в настоящее время. Оправдать в современных условиях возвращение к квазирелигиозной идеологии возможно лишь в особых экстремальных условиях развития государства, где востребован мобилизационный ресурс такого рода идеологии; и эффективна эта идеология может быть лишь довольно непродолжительное время.

4. Существенным вопросом для того, чтобы понять значение правовой идеологии в правовых системах и роли идеологического компонента в праве является вопрос о функциональной связи правовой идеологии с правом. Осмыслить характер этой связи можно только деидеологизировав представление о самом праве, то есть, следуя социологическому подходу к праву, признать право во множестве его форм (в данном случае категория «форма права» употребляется в особом значении, о чем ранее было подробно указано в тексте работы). Следует отметить, что правовая идеология связана главным образом с общими формами права: на уровне государства - с собственно юридическим правом государства, с одной стороны, и правом гражданского общества - с другой, а на международном уровне - с межгосударственным правом, с одной стороны, и международным правом - с другой.

Чем дальше право от личного или группового интереса, тем более оно нуждается в легитимации и, соответственно, в правовой идеологии. Юридическое право государства нуждается в идеологическом обеспечении ввиду того, что, будучи ориентированным на общество в целом, выражая публичный интерес, который, по сути, представляет собой фикцию интереса, оно не связано непосредственно с интересами субъектов социальных отношений. Соответственно, оно не может быть ими поддержано и нуждается в легитимации, которую можно обеспечить только идеологически. Межгосударственное право строится на договорах государств и нуждается в правовой идеологии как в контексте понимания смысла этих договоров. Международное право и право гражданского общества выступают сами по себе как идеологические формы права. Это значит, что они представляют определенные системы идей, аксиом, взглядов, концепций и принципов, а не реальное право. Реальное право - это право, обеспеченное институциональным механизмом императивной реализации (механизмом управления и принуждения), действующим типовым образом. Реальные формы права рутинно воспроизводятся в своем нормативном качестве, тогда как стандарты идеологических форм права существенны от случая к случаю.

Функциональная связь правовой идеологии с правом и правовой системой может быть описана через характеристику функций правовой идеологии в отношении права и правовой системы. Можно констатировать следующие функции правовой идеологии в отношении рассматриваемых объектов: компенсацию формализма общего права путем установления связи с ценностями через идеи, сокрытие множественности форм права через идейную структуру, где конкретная форма общего права представляется как единственно возможная, развитие и совершенствование общего права в соответствии с идеалами, характеризующими содержание конкретной правовой идеологии. Эти функции выступают как сущностные функции правовой идеологии в отношении права и правовой системы. Они, а также их эффективное осуществление выступают важным условием результативного функционирования правовой системы современного общества.

5. Для того, чтобы понять уникальность правовой идеологии как особого механизма организации идеологической сферы современного общества необходимо определить сущностные черты правовой идеологии и выявить те особенности, которые делают ее уникальным явлением, в том числе в функциональном отношении. Правовая идеология обладает следующими сущностными чертами: имманентностью современному политически организованному обществу западного типа, смысловой и содержательной ориентированностью на идею права, дискурсивным характером, договорным характером, более акцентированной выраженностью деонтологического момента по отношению к онтологическому и телеологическому, структурным дуализмом (он включает два сегмента: юридическую идеологию государства и правовую идеологию гражданского общества), консервативным характером вместе со способностью к развитию, заложенному в самой системе правовой идеологии (без разрушения структуры идеологии), минимальностью (правовая идеология содержит минимум публично значимых ценностей, и сфера ее действия ограничена), ориентированностью на формирование цельного образа права. Каждая из выделенных черт может стать предметом отдельного исследования. Они в своей совокупности раскрывают сущность правовой идеологии; и если сущностные функции правовой идеологии в отношении права и правовой системы определить легче ввиду их очевидности, то определить функции правовой идеологии в отношении других объектов сложнее, для этого необходимо знать сущностные черты правовой идеологии, представленные выше. Итак, сущностью правовой идеологии определяются ее сущностные (отличительные) функции; в этих функциях находят свое динамическое отражение выделенные нами сущностные черты правовой идеологии. Рассматривая функции правовой идеологии (в данном случае сущностные), целесообразно определять их в отношении наиболее важных объектов идеологического воздействия. Такими объектами являются: право и правовая система (данные функции были сформулированы выше), личность (функции в отношении личности: формирование правового мировоззрения, формирование способности к правовому суждению, формирование установок на активное, осознанное, правомерное поведение - на свободное и ответственное поведение), гражданское общество (функции в отношении гражданского общества: формирование гражданского общества как общества особого типа, ориентированного на право гражданского общества, обеспечение справедливого порядка (структурализация), создание компромиссной «замиренной среды», легитимация и стабилизация гражданских отношений), государство, понимаемое в узком смысле, как государственный аппарат (функции в отношении государства: ограничение сферы воздействия государственного аппарата, придание правовой, стабильной, воспроизводимой формы управленческим отношениям, обеспечение правовой политики государства), политически организованное общество (функции в отношении политически организованного общества - государства в широком смысле слова: либерализация, правовое обеспечение национальной безопасности, правовая легитимация политического порядка). Именно дифференцированный поход к функциям правовой идеологии может позволить подойти к исследуемой проблематике с должным учетом уровня ее сложности. Данному принципу дифференциации функций правовой идеологии в соответствии с объектом их воздействия мы следуем на протяжении всего исследования.

6. Природа правовой идеологии, в отличие от ее сущности, определяющей качество правовой идеологии, многообразна. Политическую или социальнополитическую природу правовой идеологии следует полагать самой существенной для нее и чрезвычайно важной в определении ее функциональных характеристик. На настоящий момент правовая идеология - самый совершенный политический идеологический механизм обеспечения существования и функционирования современного государства. Она испытывает влияние ценностного строя политического сознания и политических идей, которые в ее системе предстают в особом - правовом контексте и особым образом интерпретируются. Все элементы механизма политической идеологии воспринимаются правовой идеологией (как наиболее совершенной политической идеологией современного общества). В определенной степени отдельные из них наделяются некоторой спецификой, однако в вопросе исследования политической природы правовой идеологии это представляется несущественным.

Следует выделить политические функции правовой идеологии, понимая их как функции, обусловленные ее политической природой. При этом важно следовать уже однажды избранному дифференцированному подходу в отношении объектов воздействия правовой идеологии. Итак, в отношении самого права полити- ческой функцией правовой идеологии является его содержательная неправовая легитимация, в отношении личности политической функцией правовой идеологии выступает функция интеграции представлений личности в идеологическую сферу политического пространства, в отношении государственного аппарата - функция легитимации государственной власти, в отношении политически организованного общества - функция консолидации. Отдельно следует выделить такую функцию как маскировка различия политически организованного общества и государственного аппарата. В отношении гражданского общества политические функции не выделяются ввиду того, что они совпадают с сущностными функциями правовой идеологии.

7. Правовая идеология выражает экономические интересы стратегического уровня и обусловлена интересами экономически-господствующего класса в современном государственно организованном капиталистическом обществе. Она является либеральной по своему экономико-политическому характеру. Для современной правовой идеологии характерны следующие ценностно-идейные приоритеты, имеющие своей целью закрепление власти экономически- господствующего класса: частная собственность, свобода предпринимательства, формальное равенство (равенство перед законом и судом), свобода совести, секуляризация, свобода вероисповедания, свобода слова, реальное неравенство экономических статусов (которое представляется выражением справедливости), автономный порядок (идея рынка и рыночной экономики, самоорганизующегося правопорядка).

Применительно к социально-экономическим функциям правовой идеологии следует отметить, что в отношении права она выполняет функцию рационализации (социально-экономической телеологизации), в отношении личности - определения и обоснования социально-экономического статуса личности, в отношении государства - функцию социализации, в отношении политически организованного общества - функцию обоснования статусно-функциональных связей (в частности, - оправдания социального неравенства). Эти функции наиболее востребованы в условиях современных моделей экономического развития и социальной репрезентации экономических интересов.

8. Имеет смысл вести речь о религиозно-магической природе правовой идеологии, несмотря на то, что магия и религия как культурные феномены могут быть разделены. Постановка вопроса о религиозно-магической природе имеет смысл ввиду того, что долгое время в идеологической сфере традиционных обществ господствовала идеология религиозного типа, основанная на тесно связанных и иногда неразличимых религиозных и магических представлениях. На одних лишь магических представлениях и идеях невозможно создать единую стройную идеологию политического общества, для этого нужна религиозная система. Но в религиях (религиозных системах) магические представления неминуемо присутствуют (хоть и в измененных рудиментарных формах). Религиозные и магические представления оказывают существенное влияние на содержание правовой идеологии и правовых идей, на ее механизм и характер функционирования.

Представляется уместной и постановка вопроса об эстетической природе правовой идеологии. Выделять ее специфические эстетические функции не имеет смысла, тем не менее в идейном ряду содержания правовой идеологии и механизме ее функционирования эстетические представления очень хорошо выражены. Эстетическое сознание наиболее тесно связано с религиозным сознанием и магическими представлениями. На протяжении многих веков именно религиозномагические и эстетические представления лежали в основе идеологии, и именно в них заключена основа любой идеологической системы. Рудименты магического, религиозного и эстетического всегда присутствуют в идеологической сфере общества, и современное общество не является исключением.

Необходимо выделить следующие функции, обусловленные религиозномагической природой правовой идеологии: в отношении самого права и правовой системы - функция сакрализации и ритуализации права, в отношении личности - функция духовной адаптации личности, в отношении политически организованного общества - функция формирования сверхъестественного социально-культурного ареала или нормативного дискурса, базирующегося на основаниях веры в сверхъестественное, в отношении государства - функция сакрализации государственных властных институтов и сакрализация самой государственной власти.

9. Необходимо констатировать, что мораль сама по себе не может лежать в основе формирования идеологической сферы общества, так как ее ценностная структура не иерархична и не может сформировать идеологической системы. Однако, постановка вопроса о моральных основах правовой идеологии существенна, так как и мораль и право формируют нравственную сферу духовной жизни общества. Мораль напрямую оказывает влияние на идеологию гражданского общества - аксиоматику общественного правосознания как на сегмент правовой идеологии и опосредованно - на юридическую идеологию государства как на сегмент правовой идеологии через идеологию гражданского общества. Мораль связана с правовой идеологией, прежде всего, в плане содержания правовой идеологии (механизм правовой идеологии не связан с моралью), то есть на ценностно-идейном уровне (но не по самой структуре системы ценностей). В этом плане очевидно отмеченное еще И. Кантом различие эстетического и морального сознания. Примечательно то, что современная правовая по своему содержанию идеология связана с моралью, а по своему механизму она испытывает влияние эстетического сознания.

Представляется возможным выделить нижеследующие функции правовой идеологии, обусловленные ее моральной природой. В отношении права - это объяснение несовершенства права и компенсация его пробелов, в отношении личности - обоснование нравственного чувства личности, в отношении государства - морализация и ценностное ограничение политики государства и ассоциация государства с «педагогическим ведомством», в отношении политически организованного общества - формирование нравственных ограничений.

10. На основании вышесказанного, все функции правовой идеологии можно подразделить на сущностные и природные, причем сущностные функции в отличие от природных образуют единую, непротиворечивую систему органического типа. Природные функции правовой идеологии, то есть функции, обусловленные ее природой, носят квазиправовой характер и свойственны идеологии вообще (хотя специфика их реализации может различаться), а сущностные функции правовой идеологии являются для нее специфическими и, соответственно, имеют собственно правовой характер. Функции, обусловленные сущностью правовой идеологии, и функции, обусловленные многообразной природой правовой идеологии, в идеале реализуются в тесной взаимосвязи и зачастую компенсируют и дополняют друг друга, или даже реализуются одна через другую. Применительно к каждому выделяемому нами объекту функционального воздействия правовой идеологии можно определить общую интегративную сущностную функцию, суммируя те эффекты, которые правовая идеология вызывает, проявляя свою сущность. Правовая идеология осуществляет следующие функции в отношении политически организованного общества в целом: функцию легитимации политического порядка, функцию обеспечения национальной безопасности, функцию либерализации политически организованного общества. Эти функции выступают как наиболее существенные и актуализированные в контексте потребностей современного общества. Рассматривая в единстве, их можно обозначить как общую функцию: функцию правовой легитимации современного политически организованного общества в его нормальном состоянии (три перечисленные функции выступают формами ее осуществления). Эту функцию следует признать наиболее важной сущностной функцией в целом ввиду того, что она соединяет эффекты всех сущностных функций правовой идеологии. Ее можно считать и наиболее важной функцией правовой идеологии, исходя из того, что природные функции являются факультативными.

В отличие от сущностных функций, те функции, которые обусловлены природой правовой идеологии, не образуют цельную систему органического типа ввиду многообразия природы правовой идеологии. Однако, можно говорить о системе моральных, политических, экономических и религиозно-магических функций правовой идеологии и даже выделить соответствующие интегративные функции. Тем не менее, в целом природные функции, скорее, могут рассматриваться как сумма рудиментарных идеологических проявлений, свойственных правовой идеологии в силу ее природы (происхождения). Качество системности этим функциям придает их связь с сущностными функциями, и в этом контексте можно

говорить о системе функций правовой идеологии. При этом должен реализовываться принцип приоритета сущностных функций по отношению к природным, который можно сформулировать и обратным образом, как принцип дополнительности и факультативности обусловленных природой правовой идеологии функций в системе функций правовой идеологии. Для оптимального функционирования правовой идеологии важно обеспечить такую ситуацию, чтобы природные функции всегда были подчинены реализации сущностных функций, и только в этом качестве можно говорить о них как о входящих в систему функций правовой идеологии. Если этого обеспечить не удается, то мы сталкиваемся с дисфункциями правовой идеологии. Этот момент важно учитывать в идеологической работе; так задачу легитимации власти самой по себе всегда надо подчинять задаче легитимации существующего порядка, задача формирования моральной мотивации не должна решаться в ущерб задаче формирования способности к правовому суждению и установок на правомерное поведение.

11. Фундаментальной причиной дисфункций правовой идеологии является нетождественность сущности и природы правовой идеологии. В экстремальные периоды развития общества правовая идеология утрачивает свое качество, так как она функционально востребована лишь в современных государственно организованных обществах в их нормальном состоянии. Но и в нормальном состоянии идеологической сферы современного государственно организованного общества дисфункции правовой идеологии возможны ввиду наложения разнонаправленных векторов ее сущностных и природных функций (вызывающих противоположные эффекты в социальной среде), а также наложения эффектов природных функций различного типа; это вызывает нарушения в системе функций правовой идеологии. Также дисфункции возможны в силу нарушения механизма функционирования правовой идеологии или иных уровней ее структуры. В первом случае дисфункции являются более существенными ввиду того, что касаются вопроса эффективности осуществления наиболее важных - сущностных функций правовой идеологии.

Дисфункции, вызванные наложением разнонаправленных векторов сущностных и природных функций правовой идеологии, как правило, связаны с рассогласованностью этих функций и с интенсификацией природных функций, тогда как в нормальном состоянии природные функции должны быть подчинены процессу реализации сущностных функций, и ситуация, когда природные функции становятся более значимыми, приводит к нарушению системы функций правовой идеологии и мозаичной конфигурации непредсказуемых идеологических эффектов. Только на основе принципа подчиненности природные функции могут органично входить в систему функций правовой идеологии, где системообразующими неизменно являются функции, обусловленные сущностью правовой идеологии.

Дисфункции правовой идеологии, которые возникают и в силу неэффективности механизма ее функционирования, то есть используемых приемов и средств идеологического воздействия. Однако, данные дисфункции не столь принципиальны, и вопрос их преодоления - вопрос совершенствования структуры правовой идеологии, включая ее структуру на уровне механизма функционирования.

Проблема дисфункций правовой идеологии также может лечь в основу самостоятельного теоретико-правового исследования на основании предложенного в настоящей работе их понимания.

12. Среди всех функций правовой идеологии можно выделить наиболее значимые, то есть наиболее социально-востребованные. Таковыми являются: функция легитимации политического порядка, функция обеспечения национальной безопасности, функция либерализации политически организованного общества, функция формирования гражданского общества, функция формирования юридического мировоззрения. Все они являются сущностными функциями правовой идеологии, и это не удивительно ввиду того, что мы определили особую значимость сущностных функций в системе функций правовой идеологии. Три из перечисленных функций: функция легитимации политического порядка, функция обеспечения национальной безопасности, функция либерализации политически организованного общества являются функциями правовой идеологии в отношении политически организованного общества в целом, и не случайно они предстают наиболее значимыми. Они как бы суммируют все эффекты сущностных функций на уровне общества в целом. Тем не менее, важными выступают и две сущностные функции в отношении гражданского общества и личности.

Функция формирования гражданского общества крайне существенна и ярко отражает специфику правовой идеологии в условиях современного социального устройства. Эта функция противостоит опасной тенденции трансформации современного общества в массовое общество без значимой идеологической основы; идеологическая сфера такого общества деградирует вместе с общественным сознанием, а управление сознанием осуществляется через дегуманизирующие мани- пулятивные технологии. Наличие правовой идеологии (пусть она и является своего рода минимумом идеологии) не позволяет деградировать гражданскому обществу до состояния массового общества. Это находит отражение и в воздействии правовой идеологии на личностном уровне.

Функция формирования юридического мировоззрения, являясь функцией правовой идеологии в отношении личности, тесно связана с функцией формирования гражданского общества. Юридическое мировоззрение выступает основой гражданского сознания. Такое мировоззрение формируется правовой идеологией через навязывание правового дискурса гражданину, привнесение в его сознание правовых представлений, конвенциональных правовых ценностей, правовых понятий и идей, через призму которых человек и воспринимает окружающую действительность. Вне политически значимой социальной сферы человек предоставлен сам себе, и в этом плане правовую идеологию можно считать минимальной. Она оставляет значительную сферу идеологической свободы для человека, например, в отношении выбора религии, политических предпочтений и так далее; правовая идеология уходит из некоторых сфер жизни (поэтому возникает иллюзия деидеологизации) и способствует тем самым свободному и ответственному развитию человека в публично не значимых областях (там, где публичный интерес должен уступить интересу частному, индивидуальному). Тем не менее, в публично значимой сфере, описываемой правовым дискурсом, в сфере своих конвенциональных ценностей правовая идеология крайне императивна и претендует на универсальность и приоритет перед всеми другими идейными структурами. Особое внимания в рамках рассмотрения такой функции правовой идеологии как функция формирования правового мировоззрения заслуживает проблема формирования профессионального сознания сотрудника органов внутренних дел. Воспитательная работа в органах внутренних дел должна осуществляться непосредственно на основании правовой идеологии. Это позволит сформировать в профессиональном правосознании сотрудника установки на конвенциональную систему ценностных предпочтений, создающую основание для правовой оценки и способности к правовому суждению столь важные в правоохранительной деятельности.

Каждая из рассмотренных функций может стать предметом самостоятельного изучения в рамках общей теории права, а также в рамках отраслевых правовых теорий.

13. Функции и структура правовой идеологии взаимно детерминированы. Чтобы понять то, каким образом функционирует правовая идеология, необходимо исследовать ее структуру на различных уровнях «развертывания». Структура правовой идеологии определяется ее функциями, а также ее сущностью (сущностными чертами) и природой. При этом следует отметить, что одной из наиболее важных структурных характеристик правовой идеологии, которая делает возможным ее эффективное функционирование в современном обществе, является структурный дуализм. Структурный дуализм - это сущностная характеристика правовой идеологии, при этом она отражается в структуре и может считаться сущностной структурной характеристикой.

Рассматривая правовую идеологию на социально-политическом уровне ее структуры, можно говорить о свойственном ей структурном дуализме. Данный дуализм заключается в том, что система правовой идеологии государственно организованного общества включает два не тождественных, но связанных между собой сегмента: правовую идеологию государства (юридическую идеологию), выраженную в нормах позитивного юридического права государства, а также в выстроенной государством и его идеологическим аппаратом аргументации, предметом которой являются эти нормы, и право гражданского общества, которое, являясь идеологической формой права, в сущности представляет собой правовую идеологию гражданского общества (аксиоматику общественного правосознания), которое само по себе есть система идей, принципов и иных идеологических стандартов, обладающих для общества очевидной ценностью и консолидирующих гражданское общество. Такой своеобразный дуализм предполагает функционирование легитимационного идеолого-правового дискурса в диалоговом режиме. Сегменты правовой идеологии взаимосвязаны. В идеальном варианте они органично дополняют друг друга. В случае их частичного несовпадения противоречия преодолеваются через механизм диалога (дискурса), который в качестве результата формирует новые конвенциональные смыслы и ценности (этот дискурс носит перманентный характер ввиду того, что зачастую какие-либо компоненты правовой идеологии гражданского общества и юридической идеологии государства не совпадают). Так, через перманентный дискурс правовая идеология развивается и обеспечивает свою адекватность наличным общественным отношениям. В этом плане можно говорить о том, что она обеспечивает «устойчивое развитие» идеологической сферы общества, обладая потенциалом консервативности, и, вместе с тем, - потенциалом развития. Нарушение дискурсивной взаимосвязи между сегментами правовой идеологии приводит к разрушению правовой идеологии и идеологической сферы современного общества, механизмом организации которой она является. Понимание данного обстоятельства представляется крайне важным для выстраивания правовой политики государства в отношении гражданского общества.

Правовая идеология, предполагая режим постоянного диалога (перманентного дискурса) между государственными органами и институтами гражданского общества, должна рассматриваться как важное идейное основание, среда и даже механизм взаимодействия гражданского общества и государственного аппарата, без которого, в свою очередь, невозможно существование современного политически организованного общества. На основе юридической идеологии формируется представление о правопорядке, основанном на законности (гетерономном правопорядке); на основе идеологии гражданского общества формируется представление о гражданском правопорядке (автономном правопорядке). Эти представления в идеале должны дополнять друг друга, синтезируясь в общий концепт правопорядка - порядка конвенционального типа, который, например, включает в себя как представление о ценности прав человека, так и представление о ценности, законности и дисциплине. Следует отметить, что Конституция Российской Федерации, являясь документом, принятым гражданским обществом (населением), с одной стороны, и основным юридическим документом, на котором базируется юридическое право государства, - с другой, может рассматриваться как юридический образ общественного договора и формализованное основание правовой идеологии современной России. Конституция содержит наиболее существенные идеи и ценности, релевантные как аксиоматике гражданского правосознания, так и основным положениям юридической идеологии. Именно ввиду этого обстоятельства полагаем существенным обеспечивать неизменность и стабильность Конституции России, противостоять попыткам разного рода трансформации конституционных положений. Современная Конституция России содержит в себе идеологические основания и имеет потенциал интерпретации, позволяющий эффективно функционировать как правовой системе российского общества, так и идеологической сфере современного российского общества.

На международном глобальном уровне сегодня начинает формироваться глобальное гражданское общество и его идеология - аксиоматика глобального гражданского правосознания. Однако, глобальная идеологическая сфера на сегодняшний день так и не сформирована, и здесь не следует говорить о полноценной структуре правовой идеологии в рассматриваемом контексте. На уровне некоторых международных региональных объединений, таких как Европейский Союз, можно наблюдать как сформированную правовую и политическую системы, так и сформированную идеологическую сферу и полностью сформированную правовую идеологию, которая к тому же вполне эффективно функционирует. Однако здесь, ввиду отсутствия государства (государственного аппарата) как носителя юридической идеологии (институты и органы Евросоюза не являются в полной мере равноценной заменой государству) и особого характера сформированного гражданского общества, следует говорить о структурном дуализме в смысле разделения правовой идеологии на два уровня (сегмента): юридическую идеологию (формально определенную), закрепленную в международных правовых актах, и дискурсивную идеологию, а именно ту, которая в документах не закреплена, но содержится в общественном правовом сознании в виде ценностей, идей, неписаных принципов, убеждений и теорий. Эта интерпретация является специфической и характерна лишь для правовой идеологии на международном глобальном и межгосударственном уровнях.

14. Важной структурной характеристикой правовой идеологии на смысловом (дискурсивном) уровне ее структуры являются специфические координаты и направления правового дискурса, формируемого правовой идеологией. Правовой дискурс существует в контексте многообразия смысловой нагрузки идеи права. Многообразие этих смыслов очерчивается правовыми идеями, которые являются, с одной стороны, определяющими (системообразующими), а с другой - определяемыми (смыслонаполняемыми) идеей права. В качестве таких идей выступают идеи справедливости, порядка, свободы и ответственности. Именно в своей взаимосвязи они очерчивают координаты правового дискурса. Можно сказать, что эти идеи в своей связи формируют основные дискурсы правовой идеологии. Речь идет, прежде всего, об основных направлениях и координатах правового дискурса: с одной стороны, о социально-ориентированном дискурсе справедливости и порядка, а с другой - по большей части, об индивидуально-ориентированном дискурсе свободы и ответственности. Эти дискурсы обладают как индивидуально - духовным, так и социальным значением; мы их определяем как социально или индивидуально-ориентированные дискурсы весьма условно в силу характера той проблематики, которая преимущественно актуализирована в их контексте. Однако, этими дискурсами не исчерпываются все направления правового дискурса; так, следует выделить и его периферийные направления (периферийные дискурсы), которые также определяются указанными идеями. К ним относятся следующие: дискурс свободы и справедливости, дискурс свободы и порядка, дискурс ответственности и порядка, а также дискурс справедливости и ответственности. Эти дискурсы развиваются на смысловом фоне идеи права, а также теснейшим образом связаны с основными дискурсами правовой идеологии, тем не менее они предстают как относительно самостоятельные и должны быть нами учтены при рассмотрении правового идеологического дискурса в целом.

Базовые правовые дискурсы всегда предполагают конкуренцию и баланс идей, их определяющих, в отличие от периферийных, за исключением одного периферийного дискурса - дискурса свободы и ответственности. Зачастую этот баланс определяется общим дискурсом правовой идеологии, формируемым в пространстве соотношения юридической идеологии государства и правовой идеологии гражданского общества. Так, в дискурсе свободы и ответственности достигаются определенные конвенциональные стандарты, которые предполагают баланс ценностей свободы (важной, прежде всего, для гражданского общества) и ответственности (важной, прежде всего, для государства, государственного аппарата, организации государственной власти и политического порядка в целом). В дискурсе справедливости и порядка в контексте правовой идеологии достигается конвенциональный баланс ценностей справедливости (важна, прежде всего, для гражданского общества) и порядка (важен, прежде всего, для государства). Дискурс свободы и порядка - единственный периферийный правовой дискурс правовой идеологии, для которого существенен вопрос баланса идей, выражающих ценности свободы и порядка, которые выступают как конкурирующие. И здесь также можно говорить о том, что в рамках диалога правового государства и гражданского общества формируется своего рода договор о допустимости ограничения свободы нормативным строем права - порядком. При этом, если ценность порядка в дискурсе свободы и порядка актуализирована всегда, то ценность свободы начинает восприниматься как равнозначная именно в контексте правовой идеологии и, в частности, правового дискурса свободы и порядка именно тогда, когда появляются такие современные феномены как правовое государство и гражданское общество. Правовой дискурс в современных условиях специфичен и тем, что в нем принципиален баланс этих идей как равнозначных. Разумеется, идея свободы (правовой свободы, свободы как права) крайне важна для гражданского общества, а идея порядка (правопорядка) поддерживается государством, так как государственная организация всегда предполагает порядок. Вышесказанное дает хорошее представление о взаимосвязи социально-политического и дискурсивного (смыслового) уровней структуры правовой идеологии.

Понимание смысловых координат правового дискурса позволяет исследовать любую проблему юридической теории в контексте этих координат.

Все конвенциональные смыслы, которые создаются посредством правового идеологического дискурса, всегда обретают идейное оформление и при этом могут развиваться. Ввиду данного обстоятельства эти смыслы могут считаться относительно динамичными. Их динамичность определяется социальным контекстом их существования. Однако, конвенциональные смыслы все же достаточно стабильны, чтобы обладать значительным консервативным потенциалом.

15. Содержательный уровень структуры правовой идеологии чрезвычайно важен и зачастую рассматривается как структура правовой идеологии вообще, особенно в рамках тех концепций, которые отождествляют правовую идеологию с ее идейным содержанием. Он тесно связан со смысловым - дискурсивным уровнем структуры правовой идеологии и во многом принципиально им определяется. При этом, именно в содержании правовой идеологии правовой дискурс конкретизируется, воплощается в конвенциональные ценности, идеи, принципы, концепты, взгляды и теории. Структура содержания правовой идеологии обладает выраженными особенностями. Существуют два основных уровня (подуровня по отношению к содержательному уровню структуры правовой идеологии), на которых имеет смысл исследовать содержание правовой идеологии. Первичный уровень включает правовые идеи (выразители конвенциональных ценностей) и концепты как интерпретации этих идей. Структура этого уровня может быть выражена в «связке» цен- ность-идея-концепт. Вторичный уровень - более сложный, и его основным элементом выступает правовой миф, который в системе правовой идеологии существует в форме мифологизированных теорий, концепций, взглядов (мнений). Правовой миф также выражает идеи и ценности (поэтому мы и называем этот уровень вторичным), однако он является более сложным идеологическим образованием.

Идейное содержание - первый уровень правовой идеологии, может быть представлено системообразующими идеями, производными (комплексными идеями) и принципами. Идея, в силу того, что она выражает как ценность, так и антиценность, характеризуется таким свойством как самопротиворечивость и нуждается в интерпретации (концептуализации); результатом интерпретации является концепт идеи. Идеи в форме принципов часто оформляют содержание такого сегмента правовой идеологии как правовая идеология гражданского общества. Действительно, в системе принципов главным образом и выражена аксиоматика гражданского правосознания (во всяком случае ее мотивационная, практическая часть). В содержании идеологии идеи интерпретируются определенным образом (концептуализируются). Результатом идеологической концептуализации выступает концепт, который представляет собой интерпретированную идею с уже определенным содержанием. Концептуализация конкретизирует содержание правовой идеологии, придает ей определенность и практическое деятельно-установочное значение. Содержание правовой идеологии можно представить как иерархическую систему концептуализированных идей, отражающих ценности. Некоторые идеи в правовой идеологии концептуализируются более или менее однозначно (здесь речь идет, как правило, о непосредственно правовой, особой интерпретации этих идей), а некоторые концепты могут формироваться в системе правовой идеологии в зависимости от характера культуры (правовой культуры) конкретного политически организованного общества.

Говоря о втором уровне содержания правовой идеологии, следует рассматривать более сложные идеологические конструкции - правовые мифы. Правовые мифы - сложноструктурированные элементы содержания правовой идеологии. Они представлены в системе взглядов (мнений), теориях и концепциях. Сами по себе взгляды, концепции и теории элементами содержания идеологии не являются и, подобно символам, понятиям, категориям, не выступают самостоятельными элементами содержания правовой идеологии. Они, будучи привнесенными в ее содержание, являются лишь формами (средой) для правового мифа. В мифе, разумеется, представлены и такие вспомогательные (вторичные) формы как понятия, категории и символы. Наличие уровня мифов свидетельствует о развитости системы правовой идеологии. Для современных государств как раз характерна такая развитая правовая идеология. Элементы первого и второго уровней связаны между собой. Отдельно следует отметить, что понятия, категории, символы не являются самостоятельными элементами правовой идеологии. Тем не менее, как выразители идей и концептов, они в ней представлены, являясь просто формами элементов содержания правовой идеологии.

Содержание правовой идеологии достаточно хорошо исследовано в юридической теории, однако, перспективным представляется исследование актуализированного содержания конкретной правовой идеологии.

16. Содержание правовой идеологии реализуется не само по себе, а посредством механизма функционирования правовой идеологии. Именно через определенный механизм содержание, сформированное в правовом дискурсивном пространстве путем перманентного диалога, внедряется в общественное правосознание; механизм функционирования правовой идеологии одновременно является и механизмом развития содержания правовой идеологии, и механизмом развития правового дискурса. Структура механизма функционирования правовой идеологии обладает определенной спецификой, обеспечивающей ее уникальные функциональные характеристики. Прежде всего, здесь следует говорить об алгоритме функционирования правовой идеологии, который включает в себя три компонента: онтологический (осознание сущего), телеологический (определение целей) и деонтологический (выработка представлений о нормативном должном в контексте осознания сущего и целей). Эти компоненты можно рассматривать как стадии развития идеологического сознания. Для правовой идеологии характерным является формирование сильного деонтологического компонента, что характеризует наиболее развитое идеологическое сознание, имеющее место в современном политически организованном обществе. Этим обусловлен и рациональный характер обоснования политического и правового порядка, который по преимуществу используется правовой идеологией (он присущ ей сущностно). Проблема алгоритма функционирования правовой идеологии сегодня мало изучена и, полагаем, может ставиться в контексте отдельных теоретико-правовых исследований.

Также, характеризуя структуру механизма правовой идеологии, следует выделить три звена (уровня) механизма правовой идеологии.

Первое звено - способы идеологического обоснования политического и правового порядка. Таковых следует выделить три: мистический, романтикоэстетический и рациональный. Для правовой идеологии наиболее характерен рациональный способ, несмотря на то, что возможно сочетание различных способов (в любом случае рациональный способ превалирует). Способы идеологического воздействия могут быть обусловлены как природой, так и сущностью правовой идеологии. Для правовой идеологии рациональный способ идеологического обоснования является очевидно приоритетным. Тем не менее, сложное сочетание тех или иных способов идеологического обоснования может стать темой отдельного теоретико-правового исследования.

Второе звено - приемы идеологического воздействия. Следует выделить следующие категории приемов правовой идеологии: юридические приемы (официально-правовая номинация, ассоциация с процедурой, презумпции и фикции), политико-правовые приемы (содержательная интерпретация, авторитетная номинация), универсальный прием (прием мифологизации). Эти приемы тесно связаны между собой. Самыми простыми приемами являются номинация и, отчасти, символизация, а самым сложным - мифологизация, в которой представлена целая группа приемов. Они взаимосвязаны и часто сочетаются. Так, например, сочетание ассоциации с процедурой (формальной «интерпретации») и содержательной интерпретации дает большой идеологический эффект. При сочетании все эти приемы образуют механизм функционирования правовой идеологии в узком смысле слова и могут стать предметом отдельного теоретико-правового исследования.

Третье звено - институциональный уровень механизма функционирования правовой идеологии, представленный различными социальными акторами - трансляторами и ретрансляторами правовой идеологии. Для институтов, занимающихся трансляцией и ретрансляцией правовой идеологии, то есть для участников правового дискурса, характерно то, что они в равной степени представлены как органами государственной власти и государственными учреждениями, так и институтами гражданского общества, что обусловлено диалоговым - дискурсивным и конвенциональным характером правовой идеологии, и это представляется чрезвычайно важным. В современных условиях контрпродуктивно устранять конкуренцию в идеологической сфере; ее стоит направлять, но не исключать полностью. Необходимо поощрять формирование институтов гражданского общества, которые являются действительными каналами репрезентации правовой идеологии гражданского общества; ни в коем случае не следует скатываться в идеологический монолог государства, так как это разрушительно для правовой идеологии. Следует подчеркнуть перспективность дальнейшего исследования проблемы механизма правовой идеологии, в том числе в контексте проблематики формирования диалога правового государства и гражданского общества.

Необходимо отметить структурную связь между содержанием правовой идеологии и ее механизмом. Она имеет сложный, разнонаправленный характер. При этом элементы содержания правовой идеологии могут рассматриваться как результат смыслообразующего действия идеологического механизма. Так, правовой миф есть результат действия (или, в определенном контексте, форма действия) идеологического приема мифологизации; через интерпретацию содержания идеи образуется концепт - результат интерпретации, номинация и символизация актуализируют ценности и антиценности. Вместе с тем механизм правовой идеологии не только образует и актуализирует ее содержание (особенно, когда речь идет о сложных элементах правовой идеологии, таких как правовой миф), он выступает транслятором и ретранслятором этого содержания. Отлаженность механизма функционирования правовой идеологии и стройность ее содержания - взаимообусловленные явления.

17. Рассматривая функционально-структурные характеристики правовой идеологии, нельзя игнорировать международное измерение и растущее значение правовой идеологии на международном уровне. Современные международные отношения характеризуются двумя разнонаправленными тенденциями: глобализацией и международной регионализацией. Не следует путать эти процессы. Дей- ствительно, часто возникает путаница, когда эти, по сути, разнонаправленные процессы не дифференцируют. Данные процессы имеют идеологическое измерение. Несмотря на то, что правовая идеология представляет собой продукт культуры Западной цивилизации, она, как наиболее культурно-индифферентная, минимальная и конвенциональная может стать единственно возможной идеологической основой для формирования как глобального, так и международных региональных правопорядков. При этом, если формирование глобальной правовой идеологии - процесс долгосрочный, то формирование международных региональных идеологических систем представляется весьма перспективным уже сегодня. В отдельных международных региональных политических образованиях правовая идеология уже четко оформилась, например, в Европейском Союзе. Что касается формирования глобального идеологического пространства и идеологической сферы и, соответственно, глобальной правовой идеологии, то этот процесс будет протекать медленно, по всей видимости, в несколько этапов. Первым этапом станет международная регионализация на основе общих идей культурно-близких государств, примером чему служит Европейский Союз; вторым этапом, возможно, станет формирование общего идеологического пространства, основанного на компромиссе между наиболее влиятельными международными региональными политическими объединениями, в которых Евразийский экономический союз также займет свое место.

К сожалению, попытки различных акторов международных отношений использовать правовую идеологию как инструмент продвижения собственных интересов на международном уровне разрушают саму структуру правовой идеологии и, соответственно, любой международный правопорядок, альтернативой которому может выступать только порядок, основанный на силе, существование которого не представляется ни желательным, ни возможным.

18. Для Европейского Союза, где право играет важнейшую интегративную роль, правовая идеология выступает как необходимый и естественный механизм организации и функционирования идеологической сферы. Правовая идеология Евросоюза является правовой как в своей сущности, так и по своему содержанию. Она обеспечивает не только единство европейского сообщества, но и его структурированное единство. Правовая идеология ЕС призвана создавать представление не просто о политико-социальном единстве, но о политико-социальном единстве, организованном в определенный порядок (правопорядок).

В функциональном измерении правовая идеология Евросоюза представляет собой особый механизм легитимации единства Европейского Союза и обоснования нормативного порядка (и правовой системы в целом) в ЕС посредством трансляции своего содержания (правовых идей, концептов и так далее) в общественное сознание населения государств-членов Европейского Союза.

Структура содержания правовой идеологии Европейского Союза во многом определяет ее специфику. Содержание правовой идеологии следует рассматривать в рамках двух основных уровней: формализованного уровня - юридической идеологии, отраженной в правовых документах, и дискурсивного уровня (неформализованных идей и принципов, интерпретируемых в контексте идеологического дискурса - дискурса, образуемого «вокруг» права). Следует отметить, что на идейном уровне правовые идеологии Российской Федерации и Европейского Союза содержательно близки, однако на концептуальном уровне они зачастую существенно отличаются друг от друга. Преодоление этих различий способно значительно повысить эффективность сотрудничества России и Евросоюза по всем направлениям. Решение этой задачи видится вполне возможным.

Одним из важнейших в идеологическом механизме правовой идеологии Европейского Союза (в широком смысле слова) сегодня является интерпретационный механизм (прием), предполагающий сочетание содержательной и «формальной» интерпретации идей, принципов и правовых положений. На основе их взаимодействия в идеологическом пространстве строится очень важный идеологический прием манипуляции значением идеи. В контексте «формальной» интерпретации особым образом интерпретируется содержание идеологии, а именно - сами идеи. Они интерпретируются «формально», то есть представляются в рамках такого подхода как процедуры; процедурой, таким образом, подменяется сама интерпретируемая идея. В контексте содержательной интерпретации, напротив, идеи интерпретируются в особой политической, содержательно-телеологической форме. Содержательная интерпретация идей во взаимосвязи с формальной представляет собой очень распространенный прием, который лежит в основе идеологической манипуляции. Результатом такого идеологического приема является практика «двойных стандартов» в идейно-ценностной сфере. Широкое использование интерпретационного механизма правовой идеологии характерно для идеологического измерения взаимоотношений России и Европейского Союза. Такой механизм весьма распространен в рамках европейского культурного ареала, и преодолеть связанные с ним идеологические споры в обозримом будущем не представляется возможным. Тем не менее, преодолеть негативные последствия подобной практики в контексте взаимоотношений России и Европейского Союза возможно двумя путями. Первый (политический) заключается в том, что следует внимательно изучать подобную практику «двойных стандартов» и выявлять ее своевременно. Это позволит выносить ряд вопросов на публичное обсуждение в режиме открытого дискурса. Второй путь заключается в детальной юридизации базовых идеологических постулатов сотрудничества, в создании прочных ассоциативных увязок конкретных идей, ценностей и концептов с определенными правовыми процедурами. Эти пути, разумеется, являются в определенной степени альтернативными и обозначают два возможных вектора формирования общего идеологического пространства России и Европейского Союза.

Исследование правовой идеологии ЕС позволяет по-новому взглянуть и на отношения Европейского Союза и России. Правовая идеология России и Европейского Союза весьма близки как в плане своего содержания, так и в плане базовых функциональных характеристик и механизма функционирования. Это создает определенные позитивные условия для их сотрудничества. По крайней мере можно говорить о том, что акцент, сделанный на правовую идеологию, способен преодолеть ряд негативных стереотипов в сознании. Важно развивать сотрудничество России и Европейского Союза в вопросах выработки и правовой формализации общих правовых стандартов, так как только это позволит заложить прочный фундамент для дальнейшего сотрудничества. Таким образом, правовую идеологию как России, так и Европейского Союза можно в стратегическом плане рассматривать как возможную основу построения общего идеологического пространства России и ЕС, а, возможно, и в более масштабном варианте - общего идеологического пространства Евросоюза и будущего Евразийского Союза. При этом следует считаться с реалиями евразийской интеграции. Действительно, формирование глобальной правовой идеологии видится в контексте сотрудничества крупных международных региональных образований. Одним из таких образований, «молодых», но крайне значимых для России и для всего постсоветского пространства, является Евразийский экономический союз, и вопрос взаимоотношений России и Евросоюза уже скоро может быть «перекрыт» вопросом сотрудничества Евразийского экономического союза (или, возможно, в будущем Евразийского Союза) и Европейского Союза.

19. Евразийский экономический союз сегодня - основное международное региональное интеграционное объединение в контексте евразийской интеграции, к созданию которого Российская Федерация и ее ближайшие экономические партнеры и союзники приложили немало усилий. В перспективе возможно формирование Евразийского Союза, имеющего полноценную развитую правовую систему, общую идеологическую сферу, где ведущую роль будет играть правовая идеология, а также множество измерений интеграции (не только экономическое измерение, как в случае с ЕАЭС). Евразийский Союз может в перспективе «втянуть» в себя другие интеграционные проекты в пространстве Евразии, расширяя формы своего сотрудничества. Это представляется наиболее целесообразным вектором развития евразийской интеграции.

Залогом успеха евразийской интеграции является формирование полноценной правовой системы Евразийского экономического союза и правовой идеологии ЕАЭС, основанной на конвенциональных ценностях, в которых кристаллизуются согласованные интересы. Несмотря на то, что правовая идеология Евразийского экономического союза еще не сформирована, можно констатировать ее зарождение. Основы этой правовой идеологии формализованы и содержатся в Договоре о Евразийском экономическом союзе, а ее основания уже присутствуют в формирующемся общем правовом дискурсе в общем информационном пространстве государств-членов Евразийского экономического союза.

Несмотря на постоянно подчеркиваемую экономическую основу евразийской интеграции в рамках Евразийского экономического союза, она формирует и очевидные перспективы правовой, идеологической и даже политической интеграции. Политическая интеграция станет возможной с формированием общей идеологической сферы, объединяющей все государства, входящие в Евразийский экономический союз; а формирование такой идеологической сферы возможно только в том случае, если в ее основу будет положена правовая идеология как компромиссная и культурно-индифферентная. Таким образом, формирование Евразийского Союза в своей завершенной форме станет возможным только при наличии полноценной правовой системы Евразийского Союза и правовой идеологии как идейно-ценностной основы интеграции.

На постсоветском пространстве существуют некоторые формы радикальных религиозных и светских идеологий, которые крайне опасны для государств- членов ЕАЭС. Экстремистские практики имеют, как правило, серьезные идейные (идеологические) корни. Любое экстремистское течение опирается на идеологию сектантского типа, оправдывающую зачастую весьма жесткие методы достижения целей этого течения. Экстремистские идейные течения ориентированы на абсолютные ценности и, соответственно, в случае их конфликтов исключают какой- либо конструктивный социальный дискурс для выработки конвенциональных смыслов. В этом плане отличительной особенностью экстремизма является неприятие любых альтернатив и конкурентных идейно-ценностных установок и, как следствие, представление о том, что для продвижения определенных ценностей оправданы любые средства, а договор и дискуссия как стратегия достижения согласованного мнения полностью лишены смысла (они могут рассматриваться лишь как тактические приемы, маскирующие реальное продвижение своих идеологических установок). Таким образом, «серьезное» отношение к абсолютным ценностям, имеющим социально-политическое значение, приводит в результате к своего рода идеологическому фанатизму, рождающему экстремистские установки в сознании и соответствующее бескомпромиссное поведение. Сознание, ориентированное на такое «серьезное» отношение, можно в определенном смысле охарактеризовать как религиозное или квазирелигиозное. С учетом плюрализма политических убеждений в современных государствах и их светского характера, предполагающего сосуществование многих (или хотя бы нескольких) конфессий, представляется невозможным мирное сосуществование различных категорий населения в рамках одного политически организованного общества, если общественное сознание ориентировано на абсолютные ценности. Также опасными являются попытки различных социальных групп и даже индивидов поставить свои идейные установки, которые вполне вероятно могут ориентироваться на абсолютные ценности (что само по себе неплохо, если они не выходят на политический уровень), выше общесоциальных конвенциальных ценностей.

Необходимо противопоставить этим идеологиям иную идеологическую систему. Полагаем, именно правовая идеология способна дерадикализировать идеологическую сферу государств-членов будущего Евразийского Союза. «Сильная» правовая идеология и открытый публичный правовой дискурс как основание выработки конвенциональных ценностей и смыслов, как форма организации идеологической сферы общества могут выступать важной гарантией неприятия и маргинализации экстремистских идеологических установок в политико-идеологическом пространстве.

Сегодня многие исследователи и философы традиционалистской направленности критикуют правовую идеологию как раз за ее конвенциональный характер, за подмену абсолютных - естественных ценностей ценностями конвенционального плана, однако, полагаем, что такая критика лишена оснований. Правовая идеология вовсе не выступает против абсолютных ценностей, она предполагает ориентацию политического сообщества на ценности договорные, но при этом ее минимальность оставляет значительное пространство для самостоятельного духовного развития индивида, для его ориентации на подлинные, абсолютные ценности, если при этом практики индивидов и их групп не превращаются в попытку диктовать свою волю окружающим и принуждать их разделять данные ценности как «единственно верные».

В целом проведенное исследование дает все основания утверждать, что концептуализация правовой идеологии в современной юридической теории как особого механизма организации идеологической сферы современного общества, исследование ее функционально-структурных характеристик позволяет существенно повысить эффективность идеолого-правового регулирования, эффективность функционирования правовой системы общества, совершенствовать функционирование правовой идеологии и минимизировать ее дисфункциональные проявления (что невозможно без четкого научного понимания причин дисфункций правовой идеологии) на основе понимания ее структурных характеристик на различных структурных уровнях. Для России это имеет как внутреннее значение (для оптимизации идеологической сферы современного российского общества и для повышения эффективности функционирования правовой системы России), так и значение в рамках международного сотрудничества и самопозиционирования России как на глобальном, так и на международных региональных уровнях. Кроме того, понимание функционального потенциала и структуры правовой идеологии важно для эффективного обеспечения внешней политики нашего государства.

Настоящее исследование формирует представление о правовой идеологии, выявляет ее сущность, природу, функциональные и структурные связи и тем самым дает возможность на его основе продолжить теоретико-правовые исследования правовой идеологии в отдельных аспектах ее функциональных проявлений. Помимо очерченных выше направлений развития положений диссертации, перспективными представляются исследования правовой идеологии в осуществлении каждой из ее выделенных функций. Также возможно ставить вопрос о корреляции функций правовой идеологии в контексте проблемы повышения эффективности ее функционирования. Открывается возможность, используя предложенные в работе подходы, детально исследовать каждый структурный уровень правовой идеологии и рассмотреть самый широкий спектр проблем, связанных с совершенствованием ее структуры. Работа формирует теоретико-правовую и методологическую базу для исследования правовой идеологии и явлений с ней связанных в рамках отраслевых юридических теорий.

<< | >>
Источник: Клименко Алексей Иванович. ФУНКЦИОНАЛЬНО-СТРУКТУРНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ПРАВОВОЙ ИДЕОЛОГИИ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора юридических наук. Москва - 2016. 2016

Еще по теме ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -