<<
>>

Юристы-социологи: взгляд на общество

Юристы, стремившиеся рассматривать государство и право социологически, обычно начинали с определения своих взглядов на общество. Они считали необходимым изложить свои общесоциологические подходы, поскольку придавали им важное методологическое значение.

Такие юристы стояли, как правило, на платформе позитивизма и понимали общество в основном в духе классического контизма: общество есть система, где действуют законы статические (функциональные взаимосвязи) и динамические (повторяемость явлений во времени). Общество состоит из совокупности институтов, скрепляемых функциональными связями. Индивид, принадлежа к разным общественным союзам, посредством своего участия связывает их в единое целое. Государство и право - органические части общества, поэтому их следует рассматривать в системе всех социальных явлений. Поскольку право и государство, полагали юристы, имеют социальную природу, обусловлены общественной средой, при их изучении необходимо применять структурно-функциональный, т.е. социологический подход.

Типично позитивистские представления об обществе мы находим в работах Н.М. Коркунова и Г.Ф. Шершеневича.

По Коркунову, есть две разновидности теорий об обществе: механические и органические. Механические теории, отмечает юрист, господствовавшие в XVII и XVIII вв., взрастали на концепциях естественного состояния, естественного права и общественного договора. Для деистического или пантеистического мировоззрения эпохи Просвещения было характерным рассматривать мироздание как механизм с хорошо отлаженными, автоматически действующими машинами. Индивиды - те же машины, из которых складывалось общество. Каждый индивид самостоятелен и автономен, поэтому жить в обществе он согласен, только заключив равноправный договор. Общественный договор рассматривался как механизм, соединяющий индивидов в единое целое, а общество понималось как следствие чисто механических, процедурных действий.

Данная модель, по Коркунову, вела «к крайнему индивидуалистическому пониманию общественной жизни Личность признавалась над всем господствующей и все определяющей. Не личность считалась обусловленной общественной средой, а, наоборот, общественный порядок являлся всецело определенным произволом отдель

ных личностей» . В настоящее время, по Коркунову, механическая теория в своем чистом виде отвергнута, поскольку противоречит данным истории и антропологии. Вместе с тем он отмечает и достоинство данной теории: это первая попытка научного объяснения общества, поскольку она рассматривала общественную жизнь не как продукт действия какой-то внешней силы, независящей от самого общества, а как следствие действия сил, существующих в самом обществе .

Отношение к органической теории у Коркунова не менее критичное, хотя именно ее придерживались основатели позитивизма О. Конт и Г. Спенсер. Органическая теория, возникшая на рубеже XVIII - XIX вв., значительно продвинула вперед, полагает юрист, научные представления об обществе. Сначала К. Биш, создавший теорию витализма, провел четкую грань между явлениями живыми и мертвыми, между органическими и механическими, между науками биологическими и физическими. Затем Кант и Шеллинг философски обосновали такое противоположение. Историческая наука дала доказательства генетической и органической связи социальных явлений. И наконец, Конт и Спенсер предложили рассматривать законы, действующие в обществе, как продолжение законов природы. При всей благотворности стремления, утверждает Коркунов, опираться на данные естествознания при изучении общества, фактическое отождествление законов общества и природы вело к огрублению, к искажению представлений об обществе. Различия между социальной жизнью и природой, с его точки зрения, слишком велики .

Отвергнув механическую и органическую теории, Коркунов предложил собственную психолого-социологическую трактовку общества. Между надорганическим и органическим миром, рассуждает он, есть существенное различие: первый определяется настоящим, второй

- настоящим и прошедшим.

В механике, физике, химии нет учения о развитии, изучение на- дорганических явлений ограничивается их настоящим, изучение явлений органического мира немыслимо без опоры на их историю. Высшее проявление органического мира - общество

- обладает исключительным качеством - сознанием (или психикой, по терминологии Коркунова). Именно сознание предопределяет системные связи общества с надорганическими и органическими явлениями. Общество обусловлено тремя средами: 1) внешней (физической, или природной), 2) внутренней (органической, слагается из обычаев и учреждений), 3) идеальной, духовной (общественные идеалы, представляющие собой представления народа о будущем). Таким образом, жизнь общества определяется не только прошлым и настоящим, но и будущим, т.е. социальными идеалами. Прогресс человечества проявляется в развитии общественного сознания, в способности людей формировать идеалы. Общество не знает ес- [312] [313] [314] тественной смерти именно потому, что живет идеалами: устаревшие нормы, обычаи и учреждения сменяются новыми благодаря социальным идеалам. Чем сильнее действие идеалов, тем прочнее общество и его институты. Повышение роли социальных идеалов свидетельствует об усилении активной, сознательно-волевой деятельности людей, сокращающей их степень зависимости от объективных факторов социального бытия .

Коркунов здесь отстаивает типичную для позитивистской социологии первой волны оптимистическую установку о созидательной способности человека, о его огромных возможностях в деле социального реформаторства. Общество, овладевшее знаниями о самом себе и природном мире, может сознательно, а не стихийно, создавать новые общественные отношения и учреждения. Вместе с тем прогрессивное развитие общества, по Коркунову, имеет естественные ограничения, коренящиеся в законе наследственности. Любое общество, полагает юрист, создает социально-психологическую среду (нормы, ценности, традиции, учреждения), обладающую силой инерции и формирующую новые поколения.

В силу закона наследственности сознание и психика отдельной личности формируется под воздействием стереотипов социальной среды, что обеспечивает связь данной личности с прошлыми историческими эпохами. Прошлое человеческого рода, подчеркивает Коркунов, определяют его качества в настоящем. Действие закона наследственности усиливается тем обстоятельством, что каждый индивид благодаря духовной среде оказывается включенным в различные социальные группы и получает от них определенный социальный опыт. В результате закон наследственности придает общественному развитию преемственность, постоянство и закономерность, устанавливает объективные рамки данного процесса[315] [316]. Политико-правовая сфера, согласно такой позиции, развивается не хаотично, а в соответствии с вектором, заданным историей. Политико-правовой идеал в этом смысле также связан с прошлым и во многом им определяется.

В позитивистском духе Коркунов ставит и пытается решить вопрос о соотношении личности и общества. Несмотря на признание психической природы общества, которая, казалось бы, должна была предполагать высокую степень свободы индивида, Коркунов делает вполне обоснованный вывод, что индивидуальная человеческая воля, будучи включенной в причинно-следственную связь явлений, не является свободной. Все отношения человека к другим людям основаны на предположении, что их воля несвободна. Изучение объективных свойств человеческой личности возможно только при допущении, что эта личность определяется объективными условиями ее существования. «Будь воля свободна, никакие прочные отношения между людьми не были бы возможны. Мы бы не знали тогда, чего ждать от лю- дей, не могли бы никак на них воздействовать» . Например, ежегодное число самоубийств говорит не о свободе воли (якобы человек по своей воле уходит из жизни), а о стабильности условий, ведущих к самоубийствам. Поскольку свободы воли нет, делает вывод юрист, общественные явления (в том числе духовная жизнь) также подчинены закону причинной связи, что устраняет саму возможность противопоставления общества и личности.

Вместе с тем противостояние все-таки остается, т.к. личность, по Коркунову, создает свой собственный духовный мир, где она воспринимает себя в качестве «верховной цели», а общество - как средство. Но и в этом случае субъективное сознание личности определяется объективными условиями и тем самым включается в существующие причинно-следственные связи. Конфликт цели и средств разрешается в рамках каузальной зависимости. Свобода индивида проявляется только в одном: в возможности балансировать на противоречиях между социальными группами (государство, церковь, национальность, класс, община, семья), в которые он включен. Поскольку каждая группа стремится подчинить себе личность полностью, последняя получает возможность маневра - на противодействии этих групп создать себе собственную сферу свободы[317] [318] [319].

В представлениях Г.Ф. Шершеневича об обществе есть заметный крен в сторону биологии, что было типично для позитивистов первой волны. Чтобы изучать общество, утверждает он, необходимо отталкиваться от свойств живого человека с его естественными потребностями. Поэтому социологии должна предшествовать антропология. Человек хотя и является общественным существом, первичная его природа - животность, инстинкт самосохранения. «Инстинкт самосохранения - это первоначальная естественная сила, которая создала всю общественность, это рычаг, при помощи которого люди воздействуют на человека и преобразуют его в интересах общества. Инстинкт самосохранения есть данное антропологическое, но не социологическое» . Инстинкт самосохранения есть тот неразложимый остаток, в силу которого человек приобретает индивидуальность и навсегда останется отчасти изолированным. Индивид имеет инстинкт самосохранения от природы, а не от общества, в силу чего «его мысль направляется прежде всего на обеспечение своего существования, и благодаря которому он никогда не поддастся полной социализации»[320]. В качестве исходного начала исследования следует взять изолированного человека, поскольку общественная среда для него «есть тот же внешний мир», т.е.

нечто вторичное. В человеке, отмечает Шершене- вич, природное начало всегда берет верх над социальным: человек есть прежде всего просто человек, а потом уже человек-муж, человек-отец, человек-гражданин. В случае коллизии интересов даже в самом культурном человеке пробивается животное начало .

В условиях социальной среды, развивает свою мысль Шершеневич, инстинкт самосохранения играет и прогрессивную роль. Благодаря инстинкту самосохранения «человек стремится всеми силами поддержать свою жизнь и по возможности расширить сферу ее проявления. Человек не только хочет жить, но, по мере своего культурного подъема, в силу того же закона самосохранения, предъявляет все большие требования к понятию о жизни. Довольный сначала удовлетворением своих элементарных физических потребностей, человек в дальнейшем настаивает на возможно полном удовлетворении всех сторон своего душевного склада. Сначала просто жизнь, а потом возможно полная жизнь»[321] [322] [323]. Иначе говоря, общество, помогая индивиду обеспечить первичные физические потребности, в дальнейшем формирует другие его потребности, в том числе в сфере культуры и духовного развития (например, человеческий эгоизм требует прогресса общественных учреждений). Стремление человека улучшить условия своей жизни обусловливает рост его критического отношения к существующему общественному устройству.

Взгляды Шершеневича на общество отчетливо проявляются при рассмотрении им наиболее распространенных теорий: механической, органической, биологической, материалистической, психологической. Отношение к механической теории, опирающейся на концепции естественного права и общественного договора, во многом совпадает с позицией Коркунова: общество не может быть признано результатом договора, но научную ценность механической теории отрицать нельзя. Органическая теория по большей части также критикуется за огрубление представлений об обществе, но признаются и достоинства: общество в известном смысле есть организм, поскольку представляет собой естественную связь между индивидами и институтами; органический подход к обществу стимулировал его историческое изучение, выявление в нем естественных закономерностей .

В биологической теории (социал-дарвинизме) Шершеневич, судя по всему, видит больше достоинств, чем недостатков: биологические законы сохраняют свою применимость и в социальной среде, но только в той мере, в какой между людьми остались неорганизованные отношения. Действие биологических законов в обществе тормозится в зависимости от степени его организованности. Например, закон борьбы за существование сохраняет свое действие в экономике и межгосударственных отношениях (здесь побеждают не лучшие, а наиболее сильные). Биологические законы действуют в обществе не потому, делает вывод Шершеневич, что неотвратимы, а потому что не отвращены[324].

За марксизмом (материалистической теорией) Шершеневич признает заслугу в установлении связи между экономикой и другими сферами общества, но посылку о первичности производственных отношений перед сознанием, государством и правом считает неверной. «В основе экономики, - полагает он, - лежит не что иное, как психика. Причиной, побуждающей к накоплению капитала, служит не материальная нужда, а тщеславие, властолюбие, - факт не экономический, а психический. При обмене благами оценка производится на психической основе. Над потребностями, вызванными необходимостью пить, есть, иметь жилище и одеваться для поддержания своего организма, стоят в несравненно большем количестве потребности, созданные взаимодействием людей. В утверждении, что государство и право составляют лишь пассивное отражение экономических отношений, упущено, что сама экономика, и прежде всего условия производства, определяются государством и правом. Чтобы могла наступить капиталистическая эра, необходимо было, чтобы право признало институт частной собственности, а государство решилось поддерживать его всеми своими силами» .

Взгляды Шершеневича на общество пронизаны антропологизмом, социальные процессы и институты он вольно или невольно соотносит со свойствами индивида. Так, выделяя признаки общества (совокупность индивидов, общий интерес, сотрудничество, организация), признавая его объективное бытие, юрист, тем не менее, настаивает, что реально существует только индивид, общество есть только форма его индивидуального существования. Иначе говоря, индивид первичен, общество и его формы вторичны. Социальная среда хотя и представляет собой реальную силу, свои свойства она получает от индивидов. Например, общественное сознание (язык, нравы, верования), по Шершеневичу, есть не более, чем сумма психических состояний индивидов, это идеальная, духовная среда, обусловленная сознанием отдельных индивидов. «Чем большую роль играет сознательность в общественной жизни, тем это становится очевиднее»[325] [326]. Понятно, что при таком подходе социология Шершеневи- ча страдала прямолинейностью и односторонностью, не учитывала того факта, что общество всегда имеет некоторые качества, никак не присущие отдельным индивидам. Сведение свойств общества к сумме антропологических свойств индивидов уже к концу XIX в. считалось пройденным этапом в социологии.

Тем не менее Шершеневич демонстрирует попытку отойти от узкого антропологизма, когда рассматривает соотношение между индивидом и обществом. Общество и индивид, рассуждает он, стоят друг перед другом, как два исконных и высших начала, одновременно дружественных и враждебных. Человек одновременно принадлежит к различным малым группам, имеющих и противоположные интересы. Поскольку индивид есть продукт общественной среды, многообразие социальных групп предопределяет многообразие индивидов. Отдельная индивидуальность формируется благодаря уникальному стечению влияний на данного конкретного человека. В силу своего прогрессивного развития общество все более становится многослойным, что увеличивает социальное и индивидуальное многообразие[327].

В отношениях индивида с обществом наблюдаются две противостоящие друг другу тенденции. Суть первой состоит в том, что по мере развития культуры и общественного разделения труда индивид все сильнее становится связан со своей социальной группой и обществом в целом. Вторая тенденция проявляется в стремлении индивида отстоять свою личную свободу, т.к. параллельно с ростом культуры растет его самосознание. То есть с прогрессом общества одновременно происходит рост солидарности его членов и расширение личной свободы: «Здесь создается драматическое и безвыходное противоречие. С одной стороны индивид стремится расширить сферу своей индивидуальной самостоятельности и отстранить общественное вмешательство, в какой бы форме оно ни выразилось, - политической, юридической, нравственной. С другой стороны индивид все более обобществляется. Нельзя говорить, что общество насильно втягивает в себя индивида, - индивид сам тянется к обществу. Чем выше развита индивидуальность, тем больше нуждается индивид в общении, в общественной деятельности»[328]. Данное противоречие определяет ход общественного развития, в котором наблюдаются сменяющие друг друга отклонения то в сторону общества, то в сторону индивидуальности. Точка равновесия здесь, делает вывод Шершеневич, никогда не может быть найдена.

4.2.

<< | >>
Источник: ЖУКОВ ВЯЧЕСЛАВ НИКОЛАЕВИЧ. СОЦИОЛОГИЯ ПРАВА В РОССИИ: ВТОРАЯ ПОЛОВИНА XIX - ПЕРВАЯ ТРЕТЬ XX в. (ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ). Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Москва - 2015. 2015

Еще по теме Юристы-социологи: взгляд на общество:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -