<<
>>

Формирование научной среды

Проникновение социологии в российскую юриспруденцию детально описал Н.И. Ка- реев, свидетель и участник данного процесса. Отечественная университетская наука, отмечает он, обращается к социологии на десять лет позже, чем русская журналистика (имеются в виду П.Л.

Лавров, Н.К. Михайловский, С.Н. Южаков и др.), только на исходе семидесятых годов. Раньше других откликнулись на новые веяния политическая экономия и юриспруденция, позднее и много сдержаннее - история. Причина позднего обращения юристов к социологии - их консерватизм, коренящийся в нормативном характере юриспруденции: «Каждая нормативная наука имеет своею целью не изъяснение действительности, а установление принципов должного. Такова логика для нашего мышления, такова этика для нашего поведения. Обе эти науки касаются тех же предметов, коими занимается и психология, но только не с той точки зрения, с какой психология изучает ум, чувство и волю человека. Вот и юриспруденция на первых порах развития относилась к праву совершенно так же, как логика и этика относятся к духовной жизни человека, т.е. ставя перед нею известные нормы, а не исследуя законы действительно совершающихся явлений... Как теория нормативная, юриспруденция по своему предмету ближе всего стоит к этике, нормы поведения и нормы отношений между людьми тесно между собою переплетаются. Долгое время казалось, что обосновать нравственные и юридические нормы можно лишь на чисто метафизическом рассмотрении вопроса о том, что такое нравственность, что такое право. Это, так сказать, устанавливало задачу, определяло метод философии права, т.е. теоретической юриспруденции. С такой

236

нормативно-юридической, чисто идеологической точки зрения изучалось и государство» . Кроме того, социологи, начиная с О. Конта, «заходили часто слишком далеко, выбрасывая за борт без всякого разбора всю юриспруденцию, как отжившую свой век метафизику, даже не стараясь выделять из ее учений то, что могло бы быть ценным и с позитивной точки зрения» .

Юристы, в свою очередь, не могли равнодушно относиться к такому отрицанию юриспруденции, что также вызывало на первых порах полное отторжение социологии.

Однако несмотря на сопротивление консервативной академической среды, огромная популярность позитивизма и социологии сделала свое дело: юристы в своих исследованиях довольно широко начинают использовать социологию. Вряд ли было много юристов, полностью отрицавших ценность социологии как отдельной самостоятельной науки. Их по- настоящему могло настораживать только одно: социология в своей претензии на универсализм и всеобщность грозила разрушить традиционную юриспруденцию. Если обращаться к дискуссиям тех лет, то речь шла главным образом об одном: можно ли имплантировать социологию в юриспруденцию без ущерба для последней, и если можно, то при каких условиях и в каком объеме. Если смотреть на фактически сложившуюся картину, то юридический корпус разбивался на несколько основных групп. Первую составляли юристы, целенаправленно пытавшиеся соединить социологию с юриспруденцией либо путем реформирования отраслей права на основе социологии (С.А. Муромцев, Ю.С. Гамбаров), либо разрабатывая новую социолого-юридическую методологию (Б.А. Кистяковский, Е.В. Спекторский), либо просто пропагандируя ценность социологического знания для юридической науки (В.М. Хвостов). Во вторую группу входили юристы, откликнувшиеся на социологию, но которые либо считали недопустимым внедрение социологии в юриспруденцию, либо делали на этот [233] [234] счет существенные оговорки При этом и те и другие фактически довольно успешно соединяли социологию с юридической наукой (Б.Н. Чичерин, П.И. Новгородцев, Г.Ф. Шершеневич). Юристы третьей группы (основная масса) оставались равнодушны к социологии и не предпринимали никаких попыток использовать социологический подход в юриспруденции. Совсем редкие случаи - это полный переход юристов в социологию, что было позднее, в 20 - 30-е гг. XX в. Н.С. Тимашев, например, называет только три таких случая: историю собственного перехода, П.А.

Сорокина и Г.Д. Гурвича . При этом следует отметить, что первые два никогда не забывали правовой проблематики, а последний по преимуществу занимался социологией права.

По-видимому, можно согласиться с Н.И. Кареевым в том, что первым юристом, решительно провозгласившим себя социологом-позитивистом, был историк русского права В.И. Сергеевич. В своей докторской диссертации «Задачи и метода государственных наук» (1871 г) он пропагандировал идеи О. Конта и высказывался за поиск социальных закономерностей. «Сама диссертация Сергеевича не оказала никакого влияния на ближайшие поколения петербургской университетской молодежи»[235] [236]. «Более сочувственный прием, - продолжает автор, - встретила мысль о социологии в Московском университете с середины семидесятых годов, когда в нем началось обновление юридической профессуры. В это время на разных кафедрах юридического факультета появились такие еще тогда молодые ученые, как Чу- пров, Янжул, Муромцев, Ковалевский, позднее Гамбаров, которые вместе с некоторыми тоже новыми профессорами-гуманитариями (Стороженко, Всеволодом Миллером, Ключевским, Алексеем Веселовским) или математиками и натуралистами (Бугаевым, Тимирязевым) образовали своего рода широкий академический кружок представителей наиболее свежих, реалистических и прогрессивных тенденций западной науки... Вот в этой-то университетской среде и проявилось социологическое направление в русской юридической мысли в лице двух профессоров права - Муромцева и Ковалевского»[237].

Роль С.А. Муромцева в создании социологического направления в российской юриспруденции подтверждает и Г.Ф. Шершеневич: «Новое направление возникло и нашло себе приют главным образом в Московском университете, который особенно оживился в семидесятых годах благодаря молодым ученым силам, сразу завоевавшим себе общую симпатию как в общей, так и в специальной литературе юридической и экономической. Во главе нового направления юриспруденции в России стал профессор Московского университета по кафедре римского права, а теперь присяжный поверенный, Сергей Андреевич Муромцев»[238].

Работы Муромцева, продолжает автор, «заставили русских ученых обратиться к пересмотру основных вопросов права, и вызвали оживленные прения в этой области, а начинающих ученых направили на историко-философский путь»[239].

Социология в равной мере и с одинаковой интенсивностью проникала в догматическую и фундаментальную юриспруденцию. Такое течение дел определялось тем фактом, что обе части юридической науки реформировали, как правило, одни и те же лица. Внутри отраслей гражданского, уголовного, государственного, международного права была проделана большая работа по социологическому переосмыслению догматического материала. Многое из сделанного отраслевиками-социологами прочно вошло в научный аппарат соответствующих отраслей права. Отраслевики, внедряя социологию в догматическую юриспруденцию, попутно создавали теоретико-методологическую базу для рассмотрения государства и права в общесоциологическом духе. Отраслевики-социологи (С.А. Муромцев, М.М. Ковалевский, М.Н. Коркунов, Л.И. Петражицкий, Ю.С. Гамбаров, В.В. Ивановский, Н.И. Лазаревский, М.П. Чубинский и др.) внесли главный вклад в реформирование энциклопедии и философии права, в наполнение новым содержанием политики права, в создание общей теории права, сравнительного правоведения и социологии права. Цивилист Г.Ф. Шершеневич, будучи противником имплантации социологии в юридическую догматику, много сделал для разработки общей теории права как комплексной дисциплины, включающей социологический компонент.

Наибольший резонанс произвела, конечно, попытка реформировать традиционные отрасли права. Во всяком случае результаты этой деятельности производили наиболее сильное впечатление на юридический мир России, поскольку речь шла о коренной ломке традиционной отраслевой догматики. Результаты по реформированию фундаментальных дисциплин были не менее значимыми, хотя и относились к ним более спокойно. Наполнение фундаментальной юридической науки социологическим содержанием не вызывало всеобщего протеста в силу ее изначальной теоретической и методологической эклектичности.

2.2.

<< | >>
Источник: ЖУКОВ ВЯЧЕСЛАВ НИКОЛАЕВИЧ. СОЦИОЛОГИЯ ПРАВА В РОССИИ: ВТОРАЯ ПОЛОВИНА XIX - ПЕРВАЯ ТРЕТЬ XX в. (ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ). Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Москва - 2015. 2015

Еще по теме Формирование научной среды:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -