<<
>>

§ 1.3. Уголовно-правовая характеристика квалифицированного и особо квалифицированного составов кражи

С принятием в 2014 г. нового УК в статью, предусматривающую ответственность за кражу были внесены определенные изменения. Если УК РК 1997 г. насчитывал 7 квалифицированных и особо квалифицированных видов кражи, то в новом УК РК 2014 года их количество увеличилось до 8.

С двух до трех увеличилось количество особо квалифицированных видов кражи.

Кража, совершенная из нефтегазопровода, ранее находившаяся в ч. 2 ст. 175 УК РК 1997 года, была перенесена в ч. 4 ст. 188 УК РК, при этом существенно увеличилось наказание за данный вид кражи. Если ранее законодатель предусматривал максимальное наказание в виде ограничения свободы на срок до пяти лет, либо лишение свободы на тот же срок с конфискацией имущества или без таковой, то в новом УК - только лишение свободы на срок от пяти до десяти лет с конфискацией имущества.

Часть 2 ст. 188 УК РК дополнена новым квалифицированным видом кражи - путем незаконного доступа в информационную систему либо изменения информации, передаваемой по сетям телекоммуникаций.

Внесено изменение в ч. 4 ст. 188 УК РК, где кража, совершенная организованной группой, заменена на кражу, совершенную преступной группой.

Часть 2 ст. 188 УК РК предусматривает ответственность за квалифицированную кражу, совершенную:

1) группой лиц по предварительному сговору;

2) неоднократно;

3) с незаконным проникновением в жилое, служебное или производственное помещение, хранилище либо транспортное средство;

4) путем незаконного доступа в информационную систему либо изменения информации, передаваемой по сетям телекоммуникаций.

Первым квалифицированным видом кражи, предусмотренным п. 1) ч. 2 ст. 188 УК РК, является кража, совершенная группой лиц по предварительному сговору.

В соответствии со ст. 31 УК РК «Уголовная ответственность за уголовные правонарушения, совершенные группой», уголовное правонарушение признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении уголовного правонарушения.

Из содержания ст. 31 следует, что основным отличительным признаком данного вида кражи является достижение предварительной договоренности между участниками преступления о совместном его совершении.

Как отмечено в п.п. 8, 9 Нормативного постановления Верховного Суда Республики Казахстан «О судебной практике по делам о хищениях»: «При квалификации действий виновных по признаку совершения хищения чужого имущества группой лиц по предварительному сговору необходимо выяснять, имелась ли выраженная в любой форме договоренность двух или более лиц на хищение, состоялся ли сговор этих лиц до начала совершения действий, непосредственно направленных на завладение чужим имуществом, то есть до выполнения объективной стороны состава преступления хотя бы одним исполнителем».

Лицо, которое не состояло в предварительном сговоре с другими соучастниками хищения, но в ходе его совершения другими лицами присоединилось к ним и приняло участие, должно нести ответственность за фактически совершенные им конкретные действия как соисполнитель преступления».

Квалификация действий участников преступления как совершенных группой по предварительному сговору возможна как при простом (соисполнительство) так и при сложном соучастии (с распределением ролей).

Согласно п.8 Нормативного постановления, хищение квалифицируется по признаку «группой лиц по предварительному сговору» и в тех случаях, когда для его совершения объединены общие усилия двух или более лиц и действия каждого из соучастников являются необходимым условием для совершения действий других соучастников, согласно предварительному распределению ролей, и находятся в причинной связи с общим, наступившим от деятельности всех соучастников, преступным результатом. В таких случаях необязательно участие в преступлении двух и более исполнителей, достаточно одного исполнителя при наличии других видов соучастников.

Интересно, что до принятия в 2003 г. указанного Нормативного постановления в судебной практике имели место случаи, когда Верховный суд допускал возможность совершения кражи группой лиц по предварительному сговору только при соисполнительстве.

Так приговором Жаркинского районного суда Акмолинской области Р. и Б. признаны виновными в совершении кражи группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилое, служебное или производственное помещение, хранилище и осуждены:

- Р. по ст. 175 ч. 2 п. п. «а, в» УК РК к 5 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

- Б. по ст.ст. 28 ч. 5, 175 ч. 2 п.п. «а, в» УК РК к 2 годам лишения свободы условно.

Постановлением судебной коллегии по уголовным делам Акмолинского областного суда приговор суда оставлен без изменения.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Казахстан протест Г енерального Прокурора РК удовлетворила, состоявшиеся судебные постановления в отношении Р. и Б. изменила и указала следующее: «Как установлено по делу, кража совершена одним исполнителем - осужденным Р. В процессе изъятия имущества Б. участия не принимала, оказала содействие в виде пособничества. По ст. 31 УК РК преступление не может быть признано совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в его совершении принимали участие один исполнитель и пособник. В связи с этим квалифицирующий признак кражи, предусмотренный п. «а» ч. 2 ст. 175 УК РК, - совершение преступления в группе лиц по предварительному сговору - вменен Р. и Б. необоснованно, подлежит исключению из их обвинения».[61]

Не может квалифицироваться по п. 1) ч. 2 ст. 188 УК РК кража, умышленно совершенная совместно с лицом, не достигшим возраста, с которого наступает уголовная ответственность за данный вид преступления, либо с лицом, признанным невменяемым.

Пункт 2) части 2ст. 188 УК РК предусматривает ответственность за совершение кражи неоднократно. В соответствии с ч. 1 ст. 12 УК РК «Неоднократность уголовных правонарушений» неоднократностью уголовных правонарушений признается совершение двух или более деяний, предусмотренных одной и той же статьей или частью статьи Особенной части настоящего Кодекса. Преступление и уголовный проступок не образуют между собой неоднократность.

Уголовное правонарушение не признается совершенным неоднократно, если за ранее совершенное уголовное правонарушение лицо было осуждено либо освобождено от уголовной ответственности по основаниям, установленным законом (ч. 2 ст. 12 УК РК).

В случаях, когда неоднократность преступлений предусмотрена в качестве обстоятельства, влекущего за собой более строгое наказание, совершенные лицом преступления квалифицируются по соответствующей части статьи Особенной части настоящего Кодекса, предусматривающей наказание за неоднократность преступлений (ч. 4 ст. 12 УК РК).

Кражу, совершенную неоднократно, следует отличать от продолжаемой кражи. Согласно ч. 3 ст. 12 УК РК не признается неоднократным продолжаемое уголовное правонарушение, то есть уголовное правонарушение, состоящее из ряда одинаковых противоправных деяний, которые охватываются едиными умыслом и целью и образуют в целом одно уголовное правонарушение.

Отличие неоднократного преступления от продолжаемого разъясняется в п. 12 Нормативного постановления Верховного Суда Республики Казахстан «О судебной практике по делам о хищениях»: «В отличие от продолжаемого, неоднократные посягательства на чужую собственность характеризуются отсутствием единого умысла на совершение нескольких хищений. При этом виновным лицом совершается не одно, а несколько преступлений, в которых он в каждом случае реализует самостоятельно возникший умысел на изъятие чужого имущества».

Таким образом, именно направленность умысла виновного имеет решающее значение при отграничении неоднократного преступления от продолжаемого. При продолжаемом хищении виновный, совершая два или более изъятия чужого имущества, реализует единый умысел на завладение имуществом.

Изучение материалов судебной практики показало, что судами допускаются ошибки в квалификации при разграничении кражи совершенной неоднократной и продолжаемой кражи.

Так ранее судимый за совершение хищения М. был осужден по пункту б) (кража, совершенная неоднократно) и пункту в) (кража, совершенная с незаконным проникновением в хранилище) ч.

2 ст. 175 УК РК 1997 года (действовавшая в том момент редакция УК РК предусматривала неоднократность и в случаях совершения кражи лицом, ранее осужденным за кражу). Согласно материалам дела, М. используя лом, вскрыл чужой гараж и похитил из машины, находившейся в гараже, две алюминиевые фляги, запасные части от машины, две автомагнитолы и др. вещи. Все похищенное он отнес домой и вновь возвратился в гараж с намерением забрать остальные вещи из гаража и в этот момент был застигнут на месте преступления.

В результате непризнания наличия продолжаемого преступления, неправильно определив момент окончания преступления, суд признал эту кражу оконченным хищением. Коллегия по уголовным делам СевероКазахстанского областного суда по протесту прокурора и апелляционной жалобе осужденного изменила приговор, переквалифицировав действия М. с пунктов б), в) ч. 2 ст. 175 на ч. 3 статьи 24 и пункты б), в) ч. 2 ст. 175 УК РК, как покушение на кражу, совершенную неоднократно с незаконным проникновением в хранилище. При этом коллегия указала, что М. было совершено продолжаемое преступление, которое учитывается как единое, состоящее из двух эпизодов, охваченных единым умыслом виновного.1

Следующий квалифицирующий признак - кража, совершенная с незаконным проникновением в жилое, служебное или производственное помещение, хранилище либо транспортное средство (п. 3) ч. 2 ст. 188 УК РК).

Повышенная опасность краж, совершенных с незаконным

проникновением в жилое, служебное или производственное помещение, хранилище либо транспортное средство, выражается в том, что фактически при их совершении происходит посягательство на два объекта. Наряду с правом собственности нарушается конституционное право на

неприкосновенность жилища, вред может причиняться и самому жилищу.[62] [63]

Кроме того, кражи данного вида, как правило, свидетельствуют о высокой степени преступной мотивации виновного, а, следовательно, о повышенной криминогенности его личности.

Проникновение как действие, предшествующее изъятию имущества, предполагает определенный объем предварительной преступной деятельности, что отличает предумышленный характер таких деяний; они отличаются, как правило, значительной степенью энергии, высокой интенсивностью преступного поведения, стремлением преступников завладеть имуществом, не взирая ни на какие препятствия.

Как верно отметила С. И. Буз «... практика свидетельствует о достаточно высокой воровской сноровке таких преступников, их настойчивости и изобретательности. Такого рода преступления, как правило, совершаются в группе, по предварительному сговору, они нередко носят многоэпизодный характер, и в конечном итоге, причиняют значительный ущерб».[64]

К примеру, 21.07.2016 Костанайским районным судом Костанайской области рассмотрено уголовное дело в отношении Ю., ранее судимого.

Установлено, что подсудимый Ю. будучи неоднократно судимым за совершение умышленных преступлении, имея непогашенные судимости, должных выводов для себя не сделал, на путь исправления не встал и вновь совершил ряд умышленных преступлений средней тяжести.

За период с 17.10.2015. по23.03.2016 года Ю. совершил семь краж и 3 покушения на кражу, при этом три кражи и одно покушение на кражу совершено в один день 18.03.2016 года. Все преступления совершены одинаковым способом - с незаконным проникновением, путем отжатия форточки пластикового окна (6 эпизодов) или разбития форточки (1 эпизод).

В результате совершенных преступлений причинен ущерб в размере 1 829 000 тенге (примерно 332 545 рублей).

По приговору суда Ю. назначено наказание в виде 5 (пяти) лет лишения свободы, с конфискацией имущества, являющегося собственностью осужденного, с отбыванием наказания в ИК общего режима.

Анализ данного вида кражи позволяет выделить обязательные условия необходимые для квалификации по данному пункту.

Изъятие чужого имущества совершается путем проникновения в жилое, служебное или производственное помещение, хранилище либо транспортное средство.

В уголовно-правовой литературе большинство авторов при определении понятия «проникновение» исходят из его грамматического толкования, согласно которому термин «проникновение» понимается как «попасть, пробраться куда-н. внутрь, достичь чего-н. Воры проникли в дом»} Так, по мнению П.И. Гришаева, под проникновением следует понимать любые действия, с помощью которых похититель попал, пробрался в помещение и таким путем получил возможность ненасильственно и тайно изъять чужое имущество.[65] [66]

Верховный суд Республики Казахстан в Нормативном постановлении «О судебной практике по делам о хищениях» разъясняет, что незаконное проникновение - это тайное или открытое вторжение либо вхождение в жилое, служебное, производственное помещение либо хранилище с целью совершения кражи, грабежа или разбоя.

Решая вопрос о наличии в действиях виновного признаков кражи, совершенной с незаконным проникновением в жилое, служебное или производственное помещение, хранилище либо транспортное средство, необходимо определить момент возникновения у него умысла на совершение хищения имущества и обстоятельства его нахождения в вышеуказанных местах.

Квалификация действий виновного по п. 3) ч. 2 ст. 188 УК возможна только в тех случаях, когда умысел на хищение возник до фактического тайного или открытого незаконного вторжения. Если умысел на завладение возник в процессе такого пребывания в указанных помещениях, его действия не образуют данного квалифицирующего признака.

К примеру, Постановлением надзорной судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Казахстан № 2уп-210-11 от 27 сентября 2011 г. изменен приговор Кисилеву, признанному виновным в совершении хищения чужого имущества с незаконным проникновением в жилое помещение и осужден по п. «в» ч. 2 ст. 175 УК.1

Постановлением апелляционной судебной коллегии областного суда приговор суда в отношении Кисилева оставлен без изменения.

Надзорная судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда судебные акты по данному делу в части квалификации действий осужденного изменила по следующим основаниям.

Материалами уголовного дела установлено, что Кисилев по приглашению малознакомого Гулевича примерно два часа находился в его комнате и распивал с ним спиртные напитки. Примерно в час ночи он ушел в другую комнату. Через 15 минут, с целью забрать свои сигареты, которые забыл после употребления спиртных напитков, Кисилев через открытую дверь вошел в комнату к Гулевичу. Находясь в комнате, он увидел, что хозяин спит. Возле серванта он увидел пакеты с вещами и унес их.

Кисилев в своих показаниях последовательно утверждал, что в комнату к Гулевичу, где он был несколько минут назад, он зашел с целью забрать свои сигареты. Дверь комнаты была открыта. Уже находясь в комнате, он увидел, что хозяин спит, а в комнате стоят пакеты с вещами. Только в этот момент у него возник умысел на хищение.

Показания осужденного Кисилева на предварительном следствии и в судебном разбирательстве были последовательны и другими материалами дела не опровергаются.

Таким образом, следует признать, что умысел на хищение чужого имущества у Кисилева возник, когда он уже находился в комнате у Г улевича, в которую он вошел с целью забрать свои сигареты.

При изложенных обстоятельствах надзорной инстанцией Верховного Суда действия Кисилева переквалифицированы с п. «в» ч. 2 ст. 175 УК на часть первую данной статьи.

Обязательным условием для квалификации по указанному пункту является незаконность нахождения виновного в помещении. Незаконным признается проникновение виновного в помещение, находится в котором он не имеет права. Таковым, к примеру, будет проникновение работника в помещение организации, где он работает, в нерабочее время.

Если же виновный оказался в жилом, служебном, производственном помещении либо хранилище с добровольного согласия потерпевшего или лиц, под охраной которых находилось имущество, в силу родственных отношений, знакомства и других обстоятельств его действия не образуют данного квалифицирующего признака. Также отсутствует данный квалифицирующий признак преступления в случаях, когда виновный, правомерно находясь в помещении или хранилище, совершает кражу из открытых для доступа комнат, отделов или других частей данного помещения или хранилища.

Так, Постановлением надзорной судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Казахстан № 2уп-210-11 от 27 сентября 2011 г. изменен приговор Денисову, признанному виновным в краже из магазина трех мобильных телефонов, совершенной с незаконным проникновением в хранилище, и осужденному по п. «в» ч. 2 ст. 175 УК.1

Надзорная судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда приговор суда по данному делу изменила по следующим основаниям.

Выводы органов уголовного преследования и нижестоящего суда о наличии в действиях Денисова квалифицирующего признака преступления «хищение, совершенное с проникновением в хранилище», не основаны на материалах уголовного дела и законе.

Материалами дела бесспорно установлено, что Денисов зашел в магазин «Уют» посмотреть бытовую технику. Подойдя к витрине, где стояли сотовые телефоны, он увидел, что все продавцы заняты, а дверца витрины открыта. При такой доступности сотовых телефонов у Денисова возник умысел на совершение их кражи. Он взял с витрины три сотовых телефона марки «Нокия» и незаметно вышел из магазина.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 13 нормативного постановления Верховного Суда Республики Казахстан № 8 от 11 июля 2003 г. с изменениями и дополнениями, внесенными нормативными по становлениями № 14 от 19 декабря 2003 г., № 12 от 25 декабря 2006 г., № 3 от 11 мая 2007 г. и № 1 от 21 апреля 2011 г., «О судебной практике по делам о хищениях», квалифицирующий признак преступления - хищение, совершенное с проникновением, отсутствует в случаях, когда виновный, правомерно находясь в помещении или хранилище, совершает кражу из открытых для доступа комнат, отделов или других частей данного помещения или хранилища.

Эти требования, в также разъяснения п. 14 указанного нормативного постановления, где дается понятие хранилища, судом первой инстанции не были учтены.

Указанные ошибки нижестоящего суда при применении уголовного закона Верховным Судом были устранены и действия Денисова с п. «в» ч. 2 ст. 175 УК были переквалифицированы на ч. 1 ст. 175 УК.

Способы, при помощи которых совершается незаконное проникновение, могут быть разными. Вторжение может сопряжено с преодолением препятствий, с приложением виновным определенных усилий для получения доступа в помещение - пролом стен или перекрытий, взлом дверей или решеток, подбор ключей и т.п. Проникновение может быть осуществлено и просто путем вхождения в помещение, оказавшееся незапертым, либо с использованием временного отсутствия сотрудников.1

В соответствии с Нормативным постановлением «О судебной практике по делам о хищениях» как незаконное проникновение надлежит квалифицировать действия лица и в том случае, когда оно вторглось в помещение путем обмана потерпевшего, выдав себя, например, за представителя власти, предъявив подложный документ в целях проникновения и т.п.

Одним из дискуссионных вопросов является квалификация хищения, когда изъятие имущества осуществляется из помещения, но без непосредственного входа в него. Может ли, к примеру, квалифицироваться как кража с незаконным проникновением изъятие имущества, совершенное путем просовывания руки в открытую форточку окна?

По мнению Г.З. Анашкина такие случаи не могут квалифицироваться как совершенные с незаконным проникновением, так как это расширительное толкование положений, содержащихся в законе.[67] [68]

Представляется, что такая точка зрения ошибочна.

Практика расследования такого рода краж подтверждает, что преступнику вовсе необязательно проникать всем телом в помещение, для изъятия имущества. Он может просунуть руку в незакрытое окно, пролом, использовать для этого какое-либо приспособление, перегнуться с подоконника или карниза, словом, проникнуть в помещение настолько, насколько для него это безопасно и необходимо.[69]

Данная позиция поддерживается и Верховным судом РК, разъяснившим, что проникновение имеет место и тогда, когда виновным извлекаются похищаемые предметы без вхождения в указанные помещения с использованием технических средств и иных приспособлений.

Правильная квалификация данного вида кражи требует точного определения понятия «жилого, служебного или производственного помещения, хранилище либо транспортного средства».

УК РК выделяет три вида объектов, незаконное проникновение в которые образует состав данного вида кражи, но в отличие от УК РФ не дает их определения.

Нормативное постановление «О судебной практике по делам о хищениях» в п.14 содержит следующие разъяснения.

Под помещением следует понимать как постоянное, так и временное, как стационарное, так и передвижное строение или сооружение, предназначенное для размещения людей или материальных ценностей.

Согласно пункту 42 статьи 7 Уголовно-процессуального кодекса Республики Казахстан под жилищем следует понимать помещение или строение для временного или постоянного проживания одного или нескольких лиц, в том числе: собственные или арендуемые квартиры, дом, садовый дом, гостиничный номер, каюта; непосредственно примыкающие к ним веранды, террасы, галереи, балконы, подвал и чердак жилого строения, кроме многоквартирного дома, а также речное или морское судно.

Под хранилищем понимаются отведенные для постоянного или временного хранения материальных ценностей строения, особые устройства, места или участки территории, которые специально оборудованы оградой

или техническими средствами либо обеспечены охраной (например, предназначенные для хранения имущества или используемые в этих целях салоны и другие закрытые части автомашин, передвижные автолавки, рефрижераторы, контейнеры, сейфы, кладовые, находящиеся под охраной железнодорожные платформы с грузом, огражденные или не огражденные охраняемые площадки и др.).

Таким образом, можно выделить следующие обязательные признаки, которым должно отвечать хранилище:

1) объект, специально отведенный для постоянного или временного хранения материальных ценностей;

2) специально оборудованный оградой, техническими средствами, либо обеспеченный охраной.

Участки территории (акватории), емкости, не предназначенные для хранения, но используемые в этих целях (например, бункеры комбайнов, открытые кузова автомашин, платформы и полувагоны, которые не находятся под охраной либо не имеют приспособлений, препятствующих проникновению в них) к понятию «хранилище» не относятся.

К примеру, надзорной судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда Республики Казахстан изменен приговор нижестоящего суда в отношении Бугаева, признанного виновным в том, что, незаконно проникнув на территорию дачного участка, принадлежащего Боровому, тайно похитил колонку для воды, и осужденного по п. «в» ч. 2 ст. 175 УК.1

Надзорная судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда приговор суда по данному делу изменила по следующим основаниям.

Выводы суда первой инстанции о доказанности вины Бугаева в совершении тайного хищения чужого имущества основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах.

В то же время органами уголовного преследования и нижестоящим судом необоснованно признано, что дачный участок потерпевшего является хранилищем.

Из материалов уголовного дела усматривается, что дачный участок, с территории которого была совершена кража, специальной оградой или иными техническими средствами не оборудован.

Кроме того, материалами уголовного дела установлено, что умысел на хищение у Бугаева возник уже тогда, когда он находился на территории дачного участка. Об этом показывает сам осужденный. Его показания материалами дела не опровергаются.

На основании изложенного действия Бугаева надзорной инстанцией Верховного Суда переквалифицированы на ч. 1 ст. 175 УК.

Кражи из салонов транспортных средств остаются довольно распространенным преступлением. Проблема усугубляется увеличением количества личного автотранспорта граждан, нехваткой мест на охраняемых стоянках и паркингах.[70]

Между тем, в правоприменительной практике возникали проблемы, связанные с квалификацией действий виновных, совершивших кражи имущества из транспортного средства, как совершенных с незаконным проникновением. Суды даже в одном регионе принимали противоположные решения в таких ситуациях.

Так, Кокшетауским городским судом салон автомашины признан хранилищем в уголовных делах по обвинению: Б., Ч., К., И., Т., К-ва, Т-ва.[71] [72]

Другую позицию занял Петропавловский городской суд, который не признал наличия признака «проникновение в хранилища» при краже вещей из салонов автомашины в уголовных делах по обвинению: Ч., Ц.1

В новом УК РК 2014 года законодатель решил указанную проблему, включив в перечень объектов для незаконного проникновения транспортное средство.

К примеру, 5 октября 2016 года судом №2 г. Костаная М. осужден по ст.188 ч.3 УК к 3 годам условно.

Суд установил, что 28 июня 2016 года в 11 часов 20 минут, М., с целью тайного хищения чужого имущества и безвозмездного обращения в свою пользу похищенного, в группе лиц по предварительному сговору с неустановленным следствием лицом, путем разбития окна на задней двери, незаконно проник в автомашину марки «FORD RANGER» откуда тайно похитил личные вещи, документы и денежные средства в размере 3 200 000 тенге (581 818 рублей).

УК РК не содержит определения транспортного средства, отсутствует и разъяснение Верховного суда по данному вопросу. Определение транспортного средства дается в ст. 1 Закона Республики Казахстан от 17 апреля 2014 года № 194-V «О дорожном движении» (с изменениями и дополнениями по состоянию на 29.03.2016 г.): «транспортное средство - устройство, предназначенное для перевозки по дорогам людей, грузов или оборудования, установленного на нем». Представляется, что из этого определения необходимо исходить при квалификации данного вида кражи.

Развитие информационных технологий наряду с положительными моментами создало и ряд проблем негативного характера. Благодаря повсеместному использованию компьютерных и коммуникационных устройств в экономической сфере, преступники получают возможности дистанционного доступа к финансовым ресурсам государства, граждан и организаций. Кражи, совершаемые с использованием вредоносных программ путем проникновения через сеть Интернет и другие телекоммуникационные 1 системы, получили широкое распространение во всем мире, в том числе и Казахстане.

Эффективное противодействие такого рода преступлениям требует внесения изменений в уголовное законодательство. Принятый в 2014 году Уголовный кодекс в качестве квалифицированного вида кражи предусматривает ее совершение путем незаконного доступа в информационную систему либо изменения информации, передаваемой по сетям телекоммуникаций (п. 4) ч.2 ст. 188 УК РК).

Уголовный кодекс не раскрывает понятия «информационная система» и «сеть телекоммуникаций» их определение дается в нормативно-правовых актах, регулирующих отношения в сфере информатизации и связи.

Согласно ст. 1 Закона Республики Казахстан от 24 ноября 2015 года № 418-V «Об информатизации»: «информационная система - организационно упорядоченная совокупность информационно-коммуникационных технологий, обслуживающего персонала и технической документации, реализующих определенные технологические действия посредством информационного взаимодействия и предназначенных для решения конкретных функциональных задач».

Сеть телекоммуникаций - совокупность средств телекоммуникаций и линий связи, обеспечивающих передачу сообщений телекоммуникаций, состоящая из коммутационного оборудования (станций, подстанций, концентраторов), линейно-кабельных сооружений (абонентских, соединительных линий и каналов), систем передачи и абонентских устройств (ст. 2 Закона Республики Казахстан от 5 июля 2004 года № 567-II «О связи» (с изменениями и дополнениями по состоянию на 09.04.2016 г.)).

Следует отметить, что УК РК 2014 года включает отдельную главу 7, предусматривающую ответственность за уголовные правонарушения в сфере информатизации и связи.

На практике могут возникнуть проблемы в квалификации преступлений, подпадающих под ст. 205 УК РК «Неправомерный доступ к информации, в информационную систему или сеть телекоммуникаций» и п. 4) ч. 2 ст. 188.

Диспозиция ч. 1 с. 205 предусматривает ответственность за умышленный неправомерный доступ к охраняемой законом информации, содержащейся на электронном носителе, в информационную систему или сеть телекоммуникаций, повлекший существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства. Аналогичные действия охватываются составом рассматриваемого квалифицированного вида кражи.

В связи с этим, является ли ст. 205 специальной нормой по отношению к п. 4) ч. 2 ст. 188? Следует ли квалифицировать хищение чужого имущества вышеуказанным способом по совокупности статей 188 и 205?

По мнению автора, при решении этого вопроса нужно исходить из следующих соображений.

Объективная сторона ст. 205 не предусматривает совершения хищения чужого имущества. Корыстные цель и мотив не относятся к обязательным признакам субъективной стороны ст. 205 (оно может совершаться из хулиганских соображений, из мести и т.д.).

Действия, предусмотренные ч. 1 ст. 205 полностью охватываются составом кражи, совершенной путем незаконного доступа в

информационную систему либо изменения информации, передаваемой по сетям телекоммуникаций, представляя собой способ совершения кражи.

Максимальное наказание, предусмотренное санкциями ст. 205 - 2 года лишения свободы, п. 4) ч. 2 ст. 188 - 5 лет лишения свободы.

В соответствии со ст. 13 УК РК «Совокупность уголовных правонарушений» при совокупности уголовных правонарушений лицо несет уголовную ответственность за каждое совершенное деяние по

соответствующей статье или части статьи настоящего Кодекса, если признаки этих деяний не охватываются нормой одной статьи или части статьи настоящего Кодекса, предусматривающей более строгое наказание.

Следовательно, действия виновного, сопряженные с незаконным доступом в информационную систему либо изменением информации, передаваемой по сетям телекоммуникаций, совершаемые с целью тайного хищения чужого имущества должны квалифицироваться только по п. 4) ч.2 ст. 188 УК РК.

Часть 3 ст. 188 УК РК предусматривает квалифицированный вид кражи - кража, совершенная в крупном размере.

Понятие крупного размера раскрывается в ст. 3 УК РК - крупный размер в статье 188 УК РК - стоимость имущества или размер ущерба, в пятьсот раз превышающие месячный расчетный показатель (на 2017 год стоимость имущества, превышающая 1 134500 тенге (примерно 206272 рублей)).

Порядок определения крупного размера при совершении хищения разъясняется в Нормативном постановлении Верховного суда Республики Казахстан «О судебной практике по делам о хищениях». Согласно п. 15 указанного постановления: «При определении стоимости имущества, ставшего предметом преступления, следует исходить, в зависимости от обстоятельств его приобретения собственником из розничных, рыночных или комиссионных цен, действовавших на момент совершения преступления, подтвержденных соответствующими документами. При отсутствии цены и возникновении спора о размере похищенного, стоимость имущества определяется на основании заключения экспертов».

В случаях, когда виновным в целях сокрытия хищения взамен похищенного представлено иное менее ценное имущество стоимость имущества, представленного взамен похищенного, может быть учтена при определении размера ущерба.

Действия виновного квалифицируются по ч. 3 ст. 188 УК РК как в случае единовременного изъятия имущества, стоимость которого подпадает под крупный размер, так и при совершении единого продолжаемого преступления, когда нескольких эпизодов хищения совершаются с единым умыслом и при этом общая стоимость похищенного имущества в пятьсот раз превышает месячный расчетный показатель.

Если виновным совершено не одно, а несколько хищений, в каждом из которых реализован самостоятельно возникший умысел виновного по данному эпизоду на изъятие чужого имущества суммирование стоимости похищенного имущества не допускается

Если умысел виновного был направлен за завладение имуществом в крупном размере, и он не был осуществлен по не зависящим от него обстоятельствам, содеянное надлежит квалифицировать как покушение на хищение в крупном размере, независимо от количества фактически похищенного.

Особо квалифицированные виды кражи. Часть 4 ст. 188 УК РК

предусматривает ответственность за особо квалифицированные виды кражи, совершенные:

1) преступной группой;

2) из нефтегазопровода;

3) в особо крупном размере.

Одной из новелл нового Уголовного кодекса стало изменение форм соучастия. В ст. 31 УК РК «Уголовная ответственность за уголовные правонарушения, совершенные группой» предусматриваются три формы соучастия: совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору и преступной группой. Согласно ч. 3 ст. 31 УК РК: «Преступление признается совершенным преступной группой, если оно совершено организованной группой, преступной организацией, преступным сообществом, транснациональной организованной группой, транснациональной преступной организацией, транснациональным преступным сообществом, террористической группой, экстремистской группой, бандой или незаконным военизированным формированием».

По п. 2) ч. 4 ст. 188 УК РК квалифицируется кража, совершенная из нефтегазопровода. Исходя из диспозиции, по данному пункту квалифицируется тайное хищение сырой нефти, нефтепродуктов (бензина, дизельного топлива, мазута и т.д.) или газа из любого звена системы транспортировки названных видов топлива от места добычи или переработки к потребителю путем незаконного подключения к магистральным трубопроводам или трубопроводам-отводам.[73]

Указанный вид кражи впервые был включен в УК РК 1997 года в 2010 году в связи с участившимися случаями кражи сырой нефти путем врезки в нефтегазопроводы.

Законом Республики Казахстан от 6 октября 2010 года № 343-IV «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам усиления ответственности в сфере оборота нефти и отдельных видов нефтепродуктов» часть вторая статьи 175 дополнена пунктом г) следующего содержания: «г) из нефтегазопровода, -».

В новом УК РК 2014 года кража из нефтегазопровода была отнесена к особо квалифицированным видам кражи, соответственно усилилось наказание за ее совершение. Если ранее максимальный размер наказания составлял до 5 лет лишения свободы, то по новому уголовному закону - от 5 до 10 лет лишения свободы.

По пункту 3) ч. 4 ст. 188 УК РК предусмотрена ответственность за совершение кражи в особо крупном размере.

Согласно п. 3) ст. 3 УК РК особо крупным размером в статье 188 признается стоимость имущества или размер ущерба, в две тысячи раз превышающие месячный расчетный показатель.

<< | >>
Источник: «ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ КРАЖ В РЕСПУБЛИКЕ КАЗАХСТАН». Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2017. 2017

Еще по теме § 1.3. Уголовно-правовая характеристика квалифицированного и особо квалифицированного составов кражи:

  1. Глава I. УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА КОНТРАБАНДЫ
  2. 1. УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА И ВОПРОСЫ КВАЛИФИКАЦИИ НЕЗАКОННОГО ОБОРОТА СИЛЬНОДЕЙСТВУЮЩИХ ИЛИ ЯДОВИТЫХ ВЕЩЕСТВ В ЦЕЛЯХ СБЫТА
  3. Глава 2. Уголовно-правовая характеристика состава преступления, предусмотренного ст. 258.1 УК РФ
  4. ГЛАВА 2. УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ХАЛАТНОСТИ ПО ДЕЙСТВУЮЩЕМУ РОССИЙСКОМУ УГОЛОВНОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ
  5. ГЛАВА 2. УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ, ВЫРАЖАЮЩИХСЯ В РАСПРОСТРАНЕНИИ КРИМИНОГЕННОЙ ИНФОРМАЦИИ
  6. ГЛАВА 2. УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ОСВОБОЖДЕНИЯ ОТ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ПО ДЕЛАМ О ПРЕСТУПЛЕНИЯХ В СФЕРЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  7. § 4. Уголовно-правовой аспект факультативных признаков субъективной стороны состава преступления[206]
  8. Глава 2. Уголовно-правовая характеристика заведомо ложного доноса и лжесвидетельства
  9. §2. Уголовно-правовая характеристика заведомо ложного доноса
  10. §3. Уголовно-правовая характеристика лжесвидетельства
  11. Глава IV. Криминологическая и уголовно-правовая характеристики налоговых преступлений.
  12. 3.2. Уголовно-правовая характеристика налоговых преступлений в редакции Федерального закона от 08.12.2003г. № 162.
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -