<<
>>

Особенности личности рецидивистов

Престу пления совершаются людьми, каждый из которых имеет свой не­повторимый внутренний мир. Поэтому в каждом преступлении находят выра­жение личностные черты (психологические, социальные и др.), то есть каждое преступление несет в себе отпечаток индивидуальности личности.

Но много­образие преступлений, как и индивидуальность их субъектов, поддается ана­лизу, так как всякая индивидуальная черта повторяется у многих других лиц. Иными словами каждая черта личности является признаком как одного чело­века, так и многих людей. Мы согласны с А.С. Михлиным в том, что практи­чески неповторимым является лишь степень проявления черты и совокуп­ность, то есть «набор» черт[51].

Несмотря на множество свойств и особенностей личности, мы можем целенаправленно применить такое обобщение: выделить и говорить о лично­сти корыстного преступника, насильника, рецидивиста, впервые судимого и так далее Число таких групп столь же бесчисленно, сколь велико число осо­бенностей личностей. Следовательно, и среди рецидивистов будет множество категорий лиц.

Выделение таких групп позволяет проанализировать как многообразие преступлений, так и индивидуальности субъектов И в этом плане нельзя нс согласиться с К.Е Игошевым, который утверждал, что вопрос типизации - важнейший в проблеме личности преступника[52].

Таким образом, знание типичного в личности преступника и в личности рецидивиста в частности, дает возможность выделить и. изучить конкретные

желание их совершения, предвидение им, при этом, наступления общественно опасных последствий и, несмотря на государственное порицание, продолже­ние преступной деятельности.

Для более глубокого и качественного понимания феномена рецидива преступлений необходимо исследовать особенности личности и преступного поведения рецидивиста Попытка данного анализа сделана нами в следующей главе.

группы рецидивистов, взаимосвязь совершаемых ими преступлений, прогно­зировать их поведение.

В структуре личности преступника имеются следующие элементы: 1) социальный статус, включающий в себя совокупность признаков, отражающих место человека в системе общественных отношений (пол, возраст, семейное положение, уровень образования и др.); 2) социальные функции, выраженные посредством показателей реальных проявлений личности в основных сферах деятельности (профессионально-трудовой, социально-культурологической, социально-бытовой); 3) нравственно-психологические установки, отражающие отношение человека к его проявлениям в основных видах деятельности (от­ношение к закону, правопорядку, труду, семье, культурным ценностям и так далее).[53]

С учетом вышесказанного мы можем дать следующее определение лич­ности рецидивиста: это совокупность социально значимых свойств и черт личности (социальный статус, социальные функции, нравственно- психологическая характеристика), которые в единстве к взаимосвязи, сопри­касаясь с объективными условиями жизни, влияют на выбор жизненного пути, связанного с нарушением Уголовного закона.

В подтверждение вышесказанного приведем некоторые из выводов, сде­ланных учеными, занимавшимися проблемой личности преступника, на кото­рые мы опирались в своих рассуждениях. Так, А.М. Яковлев под формирова­нием личности преступника понимал проявление и закрепление в поведении индивида действий, отклоняющихся от требований социальных, прежде всего правовых, норм, правил морали и иных нормативов и стандартов социально одобряемого поведения. Отсюда изучение личности преступника на эмпириче­ском уровне должно включать анализ его индивидуальной жизни, условий со­циализации и воспитания, особенно на ранних этапах развития[54] Анализ дол­

жен быть направлен на процесс формирования личности, ее внутреннего мира, чтобы понять, как он мог совершить подобный поступок. «В истории его предшествующей жизни заложены причины такого поведения, в ходе его прошлой жизни заключена мотивация теперешнего поступка»[55].

Однако, провести анализ жизни человека в ретроспективе бывает чрез­вычайно трудно, особенно это касается периода до совершения преступления Практические потребности профилактики рецидива преступлений, организа­ции воспитательной работы с осужденными диктуют необходимость исходить из тех данных, которые доступны исследователю на момент его изучения или совершения первого преступления.

Кроме того, само первое преступление во многих случаях оставляет существенный отпечаток в личности рецидивиста Как правильно отмечал В.Д. Филимонов, в результате взаимодействия лично­сти с внешним миром у нее вырабатывается устойчивое отношение к различ­ным общественным явлениям. Это отношение может закрепиться в виде принципа ответных психологических реакций человека на определенные явле­ния окружающей жизни, который может стать чертой его характера, особен­ностью его личности[56], и учет такой особенности как совершение в прошлом преступления становится необходимым

Преступление, в какой бы форме оно нс совершалось, в своей основе подготовлено развитием социальных и социально-психологических свойств личности, которые предопределяют в конфликтных ситуациях выбор общест­венно-опасного варианта поведения1. Взаимосвязь преступлений в рецидиве обусловлена тем, что те черты личности, которые сыграли свою роль в совер­шении первого преступления, не сразу подвергаются изменению и отражаются на процессе последующего взаимодействия личности и среды, в результате которого может произойти их дальнейшее укрепление н развитие или же по-

В содержании антиобщественной ориентации личности рецидивиста многими учеными криминологами выделяется:

потребностно-мотнвационная сфера личности: потребности, интересы, мотивация;

ценностно-нормативная сфера сознания личности: взгляды, убеждения, установки, ценностные ориентации, направленность личности;

социальные позиции личности с соответствующими им социальными нормами как официальными, так и неофициальными;

значимая в социальном, нравственном, правовом отношениях деятель­ность личности и место, роль в этой деятельности преступного поведения[57].

Другие признаки приобретают значимость лишь в связи с социальной нагрузкой, а не сами по себе.

Проанализируем структуру личности рецидивиста по отдельным сс эле­ментам.

Многочисленные криминологические исследования и статистические данные (на 2000 г.) показывают, что подавляющее большинство рецидивистов - мужчины.

Доля женщин колеблется в пределах 7,7 %. Однако, фактор жен­ского пола становится значимым при совершении определенных видов пре­ступлений. Так, удельный вес женщин, совершающих хищения посредством присвоения растрат либо путем злоупотребления служебным положением, достигает 30 % и, напротив, среди лиц, совершающих грабежи и разбои,нс превышает 6 %.

Как свидетельствуют результаты статистики и проведенных исследова­ний, средний возраст рецидивиста составляет немногим более 30 лет. Самая высокая интенсивность рецидивной престу пности наблюдается среди молоде­жи. К числу неблагоприятных тенденций в характеристике рецидивной пре­

степенное ослабление, нейтрализация и т. п. В случае первого результата мы получим процесс формирования последовательно-антиобщественного (после­довательно - криминогенного) типа личности преступника, во втором случае преступная деятельность рецидивиста будет сходить на нет.

Предупреждение преступлений, совершаемых рецидивистами, в значи­тельной степени зависит от того, насколько характер и интенсивность опера­тивной и профилактической работы соответствуют особенностям личности этой категории правонарушителей. Анализ сведений, характеризующих лич­ность преступника - рецидивиста, позволяет составить его обобщенный порт­рет.

Для наиболее полного описания личности рецидивиста будет уместно, по нашему мнению, рассматривать его, исходя из следующих аспектов:

а) потребности, интересы, мотивы;

б) характеристика нравственного и правового сознания рецидивистов,

в) социальные связи и позиции рецидивистов;

г) социально-значимая деятельность.

При анализе рецидива преступлений криминологическое значение име­ют следующие отклонения в потрсбностно-мотивационной сфере - общая ог­раниченность потребностей и интересов, примитивность.

Совершенное лицом преступление позволяет предположить наличие ан­тиобщественной направленности субъекта. В случае рецидива уверенность в этом укрепляется, и многие ученые уже ведут речь о стойкости его антиобще­ственных взглядов, навыков, привычек*.

Для характеристики личности рецидивиста лучше всего пользоваться теми же признаками, что и для лиц, совершивших преступление впервые. Это позволяет выявить возможные отличия между данными категориями преступ­ников

ступности следует отнести ее омоложение[58]. Возрастная структура изучаемого контингента оказалась следующей: 14-17 лет - 33%, 18-21 год - 27%, 22 - 24 года - 40%. Структура рецидивной преступности молодежи характеризуется следующими данными: убийства - 1,0%, тяжкий вред здоровью - 2,1%. изна­силования - 4,8%, кражи - 56,1%, грабежи - 6,4%, разбои 2,8%, хулиганство - 8,2%, другие - 18,6%.

Для рецидивистов характерны такие заболевания, как хронический ал­коголизм, наркомания, психические расстройства. Необходимо добавить еще один штрих к криминологическому портрету классического рецидивиста: 51% рецидивных краж произошли в результате злоупотребления алкоголем, а 32% рецидивистов являлись хроническими алкоголиками[59]. Можно предположить, что в скором времени появится новая «каста» преступников - рецидивисты - наркоманы. Тяга к наркотику зачастую является тем решающим фактором, ко­торый и толкает человека на совершение очередного преступления. Нередко, не имея никаких мотивов, не руководствуясь никакими эмоциями, лишь ради дозы спиртного или наркотика совершаются тяжкие преступления. Как нам кажется, руководствуясь принципом индивидуализации уголовной ответст­венности, суд должен учитывать такие обстоятельства при назначении дос­тойного наказания преступнику - рецидивисту.

По семейному положению рецидивисты распределяются следующим об­разом 37% не женаты, 54% имеют семью. 9% сожительствуют. Из проведен­ных нами исследований видно, что семейное положение среди рецидивистов характеризуется следующими данными. Во-первых, среди них больше, чем среди впервые осужденных, доля лиц, нс состоящих в браке. Во-вторых, рас­пад семейных отношений как юридических, так и фактических, у рецидиви­стов происходит более интенсивно, чем у лиц, впервые привлекаемых к уго­ловной ответственности.

По мере увеличения числа судимостей возрастает

доля лиц, которые после освобождения не собираются вернуться в семью, что является одним из показателей их социальной деградации. Это обстоятельство может способствовать увеличению числа рецидивистов - гастролеров.

Рецидивисты никогда нс характеризовались высоким уровнем образова­ния Наиболее безграмотными в общей массе рецидивистов являются лица мо­лодого возраста[60] (по данным нашего исследования, около 72% - не имеют среднего образования). Низкий уровень образования не позволяет рецидиви­стам объективно оценивать реальную действительность, а антисоциальные ус­тановки не ориентируют их на рациональность поведения. Все это, как уже было отмечено, усиливается общим падением нравов населения

Кроме того, рецидивистов, согласно упомянутому анкетированию, ха­рактеризует также низкий общеобразовательный и культурный уровень: обра­зование 4 класса - 30,1%, 5-7 классов - 46,4%, получили неполное среднее об­разование 16%. Возможно именно это обстоятельство и может объяснить ут­вердившиеся в сознании рецидивистов антисоциальные нормы, неуважение к государственной власти, которое и прививается в средней школе. Тем более, что оставшись без дела и присмотра преподавателей молодые люди подверже­ны «влиянию улицы», ищут способы интересного и веселого времяпрепрово­ждения. Так и приходит первая судимость, воспитание получают они уже в камере, а образование - по тюремным «понятиям». Результатом такого отно­шения к получению образования является то, что каждый восьмой рецидивнеt не имеет специальности.

По роду занятий в основном рабочие На момент совершения последне­го преступления 35% рецидивистов работали, 62% - не работали, 1% - учи­лись, 2% - осуществляли предпринимательскую деятельность Характерно, что по мере увеличения числа судимостей доля таких лиц растет Отношение к труду - один из основных показателей, позволяющих судить о степени ис­правления осужденного, своеобразная «лакмусовая бумажка» вероятности со­

вершения нм нового преступления. Следует учитывать» что опытные преступ­ники предпочитают устраиваться на работу, связанную с обслуживанием на­селения либо выполнением обязанностей вне стен данного предприятия или учреждения Эго позволяет им беспрепятственно отлучаться при необходимо­сти для встреч с сообщниками, подготовки очередных преступлений и т.п.

Большинство рецидивистов (около 80 %) предпочитают вести праздный образ жизни, занимая свой досуг, как правило, употреблением спиртных на­питков, наркотиков, игрой в азартные игры и т.п. Социальный паразитизм - характерная черта личности рецидивистов[61]. В связи с этим следует обратить особое внимание на необходимость своевременной постановки рецидивистов на учет, установления административного надзора, устройства на работу. При этом профилактические мероприятия должны проводиться одновременно с оперативно - розыскными.

Говоря о личности рецидивиста, нужно иметь в виду, что личность осу­жденного к лишению свободы (а именно этот вид наказания чаще всего назна­чается рецидивистам) испытывает на себе не одно какое - то воздействие - она одновременно отражает, наряду с направленным воздействием работников ко­лонии, бесчисленное число других влияний со стороны различных групп осу­жденных, контингента осужденных в целом, их самодеятельных организаций. Некоторые из этих воздействий не совпадают, а порой противоположны зада­чам и содержанию уголовно-исполнительного воздействия. Это обязывает глубоко изучать и учитывать психологию общения, межличностных отноше­ний, коллектива и массовых форм вне коллективного общения среди осужден­ных.

Положительная репутация в глазах окружавших еще ие гарантирует преступнику безопасность, что заставляет его исключительное внимание уде­лять подбору соучастников. Это могут быть лица, которых рецидивист хорошо знает и которым доверяет. Однако наиболее опытные и осторожные преступ­ники иногда подбирают соучастников из среды совершенно незнакомых лю-

совершения преступлений. Среди этой категории преступников есть лица, ко­торые периодически под различными предлогами (болезнь, отгулы, отпуск) покидают места постоянного жительства для совершения преступлений Мно­гие из них специально подыскивают с этой целью работу, связанную со слу­жебными выездами и командировками. «Гастролеры» часто используют усло­вия, благоприятные для реализации своих престу пных замыслов. Например, в летний сезон определенная часть воров, мошенников выезжает в курортные зоны, рассчитывая затеряться среди отдыхающих. «Преступники-гастролеры» из числа рецидивистов специализируются на совершении отдельных видов преступлений, что обусловливает их соответствующую «квалификацию», по­вышенную мобильность, непостоянство связей и ограниченность контактов с соучастниками, серийность преступлений, хорошее знание каналов сбыта, временных убежищ и пр. В основном они совершают корыстные преступле­ния, в большинстве случаев предметом посягательства выступает личное имущество граждан. С появлением «воров-гастролеров» на территориях, при­легающих к крупным транспортным узлам, там резко возрастает число краж.

Среди множества отношений, складывающихся у рецидивистов с окру­жающими, немаловажное значение имеют отношения с работниками милиции Исследование показало, что большая часть ранее судимых старается избегать контактов с сотрудниками органов внутренних дел, прежде всего с оператив­ными работниками. Наряду с этим многие из них стараются создать о себе хо­рошее впечатление у участковых оперуполномоченных, контакты с которыми являются неизбежными. С этой целью они в ряде случаев сообщают и.м неко­торые сведения о лицах, ведущих антиобщественный образ жизни Рецидиви­сты, стремясь уйти от ответственности, нейтрализовать усилия оперативных работников, активно противодействуют проведению органами внутренних дел оперативно - розыскных мероприятий.

Так как значительное время рецидивисты проводят в учреждениях, ис­полняющих наказание в виде лишения свободы, то небезынтересными пред­ставляются сведения о специфике их контактов с представителями админист­раций этих учреждений, а также иными осужденными. Одной из характерных

дей. Рецидивисты подыскивают их в местах массового скопления народа» на железнодорожных вокзалах, автостанциях, рынках и т.д. В целях маскировки они не сообщают о себе действительных установочных данных и даже после удачно совершенного преступления предпочитают неожиданно для соучаст­ников расстаться с ними

Рецидивисты чаще всего объединяются в группы на основе прежнего знакомства, землячества. Наибольшую опасность представляют группы, кото­рые объединяют своих членов склонностью к какому-либо нарушению режи­ма; незаконному приобретению продуктов, картежным играм, алкоголю, нар­котикам и половым извращениям.

Как заметил Б.Ф. Поршнев, толпа - это «ускоритель», который во много раз «разгоняет» ту или иную склонность, умножает ее, может разжечь до ог­ромной силы»[62]. «Психическое состояние человека в толпе изменяется в сторо­ну повышения эмоциональности восприятия, уменьшения степени самокри­тичности, подавления чувства личной ответственности и появления чу вства силы и сознания анонимности», - пишет Ю.А. Шерковин[63]. В условиях мест лишения свободы наличие такого состояния приводит к довольно специфиче­ским формам поведения, в частности к агрессивности, которую рецидивисты, освобождаясь, реализуют уже находясь на свободе, где внешний контроль ос­лаблен.

Анализируя личностные особенности рецидивиста нельзя не отметить, что на личность рецидивиста большое влияние оказывает «синдром толпы».

Основная масса рецидивистов (до 90 %) совершает преступления на территории того региона, где находится их постоянное место жительства, ис­пользуя знания местных особенностей дтя своих преступных целей. Наряду с большей частью рецидивистов, имеющих определенное место проживания, ранее судимые также образуют немалую долю среди так называемых «гастро­леров», то есть лиц, которые систематически разъезжают по стране с целью

особенностей социально -психологической среды в колониях строгого режима является сравнительно более высокая активность неорганизованных групп с отрицательной направленностью. Целенаправленное воздействие администра­ции колонии, актива осужденных, печати и так далее в значительной мере нейтрализуется в микрогруппах с отрицательной направленностью. Так назы­ваемые «семейки» осужденных основываются на отношениях своеобразной дружбы и товарищества. Среди рецидивистов малые группы более устойчивы, чем среди впервые осужденных Сравнительная стабильность таких групп в колониях строгого режима обусловлена меньшей текучестью в них континген­та осужденных, более широким кругом знакомых, «друзей» у рецидивистов и высокой антиобщественной их активностью.

Отношение рецидивистов к сложившимся нормам социально одобряе­мого поведения, выражающееся в неоднократном нарушении уголовно- правовых запретов, несмотря на принятые государством меры воздействия, характеризует значительную степень устойчивости их антисоциальной ценно­стно-нормативной системы, которая является продуктом индивидуального опыта. Внутренние нормативы личности формируются в системе социальных отношений на основе требований морали и нравственности1. Например, реци­дивисты по интересам распределяются следующим образом.

52% - интересуются музыкой, кино, женщинами, машинами.

5% - увлекаются чтением книг;

43% - ничего не интересует.

Исследования личности рецидивистов свидетельствуют о том, что именно они являются цементирующим звеном этой криминальной субкульту­ры. Они осуществляют взаимосвязь первичной и профессиональной преступ­ности» рекрутируют в ряды преступников новых лиц, заманивая их воровской романтикой. Особенно сильно их влияние на несовершеннолетних. Каждый рецидивист, отбывающий наказание в виде лишения свободы, имел внешние принадлежности к этой субкультуре - татуировки, псевдоним, жаргонные вы-

ряження в разговоре, с неподдельной гордостью и воодушевлением рассказы­вает о воровской честя. И убежден, что законы преступного мира наилучшим образом обеспечивают принцип справедливости, чем законы общественные и государственные. Говоря о криминальной субкульту ре, следует отмстить тре­вожные тенденции в российском обществе - проникновение атрибутов суб­культуры в повседневную жизнь законопослушных граждан. Антисоциальную среду, в которую входят рецидивисты, отмечает ряд специфических призна­ков: наличие жаргона, система кличек, татуировок и т.д. Преступный жаргон можно разделить на три основные группы: общеуголовный; «тюремный»; спе­циально-профессиональный, которым пользуются различные категории реци­дивистов (карманные воры, мошенники, распространители наркотиков, фар­цовщики и др.)[64]. Подавляющее большинство рецидивистов имеют псевдони­мы, которые, главным образом, предназначены для сокрытия имен в целях обеспечения конспирации. Как правило, псевдонимы являются производными от фамилий либо отражают физические и психологические особенности лич­ности. Широко распространены среди рецидивистов тату ировки, с помощью которых обозначаются число «пребываний» в местах лишения свободы, спе­циализация преступника и другая криминальная символика Рецидивисты широко используют преступный опыт для тщательной маскировки своего ан­тиобщественного поведения и совершения преступлений. Стремясь нс попасть под оперативное наблюдение органов криминальной милиции, они путем об­мана, фальсификации различных фактов своей биографии маскируют свои на­мерения, личностные установки, привычки, связи и т.д. Такая маскировка от­личается от маскировки действий, связанных с конкретным преступлением Как известно, совершению преступлений предшествует детальное изучение рецидивистами объекта, подготовка орудий противоправной деятельности, обеспечение путей отхода с места преступления, разработка алиби на случай задержания и т.д.

Соблюдение требовании «воровского» закона, запрещающего трудиться» иметь семью, заниматься общественной работой и т.д., сейчас встречается крайне редко. Напротив, наличие постоянного места работы, семьи, внешне нормальный образ жизни, отсутствие видимых контактов с представителями преступной среды выступают необходимыми элементами маскировки Реци­дивисты стараются установить хорошие взаимоотношения с соседями, по­скольку знают, что зачастую проверка, проводимая сотрудниками милиции, начинается с их опроса Именно этим объясняется стремление данных лиц произвести на окружающих впечатление искренних, откровенных людей, ко­торым немею скрывать.

Антиобщественные установки формируют исключительно эгоистиче­ские интересы н потребности, которые сводятся к категории низменных и ни­чтожных:

а) мода на короткие стрижки среди молодых мужчин и юношей;

б) мода на татуировки;

в) распространение жаргонных выражений в лексиконе населения,

г) популярность «воровских» песен.

Как известно, любая деятельность человека обусловлена его волей и сознанием. Побудителем поступков человека является совокупность его по­требностей и интересов.

По поводу категории «потребность» нет единого мнения Так А .С. Мстиславский считал, что «...потребности людей - это объективно необходи­мые условия их жизни, соответствующие достигнутой исторической ступени развития общества и его членов»[65].

Но нужно иметь ввиду, что проблема потребностей не только экономи­ческая проблема; в не меньшей степени характер и структура потребностей человека зависит от его внутреннего мира, уровня его культуры и образова­ния. Психологи характеризуют потребности как недостаток чего-либо, кото­рый человек ощущает, который отражается в сознании и вызывает стремление

стороны потерпевшего. Если же государство не будет принимать соответст­вующих мер и не станет учитывать этих фактов, то для преступника убийство может «войти в привычку», жизнь человека потеряет свою ценность. Именно поэтому необходимо ужесточать санкции тех статей, которые иредусматрина* ют ответственность за преступления, вероятность повторности совершения которых наиболее высока.

Для многих рецидивистов характерно то, что они сознательно не доби­ваются своего исправления, пытаются уклониться от требуемой в обществе формы поведения Генезис и развитие мотивации этих лиц определяется «ста­рым багажом», а именно: отсутствием интереса к труду и обучению, дисцип­линированности. Отсюда ограниченность, односторонность и узость потреб­ностей и побуждений рецидивиста. Грубое противопоставление своих, узко­личных интересов интересам общества, коллектива и отдельных лиц, чувство недоверия, а в отдельных случаях и злобы по отношению к окружающим, от­сутствие чувства долга, стремление выгородить себя - пожалуй, преобладаю­щие мотивы поведения этой части рецидивистов. Они, как правило, без коле­баний н угрызений совести, без какой-либо значительной внутренней борьбы идут на нарушение режима[66].

На характер мотивации и, соответственно, поведение рецидивиста влияют различные факторы. Они могут относиться к его образу жизни до пер­вого осуждения к лишению свободы и между осуждениями, к антиобществен­ной деятельности рецидивиста. Система мотивации осужденного зависит и от длительности срока наказания, его отношения к наказанию, мерам исправи­тельного воздействия[67]. Большое значение приобретают при этом различные социально-демографические и нравственно-психологические свойства лично­сти (возраст, образование и др).

к устранению данного недостатка. Это определение более правильно, так как охватывает все стороны нотребностной сферы человека. Набор естественных потребностей человека весьма ограничен, но на основе общественного произ­водства у человека возникает ряд специфических потребностей, обусловлен­ных достижениями науки и техники. Именно стремление обладать набором предметов, входящих в дополнительные потребности, является побудителем многих преступных действий рецидивистов.

Стремления человека во многом обусловлены средой формирования его личности. Именно она порождает потребности, которые, в свою очередь, оп­ределяет особенности индивидуального сознания в виде интересов, желаний, стремлений, влечений, целей и т. д. Сознание вызывает мотивацию, мотивация решение, а решение действие, которое, будучи направлено на среду, изме­няет се, а среда порождает новые потребности, новые потребности - новое

сознание. В результате этого изменяется и сама личность - субъект действий

Для уяснения личности преступника небезынтересно обратить внимание на мотивы преступления. В своей работе Т.М. Кафаров изучил уголовные дела в отношении лиц, осужденных за умышленное убийство, и получил следую­щие результаты[68].

Таблица К*? 2

Соотношение мотивов

преступлений ранее судимых и не судимых лиц

Мотив убийства Ранее судимые, % Ранее не судимые^ %
Корысть 11.8 4.2
Хулиганские побуждения 18,2 6.4
Месть 31,6 38,1
Ревность 22,6 32,9
Прочие мотивы 15.8 18.4

Из этого следует, что в преступлениях рецидивистов доминируют си­туации, когда убийства были совершены без какого-либо видимого повода со

Однако нельзя не видеть и другого, применение лишения свободы вле­чет в определенной степени создание вокруг осужденного искусственного со­циального микроклимата, основной особенностью которого является сущест­венное ограничение свободы, а также некоторых других духовных и матери­альных благ. Реализация всего комплекса правоограничений объективно нс может нс вызывать к жизни качественно новую систему мотивации поведения.

Преступный опыт и навыки, приобретаемые рецидивистами по мерс со­вершения преступлений, осведомленность о методах оперативно - розыскной деятельности органов внутренних дел обусловливают существенные особен­ности их преступного поведения. Они проявляются в выборе места, времени, орудий и средств совершения преступлений, предмета посягательства, отра­жаются на характере действий, способах сокрытия следов преступлений и др. Например, сравнительный анализ краж, совершенных рецидивистами и лица­ми, ранее не судимыми, показал, что к подготовительным действиям (пре­ступная «разведка» предмета посягательства, приискание технических средств для совершения преступления и тп.) рецидивисты прибегают в два с полови­ной раза чаще, чем осужденные впервые. Рецидивисты владеют приемами преступной маскировки и уничтожения следов, что позволяет им долгое время оставаться неразоблаченными, уходить от уголовной ответственности1.

Поэтому' реальное укрепление оперативных позиций в среде рецидиви­стов и ранее судимых, не вставших на путь исправления, устранение их нега­тивного влияния на молодежь должно рассматриваться в качестве одной из основных задач по профилактике рецидивной преступности.

Наиболее характерной чертой рецидивистов является устойчивость их антиобщественных взглядов и поведения, которая проявляется в игнорирова-

’ Гуров АИ. Профессиональная преступность Прошлое и современность. - М , 1990 -С 176

нии моральных и правовых норм, паразитизме, неоднократном систематиче­ском совершении преступлений.

Характерно то, что рецидивисты не только сами совершают новые преступ­ления, но и вовлекают в преступную деятельность иных неустойчивых в мо­ральном отношении людей, особенно из среды юношей и подростков. В ос­новном

это происходит после рассказов преступников из «тюремного фолькло­ра», воспевания рецидивистами, проведшими в колониях большую часть своей «сознательной» жизни «блатной романтики». Такие действия можно, по на­шему мнению, при соответствующей направленности умысла квалифициро­вать по ст. 150 УК РФ - «Вовлечение несовершеннолетних в преступную дея­тельность». Например, в г. Кургане лица, имеющие судимость и вновь совер­шившие преступление, в течение года вовлекли в преступную деятельность 13 человек, в том числе 5 несовершеннолетних[69].

Действительно, рецидивисты в большинстве своем просто нс могут жить так, как велит закон, у них возникает какая-то потребность в совершении все новых и новых преступлений. Причем такая тенденция прослеживается не только в России, но и в других европейских странах. Так, по данным герман­ских криминологов, проведших криминологическое исследование воров- рецидивистов, 28% из них совершили последнее престу пление в течение одно­го месяца со дня отбытия наказания, 46% - «продержались» до 3 месяцев, 65% - до 6 месяцев. И, наконец, год до совершения нового преступления прошел у 87% престу пников. По тем же данным, примерно 70% рецидивистов нигде нс работали либо часто меняли место работ[70].

Преступление есть результат и проявление особенностей социализации индивида, а объяснение механизма престу пного поведения предполагает ана­лиз взаимодействия преступника с социальной средой, его отношение к соци­

альным ценностям, что выражается в поведении[71]. В частности, у рецидивистов при неоднократном совершении преступлений формируются устойчивые от­рицательные личностные характеристики, создающие повышенную вероят­ность преступного поведения в определенных условиях.

Общеизвестно, что в целом рецидивисты характеризуются более отри­цательно, чем лица, совершившие преступление впервые. Они более настой­чивы в поиске и создании условий для совершения преступления, менее обра­зованны, в большей степени склонны к индивидуализму и паразитическому существованию, более циничны в оценках других людей, более черствы к их нуждам, часто безответственно относятся к своему здоровью и здоровью дру­гих людей, эксплуатируют добрые чувства окружающих и близких родствен­ников для удовлетворения своих узкоэгоистических потребностей[72].

Наличие устойчивого комплекса отрицательных свойств и признаков свидетельствует не только о серьезной деградации личности рецидивиста, но и об известной ее готовности, предрасположенности к антиобщественному об­разу жизни. Такого рода лица обычно бывают невосприимчивыми к воздейст­вию со стороны учреждения, исполняющего наказание, и в то же время более предрасположены к антиобщественным проявлениям Изучение личности ре­цидивистов, кроме того, показывает у них неразвитость познавательных про­цессов. Мышление у многих рецидивистов отличается узостью, а в отдельных случаях и примитивностью. Самостоятельность мышления, умение сопостав­лять свои и общественные интересы в значительной степени ограничиваются рамками его грубо индивидуалистических позиций в отношении к обществу; нередко у рецидивистов можно увидеть не только не желание, но и неумение

- является активным носителем криминальной «субкультуры».

Потребность в общении реализуется у данных лиц путем интенсивных контактов со знакомыми по местам отбывания наказания, бывшими соучаст­никами, то есть с представителями той среды, для которой характерно преоб­ладание узколичностных интересов, искажение моральных ценностей, систе­матическое ведение антиобщественного образа жизни. Рецидивисты стремятся к объединению в группировки как при нахождении в органах, исполняющих наказания, так и на свободе. Являясь носителями «воровских» законов и тра­диций, они часто оказываются организаторами и руководителями преступных группировок. В связи с этим важное значение приобретает знание сотрудни­ками органов внутренних дел особенностей таких группировок, харакгера их влияния на состояние оперативной обстановки.

Общность рецидивистов обусловливается взаимосвязанностью совер­шаемых ими преступлений. Так, для сбыта краденого через ломбарды, комис­сионные магазины необходимые документы приобретают с помощью карман­ных воров или специалистов по подделке. Общность преступной среды обу­словливается и объективными условиями совершения преступлений. Система­тические контакты нужны рецидивистам для организации совместных дейст­вий, когда преступление носит групповой характер. Причем, участие в пре­ступных группах тщательно маскируется. В указанных формированиях старые уголовные традиции сочетаются с новыми, местные (региональные) особенно­сти - с общими чертами. Однако независимо от этих различий, преступным группировкам, в состав которых входят рецидивисты, присущи общие основ­ные признаки: продолжительность и интенсивность совершения преступле­ний; наличие иерархической структуры отношений и зависимостей, системы ролевых функций; специальная подготовка к совершению преступлений, включающая предварительный сбор информации, планирование противоправ­ных действий; изощренность способов совершения преступлений; тщательная конспирация. Следует также учитывать тенденцию к объединению уголовных элементов, организации стойких групп, специализирующихся на совершении определенного вида преступлений, например, корыстных. Эта тенденция рас-

осмыслить свою жизнь, принципиально оценить свое поведение и дать соот­ветствующую оценку исправительно - трудовым мероприятиям’.

Все это обусловливает применение педагогически обоснованных средств и методов, умелый учет особенностей личности рецидивиста.

Поведение рецидивиста во многом зависит от особенностей конкретной личности. Многолетняя преступная деятельность, отождествление себя с пре­ступной субкультурой - все это накладывает отпечаток на поведение рециди­виста не только в момент совершения преступления, но и после осуждения. В криминологии многие авторы, например, А.М. Яковлев, И И Карпец, обраща­ли внимание на то, что в механизме преступного поведения рецидивисты вы­ступают в роли «активных творцов». Они более настойчивы в поиске и созда­нии условий для совершения преступлений, менее тяготеют к совершению преступлений в соучастии, то есть проявляют себя как «яркие личности»[73] [74] [75].

И.И. Карпец отмечал следующее. «На путь преступников-рецидивистов встают во многих случаях незаурядные личности, с сильным характером, об­ладающие организаторскими способностями, притягивающие своими качест­вами к себе людей. Однако, психологическая атмосфера, складывающаяся во­круг рецидивистов, характерна тем, что личность его помимо всего прочего сеет вокруг себя страх, который буквально подавляет и полностью лишает че­ловеческого достоинства людей, слабых характером»'.

Таким образом, рецидивист представляет собой реальную опасность для общества, которая, на наш взгляд, складывается из следующих факторов:

- устойчивость престу пного поведения;

- «психология» полного отрицания не только права, но и общепринятых человеческих ценностей;

пространяется, главным образом, на такие преступления, как квартирные кра­жи, похищение и сбыт автомашин, предметов антиквариата и церковной утва­ри, разбои, проникновение в жилища и др.

Специфика антиобщественной деятельности обусловливает формирова­ние своеобразных оз ношений правил поведения в престу пной среде. На пер­вое место здесь выступают жесткий конзроль друг за другом и система нака­заний. В этих целях используются групповое мнение, предупреждение, мате­риальные и физические меры воздействия. Особенности антиобщественного образа жизни рецидивистов отражаются на характере всей деятельности пре­ступных групп, как правило, они имеют высокий уровень технической осна­щенности, располагают автотранспортом, другими орудиями и средствами, нередко специально изготавливаемыми для совершения преступлений.

Типичными особенностями преступлений, совершаемых подобными группировками, являются стремительность и четкость действий, нередко в со­четании с исключительной дерзостью. Их действия отмечаются особой жесто­костью и цинизмом, применением пыток и истязаний жертв. При совершении преступлений рецидивисты используют парики, грим, перчатки, принимают меры к уничтожению или оставлению ложных следов. Для беспрепятственно­го проникновения в жилища граждан или государственные и иные учреждения они нередко действуют под видом работников органов внутренних дел, здра­воохранения, используют поддельные или подложные документы

В настоящее время получила распространение нетрадиционная форма организации рецидивистов, при которой главаря заменяет группа лиц, так на­зываемое организующее ядро, осуществляющее коллективное руководство

Как непосредственный лидер, так и лица, составляющие организующее ядро, по своим социальным, морально-психологическим и иным характери­стикам отличаются от других членов групп. Они имеют более выраженную антиобщественную направленность, продолжительный стаж преступной дея­тельности, обладают незаурядными организаторскими способностями, умеют подчинять себе других, устанавливать необходимые контакты, преступные связи со скупщиками краденого, некоторыми недобросовестными работника­

ми медицинских учреждений и даже правоохранительных органов. Зачастую данные лица хорошо знакомы с методами работы органов внутренних дел, пользуются авторитетом в преступной среде.

Многие группы рецидивистов имеют межрайонные, мсжгородскис, межобластные (межреспубликанские) связи В основном это объясняется тем, что большинство преступных группировок с участием рецидивистов действу­ют за пределами района постоянного места жительства, в том числе на терри­тории других областей и республик.

Для сбыта похищенного рецидивисты прибегают к услугам либо тща­тельно проверенных постоянных сбытчиков, либо, напротив, совершенно не­знакомых лиц, в частности, иногородних граждан, торгующих на рынках (осо­бенно из южных регионов страны), работников сферы обслуживания и т д.

Знание особенностей личности и поведения рецидивистов позволяет произвести их деление на различные категории (типологические группы), что имеет важное значение для разработки и осуществления мероприятий по пре­дупреждению и раскрытию совершаемых данными лицами преступлений[76] Та­кая классификация проведена нами по признаку антиобщественной ориента­ции рецидивистов.

В группу рецидивистов с антиобщественной установкой корыстной на­правленности входят в основном представители старшего поколения пре­ступников, которые пытаются сохранить верность «воровским» законам, тра­дициям, нравам и обычаям Они расчетливы, эгоистичны, хигры, изворотливы, стараются любую ситуацию использовать в своих интересах, преимуществен­но материальных. Рецидивист с антиобщественной установкой корыстной на­правленности отличается от рецидивистов первого типа стойкой ориентацией на совершение корыстных преступлений, которые превращаются для него в единственный или основной источник существования. В этом состоит важ­нейшая особенность данной категории рецидивистов. Кроме того, типичной

тивопоставлення своих индивидуалистических устремлений интересам обще­ства, преступный образ жизни они не возводят в принцип.

Рецидивисты аномалього типа совершают повторные преступления, главным образом, в силу деградации, выпадения из нормальных социальных связен, вследствие антиобщественных привычек, взглядов и т.п. Зачастую они являются хроническими алкоголиками, наркоманами, людьми с психическими аномалиями. Преступное поведение представителей этого типа характеризует­ся импульсивностью их действий, а способы совершения и сокрытия преступ­лений довольно примитивны.

У рецидивистов ситуативного типа не выработаны или утрачены созна­тельные положительные установки, нет системы твердых взглядов, прочных моральных устоев. Кражи, другие корыстные преступления они совершают, главным образом, из-за неспособности устоять перед соблазном поживиться за чужой счет или с целью добыть средства на выпивку и т.д. Среди факторов, обусловливающих преступное поведение рецидивистов данной категории, на­ряду с антиобщественными взглядами и привычками, значительную роль иг­рает ситуация. Как правило, эти лица имеют семью, постоянное место житель­ства и работу. Однако их социально полезные связи несколько ослаблены.

Наличие явно выраженных антиобщественных взглядов, проявляющих­ся в поведении всех рассмотренных типов рецидивистов, предполагает необ­ходимость осуществления в отношении их всего комплекса профилактических и оперативно -профилактических мероприятий.

Знание вышеуказанной характеристики преступного рецидивного пове­дения и личности рецидивистов, особенностей совершаемых ими преступле­ний способствует более успешной организации профилактических и опера­тивно-розыскных мероприятий по борьбе с рецидивной преступностью

Современный период в России для всего общества характеризуется «примитивизацией потребностей», «материализацией жизни».

Самые разнообразные, подчас противоречивые поступки, действия че­ловека обусловливаются не только внешними условиями, но и внутренней системой регуляции поведения Стержнем, к которому стягиваются основные

их чертой является стремление поддерживать традиции профессиональной преступности, касающиеся «технологии» совершения преступных действий.

Рецидивист с антиобщественной установкой универсального характера - самый опасный тип преступника, с ярко выраженной криминальной направ* лснностью, способный совершить и корыстное и насильственное преступле­ния. Его отличают крайняя степень индивидуализма, резко негативное отно­шение к труду, паразитизм, склонность к насилию, агрессивность, стремление к систематическому нарушению общепринятых норм, активный поиск, орга­низация повода и ситуации для преступных деяний. Эти лица могут совершать тяжкие преступления под влиянием самых незначительных побудительных причин. Каждое последующее преступление совершается ими более созна­тельно, нередко демонстративно. Контакты с нормальной социальной средой у рецидивистов данного типа практически отсутствуют, поскольку многие из них значительную часть своей сознательной жизни провели в местах лишения свободы.

В структуре современной рецидивной преступности первые два типа рецидивистов представляют собой стойкое криминальное ядро, через которое осуществляется преступная преемственная связь.

Рецидивист с антиобщественной установкой насильственного характера имеет ярко выраженную стойкую отрицательную ориентацию. Немалую роль в совершении им преступления играет сложившаяся в данный момент ситуа­ция Антисоциальные взгляды и убеждения этих лиц формируются вследствие их ограниченного кругозора, низкого уровня культуры, особенно культуры эмоций. Они жестоки, злобны, мстительны, нс умеют, а иногда и не хотят управлять своим поведением. В отличие от рецидивистов первых двух типов эти лица сохраняют социально полезные связи большинство из них имеет по­стоянное место жительства и работу. Для данной категории рецидивистов ха­рактерно агрессивно-конфликтное преступное поведение. Их так же, как и предыдущие типы, отличает высокая степень криминальной зараженности и социальной испорченности. Однако у данных лиц нет столь заостренного про­

свойства личности (ее направленность, ценностная ориентация, установки и т. д), и который определяет линию се поведения, является мотивационная сис­тема. Как подчеркивал В. Г. Асеев, она представляет собой сложное объеди­нение, «сплав» движущих сил поведения человека, открывающихся ему и на­блюдателю в виде потребностей, интересов, целей, влечений, идеалов, кото­рые непосредственно детерминируют человеческую деятельность, через кото­рые преломляется все внешнее воздействие1.

Данные подтверждают вывод об известной устойчивости мотивации преступного поведения у рецидивистов.

В то ж'е время есть среди них и такие лица, которые стремятся порвать с преступным миром, исправить свое поведение, подтверждают это стремление актами поведения. Правда, и среди этих рецидивистов встречаются лица, ко­торые, хотя и осознают необходимость своего исправления, но это желание остается в области идеального или в силу трудности данного процесса, илн же в связи с отсутствием реального стремления изменить свой образ жизни.

Потребности, мотивы и вообще направленность личности рецидивиста формируется в процессе его деятельности. Известная противоречивость, раз­двоенность направленности личности рецидивиста, сс антиобщественный ак­цент приводят к противоречивости и самого повеления, совершению амораль­ных и противоправных деяний. Самыми важными особенностями личности рецидивиста являются ее ориентированность на антисоциальные потребности или запрещенные законом средства и способы их удовлетворения, а также ее насыщенность низменными личными побуждениями. Причем подобные соци­ально-психологические «вывихи» могут закрепляться на различных уровнях мотивации поведения, когда рецидивист руководствуется в своем поведении сиюминутными побуждениями или связывает его с достаточно обдуманными антиобщественными целями и устремлениями При всем этом различии всех рецидивистов объединяет незрелость высших cτpyrκτyp мотивации, отсутствие

’ Асеев В.Г. Психологические проблемы социальной регуляции поведения- М., 1976 -с 172

значимых идеалов и перспектив. При этом нередко мы видим гипертрофиро­вание тех или иных потребностей, влечений (часто антисоциальных), что при­водит к сдвигу всей системы мотивации поведения в антисоциальную сферу. Нередко, например, у рецидивистов мы видим квазипотребность в спиртных напитках и наркотиках. Удовлетворению этой извращенной потребности эги лица отдают предпочтение, ради нес они структурно приспосабливают всю систему мотивации[77].

Поведение рецидивиста определяет, как это имеет место у большинства взрослых людей, не устойчивыми мотивационными потребностями, а стихий­но складывающимися внутренними и внешними обстоятельствами, то есть ха­рактеризуется импульсивностью и ситуационностью. Многих рецидивистов характеризует узкая временная установка мотивации при недостаточности развития сознательно - волевого уровня регуляции поведения. Тенденции «жить сегодняшним днем», «плыть по течению», жить без перспектив, без плана, пользуясь тем, что «попадает в руки» - вся эта жизненная стратегия ха­рактерна для лиц, с психопатическим складом личности[78].

Опираясь на данные социологического исследования, проведенного на­ми на базе изучения уголовных дел рецидивистов, содержащихся в исправи­тельных учреждениях Уральского региона, с точки зрения социально значи­мой деятельности рецидивистов, можно отмстить следующее:

- рецидивисты отбывают, как правило, более длительные сроки наказа­ния, причем некоторые направляются в одну и ту же колонию по несколько раз (63% и 29% соответственно);

- степень социально-педагогической запущенности их значительно вы­ше, чем у впервые осужденных к лишению свободы,

- рецидивисты имеют представление о всей системе социально- педагогического воздействия;

среди них чаще встречаются лица с психическими аномалиями.

цель. Применительно к рецидивистам особый интерес вызывает рассмотрение динамики преступной деятельности, выявление особенностей изменения ха­рактера и степени общественной опасности совершаемых преступлений, ин­тенсивности преступных посягательств в зависимости от числа неснятых и непогашенных судимостей и категорий и вида ранее совершенных ими пре­ступлений.

Небезынтересно также знать, насколько обусловлено совершение того или иного преступления характером предшествующего посягательства, в ка­кой мере такая обусловленность может учитываться при прогнозировании преступного поведения, а также конструировании правовых норм, регламен­тирующих основания и пределы уголовной ответственности рецидивистов, проведении работы по предупреждению рецидива преступлений. Поэтому в рамках данного параграфа, говоря о рецидиве преступлений, мы будем исхо­дить из его расширительного понимания, рассматривая в качестве такового совершение нового умышленного преступления любым лицом, ранее осуж­давшимся за совершение умышленного преступления, независимо от того, по­гашена или снята судимость за него.

Одним из первых, кто обратился к специальному рассмотрению дина­мики преступного поведения рецидивистов, был А.Ф. Зелинский[79]. Автор в ря­де своих работ приводил многочисленные данные о том, какие изменения пре­терпевает преступная деятельность лица, начавшего ее с совершения того или иного рода посягательств, какие обстоятельства оказывают наиболее сущест­венное влияние на характер совершаемых рецидивистом преступлений, то есть на структуру рецидива. «Структура рецидива, - писал А.Ф. Зелинский, - это соотношение между преступлениями, совершенными одним и тем же ли­цом»[80]. По аналогии структура преступного рецидивного поведения это соот­ношение между преступлениями, совершенными одним и тем же рецидиви­стом. Иначе говоря, структура преступного рецидивного поведения есть отра­жение взаимосвязи между преступлениями, составляющими рецидив преступ-

Таким образом, личности рецидивистов присуши особенности, обуслав­ливающие повышенную вероятность совершения ими новых преступлений.

При прогнозировании преступного поведения данной категории рециди­вистов следует иметь в виду реальную возможность совершения ими таких тяжких преступлений, как бандитизм, действия, дезорганизующие работу ор­ганов, исполняющих наказания, организация массовых беспорядков, умыш­ленные убийства, разбои Преступники этого типа чаще всего встречаются среди лиц, признанных ранее особо опасными рецидивистами.

Таблица № 3.

Количество лиц, ранее совершавших преступления, совершившими преступления в одиночку и в составе группы

Регион Выявлено лиц, ранее совершивших преступления (2000 г.)
Совершившие преступ­ления в одиночку Совершившие преступле­ния в составе группы
Всего %
Россия 428431 149887 35
Омская область 12439 4246 34.1
Екатеринбургская область 17684 5735 ! 32.4
Пермская область 14306 5923 41.4
Челябинская область 13326 4774 [ 35.8

Констатируя, таким образом, устойчивость антиобщественных установок у рецидивистов, признавая повышенную общественную опасность их личности, обратимся к анализу поведения, в котором проявляются соответствующие личностные особенности.

§2. Структура преступного рецидивного поведения

Изучение любого преступного поведения, каковым бы оно ни было-

кратковременным или продолжительным, образуемым из одного преступления или из множества преступных посягательств, сопряженным с осуждением за совершенные деяния либо нет, всегда должно преследовать определенную

пений, образующими преступную деятельность конкретных лиц, их индивиду­альную «преступную биографию».

Используя термин «структура», мы связываем свои представления о чем-то завершенном, неизменном на данный момент времени. Но, как и любая структура, структура преступного рецидивного поведения достаточна под­вижна и может развиваться, означая тем самым продолжение преступной дея­тельности, совершение лицом нового умышленного преступления. Отгого, на­сколько быстро будет совершено очередное преступление, сколь интенсивной будет преступная деятельность, зависит и интенсивность, скорость развития, изменения структуры преступного рецидивного поведения.

Наряду с понятием «структура преступного рецидивного поведения» при изучении преступной деятельности рецидивистов целесообразно исполь­зовать также термин «структура судимости»: первой, второй, третьей, любой иной. Это позволит проанализировать^ какие преступления лица осуждались впервые, во второй, третий, четвертый и т.д. разы, а также проанализировать эффективность наказания по новому уголовному законодательству, как сред­ство предупреждения рецидива преступлений.

Предварительное исследование, проведенное нами в 1997 - 2001 гг . по­казало, что круг посягательств, совершаемых рецидивистами (независимо от того, каким по счету является то или иное преступление), довольно своеобра­зен и охватывает далеко не все преступления, ответственность за которые предусмотрена ныне действующим законодательством. Так, в структуре реци­дива практически отсутствовали либо встречались крайне редко такие виды посягательств, как преступления против военной службы, должностные пре­ступления и преступления против государственной власти. Наряду с этим ре­цидивистами часто совершались и совершаются посягательства против собст­венности, жизни и здоровья, свобод и достоинств граждан, против обществен­ного порядка и общественной безопасности, здоровья населения и обществен­ной нравственности и др. Видимо, сказалось то обстоятельство, что отдельные преступления вообще редко совершаются любой категорией рецидивистов

В результате в число совершенных рецидивистами преступлений вошли посягательства, предусмотренные почти 30 статьями УК РФ, что побудило нас прибегнуть к их классификации. За основу деления преступлений на виды бы­ло принято их криминологическое родство, то есть классификация оказалась близкой к той, которую использовал в своих исследованиях А.Ф. Зелинский1

К первой группе преступлений были отнесены ненасильственные коры­стные посягательства, предусмотренные ст.ст. 158-160, 166 ч. 1 УК РФ. Наибо­лее часто эту группу посягательств представляли кражи и угон.

Во вторую группу были выделены посягательства, предусмотренные ст.ст 161-163, 164 ч. 2 - 4 и 209 УК РФ, то есть открытые корыстные насиль­ственные посягательства на собственность. По своей общественной опасности эти преступления стоят на одном из первых мест гораздо более опаснее пося­гательств. отнесенных нами к первой группе .

Третью группу образовали умышленные насильственные посягательства на жизнь и здоровье ст.ст. 105, 111, 112, 115 - 117 УК РФ

В четвертую группу вошли преступления, предусмотренные ст.ст 131- 135, а также ст.ст. 121, 122 УК РФ Их совершение свидетельствует о специ­фической направленности умысла виновного, удовлетворению своеобразных человеческих потребностей

Пятая группа включила в себя хулиганство и некоторые иные умышлен­ные насильственные посягательства на общественный порядок, общественную безопасность, здоровье населения и порядок управления ст.ст. 119, 212, 213, 228. 317, 318, 321 УК РФ. Наиболее часто при этом встречались престу пления, предусмотренные ст.ст. 217, 228, 318, 319 УК РФ

Все остальные преступления, крайне редко совершаемые рецидивиста­ми, вошли в группу иных преступлений, которая при анализе структуры пре­ступного рецидивного поведения в расчет не принималась. Если же в структу­ре преступного рецидивного поведения встречались преступления, ответст­венность за которые предусматривалась иными по сравнению с ныне дсйст-

См : Зелинский А.Ф.Указ.соч.- С 8-10.

вую тим уголовным законом статьями, нами производилась соответствующая «переквалификация», что в полной мере отвечало требованиям, предъявляе­мым к исследованию преступной деятельности рецидивистов, охватывающей нередко большой промежуток времени.

Следует также подчеркнуть, что наш подход был несколько отличен o∣ методики анализа структуры рецидива, использовавшейся А.Ф. Зелинским В отличие от него, сопоставлению подвергались не только первое с последую­щими преступлениями, но и каждое предшествующее с каждым последую­щим: второе и третье, третье и четвертое, четвертое и пятое и т.п. С одной стороны, нас интересовало, какие преступления совершаются рецидивистами после осуждения за посягательство того или иного вида; с другой стороны, совершение какого - либо вида посягательства предшествует тому или иному преступлению. Сочетая, таким образом, перспективный и ретроспективный анализ структуры преступного рецидивного поведения, удалось проследить «преступную биографию», «преступную карьеру» каждого лица в отдельности и всех изученных рецидивистов в целом, выявить наиболее распространенные варианты преступного поведения лиц, длительное время занимающихся со­вершением преступлений.

Исследование показало, что «преступная биография» большинства ре­цидивистов начинается с совершения корыстных преступлений, прежде всею краж (37,9 %). 31% рецидивистов впервые были привлечены к уголовной от­ветственности за совершение хулиганства, 17,7% - за грабежи и разбои, 12,4%

- за иные преступления.

Выясняя особенности приобщения к преступной деятельности различ­ных категорий рецидивистов, нами было установлено, что у лиц, осуждавших­ся большее число раз. «преступная биография» начиналась с совершения ко­рыстно - ненасильственных либо тяжких насильственных преступлений, реже

- с хулиганства.

Это позволило сделать ряд выводов относительно преступной деятель­ности рецидивистов, ее начала и продолжительности. Во-первых, длительной престу пной деятельности способствовало раннее проявление у лиц корыстных

внимания на ее величину: она больше доли любой другой группы преступно ний, о какой бы судимости ни шла речь.

Таблица № 4.

Сведения о характере преступлений, совершенных рецидивистами перед каждым из имевшихся осуждений

(а % к итогу)

Группа | преступ­лений Осуждения по счету
Первое Второе Третье Четвертое Пятое и т.д
І Іервая 41.5 32.2 34.5 37.6 41.4
Вторая 12.9 12,8 6,8 9,1 5,6
Третья 5,8 5.9 5.9 2,3 8.9
Четвертая 3.9 3,8 3,1 3,5 3,7
Пятая 3>,s 29,4 27,2 25.2 21.9

Примечание. Так как рецидивисты зачастую осуждались одновременно за не­сколько преступлении. итоговая сумма в каждой из колонок не равна 100.0

Это - свидетельство большой распространенности корыстных мотивов в пси­хологии рецидивистов, чаще других лежащих в основе престу пного поведения этой категории осужденных на протяжении всей их «преступной карьеры». При этом значительная доля посягательств рассматриваемой группы сохраня­ется в основном благодаря совершению виновными краж.

Доля грабежей и разбоев (преступлений второй группы) по мере увели­чения числа судимостей в структурах последних стабильно снижалось, что ввиду повышенной общественной опасности этого рода преступлений являет­ся положительным К этому следует заметить, что по мерс роста числа суди­мостей рецидивисты все реже совершают (из преступлений этой группы) раз­бои. несколько чате - грабежи. Иными словами, можно говорить об уменьше­нии силы мотивов корыстно - насильственного характера, постепенное пере­растание их в корыстные либо в корыстные с меньшей насильственной окра­ской

мотивов, устранение которых из психологии лиц, осужденных впервые, может явиться хорошей предпосылкой для того, чтобы их преступная деятельность не получила своего продолжения в виде рецидива преступлений. Аналогичное предположение можно высказать и в отношении жестокости, проявлявшейся у рецидивистов в самом начале «преступной карьеры» и приводившей к совер­шению умышленных убийств, причинению потерпевшим различной тяжести телесных повреждений.

Сказанное, однако, не означает, что преступная деятельность лица, впервые совершившего кражу или убийство, будет всегда более продолжи­тельной по сравнению с преступной деятельностью того, кто впервые был осужден за совершение хулиганства, грабежа или разбоя и др Ведь преступ­ная деятельность рецидивиста тесно связана с последующим отбыванием эти­ми лицами наказаний, являющихся важным средством предупреждения даль­нейшей преступной деятельности виновных. Поэтому прогнозировать число возможных преступлений лица на основе учета характера первого из них представляется весьма сомнительным.

Преступное поведение рецидивистов характеризуется тем. что оно включает в себя несколько преступлений, различающихся по их квалифика­ции. характеру и степени общественной опасности и др. Чтобы проследить его особенности применительно к каждой судимости, нами были рассмотрены структуры каждой из судимостей: первой, второй, третьей и последующих И структуры наказаний, назначенных за совершение преступлений по соответст­вующим судимостям. Сведения об этом, с учетом выделенных ранее групп по­сягательств, приведены в таблице Λfe 4.

Как видно, структура различных судимостей нс является одинаковой, что является отражением особенностей динамики преступного поведения ис­следуемой категории рецидивистов, совершения ими го одного, то другого вида посягательств на протяжении всей «преступной биографии».

Рассматривая в структуре каждой из имевшихся у рецидивистов суди­мостей долю корыстных ненасильственных преступлений, нельзя нс обратить

Для того, чтобы более четко представлять изменения в преступном по­ведении рецидивистов, связанном с осуждением за данную группу посяга­тельств, следует рассмотреть перспективу и ретроспективу этого поведения.

Нами было установлено, что по мере роста числа судимостей, рециди­висты, осуждавшиеся ранее (накануне) за посягательства второй группы, все реже совершали преступления, объединенные нами в третью группу, а также посягательства, связанные с нарушением общественною порядка и безопасно­сти ( 48,8 % , 24,3 % , 9,5 % лиц и т.д.).

Таким образом, по мере увеличения продолжительности преступной деятельности, связанной с предшествующим осуждением за корыстно - на­сильственные преступления, она все реже бывает нацелена на нарушение об­щественного порядка и безопасности, чаще направляясь при этом на причине­ние вреда собственности, на ущемление прав и свобод граждан, на другие правоохраняемые интересы.

В каждой из структур судимостей рецидивистов доля преступлений третьей группы не превышала и 5 %, что затрудняет обсуждать вопрос о зако­номерностях престу пного поведения изучаемых лиц, связанного с осуждением за этого рода посягательства

Вместе с тем можно указать на то, что после осуждения за такие пре­ступления, как убийство, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, другие тяжкие насильственные посягательства, рецидивисты все чаще по мерс роста числа судимостей осуждались за преступления первой, второй, третьей, четвертой групп; все реже - за хулиганства и другие посягательства, объеди­ненные нами в пятую группу ( 33,3 %; 23,5 %; 18,8 % лиц и т.п).

Необходимо отметить, что с ростом числа судимостей процент рециди­вистов, ведущих паразитический образ жизни, возрастает (6,7 %, 11,8 %;,18,8 % лиц и т.д ).

Иначе говоря, психология «убийц» (лиц, осуждаемых за преступления третьей группы) по мере роста числа судимостей все чаще перерождается в психологию лиц, ведущих паразитический образ жизни К этому можно доба­вить, что большая часть преступлений, связанных с лишением потерпевших

жизни, причинением тяжкого вреда здоровью совершается рецидивистами на так называемой «бытовой почве», то есть в результате ссор, скандалов, возни­кающих нередко между лицами этой категории после употребления ими спиртных напитков, ввиду иных обстоятельств, возникающих при ведении па­разитического образа жизни.

Сходной с долей преступлений третьей группы является в структурах каждой из судимостей доля посягательств, объединенных нами в четвертую группу (изнасилование, заражение венерической болезнью и другие). Вместе с тем она все же снижается по - иному, чем доля преступлений третьей группы, сохраняя свою величину в основном за счет преступлений, предусмотренных ст.ст. 131, 132, 135 УК РФ.

Доля же преступлений четвертой группы в структурах судимостей лиц, которые осуждались только два раза, является примерно в три раза меньшей по сравнению с соответствующим показателем, установленным нами у лиц, осужденных 3 и более раза.

Доля преступлений, вошедших в пятую группу, является вюрой по ве­личине после преступлений первой группы, о структуре какой бы судимости мы не вели речь, что свидетельствует о присущих рецидивистам особенно­стей, отличающих осуждаемых за хулиганство и другие преступления против общественного порядка и безопасности. Поэтому можно сделать вывод, сход­ный с тем, который касался роли корыстных мотивов в продолжении преступ­ной деятельности рецидивистами: устранение из психологии рецидивистов черт, присущих лицам, осуждаемым за пятую группу преступлений, является одним из важных путей сокращения продолжительности преступного поведе­ния изучаемых лиц, уменьшения числа совершаемых ими преступлений.

Рассматривая, каким образом изменяется направленность преступной деятельности рецидивистов, осуждавшихся ранее (в предшествующий раз) за хулиганство, было установлено, что очередным преступлением является пре­имущественно преступление из этой же - пятой группы (от 20 % до 40 % лиц). В то же время в среднем каждый четвертый рецидивист, совершавший хули­ганство, вновь осуждается за корыстное ненасильственное преступление; все

входящие в другие группы, реже - отнесенные к одной группе, а также одно именные. Иначе говоря, преступное поведение, начиная с четвертого преступления,

Таблица N° 5.

Сведения

о соотношении совершенного и предшествовавшегопреступлений (впЛк итогу)

Характер соотношения со­вершенного и предшество­вавшего преступлений Осуждение по счету
Второе Третье Четвертое Пятое и т л
/(ругой I,py∏Ilbl 67,1 63,8 69.2 74.1
Той же группы 36,2 36,2 31.4 25.7
вт.ч одноименное 27,9 3⅛i 21,8 18,9
итого 100 100 100 100

становится все более изменчивым, свидетельствуя тем самым о многообразии личностных негативных потребностей исследуемых лиц после указанного пе­риода[81]

Наряду с этим наблюдается большая «устойчивость» (в смысле направ­ленности преступных посягательств) преступною поведения лиц, осужденных во второй раз, около 40 % которых совершают одноименные или однородные преступления.

Характерно, что окончание преступной деятельности, как правило, свя­зано с совершением лицом посягательства, сходного или одноименного с тем, за которое оно осуждалось в предшествующий раз. Иначе говоря, отказ от со­вершения новых преступлений чаще связан с устойчивостью, узконаправлен- ностью преступного поведения рецидивистов, тогда как совершение разно­родных посягательств, наоборот, может способствовать и свидетельствовать о большой вероятности возврата лица к преступной деятельности. Не исключе-

реже по мере роста числа судимостей лицами данной категории совершаются преступления второй, третьей, четвертой групп.

Лица, осужденные во второй раз за хулиганство, также довольно часто совершают сходные с ним посягательства. Причем доля преступлений пятой группы в структурах судимостей однократного рецидива гораздо больше доли этих же посягательств в структурах судимостей трехкратного и более рециди­ва (соответственно 30 и 40 %).

Поэтому в качестве общего вывода о характере преступной деятельно­сти исследуемых лиц следует признать положение о том, что она является чрезвычайно динамичной/ имея в виду при этом совершение рецидивистами (какое бы число судимостей они нс имели) различных по своей направленно­сти посягательств.

Учитывая данное обстоятельство, а также то, что выявленные нами осо­бенности структуры рецидивного поведения присущи каждой категории ре­цидивистов, мы склонны рассматривать их в качестве типичных; а обладаю­щее определенными закономерностями поведение будет проявляться у всех лиц, неоднократно совершающих преступления.

В связи с этим следует указать, что закономерности изменения личности и преступного поведения лиц могут рассматриваться как основания для со­вершенствования норм об ответственности той или иной группы лиц, как криминологические основания этому’

Выясняя, в каком соотношении находятся престу пления, совершенные рецидивистами, в целом применительно к каждому из имевшихся осуждений, мы получили следующие данные (см. таблицу №5).

Из содержания приведенной таблицы видно, что после совершения третьего по счету преступления (третьего осуждения) в случае продолжения преступной деятельности рецидивисты все чаще совершают преступления,

но, что решающим фактором, побуждающим лиц отказываться от совершения новых преступлений, является наличие в уголовном законодательстве поло­жений, позволяющих назначать рецидивистам более строгие наказания (с уче­том норм об отвегственностн за неоднократность, совокупность, рецидив пре­ступлений).

Сказанное позволяет заключить, что общественная опасность личности ярко проявляется в престу пном поведении не только у тех, кто совершает оп­ределенные виды преступлений (например, только хулиганство), но и у лиц, осуждаемых за различные виды преступлений. При совершении большого числа преступлений преступная деятельность наиболее часто связана с совер­шением различающихся по своему характеру преступлений, а не однородных посягательств. Именно от лиц, изменяющих направленность своего преступ­ного умысла, наиболее вероятно ожидать продолжения преступной деятельно­сти

В то же время, законодатель установил правило, в соответствии с кото­рым лица, вновь совершившие одноименное или однородное с предшествую­щим преступление с не снятой и не погашенной за нес судимостью, подверга­ются большей уголовной ответственности. Применение такой нормы позволя­ет наказать более строго нс больше одной трети рецидивистов. При этом «уходят» от желаемой повышенной ответственности те, кто, как показал про­веденный нами анализ, входит в группу «потенциальных» преступников

В связи с этим особый интерес представляют данные об общественной опасности совершаемых рецидивистами преступлений, тем более, что законо­датель специально выделил категории таковых. В юридической литературе на этот счет высказывались различные мнения. По данным одних ученых, с рос­том числа судимостей у рецидивистов общественная опасность их престу пной деятельности постепенно возрастает, другие - высказывают абсолютно проти­воположное мнение[82].

В связи с этим нельзя не заметить, во-первых, что в основе производи­мых расчетов лежали различные методики оценки общественной опасности посягательств, во-первых. Во-вторых, соответствующие выводы строились на результатах сопоставления общественной опасности преступлений, входящих в структуры судимостей (первой, второй, третьей и др.), то есть посяга­тельств, совершенных разными людьми. Вследствие этого удавалось получить лишь обобщенные сведения о структуре преступного поведения множества лиц, а динамика индивидуального преступного поведения оставалась неиссле­дованной. Поясним это на простом примере. Допустим, изучается престу пное поведение 100 рецидивистов, среди которых 20 человек впервые были осуж­дены за тяжкие преступления, а остальные - за преступления средней тяжести. Вторым же преступлением у 30 из 100 лиц были тяжкие преступления, а у 70 - преступления средней тяжести. Казалось бы, из этого можно сделать вывод о том. что по мере роста числа судимостей рецидивисты совершают все более опасные преступления.

Однако, нс исключено, что на самом деле ситуация является иной: из первых 20 человек (впервые совершивших тяжкие преступления) лишь 15 со­вершили тяжкое преступление (то есть прежней опасности), еще 5 - преступ­ления средней тяжести, а остальные 15 тяжких преступлений совершили тс, кто ранее был осужден за преступления средней тяжести. Очевидно, что тя­жесть вновь совершенных преступлений и предшествующих преступлений меняется у отдельно взятых лиц совсем неоднозначно. Не исключено, 'ПО при продолжении преступной деятельности тяжесть вновь совершенных и пред­шествующих посягательств у конкретных лиц вновь изменится (а некоторые из рецидивистов вообще больше не допустят нарушений требований уголов­ного закона).

Поэтому для объективной оценки изменений общественной опасности преступной деятельности рецидивистов важно проследить за «преступной карьерой» конкретных лиц, сопоставляя при этом опасность каждого предше­ствующего и последующего преступлений. Сложность такого анализа очевид­на применительно к рецидивистам уже потому, что для обеспечения репрезен­тативности выборки необходимо изучить биографии нескольких сотен чело­век.

Получение правильного ответа затруднено еще и потому, что проблема критериев оценки общественной опасности посягательств еше нс получила своего окончательного решения в юридической науке1.

Произведя соответствующие расчеты, мы установили, что общественная опасность совершаемых рецидивистами посягательств редко оставалась неиз­менной. Абсолютное большинство лиц совершали то более опасные, то мснсс опасные преступления по сравнению с тем, которые им предшествовали. Каж­дый ппят рецидивист совершал либо более опасные, либо менее обществен­но опасные преступления. Если взять за 100 % всех обследованных осужден­ных, то окажется, что ко второму осуждению лишь около 60 % лиц совершили посягательства, сходные по своей опасности с предшествовавшим посягатель­ством; к третьему осуждению доля таких лиц составляла около 16 % ; к чет­вертому осуждению - около 4 % и т.д.

j По мнению Ю.Д. Блувштейна. самым верным способом оценки общественной опасности преступлений являются «экспертные оценки» (См Блувштейн К) Д Крими­нология и математика.- М.. Юрид. лит., 1974,- С 176), Г И. Забрянский в качестве единственно верного показателя, отражающего общественную опасносгь преступления, рассматривает размер санкции, указанной в уголовно-правовой норме (См : Забрянский Г И Методика изучения преступности - Краснодар Кубанский ун-т, 1976- Вып 212- Кн 1 - С. 204 -21 К); Л В Кондратюк предлагает определять общественную опасность посягательства, исходя из усредненной законодательной оценки за его совершение, а для приведения различных видов наказания к единому показателю используют коэффи­циент эквивалентности (См Кондратюк Л.В. Система криминологических показателей и методы их вычисления - М. ВНИИ МВД СССР -1978 - С 22-23), В. Орехов и Л. Смирнов считают, что наибольшей полнотой в выражении опасности преступления об­ладает конкретное наказание, назначаемое судом ( См.: Кондратюк Л.В. Указ, сон - С 21)

Названная особенность в интенсивности преступного поведения реци­дивистов была выявлена и применительно к лицам, осуждавшимся разное число раз (см. таблицу № 6).

Как видно из приведенной таблицы, время нахождения на свободе рецидивистов перед каждым из осуждений в среднем не превышает трех лет, а

Таблица № 6.

Сведения

о средней продолжительности нахождения на свободе рецидивистов, осуждавшихся разное число раз, перед каждым из имевшихся осуждений (в годах )

Осуждение по счегу Рецидивисты, ранее осуждавшиеся
2 раза 3 раза 4 раза 5 раз и более
Второе . 227 2,1 2,4 2.3
Третье 1,4 2,2 2,8 2,7
Четвертое 2.1 2.9 1.5
Пятое и более 2.5 1,2

наименьшее время лица находились на свободе накануне совершения третьего по счету' преступления, когда погашаются многие из имевшихся у лиц судимо­стей. Поэтому исследуемая категория лиц, много раз совершая преступления, имеет псе же значительное число погашенных или снятых, то есть не «дейст­вующих» судимостей. Почти половина (47,1 %) рецидивистов находилась на свободе менее 1 года и лишь 14,5 % - свыше 5 лет.

Учитывая, что рецидивисты в среднем находятся перед очередным осу­ждением на свободе не более трех лет, можно утверждать, что их престу пное поведение характеризуется большей интенсивностью преступного поведения, следовательно, и большей общественной опасностью личности[83].

Наряду* с этим следует подчеркнуть, что изучение интенсивности пре­ступной деятельности каждого лица показало, что среди рецидивистов очень незначительна доля тех, кто бы находился каждый раз на свободе менее года, а

Следовательно, по мере продолжения преступной деятельности лица ве­роятность того, что оно совершит посягательство, сходное по опасности с ра­нее совершенными преступлениями, постепенно снижается. Одновременно возрастает вероятность совершения рецидивистом либо более опасного» либо менее опасного преступления. А так как среди лиц, осуждавшихся большее число раз, являлась большей долей для тех, кто имел измеїгаивую (в смысле опасности образующих ее преступлений) «преступную карьеру», можно сде­лать вывод о том, что одним из условий большей длительности преступной деятельности является осуждение рецидивистов за самые различные по своей опасности преступления.

Выявляя зависимость между числом осуждений и изменением общест­венной опасности совершаемых лицом преступлений, мы установили, что к третьему осуждению опасность совершаемых рецидивистами преступлений в большинстве случаев возрастала, но к четвертому осуждению доля лиц, со­вершивших более опасные посягательства, наоборот, понижалась. Иначе го­воря, преступная деятельность большинства рецидивистов после третьего осуждения становится менее опасной.

Следует подчеркнуть, что опасность преступлений, совершаемых лица­ми с «действующими» судимостями, в целом мало отличалась от престу пле­ний, которые совершаются рецидивистами после погашения (снятия) судимо­сти. Значит, ныне действующие и предусмотренные уголовным законом сроки погашения судимости нс позволяют выделить из числа всех рецидивистов тех лиц, от которых можно с большей вероятностью ожидать совершения наибо­лее опасных преступлений, чья личность, таким образом, обладает повышен­ной общественной опасностью. Это, в свою очередь, побуждает нас специаль­но рассмотреть вопрос об интенсивности преступной деятельности рецидиви­стов

Соответствующий анализ показал, что очередные преступления совер­шались рецидивистами по истечении различного времени нахождения на сво­боде В среднем же пребывание на свободе было наибольшим перед третьем осуждением, наименьшим - перед четвертым и последующими осуждениями.

также свыше пяти лет. Чаще всего продолжительность нахождения лица на свободе изменялась в пределах от одного года до пяти лет. И если предполо­жить, что в течение этого времени за рецидивистом осуществлялся бы надеж­ный контроль, осуществлялась деятельность по предупреждению с его сторо­ны нового преступления, то число преступлений, совершаемых этой категори­ей лиц, сократилась бы более, чем на 2/3.

Отмеченные особенности продолжительности нахождения рецидивистов на свободе сказались и на количестве судимостей, которые имеются у тех, кто попадает на скамью подсудимых Как свидетельствует статистика (см рис Хії I), среди рецидивистов стало с 2000 года уменьшаться число лиц, имеющих

Рис. К? 1

Динамика распределения осуждаемых рецидивистов, имеющих различное число судимостей (1997-2000 гг.}

? Количество лиц. осужденных с наличием 3 и более не снятых и не погашенных судимостей

О Количество лит осужденных с патичисм 2 нс снятых и нс погашенных судимостей ■ Количество лиц. осужденных с наличием 1 нс снятой и ιte погашенной судишхлъю

как одну, так и несколько судимостей. Возможно, это явилось результатом прежде всего позиции законодателя, который отказался от правил, позволяв­ших прерывать течение сроков погашения судимости, что, в конечном счете, сказалось на общих параметрах современной рецидивной преступности.

Основными характеристиками последней, как известно, являются со­стояние, структура и динамика’, а сама рецидивная преступность традиционно

1 См Филимонов В.Д. Общественная опасность личности преступника. - Томск. 1970. - С 221.

рассматривается криминологии как совокупность умышленных общественно опасных посягательств, совершаемых ранее осуждавшимися за умышленные преступления за определенный период времени на конкретной территории[84].

Оценивая состояние современной рецидивной преступности, следует прежде всего указать на то, что рецидивистами в России совершается почти треть всех преступлений, по которым выявляются подозреваемые (в 2001 г. 29,8%). Одновременно рецидивисты составляют примерно пятую часть всех лиц, привлекаемых к уголовной ответственности за совершение престу плений (в 2001 г. они составляли 22,1%). Иначе говоря, рецидивисты ежегодно со­вершают более 650000 преступлений, при чем почти 400000 из них являются ранее судимыми, в том числе около 50000 лиц совершают преступления, при­знанные опасным либо особо опасным рецидивом.

За последние годы в структуре рецидивной преступности произошли существенные изменения: в числе рецидивистов возросла доля лиц, совер­шивших тяжкие преступления (умышленные убийства, тяжкий вред здоровью, изнасилования, разбои, грабежи и др.) Заметно активизировалась групповая деятельность рецидивистов, отмечается тенденция к возрождению в их среде элементов профессионализма, появляются бандитские и другие организован­ные преступные группы, совершающие особо опасные преступления и имею­щие в своем распоряжении автоматическое оружие и автотранспорт. Повы­шенная опасность совершаемых рецидивистами престу плений объясняется не только преимущественно групповыми действиями рецидивистов, но и особой дерзостью и жестокостью самих преступных деяний. В качестве иллюстрации .может служить дело Старынина Н.В., ранее трижды судимого. Последний раз 7.08.97 г. Еткульским районным судом Челябинской области по ч 2 п.п. «а,б,в» ст. 158 УК РФ к двум годам лишения свободы условно с испытатель- ным сроком два года, обвиняющегося в совершении преступлений, предусмот­ренных п. «в» ч.З ст. 158, ч.1 ст. 167, п.п. «а,б,в,г» ч.2 ст 162 УК РФ. Имея ус-

<< | >>
Источник: Иванов Василий Альбертович. РЕЦИДИВ ПРЕСТУПЛЕНИЙ: УГОЛОВНО-ПРАВОВЫЕ И КРИМИНОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Омск - 2002. 2002

Еще по теме Особенности личности рецидивистов:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -