<<
>>

§ 1.1. История возникновения и развития института уголовной ответственности за кражу

С момента возникновения государства и на всех этапах его развития уголовное законодательство, начиная с самых ранних источников права, предусматривало защиту собственности от преступных посягательств путем установления наказания за кражу.

В развитии уголовного законодательства Казахстана можно выделить четыре основных этапа:

1) казахское право до присоединения к Российской Империи (XV в. - вторая половина XIX в.);

2) казахское право периода вхождения в состав Российской Империи (вторая половина XIX - начало XX века);

3) уголовное законодательство советского периода (1917 - 1991 гг.);

4) уголовное законодательство независимого Казахстана (после 1991 г.).

В течение длительного времени основным источником казахского права был правовой обычай, адат (эдет) - совокупность устных обычаев, норм поведения людей в различных ситуациях. Формирование национального права Казахстана принято связывать с моментом формирования казахской государственности - возникновением в 1465-1466 годах Казахского ханства. В этот период предпринимаются первые попытки свода устных правовых обычаев и правил - усилиями казахских ханов создаются памятники казахского права- уложения «^асым ханньщ каска жолы» («Светлый путь Касым-хана»), «Есім ханнын, ескі жолы» («Древний, исконный путь Есим-хана») и «Жеті жаргы» (Семь Установлений) Тауке- хана. Наиболее известным из указанных уложений является единственный дошедший до нас свод кодифицированных правовых обычаев ханского периода (XV-XIX вв.) «Жеті Жаргы».1

До начала XIX века в нормах адата не было четкого разграничения понятий преступления и правонарушения. Вместо понятия «преступление» (кылмыс) употреблялось понятие «дурное дело», «дурное поведение» (жаман ic, жаман кылык). Под преступлением понималось причинение потерпевшему крупного материального или морального ущерба.[1] [2]

Почти все виды преступлений против имущественных отношений обозначались одним названием «урлык» («воровство» - от слова «уры», «вор»).

Основной ценностью кочевника являлся скот, и именно он в большинстве случаев становился предметом воровства. Кража других предметов была редким явлением.[3]

При этом нормы казахского обычного права выделяли квалифицированные виды кражи по таким признакам как характер и стоимость украденного, совершение кражи впервые или повторно, группой лиц. От наличия указанных признаков зависел вид и размер наказания, в качестве которого, как правило, предусматривались штраф, а в некоторых случаях смерть.

Согласно адату, вор, изобличенный в совершении кражи, в первую очередь должен был вернуть украденное имущество (скот), затем за факт совершения кражи ему по решению суда назначалось наказание, чаще всего штраф (айып).

«Кто сделает кражу в первый раз скота, или имения, то удовлетворив сполна иск, полагается штраф, смотря по сумме; ежели кража маловажна и не превышает одной лошади, то платит 9; а ежели свыше, то второе, и именно 27 скотин, да сверх того ежели вор был один то одну, а ежели их было два, то двух платят лошадей и так далее, но не выше уже семи лошадей, сколько бы воров не было. Кто во второй раз пойман будет на воровстве, тот сверх иску платит штраф половинный кун, а за третью кражу полный кун или наказывается за сию последнюю смертию. Ежели во второй и третий раз сделает воровство несколько человек, то сверх иску отбирается от каждого лошадь и халат, но смертию уже не наказывается».1

С начала XIX века наряду с нормами обычного права в виде адата в разных регионах Казахстана применялись нормы мусульманского права (шариата).[4] [5]

Мусульманское право относит кражу к категории тяжких уголовных преступлений «хадд» («преступлений против Аллаха») - преступлениям, связанным с нарушением основных ценностей ислама, посягающих на «права Аллаха». Как отмечал советский исламовед А.Ахмедов, «хотя Коран не считает богоугодным «любить богатство любовью упорной», в вероучительных книгах ислама весьма решительно проводится охрана права частной собственности».

«Не желайте того, чем Аллах дал вам одним преимущество перед другими», - требует Коран. «И не простирай своих глаз на то, чем Мы наделили некоторые пары их - расцветом жизни здешней, чтобы испытать их этим», - повелевает он».[6]

Необходимым условием для признания кражи преступлением категории «хадд» являлось то, что украденная вещь относится к числу дозволенных в мусульманском праве (например, кража вина или свинины не считалось преступлением хадд). Стоимость похищенного имущества не должна быть ниже определенного минимума, который устанавливается в сумме от 1/4 до 1 динара согласно выводам различных толков.[7]

За совершение данной категории преступлений установлены строго фиксированные наказания. Как указано в Коране: «Вору и воровке отсекайте их руки в воздаяние за то, что они приобрели, как устрашение от Аллаха. Поистине, Аллах - великий, мудрый! А кто обратится после своей несправедливости и исправит, то Аллах - прощающий, милосердный!». За совершение кражи впервые преступник наказывался отсечением правой руки, за вторую кражу полагалось отрубить левую ногу (в зависимости от толкований - по лодыжку или по колено), в третий раз - левую руку, а в четвертый раз - правую ногу. 1

При совместном совершении кражи несколькими лицами все они несли одинаковую ответственность. Допускалось освобождение вора от ответственности при его прощении пострадавшим до тех пор, пока о преступлении не стало известно властям. В этом случае преступник мог понести иное наказание - «тазир» - по усмотрению суда.[8] [9]

Присоединение Казахстана к Российской Империи, начавшееся в 30-х гг. XVIII в., завершилось лишь к серединеХІХ в. В течение всего этого периода на территории Казахстана одновременно функционировали и суды биев, и российские суды. Принятый в 1822 г. «Устав о сибирских киргизах» разграничил все судебные дела на три рода (уголовные, исковые и жалобы на Управление) и определил полномочия судов и подсудность таких дел.

Уголовные дела и жалобы на Управление рассматривались окружным приказом, исковые дела разбирались посредством биев в аулах и волостях «словестно по киргизским законам и обычаям». Суд биев как институт обычного права с некоторыми видоизменениями («аксакальский суд») функционировал вплоть до 20-х гг. прошлого века.[10]

Наряду с нормами адата и шариата применяются положения российского уголовного законодательства, причем царским правительством проводится целенаправленная политика по замещению уголовных норм обычного права законами Российской Империи. Так согласно § 68 Устава об управлении инородцев от 22 июля 1822 г. «... поелику законы сии и обычаи в каждом племени имеют некоторое и часто важное от других отличие, притом же, сохраняясь поныне чрез одни изустныя предания, могут быть и сбивчивы и неопределенны» местному начальству предписывалось «.от почетнейших людей собрать полныя и подробныя о сих законах сведения, разсмотреть оныя по Губерниям в особых Временных Комитетах, смягчить все дикое и жестокое, отменить несообразное с другими установлениями, и расположив в надлежащем порядке, представить местному Главному Управлению на утверждение».1

В 1823 г. по распоряжению генерал-губернатора Западной Сибири в г. Омске был утвержден особый Временный комитет, который 8 февраля 1824 г. начал свою работу по составлению своих соображений на обычаи - казахов Западной Сибири. В работе приняли участие, кроме русских чиновников, казахские старшины, муллы, бии. [11] [12] [13]

Уголовное законодательство Российской империи этого периода включало в себя несколько основных законодательных актов, регулирующих ответственность за кражу.

В принятом в 1715 г. Артикуле воинском Петра 1 отсутствовала четкая система преступлений, ответственность за совершение краж устанавливалась артикулами 185 - 195. Предусматривались различные виды краж в зависимости от предмета, способа хищения, повторности, совершения группой лиц, обстановки совершения преступления.

Основным видом наказания являлась смертная казнь, назначаемая лицам, укравшим церковное имущество или святыни - через колесование, а укравшим в четвертый раз, во время пожара или наводнения, из государственного учреждения, у своего господина, товарища, на месте, где он нес караул, из военного склада - смертью через повешение. Наказание предусматривалось не только вору, но и тем лицам, которые оказывали ему какое-либо содействие, знали о краже, сокрыли, приобрели или сбыли заведомо украденное имущество (арт. 190).

Артикул 189 указывал размер украденного имущества как критерий тяжести преступления: «Ежели кто в воровстве поиман будет, а число краденаго более двадцати рублев не превозыдет, то надлежит вора в первые шестью сквозь полк прогнать шпицрутен, вдруг оредь двенадцатью, а втретие, отрезав нос и уши, сослать на каторгу, а украденное всегда от него отобрать».1

При этом Артикул 1715 г. предусматривал и обстоятельство для смягчения наказания: «Наказание воровства обыкновенно умаляется, или весьма отставляется, ежели кто из крайней голодной нужды (которую он доказать имеет) съестное или питейное, или иное что невеликой цены украдет, или кто в лишении ума воровство учинит, или вор будет младенец, которых дабы заранее от сего отучить, могут от родителей своих лозами наказаны быть».

Принятый в 1781 г. императорский указ «О суде и наказании за воровство разных родов и о заведении рабочих домов» впервые определяет термин «воровство» как родовое понятие для преступлений против собственности, определяя три их вида: воровство-грабеж, воровство-кражу и воровство-мошенничество.[14] [15]

Результатом процесса систематизации российского законодательства, начавшегося в 30-ые годы XIX века в царствование Николая I, стало принятие в 1832 г. Свода законов Российской Империи, том 15 которого содержал Свод законов уголовных, а в последующем включивший в себя первый уголовный кодекс - Уложение о наказаниях уголовных и исполнительных 1845, 1885 годов.

Имущественные преступления делились на преступления против имущества и доходов казны (раздел седьмой) и преступления против собственности частных лиц (раздел двенадцатый). Уложение включило в себя все основные составы преступлений против собственности, известные уголовному праву: кража, грабеж, разбой, присвоение, растрата, мошенничество в его различных видах, истребление и повреждение чужой собственности. При этом термином «похищение» обозначаются кража, грабеж, разбой или мошенничество: «1626. Похищеніе чужаго имущества, смотря по видамъ сего преступленія и сопровождавшимъ оное обстоятельствамъ, признается разбоемъ, грабежемъ, кражею или мошенничествомъ».

Ответственность за кражу предусматривается в отделении третьем «О краже» - в соответствии с пунктом 1644 «Кражей признается всякое, каким бы то ни было образом, но втайне, без насилия, угроз и вообще без принадлежащих к свойству разбоя или грабежа обстоятельств, похищение личных вещей, денег или иного движимого имущества».[16]

20 ноября 1864 г. утвержден Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями (в 1889 г. мировые суды были упразднены, а в 1912 г. - восстановлены). Устав дополнял Уложение 1845 года, предусматривая ответственность за совершение уголовных проступков, к которым были отнесены и некоторые деяния, предусмотренные первоначально Уложением как преступления.

Ответственность за кражу предусматривалась в главе 13 Устава («О проступках против чужой собственности»), включавшем отделение «О краже» (ст.ст. 169-172).

По Уставу за кражу предмета ценою не свыше трехсот рублей виновные подвергались заключению в тюрьме на срок от трех до шести месяцев (ст. 169).

Понятие кражи в Уставе не раскрывалось. Н.С. Таганцев, например, кражу определял как тайное и безвозмездное изъятие чужого для субъекта имущества в свою пользу или в пользу других лиц с намерением обращаться с ним как со своим собственным, т.е. с устранением или недопущением препятствий к этому с чьей бы то ни было стороны.[17]

Статья 170 предусматривала квалифицированные виды кражи, при совершении которых срок наказания мог быть увеличен до одного года тюремного заключения:

1) кража совершена в церкви, часовне или ином молитвенном доме (однако не церковного имущества и без оскорбления святыни), или же на кладбище, или с мертвого, но без разрытия могил;

2) кража учинена ночью;

3) когда для совершения кражи виновные влезли в окно, перелезли через стену, забор или иную ограду или же вошли в дом под вымышленным предлогом;

4) когда украдено необходимое для пропитания того, кому оно принадлежало, и виновному это было известно;

5) когда кража учинена по уговору нескольких лиц, однако без составления особой шайки;

6) когда кража совершена в присутственных местах или в многолюдных собраниях;

7) когда кража учинена слугами, работниками, подмастерьями или другими лицами, проживающими у того, чье имущество украдено.1

Перечень отягчающих обстоятельства был исчерпывающим, так же как и перечень смягчающих обстоятельств, предусмотренных в ст. 171, при наличии которых наказание могло быть уменьшено наполовину. К таковым Устав относил добровольное возвращение украденного, совершение кражи «по крайности и неимению никаких средств к пропитанию и работе», незначительную цену похищенного (не более 50 копеек).

Уголовное уложение 1903 г. стало последним крупным нормативным актом Российской империи в области уголовного права. Отличительной особенностью уложения 1903 г. стало объединение его разработчиками таких видов хищения как кража и грабеж в одно преступление, обозначенное термином «воровство».

Н.С. Таганцев подразделял все корыстные имущественные посягательства, предусмотренные Уложением, на 4 вида: 1) воровство, 2) разбой, 3) вымогательство и 4) шантаж. При этом в первоначальном проекте Уложения предлагалось полное объединение всех этих видов похищения чужого движимого имущества «в одно общее понятие имущественного хищничества».[18] [19]

Согласно ст. 581 воровством признавалось хищение тайно или открыто чужого движимого имущества с целью присвоения. Так же как и в Уложении 1885 г. разработчики постарались предусмотреть как можно больше квалифицированных видов кражи в зависимости от стоимости похищенного имущества, предмета посягательства и обстановки его совершения, способа, места и времени совершения, количества участников.[20]

Наряду с «обыкновенным» воровством Уложение включало такие его виды, как «отягченное» (когда стоимость похищенного превышала 500 рублей) и «легкое» (при похищении на сумму не свыше 50 копеек, добровольном возврате похищенного до вынесения приговора и совершении его «по крайности»).

Статья 581 предусматривала такие квалифицированные виды воровства, как совершение его «с особой дерзостью; с нарушением доверия; с устранением преград или запоров, препятствующих доступу во двор, здание или иное помещение или хранилище; во время хода

железнодорожного поезда или при его остановке; в ночное время; если похищенное заведомо составляло средство, необходимое для пропитания потерпевшего».

Уголовное уложение 1903 г. так и не было введено в действие в большей своей части, однако содержащаяся в нем система видов хищения повлияла на последующее развитие российского уголовного законодательства об имущественных преступлениях. [21]

Изменения политического и социально-экономического строя, вызванные Октябрьской революцией 1917 г., не могли не затронуть и сферы уголовного законодательства.

Старая правовая система более не действовала. Резкий рост преступности, вызванный политической, социальной и экономической нестабильностью, снижением уровня жизни основной массы населения, активизацией антиобщественного поведения маргинальных слоев общества привел к необходимости принятия новых нормативных актов, направленных на поддержание правопорядка. При этом наряду с защитой нового государственного строя одним из приоритетных направлений оставалась защита собственности от преступных посягательств.

Вопросы борьбы с хищениями регламентировались в целом ряде нормативно-правовых актов, принятых в первые годы советской власти: декретах Совета Народных Комиссаров РСФСР № 1 от 24.11.1917 «О суде», от 21.10.1919 «О борьбе со спекуляцией, хищениями в государственных складах, подлогами и другими злоупотреблениями по должности в хозяйственных и распределительных органах».

Однако в указанных нормативно-правовых актах отсутствовала единая система норм о преступлениях против собственности, предусматривающая четко сформулированные составы преступлений и соответствующие санкции за их совершение.1

Одним из первых правовых актов, предусматривающих подробный перечень уголовно-наказуемых имущественных деяний и устанавливающих санкции, стал декрет ВЦИК и СНК РСФСР от 01.06.1921 «О мерах борьбы с хищениями из государственных складов и должностными преступлениями, способствующими хищениям». Декрет устанавливал применение строгой изоляции на срок не ниже трех лет и высшей меры наказания при отягчающих обстоятельствах (многократность вменяемых деяний, массовый характер хищения, ответственность занимаемой должности и т. д.).[22] [23]

Высшая мера наказания (расстрел) за совершение хищения предусматривалась Декретом ВЦИК и СНК РСФСР от 01.09.1921 «Об установлении усиленной ответственности для лиц, виновных в хищении грузов во время перевозки их» для лиц, перевозивших грузы гужевым, водным и другим путем, а также для наблюдавших за этими перевозками агентов, виновных в совершении хищения грузов в пути.

Упомянутые декреты предусматривали ответственность и наказание лишь отдельные, наиболее опасные преступления против собственности.

Ими не охватывались такие преступления как кража, грабеж, мошенничество и иные преступления против личного имущества граждан. При этом с конца 1918 года судам запрещалось ссылаться на дореволюционное законодательство. Тем не менее, как свидетельствуют статистические данные и отчеты Народного комиссариата юстиции, периодически издававшиеся «Ведомости справок о судимости», суды назначали наказания за совершение указанных преступлений, руководствуясь как революционным (социалистическим) правосознанием, таки традиционными правовыми представлениями об этих преступлениях и их видах. 1

Принятый в 1922 г. УК РСФСР стал первым нормативно-правовым актом советского государства, предусматривающим единую систему норм, регламентирующих ответственность за преступления против собственности.[24] [25]

В статье 180 Главы VI. Имущественные преступления давалось понятие кражи: «Кража, т.е. тайное похищение имущества, находящегося в обладании, пользовании или ведении другого лица или учреждения».

При этом в уголовном законодательстве не раскрывалось понятие хищения, его определение приводилось в уголовно-правовой науке. Например, высказывалось мнение, что «похищение имущества есть умышленное противозаконное завладение чужим имуществом, находящимся во владении другого лица, физического или юридического, с целью присвоения».[26]

Наряду с простой кражей предусматривались ее квалифицированные виды. В качестве наиболее сурового наказания за хищение из государственных складов, вагонов, судов и других хранилищ, производившееся систематически или совершенное ответственными должностными лицами, или в особо крупных размерах похищенного в УК РСФСР 1922 года предусматривалась высшая мера наказания - расстрел.

Развитие уголовного законодательства СССР об ответственности за кражу в последующие годы отражает общие тенденции уголовно-правовой политики по ужесточению наказания за хищение государственного и общественного имущества.

10 июля 1923 г. постановлением ВЦИК в УК вводится новая статья 180-а: «Хищение из государственных и общественных складов, вагонов, судов и других хранилищ, производившееся систематически как путем краж, так равно и путем учинения подлогов, составления неправильных актов и т.п. преступных действий или совершенное ответственным должностным лицом или при особо крупных размерах похищенного, карается лишением свободы на срок не ниже трех лет, а при отягчающих вину обстоятельствах — высшей мерой наказания» (ранее подобная норма содержалась в п. «з» ст. 180 УК РСФСР).

Если простая кража (т.е. «кража у частного лица без применения каких- либо технических приемов») наказывается «принудительными работами» или лишением свободы на срок до шести месяцев (п. «а»), то та же кража, но совершенная из государственных или общественных складов или учреждений, предусматривает лишение свободы на срок до одного года или принудительные работы на тот же срок (п. «г»).

Приоритет в охране государственной и общественной собственности, необходимость применения более сурового наказания за ее хищение обосновывается и юридической литературе. По степени общественной опасности хищения государственного и общественного имущества приравниваются к тяжким государственным преступлениям.

К примеру, Б. Змиев пишет: «советское законодательство, не отрицая значения института частной собственности в настоящее переходное к коммунизму время, вместе с тем, конечно, не может ставить своей задачей охрану частной собственности путем применения суровых репрессий к

нарушителям прав частной собственности. Частная собственность защищается ею лишь в тех пределах, какие диктуются необходимостью поддерживать известный экономический правопорядок. Иначе советский законодатель относится к тем имущественным преступлениям, где потерпевшим являются общественные группы или государство в целом; — интересы большинства требуют их сугубой охраны, и в этих случаях советский законодатель не останавливается перед суровой карой, вплоть до высшей меры наказания».1

В 1926 г. мнение по данному вопросу высказывает И.В. Сталин: «когда ловят шпиона или изменника, негодование публики не знает границ, она требует расстрела. А когда вор орудует на глазах у всех, расхищая государственное добро, окружающая публика ограничивается

добродушными смешками и похлопыванием по плечу. Между тем ясно, что вор, расхищающий народное добро и подкапывающийся под интересы народного хозяйства, есть тот же шпион и предатель, если не хуже».[27] [28]

Между тем, делаются определенные шаги и в сторону гуманизации уголовного законодательства. Постановлением ВЦИК от 16 октября 1924 г. п. «д» ст. 180 УК РСФСР дополнен примечанием, согласно которому «мелкая фабрично-заводская кража материалов и орудий производства, совершенная в первый раз рабочим или служащим, занятым в производстве в пределах своего предприятия, если стоимость похищенного не превышает пятнадцати рублей».

Уголовный кодекс 1926 года в целом не отличался от УК РСФСР 1922 г. в вопросах уголовной ответственности за кражу. Наиболее существенным отличием стало введением нового вида кражи - кражи электрической энергии, а также снижение санкций за данный вид преступлений. В УК 1926 г. исключалось применение смертной казни за совершение любого вида кражи.1

Принятое 7 августа 1932 года постановление ЦИК и СНК СССР «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности» стало одним из первых правовых актов, существенно ужесточавших ответственность за преступления против собственности.

Прежде всего, указанное постановление закрепляло приоритет в охране социалистической собственности: «ЦИК и СНК Союза ССР считают, что общественная собственность (государственная, колхозная, кооперативная) является основой советского строя, она священна и неприкосновенна, и люди, покушающиеся на общественную собственность, должны быть рассматриваемы, как враги народа, в виду чего решительная борьба с расхитителями общественного имущества является первейшей обязанностью органов советской власти».[29] [30]

За хищение грузов на железнодорожном и водном транспорте, а также за хищение колхозного и кооперативного имущества устанавливалось наказание в виде высшей меры социальной защиты - расстрела с конфискацией всего имущества, с заменой при смягчающих обстоятельствах лишением свободы на срок не ниже 10 лет с конфискацией всего имущества. Выражение «не ниже десяти лет» означало абсолютно определенную санкцию, поскольку согласно ст. 18 Основных начал 1924 г. и ст. 28 УК 1926 г. лишение свободы не могло назначаться на срок свыше десяти лет.

Исключалось применение амнистии к преступникам, осужденным по указанным категориям уголовных дел.

Важным этапом в развитии норм уголовного законодательства о преступлениях против собственности стали Указы Президиума Верховного совета СССР от 4 июня 1947 г. «Об уголовной ответственности за хищение государственного и общественного имущества» и «Об усилении охраны личной собственности граждан». 1

В соответствии с Постановлением Пленума Верховного суда СССР от 22 августа 1947 г. № 12/8 «О порядке применения судами Указов Президиума Верховного совета СССР от 4 июня 1947 г.» с принятием данных указов не подлежали применению нормы УК 1926 года о хищениях. [31] [32]

Указы сохраняли дифференциацию ответственности за преступления против разных форм собственности, сокращали разрыв в размерах наказания за хищение государственного и общественного имущества и личного имущества граждан путем ужесточения наказания за последнее (за совершение простой кражи личного имущества предусматривалось заключение в исправительно-трудовом лагере на срок от пяти до шести лет).

Кроме того, в Указе «Об уголовной ответственности за хищение государственного и общественного имущества» дифференцировалась ответственность между хищением государственного (заключение в исправительно-трудовом лагере на срок от семи до десяти лет с конфискацией имущества или без конфискации) и колхозного, кооперативного или иного общественного имущества (заключение в исправительно-трудовом лагере на срок от пяти до восьми лет с конфискацией имущества или без конфискации).

Указ «Об усилении охраны личной собственности граждан», фактически возвращаясь к системе способов хищения Уголовного уложения 1903 г., объединил составы кражи и грабежа без применения насилия - «Кража, то есть тайное или открытое похищение личного имущества граждан».

Указами предусматривались только три квалифицированных вида кражи государственного или общественного имущества (повторно, а равно совершенное организованной группой (шайкой) или в крупных размерах) и два вида кражи личного имущества граждан (воровской шайкой или повторно).

22 июня 1959 г. был принят первый уголовный кодекс Казахстана - Уголовный кодекс Казахской ССР. Преступления против собственности предусмотрены в Главе 2 «Преступления против социалистической собственности» и в Главе 5 «Преступления против личной собственности граждан».

В УК КазССР 1959 г. устанавливалась равная ответственность за хищение государственного и общественного имущества, грабеж отделен от кражи, принято общее определение кражи для всех форм собственности: ст. 76 «Кража, то есть тайное похищение государственного или общественного имущества», ст. 132 «Кража, то есть тайное похищение личного имущества граждан».

Предусматривались одинаковые квалифицированные виды для кражи всех форм собственности - кража, совершенная повторно или по предварительному сговору группой лиц, особо опасным рецидивистом. Квалифицированным видом кражи государственного или общественного имущества являлось совершение ее в крупных размерах, кражи личного имущества граждан - кража, причинившая значительный ущерб потерпевшему.

Социально-политические изменения, происходившие в республиках бывшего СССР в 90-х годах, отразились и на уголовном законодательстве. Последняя редакция УК КазССР 1959 г., а затем и Уголовный кодекс Республики Казахстан 1997 г. окончательно закрепили отказ от разделения ответственности за хищение государственного и общественного имущества и личного имущества граждан, введя общее понятие «чужого имущества».

В рамках политики по гуманизации уголовного законодательства в санкции статей УК РК 1997 и УК РК 2014 г., предусматривающих уголовную ответственность за кражу, были внесены изменения, направленные на снижение максимального размера наказания в виде лишения свободы и расширение перечня альтернативных видов наказания.

Так если санкция ч. 1 ст. 76 УК КазССР предусматривала три вида наказания - штраф, исправительные работы или лишение свободы, то в санкциях ст.175 УК РК (1997) и ст. 188 УК РК (2014) появился такой новый вид наказания как ограничение свободы на срок до трех лет.

Исключен квалифицированный состав совершения кражи группой лиц - более суровое наказание по ч. 2 ст. 175 УК РК (1997) и ч.2 ст.188 УК РК наступает только при совершении группой лиц по предварительному сговору.

При этом если УК КазССР предусматривал в этом случае только один вид наказания - лишение свободы, то санкции уголовных кодексов Республики Казахстан стали альтернативными. Наряду с лишением свободы в УК РК (1997) включено наказание в виде ограничения свободы, а в УК РК (2014) еще и штраф или исправительные работы. Максимальный размер наказания в виде лишения свободы снизился до 5 лет, что привело к изменению классификации с категории тяжкого преступления на преступление средней тяжести, при этом в санкциях статей были сняты ограничения по минимальному размеру наказания.

По сравнению с УК КазССР значительно снизились максимальный и минимальный размеры наказания в виде лишения свободы в части 3 ст. 175 УК РК (1997) и ст. 188 УК РК (2014) - с «от 5 до 15 лет» до «от 3 до 7 лет», а добавленная часть 4 предусматривает наказание в виде лишение свободы на срок от 5 до 10 лет.

Шагом в сторону усиления ответственности в новом Уголовном кодексе 2014 г. стала криминализация мелкого хищения в рамках закрепления в уголовном законодательстве категории уголовного правонарушения, подразделяющегося на уголовный проступок и

преступление. Если ранее согласно п.5 примечания к 175 УК РК 1997 г. хищение имущества организации, стоимость которого не превышало 10 -ти кратного размера месячного расчетного показателя, признавалось мелким и влекло административную ответственность, то теперь такое правонарушение отнесено к категории уголовного проступка.

Подводя итоги исторического анализа о возникновении и развитии уголовного законодательства Казахстана об ответственности за кражу, можно сделать следующие выводы:

1. Уголовная ответственность за кражу предусматривалась уголовным

законодательством Казахстана на всех этапах его развития и

дифференцировалась в зависимости от предмета кражи либо от объективных или субъективных признаков.

2. Кража всегда признавалась достаточно опасным видом преступления, за совершение которого предусматривалась смертная казнь, телесные наказания, лишение свободы на длительные сроки либо крупные штрафы.

3. В течение длительного периода времени законодательством Российской империи и СССР разграничивалась ответственность за совершение кражи в отношении государственного (казенного) или общественного имущества и имущества частных лиц.

4. Уголовное законодательство Республики Казахстан отражает произошедшие социально-политические изменения и соответствует основным принципам и направлениям уголовной политики на современном этапе.

<< | >>
Источник: «ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ КРАЖ В РЕСПУБЛИКЕ КАЗАХСТАН». Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2017. 2017

Еще по теме § 1.1. История возникновения и развития института уголовной ответственности за кражу:

  1. 15.1. ИСТОРИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ И РАЗВИТИЯ ЛИЗИНГА
  2. 1.2. ИСТОРИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ И РАЗВИТИЯ БАНКОВСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И БАНКОВСКОГО ПРАВА
  3. ИСТОРИИ ВОЗНИКНОВЕНИЯ И ФОРМИРОВАНИЯ КОНТРОЛЛИНГА КАК ПОНЯТИЯ И СИСТЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ
  4. История возникновения и развития банков и банковской деятельности.
  5. 8.1. Идея науки об экспертизе, ее возникновение и развитие
  6. История возникновения и развития Интерпола
  7. § 3. Становление и развитие института азартных игр и пари в отечественном правопорядке.
  8. § 2. Концепция социального государства и социальной государственности как политическая, общеправовая и конституционно-правовая модель: история возникновения и развития, особенности проявления в Казахстане
  9. § 1.1. К истории вопроса о возникновении и развитии экономической субординации юридических лиц
  10. § 3. Становление и развитие института азартных игр и пари в отечественном правопорядке.
  11. § 1. Возникновение и развитие института ответственности за нарушение таможенного законодательства.
  12. § 1. Сравнительно-правовой анализ истории возникновения и становления института незаключённости гражданско-правового договора в частном праве
  13. История возникновения и развития коммерческой концессии
  14. ОГЛАВЛЕНИЕ
  15. § 1.1. История возникновения и развития института уголовной ответственности за кражу
  16. § 1.5. Уголовная ответственность за кражу в законодательстве зарубежных стран
  17. История возникновения и развития обязательного страхования жизни и здоровья граждан
  18. §2. Понятие и история развития института освобождения несовершеннолетних от уголовной ответственности по законодательству Российской Федерации и Социалистической Республики Вьетнам
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -