<<
>>

13.ПРИВАТИЗАЦИЯ СБЕРБАНКА

Как мне уже не раз случалось заметить (в том числе на страницах этой книги), правильным источником «длинных» денег для коммерческих банков являются сбережения населения. Именно депозиты физических лиц должны быть основой фондирования типового кредитного учреждения.

Для самого населения тоже чрезвычайно важна возможность взаимодействовать с надежным банком. В мировой практике сбережение, то есть сохранение стоимости средств населения является важной функцией и государства, и банковской системы. Как раз по этой причине во многих странах для работы с «народными» деньгами создавались и создаются специальные банки – сберегательные. В ряде случаев они являются государственными и поэтому выполняют (в интересах собственника) довольно много чисто социальных функций, коммерческому банку по определению не свойственных.

В нашей стране Народный сберегательный банк Казахстана (поместному – банк «Халык») приватизирован и является, по сути, чисто коммерческим банком, очень крупным: он входит в тройку национальных лидеров банковской системы. Часть его функций перешла к почтово-сберегательной системе (тем самым разгрузив Сбербанк от выполнения не вполне банковских задач). А сама почтово-сберегательная система (ПСС) не только переключила на себя функционал Сбербанка, но и дополнила его различными нетрадиционными для почты сервисами. В результате почтово-сберегательная система представляет собой многофункциональную агентскую сеть, формат которой я бы рискнул назвать в своем роде уникальным, по крайней мере, для СНГ.

Это все тоже получилось не сразу.

Создать в Казахстане почтово-сберегательную систему я предлагал первый раз в 1995 году, когда работал зампредом Национального банка. Незадолго до того я побывал в Японии на курсах, организованных МВФ. И понял там, что именно ПСС стала основой их экономических реформ, базой всего впечатляющего послевоенного развития этой страны.

У японцев высокая склонность к сбережениям. Благодаря созданию почтово-сберегательной системы у них появилась возможность инвестировать сбереженные большие деньги в реальный сектор; причем в основном в инфраструктуру. Вот вам и истоки японского экономического чуда, а точнее, его материальная база! Ведь ключевой группой инвесторов всегда и везде является население – именно оно аккумулирует основную часть денежных средств, пригодных для финансирования в длинные инфраструктурные проекты. В частности, в японской почтово-сберегательной системе сейчас заключено, без шума и пыли, более 2 триллионов долларов. Реально это самый большой финансовый институт в мире. Крупные западные банки, которые любят надувать щеки по поводу своего финансового могущества, обладают гораздо меньшими возможностями, чем это общедоступное и не сильно знаменитое японское учреждение.

Я предложил действовать в Казахстане по схожей схеме: освободить наш Сберегательный банк от выполнения затратных социальных функций, переложив их на ПСС. И дальше почтово-сберегательную систему развивать именно как агентскую сеть, дав ей возможность нести бремя «социалки». А Сберегательный банк перевести в режим работы обычного коммерческого банка.

Но тогда, в 1995-м, государству в капитале Сбербанка принадлежало 80%. И победило мнение, что нет смысла развивать еще одну сберегательную структуру в качестве конкурента «Сберу». А мне, для того чтобы отстоять свою позицию, не хватило аппаратного «веса». Через четыре года, в 1999-м, меня назначили председателем Национального банка РК. И как человек, отвечающий за регулирование национальной банковской системы, я вернулся к сюжету освобождения Народного сберегательного банка Казахстана от не присущих ему социальных функций. Причины были такие: я пообещал президенту увеличить банковские депозиты населения. А на рынке привлечения вкладов физических лиц роль Сберегательного банка по определению ключевая. Так было, как известно, на всем постсоветском пространстве. Прежде всего, такое положение сложилось исторически.

Народный сберегательный банк Республики Казахстан возник, собственно, в результате еще советской банковской реформы 1988 года. Тогда была сделана попытка перейти к продвинутой двухуровневой банковской системе (центральный банк – специализированные банки), характерной для развитых экономик. В частности, государственные трудовые сберегательные кассы были тогда преобразованы в Сбербанк СССР (государственный по форме собственности), в чьи функции входила аккумуляция сбережений населения и их перенаправление в государственный бюджет. Реформа получилась непоследовательной, реально банки по-прежнему оставались частью государственной финансовой системы. (По-иному с очевидностью и не могло произойти без введения института частной собственности.) В частности, в «новой» системе все депозиты населения фактически оставались обязательствами центрального банка. Но населению не было дела до организационных тонкостей. Зато оно хорошо понимало, что сберкасса – единственное учреждение, работающее со сбережениями граждан. И надежность этой работы гарантируется государством. По названной причине в советское время конкурентов у брэнда «Сбербанк» не было, и быть по определению не могло. Что, кстати, в последующее время как раз и обеспечило Сберегательному банку – любому, в том числе нашему – высокую лояльность клиентов.

Казахстан после получения суверенитета стал создавать собственную банковскую систему. Спустя год после официального провозглашения независимости, в 1992-м, на базе республиканского отделения Сбербанка СССР был создан Сбербанк РК. Он получил статус самостоятельного юридического лица, имел форму акционерного общества закрытого типа и принадлежал правительству РК. В июле 1998 года решением общего собрания акционеров Сбербанк был преобразован из акционерного общества закрытого типа со 100%-ным участием правительства в открытое акционерное общество «Народный сберегательный банк Казахстана» (то есть параллельно с изменением организационно-правовой формы получил также другое название).

В этом же году (согласно постановлениям правительства Республики Казахстан, в том числе постановлению правительства РК №644 от 6 июля 1998 года «Об основных направлениях поэтапной приватизации Акционерного Народного Сберегательного Банка Казахстана на 1998–2001 годы») был увеличен его акционерный капитал.

После продажи контрольного пакета, принадлежавшего правительству, банк, как сообщало агентство Fitch, стал контролироваться «несколькими физическими лицами с хорошими связями, представляющими две казахстанские бизнес-группы». (Позже состав акционеров менялся.) В 1999 году, когда идеи реформирования НБК стали переходить в практическую плоскость, он, как и прежде, занимал ведущее положение на рынке вкладов физических лиц. Учитывая это обстоятельство, было очень важно понять, на каких основаниях он может (и будет) участвовать в системе страхования вкладов.

Проблема решилась постепенно и поэтапно. Вначале, как уже сказано, руководство Народного сберегательного банка было в принципе против вхождения в систему гарантирования депозитов. Сбербанку тогда принадлежало 70% рынка депозитов. А взносы в систему страхования пропорциональны как раз размеру депозитов физических лиц. «Мы будем платить в систему страхования значительные взносы, а этими деньгами будут закрываться проблемы ликвидируемых банков, которые вносили копейки?» На такую схему руководители Народного сберегательного банка не были согласны. Но с 2000 года, когда систему страхования вкладов начали внедрять, доля Сбербанка в связи с этим стала уменьшаться. Это побудило его руководство более гибко воспринимать новые идеи.

В целом формула вхождения Народного сбербанка в систему страхования вкладов нашлась. Но важным было не только его участие в ССВ. На повестку дня был поставлен более глобальный вопрос – о статусе бывшего сберегательного банка и о его будущем.

В принципе, вопрос о степени присутствия государства в банковской сфере является для экономики переходного типа одним из ключевых. В социалистической экономике вся банковская сфера является по определению государственной.

Но вообще в мире не так уж много стран, где в банковской сфере доминируют государственные банки. В зрелых экономиках госбанки по большей части представлены специализированными кредитными учреждениями и банками развития. А универсальные коммерческие банки, как правило, являются частными.

Проблема с государственными банками заключается в следующем. Используя государственную поддержку, госбанки получают нерыночные преимущества, позволяющие им поддерживать собственное лидерство. Но это не является честной рыночной конкуренцией. Потому что, с другой стороны, балансы государственных банков могут быть обременены плохими и даже безнадежными долгами – ведь кредитование они (в ряде случаев) осуществляют тоже не на рыночных основаниях, а по государственным соображениям. Кредитуют, к примеру, строительство светлого будущего, причем не только у себя. Кроме того, государственные банки часто выполняют еще и социальные функции – а это тоже удовольствие не бесплатное.

Вообще, существует мнение – и я его разделяю,– что государственная собственность на банковский капитал сдерживает развитие финансового сектора.

В ряде исследований констатируется, что преобладание госбанков связано с низким уровнем финансового развития экономики. В частности, эксперты Всемирного банка выявили обратную связь между государственной собственностью на банковский капитал и такими показателями финансового развития экономики, как объем банковского кредитования частного сектора, капитализация фондового рынка и предоставление ссуд частному сектору небанковскими финансовыми учреждениями. Кроме того, межбанковская конкуренция встранах, имеющих государственные банки, обычно ниже, а банковская маржа – выше. Как показали исследования международных финансовых организаций, чем слабее финансовое развитие экономики, тем меньше темпы экономического роста и уровень благосостояния общества.

Во всех постсоветских странах государственный сберегательный банк, как правило, выполнял также ряд дополнительных функций.

В частности, финансовые показатели казахстанского Народного сберегательного банка снижало выполнение им социальных функций (выплата пенсий, социальных пособий и так далее). Плюс к тому в сельской местности многие отделения Сбербанка были убыточными, поскольку, несмотря на значительную площадь, плотность населения в Казахстане маленькая. Под это дело мы как раз и припомнили японский опыт развития почтово-сберегательной системы. (В выборе решений мы, скажу еще раз, всегда были достаточно эклектичны и брали с той стороны, где видели лучшее.) Национальный банк как регулятор обсудил с правительством вариант (он потом и был принят), в котором Сбербанк:

–входит в систему страхования депозитов;

–приватизируется и получает возможность закрыть свои убыточные филиалы (что всегда было проблемой – потому что если банк работает по рыночным принципам, то не закрыть убыточные филиалы он не может, но что тогда делать населению?);

–закрывает свои филиалы не просто так, а по схеме замещения.

В большинстве мелких населенных пунктов Казахстана было как? Стоит одноэтажный казенный домик: с одной стороны это почта, с другой – сбербанк. И оба учреждения убыточны. А у нас в сельской местности живет 40% населения. Чтобы не лишать его доступа к финансовым ресурсам, мы предложили в качестве альтернативы создать почтово-сберегательную систему, и значительную часть филиалов Народного банка передать почте. Тогда все становилось проще и понятнее. Почтово-сберегательная система может выполнять функции агента – как для банка, так и для многих других учреждений: страховых компаний, брокерских фирм, ПИФов и так далее. Через нее можно доводить до населения любые финансовые продукты. Таким образом, люди в сельской местности не дискриминируются по уровню доступа к финансовым услугам.

Правительство и Нацбанк как банковский регулятор стали обсуждать эту схему. В это время у Сберегательного банка сменился и менеджмент, и собственники, поскольку происходила его поэтапная приватизация. На начало 2000 года контрольный пакет «Сбера» принадлежал уже частным компаниям. У государства оставалось 33,3% + 1 акция. Но блокирующий пакет государство не хотело продавать до тех пор, пока не будет достигнута ясность относительно судьбы социальных программ Сбербанка и его филиалов в сельской местности (убыточных). Схема с созданием почтово-сберегательной системы устроила и новых владельцев, и Национальный банк как регулятор банковской системы. С этого момента процесс пошел уже практически без сопротивления с чьей бы то ни было стороны.

В самом начале АО «Казпочта» (то есть почтовой системе Казахстана) была передана часть филиалов Народного сберегательного банка. Кроме того, почта получила существенно более широкие функции. Во-первых, право на проведение банковских операций в тенге и иностранной валюте, а также лицензию на брокерскую и дилерскую деятельность. Ей разрешили также принимать денежные вклады, проводить платежи, осуществлять практически весь спектр финансовых услуг (за исключением кредитования). На почте можно оплатить коммунальные и налоговые платежи, обменять или купить валюту, получить зарплату, пенсию, стипендию. Почта принимает депозиты от населения, производит инкассацию и перевозку ценностей, оказывает брокерские и агентские услуги для пенсионных фондов и страховых компаний.

Проблему решили концептуально, выдав «Казпочте» соответствующую лицензию, а дальше учреждение уже само решало свои проблемы. Понятно, что вначале почта «лежала на боку». Так что, прежде чем нагружать ее новым функционалом, под учреждение следовало подвести соответствующую базу: денежную, материальную, техническую.

В Народном сберегательном банке для АО «Казпочта» была открыта кредитная линия объемом 4млн долларов на пять лет. За счет этих средств была обновлена материальная база отделений почтовой связи, компьютеризирована сеть городских и районных узлов. Кроме этого, АО «Казпочта» осуществило выпуск корпоративных облигаций для привлечения средств на внутреннем фондовом рынке. Данные облигации прошли процедуру листинга на Казахстанской фондовой бирже и были включены в ее официальный список по высшей категории. Общий объем первого выпуска составил 9млн долларов и был удачно размещен. Государство тоже выделило почте денежные средства для пополнения уставного капитала.

Реформа достаточно быстро стала давать результат.

Для справки. В начале преобразований, в 2000 году, АО «Казпочта» имело минусовый корсчет: 250млн тенге задолженности в бюджет по налогам и пенсионным выплатам (по курсу Нацбанка РК, приблизительно 1,92млн долларов). Но с определенного момента (примерно с 2003 года) «Казпочта» стала получать стабильную прибыль. Планируется, что налоговые поступления в государственный бюджет в 2005–2010 годах составят в общей сумме порядка 13млрд тенге.

Кстати, у японцев в их почтово-сберегательной системе сейчас появились проблемы. Они стали (по политическим причинам) осуществлять не самые правильные инвестиции. Поэтому мы с самого начала решили, что наша почта будет вкладывать привлеченные средства населения только (и исключительно) в государственные ценные бумаги. То есть не будет заниматься никакими активными операциями, чтобы не было соблазна инвестировать куда попало, а потом получать проблемы.

В итоге, одновременно с передачей «социалки» почтовой системе возникла возможность заняться приватизацией Народного сберегательного банка. (Блокирующий пакет Сбербанка, напомню, еще принадлежал государству.) После того как и премьер-министр, и правительство в целом поддержали концепцию, окончательная приватизация Сбербанка была определена на 2001 год. На тот момент ОАО «Народный Сберегательный Банк Казахстана» было третьим в Казахстане по объему активов и по-прежнему имело крупнейшую в стране филиальную сеть. Его акции входили в условный список программы «Голубые фишки». Комитет по приватизации и госимуществу решил, что они будут выставлены на аукционе одним лотом. В ноябре 2001 года правительство продало на торгах свой пакет, к тому времени составлявший 33,33% плюс одна акция.

Победителем тендера стала компания «Мангистаумунайгаз», приобретшая государственный пакет за 41млн долларов при стартовой цене 35млн. Сумма была досрочно перечислена в госбюджет.

В России дискуссии о том, можно ли приватизировать «Сбер», часто заканчиваются заявлениями о том, что этого сделать нельзя в принципе: все сразу вспоминают его социальную функцию. Но наша ситуация была идентична, и опыт показал, что государство может выйти из капитала Сберегательного банка без серьезных социальных последствий. Я это говорю не к тому, что Сбербанк РФ надо передавать в частные руки уже завтра. Но в принципе это возможно.

В процессе приватизации Народного сберегательного банка Казахстана я руководствовался известной либеральной идеей о том, что частный собственник в целом более эффективен, нежели государство. Сейчас наш Сберегательный банк действительно высокорентабелен. Но в целом ключевым для результатов предприятия является не вопрос собственности, а эффективность менеджмента. Например, наша компания «Казатомпром» – пример хорошо работающей государственной компании. Ее руководство обещает к 2010 году выйти на первое место в мире по добыче урана. А ведь в советское время, когда с добычей урана все тоже обстояло неплохо, на мировое лидерство никто не замахивался. Дело в том, что, хотя форма собственности предприятия и осталась прежней, но неэффективный (или недостаточно эффективный) менеджмент сменился, и на смену ему пришла высокорезультативная команда управленцев.

Но эффективность менеджмента – это отдельная тема.

ПРИЛОЖЕНИЕ К ГЛАВЕ 13Булат Мукушев, председатель правления ОАО «НБК-банк», Андрей Ухов, Assistant Professor of Finance, Kelley School of Business университета штата Индиана[12]ЧАСТНЫЙ БАНК ПРАВИТЕЛЬСТВА ФРАНЦИИ

Во Франции существует такое кредитное учреждение, о котором не слышали даже многие французы: это банк Caisse de D?p?ts amp; Consignations. Тем не менее Caisse de D?p?ts amp; Consignations – самый крупный институциональный инвестор страны. Его активы составляли (на 2006 год) 599,2 миллиарда долларов. По закону треть своей прибыли банк отчисляет в государственный бюджет, и в 2006 году сумма отчислений составила 1,5 миллиарда евро.

В деятельности Caisse de D?p?ts amp; Consignations сочетаются характеристики, с одной стороны, крупного частного инвестора (стремящегося, прежде всего, к максимизации прибыли), а с другой стороны, государственного учреждения, которое действует в национальных интересах. Банку 192 года, им владеет государство, причем руководителя назначает лично президент Франции. Нынешний президент Франции Николя Саркози считает, что этот банк должен быть инструментом проведения национальной экономической политики и собирается использовать его для защиты французских компаний от иностранных инвесторов.

Сейчас правительство Франции ведет активные дебаты о том, каким образом можно использовать этот мощный финансовый институт наиболее эффективно. В качестве приоритетных направлений деятельности банка на последующие 10 лет определены: увеличение объемов ссуд под субсидированное жилье, финансирование высших учебных заведений, а также финансирование малого и среднего бизнеса.

Президент Саркози назначил новым руководителем банка Августина де Романье (Augustin de Romanet), который имеет опыт работы как в правительстве Франции, так и в частном инвестиционном банке. Господин де Романье считает, что перед ним стоит задача определить, на чем банк должен сконцентрироваться, а какие участки работы следует сократить. В интервью корреспонденту агентства Bloomberg он сказал: «Мы не можем присутствовать везде. Нам нужно фокусировать наши ресурсы».

Caisse играет важную роль в процессе финансировании программ государственного жилья. Схема такова: банк привлекает вклады на специальные счета, доход по которым не облагается налогом, а затем эти вклады используются для финансирования государственного жилья. В 2006 году банк предоставил 80% всех средств, затраченных во Франции на государственную жилищную программу (в сумме около 200 миллиардов евро).

Банк неоднократно привлекался для спасения компаний, попавших в трудное финансовое положение. В 2003 году правительство Франции собрало 4,2 миллиарда евро в помощь компании Alstom SA. (производит электростанции, скоростные поезда и круизные суда). Caisse предоставил для этого пакета 1,2 миллиарда. Реакция рынка на эти действия однозначна: в тот момент, когда было объявлено о программе помощи компании Alstom, цена ее акций была в два с лишним раза меньше, чем на текущий момент (на 11 января 2008 года – 138,17 евро). В 2003 году банк владел 3,3% акций компании, а сейчас у него 1,5%. Руководство банка считает, что инвестиции в Alstom оправдали себя.

Участвовал банк и в поддержке фирмы «Адидас». Эту сделку в интервью агентству Bloomberg описал Роберт Лион (Robert Lion), руководитель Caisse с 1982 по 1992 год. По словам Лиона, в 1990 году министр финансов Франции Пьер Береговуа (Pierre Beregovoy) попросил его проинвестировать в «Адидас». Тогда 80% компании принадлежало французскому инвестору Бернару Тапье (Bernard Tapie). Лион отказался это сделать, так как считал, что «Адидас» находится в плохом положении. Но Береговуа вызвал его к себе и сказал, что уже пообещал Тапье инвестиции, и у него не хватит духу отказаться от своих слов. «Так что я это сделал»,– говорит Лион.– «И все получилось прекрасно».

У банка длинная история. Он был основан в 1816 году королем Людовиком XVIII для того, чтобы восстановить уверенность французов в стабильности и надежности государственных финансов, подорванную после колоссальных затрат Наполеона на войны. Миссией банка было управление пенсионными фондами и выплата пенсии государственным служащим. Эта миссия сохранилась: на сегодняшний день банк управляет 52 пенсионными фондами государственных служащих. В 2006 году эти фонды выплатили 16,2 миллиарда евро трем миллионам пенсионеров, а это пятая часть всех пенсионеров Франции.

Не в каждой финансовой системе найдется место для банка, который сочетает государственную форму собственности, элементы стратегии частного банка, и роль активного портфельного инвестора на внутреннем рынке ценных бумаг. Но во Франции, где государство управляет экономикой весьма активно, деятельность Caisse de Depots amp; Consignations выглядит вполне логичной. Некоторые аналитики европейского банковского сектора считают, что правительство Франции может использовать банк для любых своих целей, и называют Caisse «частным банком» правительства Франции. Банк является одним из проводников государственной финансовой политики. В то же время, похоже, что будущая роль банка не очевидна даже для его руководителя.

<< | >>
Источник: Григорий Марченко. Финансы как творчество: хроника финансовых реформ в Казахстане 2012. 2012

Еще по теме 13.ПРИВАТИЗАЦИЯ СБЕРБАНКА:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -