<<
>>

§ 4. Унификация норм об уступке прав требования в актах «мягкого права»

Важную роль в процессе международной унификации правового регулирования уступки прав требования играют акты, не носящие обязательного характера, а подготовленные в виде так называемого «мягкого права» {soft law) .

Среди них следует выделить Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА, являющиеся примером универсальной унификации, а также Принципы европейского договорного права и Проект Общей справочной схемы {Draft Common Frame of Reference), представляющие собой акты унификации права регионального уровня (в рамках Европейского союза).

Регулирование уступки требований в Принципах международных коммерческих договоров УНИДРУА

Первая редакция подготовленных УНИДРУА Принципов международных коммерческих договоров {Principles of International Commercial Contracts) (далее - Принципы УНИДРУА) была принята в 1994 г. и регулировала общие вопросы международных коммерческих договоров (в частности заключение, содержание, исполнение договора). В [278] [279] этой редакции данного документа норм об уступке прав требования не содержалось.

Принимая во внимание потребности современной экономики, УНИДРУА было принято решение включить нормы об уступке требований во вторую редакцию указанного документа , которая была принята в 2004 г. . Вопросы уступки требования были подробно урегулированы в ней в главе 9, наряду с вопросами перевода долга и уступки договоров.

Последняя, третья редакция рассматриваемого документа была принята в 2010 г. . Положения об уступке прав требования в ней изменений не претерпели.

Сфера применения Принципов УНИДРУА обозначена в преамбуле данного документа. По замыслу их создателей, Принципы подлежат применению в следующих случаях:

- когда стороны пришли к соглашению, что их договор будет регулироваться данным документом,

- когда стороны пришли к соглашению, что их договор будет регулироваться общими принципами права, lex mercatoria или аналогичными положениями,

- когда стороны не выбрали право, регулирующее их договор, [280] [281] [282]

- для толкования и восполнения пробелов международных унифицированных правовых документов,

- для толкования и восполнения пробелов национального законодательства,

- в качестве модели для национального и международного законодательства.

Указанный перечень не является исчерпывающим, и сфера применения Принципов УНИДРУА может быть еще шире. Они могут использоваться сторонами договора в качестве его условий или, например, вместо применимого национального права, когда не представляется возможным установить его содержание[283].

При этом Принципы УНИДРУА как акт «мягкого права» предоставляют сторонам договора возможность исключать, изменять или дополнять нормы Принципов своим соглашением и не затрагивают действия положений императивных норм применимого права (ст. 1.4 и 1.5).

Как и Нью-Йоркская Конвенция, Принципы УНИДРУА в ст. 9.1.2 исключают из сферы своего регулирования некоторые виды уступок, в частности, относящихся к передаче ценных бумаг, титульных документов, финансовых инструментов, а также передаче предприятия.

Уступка прав определяется в ст. 9.1.1 Принципов УНИДРУА как передача по соглашению одним лицом (цедентом) другому лицу (цессионарию), в том числе в порядке обеспечения обязательства, права цедента на получение денежной суммы или другого исполнения от третьего лица (должника). По сравнению с Оттавской и Нью-Йоркской Конвенциями, регулирование Принципов охватывает более широкий круг уступок требований: как денежного так и иного характера. При этом передача неденежного требования возможна лишь в случае, если она не сделает

обязательство значительно более обременительным. Также указанной

~ 284

статьей охватывается уступка прав, возникших не только из договора .

В соответствии со ст. 9.1.7 Принципов УНИДРУА, уступка права происходит в силу самого соглашения цедента и цессионария. Для действительности цессии не требуется уведомления должника либо его согласия. В качестве исключения в ст. 9.1.7 Принципов УНИДРУА предусмотрены обязательства, имеющие по существу личный характер, исполнение которых в силу их природы или отношений сторон предназначено для строго определенного кредитора: в таком случае цессия возможна только с согласия должника.

Хотя такое правовое решение и отражает современные тенденции в регулировании уступки требований, все же оно не соответствует подходу некоторых национальных правопорядков, где правоустанавливающее значение при цессии имеет уведомление должника или регистрация

285

уступки .

Уведомление должника не имеет правоустанавливающего значения, но, аналогично Нью-Йоркской Конвенции, оно служит главным образом для определения надлежащего исполнения обязательства должником (ст. 9.1.10 Принципов УНИДРУА), а также для «замораживания» возражений должника против цессионария, в том числе основанных на зачете встречного требования к цеденту (п. 2 ст. 9.1.13 Принципов УНИДРУА).

Как и в Оттавской и Нью-Йоркской Конвенциях, в п. 1 ст. 9.1.9 Принципов УНИДРУА закреплено правило о том, что цессия денежных требований будет иметь силу несмотря на оговорку о ее запрете. Тем не менее, согласно п. 2 ст. 9.1.9, в отношении неденежных требований такая оговорка будет сохранять свою силу, препятствуя их передаче. Исключение составляют ситуации, когда цессионарий не знал и не мог знать об оговорке. [284] [285]

В любом случае следует принимать во внимание норму ст. 9.1.1, согласно которой передача неденежного требования возможна лишь в случае, если она не сделает обязательство значительно более

обременительным. Если требование перешло к цессионарию, несмотря на оговорку о запрете уступки, цедент будет нести ответственность перед должником за нарушение соответствующего договорного условия.

Принципы УНИДРУА допускают частичную уступку любых денежных, а также неденежных требований при условии их делимости, и с учетом того, что обязательство не станет значительно более

обременительным для должника вследствие такой уступки (ст. 9.1.4). При этом, к новому кредитору в соответствующей части переходят и связанные с требованием права, в том числе обеспечительные права или права на проценты, при условии их делимости .

В соответствии со ст. 9.1.5 возможна уступка будущих прав при условии, что в момент своего возникновения они могут быть идентифицированы как права, относящиеся к уступке. Такие права будут считаться переданными с момента заключения соглашения об уступке.

Принципы УНИДРУА в ст. 9.1.6 прямо указывают и на возможность уступки прав без индивидуального определения, называя ее «оптовой» (bulk assignment), при том условии, что права могут быть определены как относящиеся к уступке в момент их возникновения или в момент самой уступки.

Должник вправе потребовать от цедента или цессионария компенсации дополнительных расходов, вызванных цессией (ст. 9.1.8), например, возникших вследствие того, что должник был вынужден осуществлять исполнение по частям в результате частичной уступки требования.

В ст. 9.1.15 Принципов УНИДРУА закрепляются обязательства {undertakings) цедента, которые он несет перед цессионарием, если не сделал заявления об ином. Так, цедент несет ответственность за то, что: [286]

a) право требования существует на момент его уступки (если речь не идет об уступке будущего права);

b) цедент имеет право на уступку;

c) право требования не было ранее уступлено (курсив мой - А.П.) другому цессионарию и свободно от любых прав третьих лиц;

d) y должника отсутствует право на возражение в отношении уступаемого права требования;

e) ни должник ни цедент не направляли и не направят уведомления о зачете, касающегося уступаемого права требования;

f) цедент возместит цессионарию любой платеж, полученный от должника до направления уведомления об уступке.

В отсутствие заявления об ином, Принципы УНИДРУА не предусматривают ответственности цедента за неисполнение обязательства должником.

Хотя перечень приведенных гарантий весьма обширен, на наш взгляд, на практике у цессионария все же могут возникнуть трудности, связанные с защитой своих законных интересов. Согласно подпункту (с) статьи 9.1.15 Принципов УНИДРУА, цедент гарантирует лишь то, чтобы требование не было ранее уступлено другому цессионарию . Однако о гарантии несовершения такой уступки в дальнейшем в Принципах УНИДРУА ничего не говорится.

Обычно цедент не вправе повторно уступать то же самое требование, однако в виде исключения допускаются случаи правомерного совершения такой уступки. Например, в официальном комментарии к Принципам УНИДРУА приводится ситуация, когда первая по времени уступка была совершена в виде обеспечения обязательства, и когда право требования переходит к кредитору по обеспеченному обязательству (цессионарию) лишь в случае неисполнения этого обязательства. При этом цедент вправе уступить [287]

это требование, поставив последующего цессионария в известность о

288

существующем праве третьего лица .

Если то же самое требование будет впоследствии повторно уступлено цедентом другому цессионарию, последний может успеть уведомить должника и получить с него исполнение раньше первого цессионария. В этом случае первый по времени цессионарий рискует остаться без средств правовой защиты, поскольку:

- должник будет считаться надлежащим образом исполнившим обязательство, если произведет исполнение уведомившему его лицу, согласно ст. 9.1.10 Принципов УНИДРУА;

- при условии добросовестности последующего цессионария, с него невозможно будет взыскать полученное им с должника исполнение;

- причитающееся по уступленному требованию не удастся взыскать и с цедента, учитывая, что он гарантировал несовершение повторной уступки в прошлом, но не в будущем.

В рассмотренной ситуации представляется справедливым предоставить первому цессионарию возможность взыскать причитающееся с цедента, поскольку тот своими последующими действиями уменьшил ценность уступленного права требования. При нынешней редакции указанной нормы, учитывая, что обязательство цедента не совершать последующих уступок не предусмотрено в пп. (с) ст. 9.1.15 Принципов УНИДРУА, названных рисков можно было бы избежать путем включения соответствующего обязательства цедента в договор об уступке требования.

Принципами УНИДРУА не урегулирован порядок определения приоритета конкурирующих заявителей требования. Вместе с тем, в официальном комментарии к ст. 9.1.11 предусматривается, что приоритет должен определяться в соответствии с очередностью, получения [288]

- 289

уведомлении должником , то есть аналогично порядку определения приоритета при последовательных уступках требования. В соответствии с указанной статьей должник считается надлежащим образом освободившимся от обязательства, если он осуществит исполнение в том же порядке, в котором им были получены уведомления об уступке.

Регулирование уступки требований в Принципах европейского договорного права

Принципы европейского договорного права (далее - Принципы ЕДП) {Principles of European Contract Law) были разработаны Комиссией по европейскому договорному праву {Commission on European Contract Law) под руководством датского профессора О. Ландо (поэтому Принципы ЕДП называют также Принципами Ландо, а названную комиссию - Комиссией Ландо)[289] [290]. Предполагалось, что Принципы ЕДП будут создавать для актов Европейского Союза так называемое «общее правовое окружение»[291] [292] {common legal environment192).

Как и Принципы УНИДРУА, Принципы ЕДП считаются «мягким правом» (soft law). Но в то время как Принципы УНИДРУА являются кодификацией международных торговых обычаев lex mercatoria, Принципы ЕДП представляют собой кодификацию договорного права европейских стран на основе сравнительно-правового анализа[293].

В настоящий момент действует третья редакция Принципов ЕДП[294] [295], опубликованная в 2003 г. При этом первые две редакции, опубликованные в 1995 г. и 1999 г. , касались лишь коммерческих договоров, не охватывая потребительские, а также не содержали норм о перемене лиц в обязательстве. Третья редакция распространила свое действие как на коммерческие так и на потребительские договоры, а также включила нормы о перемене лиц в обязательстве.

В отличие от Принципов УНИДРУА, Принципы ЕДП имеют не универсальный (общемировой), а региональный характер. Основания применения Принципов ЕДП, предусмотренные в ст. 1:101 данного документа, во многом совпадают с основаниями применения Принципов УНИДРУА, за исключением того, что не закреплена возможность использования Принципов ЕДП в качестве модели для законодательства. Вместе с тем, в ст. 1:101 предусматривается возможность обращения к Принципам ЕДП, если выбранное сторонами право не содержит решения какого-либо вопроса.

Нормы Принципов ЕДП о цессии, согласно п. 3 ст. 11:101, не применяются к передаче финансовых инструментов (financial instrument) или обеспечительных бумаг (investment security), если согласно применимому праву такая передача должна оформляться внесением изменений в реестр, а также к передаче оборотных документов (negotiable instrument or security) или титульных документов (document of title), если такая передача осуществляется путем вручения документа.

Представляя собой акт «мягкого права», как и Принципы УНИДРУА, Принципы ЕДП, позволяют сторонам изменять своим соглашением содержащиеся в Принципах правила, а также не отменяют действия императивных норм применимого права (ст. 1:102 и 1:103 Принципов ЕДП).

В ст. 11:101 Принципов ЕДП дается понятие цессии, аналогичное содержащемуся в ст. 9.1.1 Принципов УНИДРУА: цессия рассматривается как способ передачи прав требования, осуществляемый на основании соглашения цедента и цессионария, в том числе для обеспечения исполнения обязательств.

По общему правилу ст. 11:202 Принципов ЕДП уступка вступает в силу с момента заключения соглашения о ней. В этой же статье прямо указывается на то, что уступка существующего требования не зависит от уведомления должника и вступает в силу (а будущего требования - считается вступившей в силу) с момента заключения соглашения об уступке, если таким соглашением не предусмотрено более позднее время. Согласно ст. 11:303 Принципов ЕДП, уведомление должника служит для того, чтобы определить нового кредитора, исполнением которому должник будет освобождаться от обязательств (но при этом, в отличие от Принципов УНИДРУА, принимается во внимание и факт знания должником о произошедшей уступке).

В соответствии с п. 1 ст. 11:301 Принципов ЕДП, уступка, совершенная несмотря на оговорку о ее запрете, будет недействительной {not effective) в отношении должника, кроме тех случаев, когда:

a) должник согласился на такую уступку,

b) цессионарий не знал и не должен был знать о такой оговорке, или

c) уступка касается будущих денежных требований.

При этом цедент не освобождается от ответственности перед цессионарием. В случае недействительности уступки в отношении должника в силу ст. 11:301 Принципов ЕПД, цессионарий сможет взыскать с цедента полученное им от должника по переданному требованию (ст. 11:203).

Таким образом, в отличие от рассмотренных ранее международных документов, Принципы ЕДП придерживаются более осторожного подхода, признавая в качестве общего правила силу оговорки о запрете уступки.

Согласно ст. 11:103 Принципов ЕДП возможна уступка части требования, если требование делимо, но при этом цедент будет обязан возместить должнику понесенные в связи с такой уступкой дополнительные расходы. В соответствии с п. 2 ст. 11:102 Принципов ЕДП также допускается уступка будущих прав. Принципы ЕДП не содержат предписаний, относящихся непосредственно к уступке требований без их индивидуального определения, однако в зарубежной литературе утверждается, что норма п. 2 ст. 11:102 относится и к такой уступке .

Перечень гарантий цедента устанавливается в ст. 11:204 Принципов ЕПД, и в целом аналогичен предусмотренному в ст. 9.1.15 Принципов УНИДРУА, но при этом содержит и дополнительные гарантии. Во-первых, цедент гарантирует, что требование и договор, из которого оно возникает, не будут изменены без согласия цессионария (если применимое право разрешает такое изменение). Не подпадает под эту гарантию лишь совершенное добросовестно изменение, природа которого не позволяет предположить возражения цессионария, например, дополнительные строительные работы при строительном подряде . Во-вторых, цедент обязуется передать цессионарию права, призванные обеспечить исполнение требования, которые не переходят в силу ст. 11:201, поскольку не являются акцессорными. Таким правом может быть, например, ипотека или сохранение права собственности на поставленные товары[296] [297] [298].

Приоритет конкурирующих цессионариев регулируется ст. 11:401 Принципов ЕДП. Согласно пункту второму данной статьи при последовательных уступках одного и того же требования (в том числе будущего требования), приоритет цессионариев определяется порядком, в котором были совершены уступки. Однако, согласно пункту первому этой статьи, приоритет может быть предоставлен более позднему по времени цессионарию, успевшему первым уведомить должника, при условии его добросовестности (не знал и не мог знать о предшествующей уступке). По сути главным критерием при определении приоритетов является не очередность уступок, а очередность уведомления должника.

Принципы ЕДП также регулируют приоритеты других конкурирующих заявителей: цессионарий будет иметь приоритет перед кредитором цедента, обращающим взыскание после того, как уступка состоялась (п. 3 ст. 11:401). В случае если речь идет о банкротстве цедента, Принципы ЕДП обращаются к коллизионному методу регулирования, указывая в п. 4 ст. 11:401, что вопрос о приоритете требований цессионария, конкурсного управляющего и кредиторов цедента будет решаться на основании права, применимого к банкротству.

Регулирование уступки требований в Общей справочной схеме ЕС

Положения, закрепленные в Принципах ЕДП, получили свое дальнейшее развитие в деятельности органов Европейского союза, которыми неоднократно подчеркивалась необходимость сближения права государств- членов. Среди проблем европейского договорного права, выделялись различия между императивными нормами национальных законодательств и различия между национальными правовыми системами, ведущие к увеличению издержек сторон при осуществлении трансграничной коммерческой деятельности[299].

C целью устранения указанных проблем Европейская комиссия разработала План действий[300], предусматривающий, в частности, повышение согласованности права ЕС (acquis communautaire) посредством пересмотра существующего законодательства. Этому должно способствовать принятие так называемого Common Frame of Reference, который переводится на

ЗОЇ

русский язык как «Общая справочная схема» или «Общий справочный

3 02

документ» (далее - ОСС). Проект данного документа {Draft Common Frame of Reference) был подготовлен преемницей Комиссии Ландо, Исследовательской группой по Европейскому гражданскому кодексу {Study Group on a European Civil Code) совместно с Научной группой по частному праву ЕС {Research Group on ЕС Private Law (Acquis Group)) и поддержан резолюцией Европейского парламента[301] [302] [303] [304]. Проект OCC состоит из принципов, определений и модельных правил. В основу последних, касающихся в том числе и уступки прав требования, в значительной степени положены нормы, содержащиеся в Принципах ЕДП[305].

Сфера применения OCC определяется целями его принятия, которые сформулированы следующим образом. Во-первых документ должен способствовать Комиссии при пересмотре acquis с помощью системы общей терминологии и правил. Во-вторых посредством данного документа предполагается достичь согласованности договорного права государств- членов Европейского союза и, возможно, некоторых третьих стран. Наконец, OCC помог бы прояснить вопрос о необходимости принятия дополнительных мер в данной области[306].

Цессия урегулирована в книге III Проекта ОСС, посвященной обязательствам. Закрепленный в ней подход к уступке прав требования соответствует пониманию данного правового института в рассмотренных ранее Принципах УНИДРУА и Принципах ЕДП. В ст. 5:101 Проекта OCC под актом уступки {act of assignment) понимается договор либо иная сделка (юридический акт), предназначенная для придания силы передаче права {intended to effect a transfer of the right). Согласно ст. 5:103 Проекта ОСС, допускается уступка, совершаемая с целью обеспечения исполнения обязательства. Таким образом, рассматриваемые документы, следуя общепринятым подходам, восприняли цессию как способ передачи права, основанием которого может служить договор (в том числе договорное условие об обеспечении исполнения обязательства) либо предусмотренный договором юридический акт.

Согласно ст. 5:104 Проекта ОСС, уступка права происходит в силу самого соглашения цедента и цессионария, для действительности цессии не требуется уведомления должника либо его согласия, за исключением обязательств строго личного характера. Такой подход рассматривается OCC как развитие принципа «эффективности» {efficiency), согласно которому формальные и процессуальные ограничения прав и свобод сторон должны быть минимальными[307].

Следуя подходу Принципов ЕДП, ст. 5:113 и 5:114 Проекта OCC определяют надлежащее лицо, которому должник обязан произвести исполнение, основываясь не только на уведомлении должника, но и на его знании об уступке. На наш взгляд, при таком подходе вопрос о том, что представляет собой знание об уступке, может породить конфликт квалификаций и вызвать иные затруднения, связанные, например, с доказыванием факта такого знания. Более определенным для трансграничной уступки представляется решение, содержащееся в Нью-Йоркской Конвенции и в Принципах УНИДРУА, которые предписывают осуществлять исполнение до уведомления - цеденту, а после - цессионарию, разумеется, с учетом права должника потребовать надлежащих доказательств уступки.

Согласно ст. 5:108 Проекта ОСС, уступка вопреки запрещающей оговорке признается действительной, однако за должником сохраняется возможность исполнить обязательство цеденту и использовать против цессионария все свои возражения и права зачета, как если бы уступка не была совершена. При этом, согласно п. 3 данной статьи, указанные права должника все же ограничиваются, в случае его согласия на уступку, или если уступленное право связано с платежами за поставленные товары и услуги. Таким образом, следуя последним тенденциям в правовом регулировании цессии, Проект OCC ограничивает действие оговорки о запрете уступки в отношении требований в сфере предпринимательской деятельности.

В отношении частичной уступки Проект OCC соединяет подходы Принципов УНИДРУА и Принципов ЕДП, закрепляя в п. 2 в ст. 5:107, положение, согласно которому частичная уступка неденежного обязательства допускается при условии, что оно не станет для должника значительно более обременительным, либо при условии, что должник дал на уступку согласие. В то же время, согласно п. 3 ст. 5:107 Проекта ОСС, цедент несет ответственность перед должником за любое увеличение его затрат в результате частичной уступки.

В соответствии с современными представлениями о регулировании трансграничной уступки прав требования, п. 1 ст. 5:106 Проекта OCC допускает уступку будущих прав, а п. 2 ст. 5:106 - уступку прав без индивидуального определения (without individual specification).

Ст. 5:112 Проекта OCC устанавливает перечень гарантий со стороны цедента, которые согласно данной статье «включаются в акт уступки» {are included in the act of assignment), если договор или обстоятельства дела не указывают на обратное. Данные гарантии соответствуют тем, что указаны в ст. 11:204 Принципов ЕДП, однако содержат важное дополнение: цедент гарантирует не только то, что не совершал уступку того же требования другому лицу ранее, но и обязуется не совершать такую уступку в последующем, если это может повлечь утрату цессионарием приоритета (п. 5 ст. 5:112 Проекта ОСС).

Согласно п. 1 ст. 5:119 должник имеет право погасить обязательство исполнением цеденту до тех пор, пока не получит уведомления об уступке и не узнает о том, что цедент больше не правомочен принимать исполнение.

Иерархия конкурирующих цессионариев установлена в ст. 5:121 Проекта ОСС, предоставляя приоритет тому из них, кто раньше уведомил должника, если он не знал и не должен был знать о наличии более ранней уступки требования. Согласно ст. 5:122 Проекта ОСС, если должник уплатил цеденту, воспользовавшись правом, предоставляемым ему ст. 5:108[308] или п. 1 ст. 5:119, цессионарий будет иметь приоритет перед конкурирующим заявителем постольку, поскольку полученное цедентом от должника остается в его владении и может быть отделено от другого принадлежащего ему имущества.

* * *

Рассмотрев опыт международной унификации материально-правовых норм, можно сделать следующие выводы.

I. При унификации материально-правовых норм об уступке прав требования разработчики международных документов ориентируются главным образом на опыт правового регулирования гл. 9 ETK США, который во многих зарубежных доктринальных источниках признается наиболее прогрессивным сводом правовых норм в данной области[309]. В связи с этим можно обозначить следующие основные тенденции.

Во-первых, международное регулирование ориентировано на устранение препятствий для трансграничной уступки прав требования. Большинство унифицирующих актов, таких как Нью-Йоркская Конвенция и Принципы УНИДРУА:

- ограничивают силу оговорки о запрете уступки денежных требований;

- допускают уступку требования, не предполагающую уведомления должника;

- предусматривают уступку будущих прав и прав без их индивидуального определения (оптовую уступку).

Во-вторых, предусматривается использование цессии для обеспечения исполнения обязательств, в том числе, когда права требования переходят к кредитору по обеспеченному обязательству лишь после неисполнения данного обязательства. Это прямо закреплено в Нью-Йоркской Конвенции, Кейптаунской Конвенции, Принципах УНИДРУА, Принципах ЕДП и Проекте ОСС. Обеспечение обязательства в данном случае рассматривается как возможное основание цессии наряду с продажей требования.

В-третьих, при международной унификации норм об уступке прав требования особое значение придается вопросу о приоритете конкурирующих заявителей требования. Наибольшие успехи в данном направлении были достигнуты Кейптаунской Конвенцией, сумевшей создать эффективно действующую систему международной регистрации. Однако следует учесть, что предусмотренная данной Конвенцией система используется для регистрации уступок не любых прав требования, а лишь тех, что связаны с таким специфическим видом имущества как подвижное оборудование.

II. Акты международной унификации (хотя некоторые из них и не получили широкого признания, как, например, Нью-Йоркская Конвенция) оказывают влияние на совершенствование национального законодательства. Содержащиеся в них подходы были учтены в проекте закона о внесении изменений и дополнений в ГК РФ . В частности, это относится к положениям об ограничении действия договорных условий, запрещающих уступку; о допустимости частичной уступки и уступки требований, которые возникнут в будущем; о расширении ответственности цедента за уступаемое требование; о приоритете конкурирующих заявителей требования.

Для дальнейшего совершенствования отечественного законодательства, помимо включенных в законопроект, также представляют интерес следующие положения, не нашедшие в нем отражения, но закрепленные в международных актах, таких как Нью-Йоркской Конвенция, Принципы УНИДРУА, Принципы ЕДП и Проект OCC.

Во-первых, представляется целесообразным включить в гл. 24 ГК РФ положение о том, что при частичной уступке требования должник вправе потребовать от прежнего кредитора возмещения всех своих дополнительных затрат, вызванных такой уступкой. Указанное положение может быть включено в п. 2 ст. 384 ГК РФ, поскольку именно в нем законопроектом предполагается урегулировать частичную уступку требования. Данная норма позволила бы защитить интересы должника и предупредить цедента от злоупотребления правом на совершение цессии.

Во-вторых, было бы уместным предусмотреть в ст. 390 ГК РФ, регулирующей ответственность цедента за уступаемое требование, обязательство цедента не совершать в дальнейшем уступок данного требования другим лицам, а также иных действий, которые могут повлечь уменьшение ценности уступаемого требования. Данная норма позволила бы защитить интересы цессионария и дала бы ему возможность предъявлять [310] требования том в случае, если ценность уступленного требования уменьшилась по вине цедента.

В-третьих, представляется немаловажным уточнить норму о допустимости оптовой уступки, которую законопроектом предполагается внести в ст. 826 гл. 43 ГК РФ. На наш взгляд, целесообразным было бы указать на то, что при оптовой уступке передаваемые требования должны быть определены в договоре таким образом, чтобы их можно было идентифицировать на момент возникновения или перехода к цессионарию. Такая редакция указанной нормы позволит активно привлекать финансирование под уступку прав требования и в то же время позволит избежать возможных злоупотреблений при цессии.

Наконец, представляется целесообразным привести определение факторинга, содержащееся в п. 1 ст. 824 ГК РФ, в соответствие с Оттавской Конвенцией в части существенных условий договора, включив в их число предусмотренные в п. 2 ст. 1 Конвенции обязательства финансового агента по финансированию клиента, ведению счетов, предъявлению к оплате дебиторской задолженности, защите от неплатежеспособности должников (договором должно быть предусмотрено не менее двух из указанных обязательств). В остальном же регулирование факторинга в гл. 43 ГК РФ соответствует Оттавской Конвенции, поэтому присоединение к этому международному договору не потребует внесения существенных изменений в законодательство.

Внесение рассмотренных изменений и дополнений в ГК РФ, а также возможное присоединение к Оттавской Конвенции, могут расширить возможности использования уступки требования для привлечения финансирования в производственную и торговую сферу, в том числе при осуществлении внешнеэкономической деятельности, а также обеспечить необходимую правовую определенность в данной области.

<< | >>
Источник: Прокофьев Александр Сергеевич. УСТУПКА ПРАВ ТРЕБОВАНИЯ В МЕЖДУНАРОДНОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2013. 2013

Еще по теме § 4. Унификация норм об уступке прав требования в актах «мягкого права»:

  1. Правоотношения, связанные с действиями инкассирующего (дисконтирующего) банка
  2. «Эра перемен»: консервативное наступление на социально-экономические права в конце XX — начале XXI века
  3. § 2 Правовой статус международных организаций и других участников международных торговых отношений
  4. Сущность и основные течения консервативной правовой идеологии России
  5. СОДЕРЖАНИЕ
  6. Введение
  7. Глава 2. Международно-правовая унификация материально-правовых норм об уступке прав требования
  8. § 4. Унификация норм об уступке прав требования в актах «мягкого права»
  9. БИБЛИОГРАФИЯ
  10. § 2 Правовой статус международных организаций и других участников международных торговых отношений
  11. § 1.2. Предметная сфера международно-правового регулирования, направленного на предупреждение и преодоление финансовоэкономических кризисов на современном этапе
  12. 3.1 Институциональные основы международной торговли услугами и направления их реформирования
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -