<<
>>

Правовые средства охраны окружающей среды во внутренних водах России

Одной из негативных тенденций последних лет является нарастание числа глобальных экологических проблем, связанных в первую очередь с изменением климата, загрязнением атмосферного воздуха, поверхностных и подземных вод, а также морской среды, что непосредственно затрагивает интересы России ее граждан. Надо отметить, что экологическая ситуация в Российской Федерации характеризуется высоким уровнем антропогенного воздействия на природную среду и значительными экологическими последствиями экономической деятельности.

Большинство водных объектов на территории Российской Федерации характеризуются высокой степенью загрязнения. Наиболее напряженная экологическая ситуация сложилась в бассейнах рек Волги, Оби, Енисея, Амура, Северной Двины и Печоры, загрязнены также воды бассейнов рек Дона, Кубани, Терека и рек бассейна Балтийского моря.

Несмотря на то, что защита окружающей среды в пределах границ государства регламентирована в первую очередь нормами национального права, в части касающейся морского и внутреннего водного транспорта она требует и международно-правового регулирования.

Всеобъемлющим международно-правовым актом в этой связи выступает Конвенция ООН по морскому праву 1982 г., которая установила общие принципы в области охраны морской среды, а, следовательно, и во внутренних морских водах прибрежных государств. В силу своего общего характера Конвенция 1982 г., разумеется, не может содержать детальной регламентации охраны морской среды, но ее заслуга состоит в том, что она по сути образует основу глобального режима защиты и сохранения морской среды.

Защите и сохранению морской среды посвящена часть XII Конвенции 1982 г. , ст. 192 которой устанавливает обязанность государств защищать и сохранять морскую среду.

Проблема защиты и сохранения морской среды получила широкое освещение как в отечественной, так и зарубежной юридической литературе. Поэтому в рамках данного исследования остановимся в большей степени лишь на вопросе, имеющем весьма важное теоретическое и практическое значение для режима внутренних вод, а именно юрисдикции государства порта.

Анализ положений Конвенции 1982 г., и прежде всего статей 218 и 219 позволяет сделать ряд выводов, касающихся юридической природы юрисдикции государства порта.

Во-первых, юрисдикция государства порта связана исключительно с сохранением и защитой морской среды. Она не может затрагивать иных вопросов, относящихся к деятельности судна.

Весьма важным в этом отношении является факт добровольного (выделено и подчеркнуто нами - В.Г.) нахождения судна в порту. То есть это означает, что судно зашло в порт прибрежного государства с соблюдением определенных процедур и находится непосредственно у причала, осуществляя погрузку или выгрузку, либо в ожидании на рейде порта.

И третье, пожалуй, самое важное, заключается в том, что государство порта может предпринять расследование и при наличии доказательств возбудить разбирательство в отношении загрязнения, совершенного в результате сброса с этого судна, даже если такой сброс имел место за пределами внутренних вод, территориального моря или исключительной экономической зоны этого государства. То есть, если судно совершило акт загрязнения в открытом море, то в случае его захода во внутренние морские воды прибрежного государства, последнее должно осуществить свою юрисдикцию в отношении такого сброса. Такая обязанность прибрежного государства вытекает из самого названия статьи 218 Конвенции - «Обеспечение выполнения государствами порта».

Надо сказать, что в оригинале Конвенции на английском языке используется термин enforcement, который можно еще перевести и как принудительное осуществление.

Более того, юрисдикция государства порта может быть осуществлена в том числе и в отношении сброса, совершенного во внутренних водах, территориальном море или исключительной экономической зоне другого государства. Правда, условиями осуществления такой юрисдикции являются: 1) просьба этого государства, государства флага или государства, которое пострадало или подверглось опасности в результате нарушения, связанного со сбросом;

2) если такое нарушение вызвало или грозит вызвать загрязнения внутренних вод, территориального моря или исключительной экономической зоны возбуждающего разбирательство государства.

Вместе с тем, согласно положениям ст. 218 государство порта при наличии соответствующей просьбы отказывается от своей юрисдикции в пользу государства, в чьих внутренних водах, территориальном море или исключительной экономической зоне был совершен сброс либо в пользу государства флага судна, вне зависимости от того, где был совершен сброс.

Весьма важной в этом отношении является ст. 219 Конвенции 1982 г., устанавливающая, что если судно, находящееся в одном из портов прибрежного государства или у одного из его прибрежных терминалов, нарушает применимые международные нормы и стандарты, касающиеся годности судов для плавания, и тем самым создает угрозу нанесения ущерба морской среде, то власти государства вправе принимать административные меры, чтобы предотвратить выход данного судна в море. Такому судну может быть дано разрешение лишь перейти на ближайшую подходящую судоремонтную верфь и после устранения причин нарушения разрешено продолжать рейс.

Разбирательство, возбужденное прибрежным государством (или государством порта, так как судно находится в порту), приостанавливается

на шесть месяцев, если государство флага возбуждает самостоятельное разбирательство. Если же разбирательство связано с тяжелым ущербом прибрежному государству, то преимущества у государства флага нет.

Понятно, что юрисдикция государства порта, безусловно, относится к морским портам. В этой связи важно выяснить, могут ли быть распространены положения Конвенции 1982 г. на порты, находящиеся не во внутренних морских, а во внутриконтинентальных водах. Другими словами говоря, если, к примеру, иностранное судно добровольно находится в одном из портов на внутренних водных путях государства, то может ли в этом случае указанное государство осуществлять юрисдикцию государства порта в соответствии со статьями 218 и 219 Конвенции 1982 г.?

На наш взгляд, несмотря на то, что в Конвенции 1982 г. речь идет о защите и сохранении морской среды, ничто не препятствует реализации ее положений в том числе и во внутриконтинентальных водах. Эти воды тесно связаны с внутренними морским водами, порой образуя совместные цельные экосистемы. Загрязнение является общей угрозой как для внутренних водных, так и для морских путей. Так, ст. 207 Конвенции 1982 г. обязывает государства принимать «законы и правила для предотвращения, сокращения и сохранения под контролем загрязнения морской среды из находящихся на суше источников, в том числе рек, эстуариев.. » ( выделено и подчеркнуто нами - В.Г.). А ст. 211 указанной Конвенции предусматривает особые требования «для предотвращения, сокращения и сохранения под контролем загрязнения морской среды в качестве условия для захода иностранных судов в их порты или внутренние воды..

» ( выделено и подчеркнуто нами- В.Г.).

Таким образом, юрисдикция государства порта, являющаяся достаточно действенным механизмом в деле защиты и сохранения морской среды, по нашему мнению, может быть распространена и на иностранные суда, находящиеся на внутренних водных путях России.

Универсальным международным договором в области защиты и сохранения морской среды, который представляет собой образец эффективной международно-правовой регламентации , является Конвенция по предотвращению загрязнения с судов 1973 года, измененная Протоколом 1978 г. с последующими изменениями и дополнениями. Указанная Конвенция получила всемирное признание и широкую известность под названием МАРПОЛ (от англ. Marine Pollution).

Положения МАРПОЛ распространяются на суда любого типа, кроме военных кораблей и судов, состоящих на правительственной некоммерческой службе. Конвенция вступила в силу в 1983 г.

По структуре Конвенция МАРПОЛ состоит из 20 статей текста Конвенции, двух протоколов ( Порядок передачи сообщений об инцидентах и Арбитражная процедура урегулирования споров) и приложений, которые по сути составляют наиболее важную и практически значимую часть Конвенции. Таких приложений всего шесть: I - Правила предотвращения загрязнения нефтью; II - Правила предотвращения загрязнения вредными жидкими веществами, перевозимыми наливом; III - правила предотвращения загрязнения вредными веществами, перевозимыми морем в упаковке, грузовых контейнерах, съемных танках и автодорожных цистернах; IV - Правила предотвращения загрязнения сточными водами с судов; V - Правила предотвращения загрязнения мусором с судов; VI - Правила предотвращения загрязнения воздушной среды с судов.

Важно подчеркнуть, что санкции за нарушения положений Конвенции МАРПОЛ в соответствии со ст.4 устанавливаются национальным законодательством и как сказано в Конвенции, меры наказания « должны быть достаточно строгими, чтобы пресечь нарушения» и «равно строгими независимо от места совершения нарушения». В целом же, контроль за соблюдением положений Конвенции МАРПОЛ, а также принятие мер в случае их нарушения возложены преимущественно на государство флага судна.

Главное достоинство МАРПОЛ состоит в том, что ее положения закрепляют единые международные стандарты для сброса в морскую среду.

Вместе с тем, МАРПОЛ установила так называемые особые районы, перечень которых периодически обновляется. В особых районах предусмотрены более жесткие условия сброса. К ним отнесены Средиземное, Черное, Балтийское, Красное моря, "район Заливов" (Персидский и Оманский заливы) и район Большого барьерного рифа.

Конвенция МАРПОЛ оказала и продолжает оказывать огромное влияние на развитие национального законодательства не только в области защиты и сохранения морской среды, но и внутриконтинентальных вод.

В этой связи нельзя не согласиться с авторами Комментария к Кодексу внутреннего водного транспорта РФ, [91] считающими, что требования обеспечения экологической безопасности судов внутреннего плавания в отношении судовладельцев устанавливаются, в том числе и положениями Конвенции МАРПОЛ.

Общие Правила плавания и стоянки судов в речных портах РФ, принятые в 1995 г., предусматривают, в частности, что капитан иностранного судна, на которое распространяются положения Международной Конвенции по предотвращению загрязнения с судов (МАРПОЛ-73/78) дополнительно вручает представителю агентирующей фирмы или представителю службы по обслуживанию флота два документа: международное свидетельство о предотвращении загрязнения нефтью и журнал нефтяных операций ( п.3.6).

Положение о классификации судов внутреннего и смешанного ( рекаморе) плавания, утвержденное Приказом Минтранса от 01 ноября 2002 г. № 136, обязывает Речной Регистр выдавать на суда смешанного (река - море) плавания с классом Речного Регистра свидетельство о соответствии Международной конвенции по предотвращению загрязнения с судов 1973 года, измененной Протоколом 1978 года к ней (МАРПОЛ 73/78).

Таким образом, нетрудно видеть, что нормы Конвенции МАРПОЛ, участницей которой является и Россия, находят все большее распространение не только в ее внутренних морских, но и во внутриконтинентальных водах.

В настоящее время соответствие судов требованиям Конвенции МАРПОЛ проверяется практически во всех портах мира. Учитывая поэтапное открытие внутренних водных путей РФ для иностранных судов, роль и значение Конвенции МАРПОЛ, как системообразующего международного договора в области предотвращения загрязнения окружающей среды с судов, будет с каждым годом возрастать.

Российское законодательство, касающееся защиты и сохранения окружающей среды во внутренних водах основывается в первую очередь на положениях Конституции РФ, федеральных законов, а также принимаемых в соответствии с ними иных нормативных правовых актов, а также законов и иных нормативных правовых актов субъектов РФ.

Согласно ст. 36 Конституции РФ владение, пользование и распоряжение землей и другими природными ресурсами осуществляются их собственниками свободно, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов иных лиц.

Ст. 42 Конституции РФ закрепляет три самостоятельных, но тесно связанных между собой, экологических права человека:

1. Право на благоприятную окружающую среду;

2. Право на достоверную информацию о ее состоянии;

3. Право на возмещение ущерба, причиненного здоровью или имуществу экологическим правонарушением.

Ст. 72 Конституции России устанавливает, что природопользование, охрана окружающей среды и обеспечение экологической безопасности, а также административное, административно-процессуальное, трудовое, семейное, жилищное, земельное, водное, лесное законодательство, законодательство о недрах, об охране окружающей среды находится в

совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации

Ст. 58 Конституции России обязывает каждого сохранять природу и окружающую среду, бережно относиться к природным богатствам.

Таким образом, четыре вышеуказанных статьи Конституции России образуют основу правового режима защиты и сохранения окружающей среды, в том числе во внутренних водах России.

Уже цитировавшийся п.4 ст. 15 Конституции России имеет крайне важное значение с точки зрения соотношения национального и международного права. Во-первых, указывается, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы, а, во-вторых, устанавливается приоритет норм международного права, поскольку если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

В увязке с Конституцией РФ нельзя не сослаться на ст. 210 Конвенции ООН по морскому праву 1982 г., гласящей, что национальные законы, правила и меры должны быть не менее эффективными в предотвращении, сокращении и сохранении под контролем такого загрязнения, чем глобальные нормы и стандарты.

Наиболее общим законом, определяющим правовые основы государственной политики России в области охраны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности, выступает ФЗ «Об охране окружающей среды», принятый в 2002 г.

Согласно ст.4 закона объектами охраны окружающей среды от загрязнения, истощения, деградации, порчи, уничтожения и иного негативного воздействия хозяйственной и иной деятельности являются, в частности, в том числе и поверхностные воды на территории России. Таким образом, по смыслу указанного закона внутренние воды РФ, включающие

внутриконтинентальные и внутренние морские воды, подпадают под объекты соответствующей государственной охраны окружающей среды.

Как нам представляется, одна из заслуг законодателя заключается в том, что Законом (ст.16) вводится плата за негативное воздействие на окружающую среду.

К видам негативного воздействия на окружающую среду в области морского и водного транспорта относятся выбросы в атмосферный воздух загрязняющих веществ и иных веществ; сбросы загрязняющих веществ, иных веществ и микроорганизмов в поверхностные водные объекты; а также загрязнение окружающей среды шумом, теплом, электромагнитными, ионизирующими и другими видами физических воздействий.

Согласно Закону внесение вышеуказанной платы не освобождает от выполнения мероприятий по охране окружающей среды и возмещения вреда окружающей среде.

Важное практическое значение имеет ст. 29 Закона, которая предусматривает, в частности, что нормативные документы в области охраны окружающей среды разрабатываются с учетом научно-технических достижений и требований международных правил и стандартов. Нетрудно видеть, что положения Конвенции МАРПОЛ, упоминавшейся выше, безусловно, будут учитываться при разработке соответствующих нормативных актов.

Одно из серьезных достоинств Закона состоит в том, что его положения (в частности, Глава VII) устанавливают конкретные требования в области охраны окружающей среды при размещении, проектировании, строительстве, реконструкции, вводе в эксплуатацию, эксплуатации, консервации и ликвидации зданий, строений, сооружений и иных объектов. Причем при их нарушении деятельность предприятий может быть ограничена, приостановлена или прекращена.

В целях обеспечения охраны окружающей среды Закон вводит единую систему государственного экологического мониторинга (государственного мониторинга окружающей среды), которая включает в себя, в частности, подсистему государственного мониторинга внутренних морских вод и территориального моря Российской Федерации.

Задачами указанной системы являются регулярные наблюдения за состоянием окружающей среды; хранение и обработка информации о состоянии окружающей среды; анализ полученной информации в целях своевременного выявления изменений состояния окружающей среды под воздействием природных и (или) антропогенных факторов, оценка и прогноз этих изменений; обеспечение органов государственной власти, органов местного самоуправления, юридических лиц, индивидуальных предпринимателей, граждан информацией о состоянии окружающей среды.

В соответствии со ст.65 Закона устанавливается государственный экологический надзор, который включает в себя в том числе государственный надзор в области использования и охраны водных объектов (фактически речь здесь идет о внутриконтинентальных водах) и государственный экологический надзор во внутренних морских водах и в территориальном море Российской Федерации.

Должностным лицам госнадзора (госинспекторам) закон (ст.66) предоставляет весьма широкие полномочия, включая право запрашивать и получать на основании мотивированных письменных запросов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, юридических лиц, индивидуальных предпринимателей и граждан информацию и документы, необходимые в ходе проведения проверки; беспрепятственно по предъявлении служебного удостоверения и копии приказа (распоряжения) о назначении проверки посещать и обследовать используемые при осуществлении хозяйственной и иной деятельности территории, здания, помещения, сооружения, в том числе очистные сооружения; выдавать соответствующие предписания; составлять протоколы об административных правонарушениях и т.д.

Наряду с государственным закон также вводит производственный и общественный контроль в области охраны окружающей среды.

Первый осуществляется самими предприятиями путем назначения лиц, ответственных за проведение производственного экологического контроля, организации экологических служб на объектах хозяйственной и иной деятельности, а также передачи результатов производственного экологического контроля в соответствующий орган государственного надзора.

Общественный же контроль осуществляется общественными объединениями и иными некоммерческими организациями в соответствии с их уставами, а также гражданами в соответствии с законодательством.

За нарушение законодательства в области охраны окружающей среды Законом устанавливается имущественная, дисциплинарная, административная и уголовная ответственность.

Особое внимание следует обратить на ст.ст. 81 и 82 Закона, которые имеют чрезвычайно важное значение с точки зрения имплементации норм международного права в российское законодательство в области охраны окружающей среды.

Ст. 81 провозглашает принципы международного сотрудничества в области охраны окружающей среды, устанавливая, что Российская Федерация осуществляет международное сотрудничество в области охраны окружающей среды в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами Российской Федерации.

П.1 ст.82 предусматривает возможность прямого действия норм международного права в области охраны окружающей среды, указывая, что международные договоры Российской Федерации в области охраны окружающей среды, не требующие для применения издания внутригосударственных актов, применяются к отношениям, возникающим при осуществлении деятельности в области охраны окружающей среды, непосредственно.

В иных случаях наряду с международным договором Российской Федерации в области охраны окружающей среды применяется соответствующий нормативный правовой акт, принятый для осуществления положений международного договора Российской Федерации.

П.2 ст.82 Закона в развитие п.4 ст.15 Конституции Российской Федерации устанавливает приоритет норм международного права в области охраны окружающей среды по отношению к соответствующим положениям российского законодательства: « Если международным договором Российской Федерации в области охраны окружающей среды установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены настоящим Федеральным законом, применяются правила международного договора».

Надо отметить, что анализируемый закон создавался не на пустом месте. Его основой послужили положения Закона РСФСР «Об охране окружающей природной среды», принятого еще в 1991 г.

В целом же, Федеральный закон «Об охране окружающей среды», принятый в 2002 г., создает прочный правовой фундамент для успешной реализации государственной политики в области охраны водной среды и обеспечения экологической безопасности, как во внутренних морских, так и во внутриконтинентальных водах России.

Водный кодекс Российской Федерации 2006 г. устанавливает приоритет охраны водных объектов перед их использованием. Как сказано в ст.3 Кодекса, использование водных объектов не должно оказывать негативное воздействие на окружающую среду.

Глава 6 Водного кодекса подробнейшим образом регламентирует охрану водных объектов от загрязнения. Ст. 65 Кодекса вводит водоохранные зоны, в которых устанавливается специальный режим осуществления хозяйственной и иной деятельности. В границах водоохранных зон устанавливаются прибрежные защитные полосы, на территориях которых вводятся дополнительные ограничения хозяйственной и иной деятельности.

Например, ширина водоохранной зоны рек протяженностью от пятидесяти километров и более составляет двести метров, а ширина водоохранной зоны моря - пятьсот метров.

ФЗ «О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации» 1998 г. конкретизирует положения российского законодательства в области охраны окружающей среды в отношении внутренних морских вод. Указанной теме посвящена глава V Закона, которая вводит основные принципы защиты и сохранения морской среды и природных ресурсов внутренних морских вод и территориального моря России. Таковыми являются обеспечение биологического разнообразия морской среды; обеспечение экологической безопасности при проведении работ; предотвращение загрязнения; запрещение или ограничение хозяйственной и иной деятельности, которая может нанести ущерб во внутренних морских водах и территориальном море России.

Закон также предусматривает нормирование качества морской среды во внутренних морских водах и территориальном море России ( ст.33) посредством установления и соблюдения нормативов допустимого воздействия на водные объекты, целевых показателей качества воды в водных объектах, нормативов в области охраны окружающей среды, а также требований в области охраны окружающей среды, определенных законодательством Российской Федерации.

В качестве обязательной меры по защите морской среды и сохранению природных ресурсов внутренних морских вод выступает государственная экологическая экспертиза ( ст.34), которой подлежат все виды документов, обосновывающих планируемую хозяйственную и иную деятельность в этих акваториях.

Все виды хозяйственной и иной деятельности во внутренних морских водах могут осуществляться только при наличии положительного заключения государственной экологической экспертизы, проводимой за счет пользователя природными ресурсами.

В развитие ст. 65 рассмотренного выше ФЗ «Об охране окружающей среды» 2002 г. устанавливается Государственный экологический надзор во внутренних морских водах и в территориальном море ( ст.35), представляющий собой систему мероприятий по предупреждению, выявлению и пресечению нарушений требований международных договоров Российской Федерации и законодательства Российской Федерации в области охраны окружающей среды, в том числе морской среды и природных ресурсов внутренних морских вод и территориального моря.

Также дальнейшее развитие и конкретизацию в данном Законе получили положения, касающиеся государственного экологического мониторинга, проводимого, в частности, во внутренних морских водах. Он представляет собой систему регулярных наблюдений за состоянием морской среды и донных отложений по физическим, химическим, гидробиологическим и микробиологическим показателям, а также оценку и прогноз их изменений под влиянием природных и антропогенных факторов ( ст.36).

Закон запрещает захоронение отходов и других материалов, за исключением захоронения грунта, извлеченного при проведении дноуглубительных работ, а также сброс вредных веществ во внутренних морских водах и в территориальном море.

Как видим, ФЗ «О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации» 1998 г. в полной мере детальнейшим образом регламентирует вопросы охраны окружающей среды в применении к внутренним морским водам.

Что же касается внутриконтинентальных вод России, то аналогичный закон, к сожалению, отсутствует, а соответствующие вопросы получили отражение лишь в Водном кодексе, положения которого уже были рассмотрены выше.

Наряду с вышеуказанными нельзя не назвать два центральных нормативных правовых акта, также в той или иной мере затрагивающих вопросы охраны водной среды - один в области морского транспорта, другой - внутреннего водного транспорта. Речь идет о Кодексе торгового мореплавания Российской Федерации (КТМ) и Кодексе внутреннего водного транспорта Российской Федерации ( КВВТ).

В обоих Кодексах указанные вопросы изложены исключительно лишь с точки зрения условий возмещения ущерба, причиненного окружающей среде, включая вопросы страхования, т.е. здесь затрагиваются только гражданско-правовые аспекты проблемы.

Из подзаконных актов, касающихся охраны окружающей среды во внутренних морских и внутриконтинентальных водах, можно выделить соответственно Общие Правила плавания и стоянки судов в морских портах Российской Федерации и на подходах к ним, утвержденные Приказом Минтранса от 20 августа 2009 г. № 140, и Общие Правила плавания и стоянки судов в речных портах Российской Федерации, утвержденные приказом Департамента речного транспорта от 31 мая 1995 г. № 33.

Первые содержат требования по обеспечению экологической безопасности в морских портах. В соответствии с ними суда, находящиеся на акватории морского порта или подходах к нему, не должны: сливать за борт судна сточные воды, за исключением случаев, предусмотренных международной Конвенцией МАРПОЛ, а также чистый балласт; выбрасывать за борт судна отходы любого рода; разводить открытый огонь и сжигать отходы любого рода на борту судна; осуществлять выброс с судна вредных веществ в атмосферу с нарушением установленных нормативов; производить работы по очистке и покраске корпусов судов, в том числе подводную очистку, без разрешения капитана морского порта; производить мойку трюмов, палуб и надстроек со сбросом воды за борт, если вода загрязнена нефтепродуктами или другими вредными веществами.

Правила предусматривают требование об обязательных донесениях о любых загрязнениях, как это, в частности, предусмотрено Конвенцией МАРПОЛ: суда должны немедленно сообщать капитану морского порта о случаях сброса любых вредных веществ на акватории морского порта и на подходах к нему как со своего судна, так и с любого другого судна, а также о замеченных загрязнениях.

На судне, ошвартованном у причала, отливные шпигаты охлаждающей воды закрываются щитами, а выводимый за борт отработанный пар направляется по добавочным трубам в воду. Щиты устанавливаются до подхода судна к причалу.

Твердые отсепарированные остатки нефти и нефтепродуктов, промасленная ветошь, мусор, мелкая тара, технические, пищевые и прочие бытовые отходы должны сдаваться на берег в специальной таре.

Нефтесодержащие воды, нефтяные остатки, сточные воды и иные загрязненные воды должны сдаваться на специализированные береговые приемные средства.

Запрещено сбрасывать с причалов любые производственные и бытовые отходы, загрязненный снег.

Общие правила плавания и стоянки судов в речных портах содержат раздел, посвященный предотвращению загрязнения водной среды ( 7.6). Его положения во многом идентичны соответствующим положениям «морских» Правил. Так, согласно п.7.6.1 суда должны немедленно сообщить в Службу капитана порта и дежурному диспетчеру порта захода (прохода) о случаях сброса любых вредных веществ во внутренних и территориальных водах как со своего судна, так и с любого судна, а также о замеченных загрязнениях.

Речной порт обязан обеспечить прием видов скопившихся на судне подсланевых (льяльных), хозяйственно-фекальных сточных вод и бытовых отходов по его заявке.

Также, как и «морские» Правила, «речные» требуют, чтобы твердые отсепарированные остатки нефтепродуктов, промышленная ветошь, мусор, мелкая тара, технические, пищевые и прочие бытовые отходы вывозились с судна по заявке в предоставляемой портом специальной таре.

Таким образом, «морские» и «речные» Правила плавания и стоянки судов в портах практически полностью совпадают в части, касающейся требований по охране окружающей среды.

В целом же, подводя итог, можно сделать два основных вывода::

1. Российское законодательство в области охраны окружающей среды, касающееся внутренних морских и внутриконтинентальных вод, является достаточно развитым, современным и полностью соответствует нормам международного права.

2. Анализ показывает, что российские нормативные правовые акты по вопросам охраны окружающей среды во внутренних морских и внутриконтинентальных водах во многом уже являются унифицированными, а иногда практически повторяющимися текстуально. Все это свидетельствует о необходимости разработки и принятия единых кодифицирующих актов, где были бы сосредоточены все необходимые требования, касающиеся охраны окружающей среды во внутренних водах ( внутренних морских и внутриконтинентальных) взамен положений, которые в настоящее время разбросаны по многочисленным законодательным и подзаконным нормативным правовым актам и часто дублирующих друг друга.

Заключение

На основании проведенного исследования в рамках каждого раздела приводился целый ряд обобщающих выводов. Видимо, нет необходимости повторять их. Вместе с тем, в заключительной части работы следует привести и обосновать еще один, крайне важный, на наш взгляд, тезис о конвергенции (сближении) правовых режимов внутренних морских и внутриконтинентальных вод прибрежных государств. Процесс этот особенно активно идет в последнее десятилетие, носит объективный характер и является следствием следующих причин.

1) Все большая интернационализация судоходства, охватывающая не только морские, но и внутренние водные перевозки. Так, широкое распространение получают перевозки "от двери к двери", которые предусматривают минимальное число перевалок грузов.

2) Интеграционные процессы в сфере управления морским и внутренним водным (речным) транспортом. В настоящее время исполнительным органом федерального уровня, осуществляющим, в частности, функции управления морским и речным транспортом является Федеральное агентство морского и речного транспорта (Росморречфлот).

Другой пример иллюстрирующий соответствующие интеграционные процессы, - это создание Федеральной службы по надзору в сфере транспорта (Ространснадзор). В рамках этой службы действует, в частности, Управления государственного морского и речного надзора (Госморречнадзор).

3) Рост числа судов смешанного (река-море) плавания. Такого рода суда подчиняются одновременно требованиям, предъявляемым как к морским, так и к речным судам. Именно благодаря развитию этих судов требования со стороны государственных контрольных органов в части, касающейся проектирования и эксплуатации, становятся все более унифицированными.

4) Унификация международных требований к безопасности судоходства, как на морском, так и на внутреннем водном транспорте. Характерным примером в этом отношении является реализация положений Международного кодекса по управлению безопасностью (МКУБ) как составной части международной конвенции СОЛАС, особенно в части касающейся внедрения систем управления безопасностью (СУБ). Если раньше термины МКУБ и СУБ были знакомы только морякам, то в настоящее время идет процесс их активного внедрения, в том числе и на внутреннем водном транспорте.

5) Введение Администраций и капитанов бассейнов внутренних водных путей по аналогии с давно уже существующими администрациями и капитанами морских портов.

6) Унификация и сближение требований двух отечественных классификационных обществ - Российского Речного Регистра и Российского Регистра морского судоходства.

7) Наличие большого числа идентичных, иногда текстуально полностью совпадающих положений Кодекса торгового мореплавания (КТМ) и Кодекса внутреннего водного транспорта (КВВТ).

В обоих Кодексах абсолютно одинаково изложен ряд принципиальных вопросов, а некоторые главы совпадают полностью ( например, главы XVI КТМ и XVII КВВТ, относящиеся к общей аварии).

Что касается других положений КТМ и КВВТ, то разница между ними обусловлена лишь спецификой морского и внутреннего водного транспорта и их можно было бы включить в отдельные разделы или главы единого нормативно-правового акта, который предлагается принять, а именно Кодекса морского и внутреннего водного транспорта Российской Федерации.

8) Как уже отмечалось выше, Правила плавания на внутренних водных путях Российской Федерации во многом соответствуют Международным правилам предупреждения столкновения судов в море 1972 г. (МППСС-72).

9) Унификация судовых документов. Большинство выдаваемых судовых документов на морском и внутреннем водном транспорте одинаковы, как по форме, так и по содержанию. На внутреннем водном транспорте появляются судовые документы, которые раньше использовались только на морском флоте ( например, Мерительное свидетельство, которое стало выдаваться на судах внутреннего водного транспорта с 2013 г.)

Таким образом, с точки зрения de lege ferenda рано или поздно процесс конвергенции режимов внутренних морских и внутриконтинентальных вод завершится и в перспективе, видимо, нас ожидает абсолютно одинаковый и унифицированный международно-правовой режим этих двух в настоящее время различных видов внутренних вод прибрежного государства.

<< | >>
Источник: ГУЦУЛЯК ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВИЧ. МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОЙ РЕЖИМ ВНУТРЕННИХ ВОД ГОСУДАРСТВА. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва 2014. 2014

Еще по теме Правовые средства охраны окружающей среды во внутренних водах России:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -