<<
>>

Международно-правовая проблема предотвращения пиратства и терроризма на море

Пиратство представляет собой одну из важнейших угроз человеческой

236

жизни на море, опасность которой, высокая и в самые древние времена , продолжает оставаться довольно высокой и в наши дни .

На рубеже ХХ-ХХІ вв. проблема морского пиратства приобрела глобальное значение, нападения пиратов распространились по всем регионам мира. С 1995 по 2012 г. число актов пиратства увеличилось с 134 по 341 случай в год.

Как известно, пиратство за последние несколько лет стало особенно значительной угрозой для безопасности судоходства и грузоперевозок морскими путями. Полная зависимость стран-производителей от поставок топлива и сырья из-за океана делает морское пиратство угрозой и национальной, и международной безопасности.

В Резолюции «Мировой океан и морское право» от 12 марта 2010 г. Генеральная Ассамблея ООН указала на важнейшую роль международного сотруд- [236] [237] [238]

ничества между государствами для борьбы с угрозами защищенности на море . Современное пиратство приводит и к человеческим жертвам: по крайней мере 11 человек убито в 2008 г. и 8 - в 2009 г.[239] [240] [241]; «согласно данным из открытых источников, с 2005 по 2012 г. более 3740 членов экипажей из 125 стран стали жертвами сомалийских пиратов, 97 из них погибли (в плену и когда отбивали штурм)» . При этом нужно отметить, что угроза пиратства присутствует дале

ко не только у побережья Сомали, но и в водах Восточной Африки, Западной Африки, Индийского океана, Юго-Восточной Азии, Латинской Америки и Карибского бассейна.

Пиратство как один из древнейших видов преступлений посягает на принцип свободы открытого моря, на интересы морских государств. Эта проблема актуальна с позиции исследования международно-правовых норм и взаимодействия государств и международных организаций в предотвращении угрозы морского пиратства.

Как отмечает Л. А. Моджорян, «до второй половины XX в. не существовало многостороннего международного соглашения, в котором бы государства давали общепризнанное определение пиратства и скоординировали методы борьбы с ним»[242]. Впервые пиратство было легально описано на универсальном уровне в ст. 14-22 Женевской конвенции об открытом море 1958 г.

Правовые модели этого преступления сегодня отражены в универсальных международных договорах. Признание суверенитета прибрежных государств на внутренние воды и территориальное море означает, что пиратскими могут определяться только действия, которые осуществляются за пределами территориального моря, т.е. в открытом море.

Определение пиратства содержится в ст. 101 Конвенции ООН по морскому праву 1982 г., где под пиратством имеется в виду следующее:

«а) любой неправомерный акт насилия, задержания или грабежа, совершаемый в личных целях экипажем или пассажирами какого-либо частновладельческого судна или частновладельческого летательного аппарата и направленный в открытом море против какого-либо другого судна или летательного аппарата или против лиц или имущества, находящегося на их борту, или вне юрисдикции какого бы то ни было государства;

б) любой акт добровольного участия в использовании какого-либо судна или летательного аппарата, совершенный со знанием обстоятельств, в силу которых судно или летательный аппарат является пиратским судном или летательным аппаратом;

в) любое деяние, являющееся подстрекательством или сознательным со-

243

действием совершению действия, указанного выше» .

Данное определение восходит к ст. 15 Конвенции 1958 г. и повторяет его

суть.

Можно заметить, что данное определение включает в пиратство только частновладельческие суда и не описывает государственного пиратства. В то же время в военный период государственное пиратство вполне возможно. В частности, во время Второй мировой войны военные корабли фашистской Германии уничтожали торговые суда в корыстных целях, фактически занимаясь государственным пиратством.

Следует отличать пиратство от терроризма на море и морского разбоя. Например, в уголовном праве РФ терроризм определяется как «совершение взрыва, поджога или других действий, устрашающих население и создающих опасность гибели человека, причинение значительного имущественного ущерба либо наступление иных тяжких последствий в целях воздействия на принятие решения органами власти или международными организациями, а также угроза [243]

совершения таких действий»[244] [245] (ст. 205 УК РФ).

В международном праве сейчас имеется определение терроризма, например, в Шанхайской конвенции 2001 г., ст. 1 которой определяет его следующим образом: «какое-либо деяние, признаваемое как преступление в одном из договоров, перечисленных в Приложении к настоящей Конвенции (далее - Приложение), и как оно определено в этом договоре; любое другое деяние, направленное на то, чтобы вызвать смерть какого-либо гражданского лица или любого другого лица, не принимающего активного участия в военных действиях в ситуации вооруженного конфликта, или причинить ему тяжкое телесное повреждение, а также нанести значительный ущерб какому-либо материальному объекту, равно как организация, планирование такого деяния, пособничество его совершению, подстрекательство к нему, когда цель такого деяния в силу его характера или контекста заключается в том, чтобы запугать население, нарушить общественную безопасность или заставить органы власти либо международную организацию совершить какое-либо действие или воздержаться от его совершения, и преследуемые в уголовном порядке в соответствии с национальным законодательством Сторон» .

В качестве договоров, перечисленных в Приложении к Конвенции, выступают: Конвенция о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов, принятая Генеральной Ассамблеей ООН 14 декабря 1973 г.; Международная конвенция о борьбе с захватом заложников, принятая Генеральной Ассамблеей ООН 17 декабря 1979 г.; Конвенция о физической защите ядерного материала, принятая в Вене 3 марта 1980 г.; Международная конвенция о борьбе с финансированием терроризма, принятая Генеральной Ассамблеей ООН 9 декабря 1999 г.

Легального определения терроризма в международном праве нет, однако в целом общепризнанным его основным признаком выступает то, что это деяние направлено на лиц, не участвующих в военных действиях, с целью запугать население и/или оказать давление на органы власти с целью удовлетворения определенных требований политического или идеологического характера. Таким образом, морской терроризм - это действия, совершаемые с целью устрашения и с целью воздействия на принятие решения органами власти или международными организациями, которые в том числе могут внешне выглядеть как нападения на суда и экипажи. Пиратство же - это действия, предпринимаемые в личных целях, а не для устрашения, связанные с личным обогащением, зачастую без убийств, только с изъятием имущества. Пиратство может быть направлено против граждан, а не против государственных институтов или учреждений, хотя пираты для обоснования своих действий могут выдвигать и политические лозунги. Пираты могут присоединяться к террористам, тесно взаимодействовать с ними, совершать совместные разбойные атаки на морские суда, поэтому в определенных случаях трудно провести четкую грань между пиратством и терроризмом, однако принципиальное различие целей пиратов и террористов остается основным критерием их разграничения.

С пиратством также часто отождествляется морской разбой, однако ряд исследователей проводят различия между этими двумя преступлениями. В частности, Е.В. Опалич указывает на то, что если нападение на судно совершается в территориальных водах какого-либо государства, то данное деяние является разбоем, совершенным в территориальных водах, и должно рассматриваться в рамках национального права соответствующего государства, а не международного права. Таким образом, эти деяния дифференцируются по месту их совершения, а именно - в зависимости от того, где было совершено деяние - в открытом море или в территориальных водах какого-либо государства .

Пиратские действия, совершаемые военным или государственным судном [246] (или летательным аппаратом), согласно Конвенции ООН по морскому праву 1982 г., считаются таковыми только в том случае, если их экипаж поднял мятеж и захватил власть (ст. 102 Конвенции).

Судно или летательный аппарат считается пиратским судном или пиратским летательным аппаратом, если оно предназначается лицам, имеющими над ним власть, для совершения любого из действий, которые подпадают под определение пиратства (ст. 103 Конвенции).

Пиратское морское или воздушное судно, если иное не определено национальными законами, может сохранять свою «национальность» (ст. 104). Однако любому государству предоставляется право захватить в открытом море пиратское судно, находящееся на нем имущество, а также арестовать экипаж и пассажиров. Вопрос о наказании пиратов и судьбе этого имущества и судов решается судами государства, совершившего захват; при этом не должны нарушаться права добросовестных третьих лиц (ст. 105 Конвенции).

«Если захват судна или летательного аппарата по подозрению в пиратстве совершен без достаточных оснований, государство, совершившее захват, отвечает перед государством, национальность которого имеет судно или летательный аппарат, за любой ущерб или любые убытки, причиненные захватом» (ст. 106 Конвенции).

Захват за пиратство может совершаться только военными или находящимися на правительственной службе морскими и воздушными судами, специально на то уполномоченными (ст. 107 Конвенции), причем они должны иметь четкие опознавательные знаки, которые говорят о том, что суда состоят на правительственной службе.

Конвенция обязывает государства сотрудничать в борьбе с пиратством: «Все государства сотрудничают в максимально возможной степени в пресечении пиратства в открытом море или в любом другом месте за пределами юрисдикции какого-либо государства» (ст. 100 Конвенции).

Определение пиратства в Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. не является исчерпывающим и, как уже было отмечено, сводится только к действиям, совершаемым в грабительских целях частновладельческими судами[247]. Ряд деяний, которые напоминают пиратство и также совершаются в открытом море, предусмотрены также Римской конвенцией 1988 г. о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства, а также Протоколом о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности стационарных платформ, расположенных на континентальном шельфе[248]. Данные деяния иногда в литературе называются «способами совершения морского разбоя»[249]. «Морской разбой» при этом выступает как форма пиратства.

Протокол о безопасности стационарных платформ 1988 г. носит факультативный характер. Статья 2 данного документа классифицирует в качестве морского разбоя «насильственный или путем запугивания захват стационарной платформы на континентальном шельфе или осуществление контроля над ней; совершение акта насилия против лица на стационарной платформе, разрушение платформы или нанесение ей повреждения, если такие действия могут угрожать ее безопасности; помещение на платформу устройства или вещества, которые могут разрушить платформу или создать угрозу ее безопасности»[250].

Пиратство является преступлением также в праве многих государств. Так, в Великобритании до 1998 г. пиратство было одним из немногих преступлений, за которые предусмотрена смертная казнь (по Закону о пиратстве 1837 г.).

По мнению Дж. Мо (Гонконг), «современное морское пиратство является незаконным актом высадки на морское или воздушное судно с целью совершения преступного акта, как это определено международным договором или национальным законодательством против морского или воздушного судна, имущества или лиц, находящихся на борту морского или воздушного судна лицом или лицами, которые применяют или могут применить силу во время совершения криминального акта»[251] [252] [253].

Мы согласны с определением проф. К.А. Бекяшева, который пишет, что «пиратство - это неправомерный акт насилия, задержания или грабежа частновладельческим судном любого судна в открытом море или вне юрисдикции государства, т.е. за пределами исключительной экономической зоны. Если пиратство совершается в территориальном море, то такой неправомерный акт в соответствии с современным международным правом считается морским вооруженным разбоем и наказывается в соответствии с Конвенцией о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства 1988 г. и Протоколом 2005 г. к этой Конвенции» .

Пиратство на море является преступлением и в последнее время имеет тенденцию к сращиванию с другими видами преступной деятельности, т.е. становится все более комплексным . Поэтому мы присоединяемся к мнению К.А. Бекяшева о том, что в борьбе с ним главную роль должны сыграть нормы международного права. В то же время иногда высказывается мнение о том, что эффективным средством борьбы с пиратством являются технические средства, например, акустические пушки, которые создают пронзительный звук, похожий на вой пожарной сирены. Представляется, что должны быть даны правовые разрешения и рекомендации на применение подобных средств. Генеральный прокурор РФ Ю.Я. Чайка справедливо обратил внимание на то, что «государствам следует принять дополнительные меры на международном уровне, направленные на эффективную поимку, уголовное преследование и предание суду любых лиц, виновных в морском пиратстве, особенно тех, кто организует и финансирует такие действия». По его мнению, «следует признать необходимость комплексного международно-правового ответа на пиратские

254

акты» .

Исследователь Т.А. Зайцева полагает, что установленное в Конвенции 1982 г. обязательство государств координировать свои усилия по предотвращению и пресечению пиратства в значительной степени остается декларативным, так как государства соблюдают данное обязательство только исходя из своих собственных возможностей[254] [255] [256] [257] [258].

Еще в 1972 г. Л.Н. Галенская писала: «Невозможно оспаривать противоправность нападений государственных судов и военных кораблей на суда других стран в открытом море. Однако бороться с такими действиями надо не путем подведения их под понятие пиратства, а квалифицируя их как опаснейшее международное преступление, чреватое угрозой миру и безопасности наро-

256

дов»

Следует согласиться с авторами, ограничивающими субъектный состав пиратства частными лицами . Данная точка зрения присут-ствует в международном праве. Так, в ст. 16 Женевской конвенции 1958 г. и ст. 102 Конвенции ООН 1982 г. экипаж военного корабля рассматривают как пиратский, только если он захватил перед этим судно. Кроме того, как верно пишет А.И. Коробе- ев, и военными, и государственными судами руководят люди, которые находятся на государственной службе и, следовательно, представляют интересы государства и выполняют его волю . Если в результате мятежа экипаж захватывает судно, то он уже точно не выполняет волю государства.

Польский исследователь К. Кубияка выделяет такие регионы распространения современного морского пиратства: пиратство в Карибском регионе, главным образом связанное с транзитом наркотиков; пиратство у берегов Колумбии, связанное с активной деятельностью наркокартелей; портовое пиратство в Южной Америке, особенно в портах Бразилии; пиратство в Адриатическом море, связанное с конфликтами на Балканах и в основном с нападениями на суда, перевозящие сигареты; торговое пиратство в Гвинейском заливе; сомалийское пиратство; пиратство у берегов Индии и Бангладеш; пиратство в Малаккском проливе и в Южно-Китайском море . Примерно те же районы выделяет и российский исследователь Ю.С. Ромашев[259] [260] [261].

По целям и методам, которые используют морские преступники, современное морское пиратство можно условно разделить на два вида: «сомалий-

261

ское» и «индонезийское» .

К первому относятся обычные банды, вооруженные холодным и огнестрельным оружием. Используя фактор внезапности, «сомалийские» пираты нападают на торговые суда в открытом море или в акватории портов. Сомалийские пираты в основном имеют целью увлечь не груз кораблей, а команду, и получить выкуп. Это, как правило, молодые, хорошо организованные и обученные люди. Их профессиональные действия подтверждают, что они получили надлежащую подготовку на флоте или в береговой охране.

Второй вид - «индонезийское» пиратство, включает в себя оснащение банды автоматами, гранатометами и крупнокалиберными пулеметами. Целью «индонезийских» пиратов является касса и часть груза.

Большая часть пиратских нападений в последние годы совершается сомалийскими и нигерийскими пиратами. Атаки в основном совершаются ночью: на вахте мало моряков, скорость ниже.

Основные типы атак:

- хищение денег - корабельный сейф и личные средства членов экипажа;

- хищение как денег, так и грузов: операция требует либо швартовки в пиратской гавани, либо в подконтрольном пиратам порту. Доходность данной операции много выше, чем простого хищения денег;

- задерживается корабль с грузом, команда и пассажиры берутся в заложники, у судовладельца берется выкуп. В настоящее время непопулярно, так как правила регистрации судов ужесточились. Однако в 1990-е гг. данный тип нападения был распространен: команда убивается, документы подделываются,

судно заново регистрируется и затем либо продается, либо получает заказ на

262

перевозку груза и исчезает .

Есть ряд факторов, которые влияют на возникновение пиратства как международного и социального явления. Факторы можно классифицировать следующим образом:

- внутренние: политическая нестабильность, отсутствие правительственного контроля, сложная экономическая ситуация в конкретной стране, высокий уровень преступности в конкретной стране, благоприятные физико-географические условия для пиратства в ряде регионов (проливы и т.п.);

- внешние: отсутствие общепризнанной эффективной договорной базы в области борьбы с пиратством, низкий уровень научно-технического сотрудничества государств в создании единой системы противодействия пиратству в регионе, отсутствие единых подходов в борьбе с пиратством на международном и государственном уровнях, отсутствие единых подходов в борьбе с пиратством на международном и государственном уровнях, недостаточно эффективное участие международных организаций в поддержании правопорядка на море ; [262] [263]

- факторы, связанные с низкой безопасностью судна: небольшая скорость грузовых судов, низкий надводный борт, маленький экипаж, отсутствие средств защиты на судне.

Противозаконным захватам судов также способствуют небольшая скорость грузовых судов, низкий надводный борт, ограниченное количество экипажа и отсутствие эффективных средств, чтобы защищаться от атак морских разбойников.

Рассмотрим примеры пиратства в отдельных регионах.

C 1991 г. Сомали фактически перестало существовать как централизованное государство, и с тех пор там отсутствует централизованное управление и финансовая система. Поскольку страна прибрежная и расположена вблизи торговых путей, среди населения широко распространилось пиратство. Местные власти в лице полевых командиров либо нейтральны по отношению к пиратству, либо участвуют в нем сами.

Продолжительность жизни сомалийцев составляет около 45 лет, люди там умирают от голода и тропических болезней. Вместо государственной власти в Сомали царят лидеры, мафия и повстанцы. На государственном уровне пиратство не наказуемо и не осуждается государственными органами. Большинство группировок находится в Пунтленде. Сомалийские пираты - это вооруженные группировки. Действуют они, используя моторные лодки и рыболовные суда. Основное оружие пиратов - это ножи и автоматы АК-47, хотя были случаи, когда применялось более серьезное оружие, например, гранатометы РПГ-7[264].

Публикации в западных СМИ позволяют выяснить аргументацию пиратов, которая носит антиколониальный характер: страны Запада сбрасывают в регионе химические отходы, предпринимали интервенцию в страну и т. д., поэтому

любые действия против западных кораблей, по мнению пиратов, оправданы[265].

Основной район действий сомалийских пиратов - Аденский залив, через который проходит значительная часть морских грузов - ежегодно около 20 тыс. судов, в том числе нефтяные танкеры из стран Персидского залива.

В 1999 г. администрация Пунтленда при помощи британской частной компании в области безопасности Hart Security попыталась организовать службу береговой охраны, которая должна была обеспечить безопасность судоходства и бороться с пиратами. Иностранные инструкторы начали обучение группы из 70 сомалийцев, которые должны были служить в ней. Однако финансирование программы прекратилось, в результате чего она была прекращена в 2002 г. Судя по рассказам моряков, побывавших в плену у пиратов, получившие подготовку у западных инструкторов сомалийцы пополнили ряды пиратов, составив наиболее квалифицированную их часть[266].

По статистическим данным начальника штаба EUNAVFOR (группировка кораблей ВМС стран ЕС) капитана 1 ранга Филиппа Хеслема, в среднем убытки от пиратства в регионе составляют около 7-12 млрд дол. в год. Средняя сумма выкупа большого судна - около 4,5 млн дол.[267] На антипиратской конференции в Дубае в апреле 2011 г. ущерб от сомалийского пиратства был оценен от 7 до 12 млрд дол. в год.

Вместе с тем в 2003 г. у побережья Сомали произошло 31 нападение. Резкий рост (на 11%) пиратских актов (111 нападений) и вооруженного разбоя (захвачено 42 судна и 815 заложников) отмечен в 2008 г. С начала 2010 г. общее число атак пиратов, завершившихся захватом судов и заложников, сократилось. В 2012 г. на всем Восточноафриканском побережье было совершено 61 нападение[268].

Охарактеризуем состояние морского пиратства у берегов Нигерии. В 2008 г. у побережья Нигерии имелось 40 инцидентов пиратства. По данным Центра информирования о пиратстве IMB, за первое полугодие 2011 г. власти Нигерии официально сообщили о трех абордажах, двух случаях обстрела судов и одной неудачной попытке нападения. Однако, утверждают в IMB, в действительности нигерийские территориальные воды куда как более опасны, нежели может представиться по официальным сводкам. Организации известно как минимум об 11 инцидентах, о которых не сообщали судовладельцы и капитаны за период 2010-2014 гг.

В последнее время нигерийское пиратство становится не менее актуальным, чем сомалийское. Так как в случае Нигерии основная часть нападений происходит в прибрежных водах государств, они не учитываются как «пиратские нападения» по международному праву. К тому же, принимая во внимание то, что военный корабль в данном регионе не может защитить судно от пиратов, судовладельцы предпочитают не посылать сигнал бедствия в случае атак.

Говоря в целом о пиратстве, тенденции продолжают оставаться негативными: за 2014 г. от морского пиратства пострадало около 5 тыс. моряков, а убытки составили 2 млрд 300 млн дол. Основной пиратский регион в этом году - Юго-Восточная Азия, в котором пострадали 3654 матроса. Вместе с тем частота пиратских атак в акваториях Юго-Восточной Азии сокращается. Совместные действия Индонезии, Малайзии, Сингапура и Таиланда заметно снизили число пиратских нападений в районе Малаккского пролива и островов Индонезийского архипелага, что привело к их значительному сокращению с 2004 г. Падение атак на путях перевоза нефти в Аденском проливе и Персидском заливе, на наш взгляд, связано с падением цен на нефть и не является результатом действий международного сообщества по борьбе с пиратами. Согласно статистике за первый квартал 2015 г., большинство нападений на торговые суда, имевших место в последнее время в Юго-Восточной Азии, проводилось с целью кражи перевозимых нефтепродуктов. Только 14% нападений 2015 г. в Юго-

Восточной Азии можно отнести к пиратству, все остальные случаи являются морскими ограблениями.

Морская доктрина Российской Федерации[269], утвержденная Указом Президента России 26 июля 2015 г., к национальным интересам Российской Федерации относит «сохранение человеческой жизни на море» (п. 5 (г)), а также «свободу открытого моря» (п. 5 (в)), а «обеспечение сохранения человеческой жизни на море» (п. 7 (д)) и «защиту свободы открытого моря» (п. 7 (г)) относит к основным целям национальной морской политики России. «Надежное функционирование комплексной системы обеспечения безопасности мореплавания» Доктриной относится к основным задачам (п. 21 (к)). Обеспечение указанных интересов и достижение целей и задач обуславливают активную деятельность России в борьбе с пиратством. Это проявляется не только в дипломатических усилиях России в рамках поиска путей предотвращения угрозы пиратства, но и в рамках проведения операций военно-морскими силами в различных частях мирового океана.

Б.Р. Тузмухамедов в работе «Российское законодательство об участии в операциях по поддержанию мира. Нормы и практика поведения»[270] указывает, что нормы права Российской Федерации разрешают применение российских вооруженных сил за границей, в том числе и против пиратов, что является публичной функцией государства.

В силу этого в 2008 г. по решению Президента Российской Федерации в Аденский залив были направлены корабли ВМФ России для обеспечения безопасности национального и международного судоходства и осуществления сопровождения судов. Эти задачи, в частности, были возложены на корабли «Адмирал Виноградов», «Адмирал Пантелеев», «Адмирал Трибуц», «Петр Вели-

271

кий», «Маршал Шапошников», «Неустрашимый» и др.

Организация конвоев была возложена Минобороны России и Минтранс России. Главный штаб ВМФ России составил график конвоирования в Аденском заливе, а через Федеральное агентство морского и речного транспорта России и Федеральное бюджетное учреждение «Служба морской безопасности» информация об этом графике доводилась до большинства судоходных компаний мира. Судоходные компании представляли заявки в случае нужды в сопровождении, после их анализа Главный штаб ВМФ передавал информацию в соответствующие судоходные компании и на конкретный корабль, который впоследствии и осуществлял сопровождение. Российской стороной судоходным компаниям сообщались координаты места сбора и позывные военного корабля, при этом, в отличие от кораблей НАТО, не выдвигались существенные условия,

272

такие как, например, скорость следования .

Осуществляют операции по борьбе с актами пиратства и Европейский союз и НАТО. Здесь можно выделить операцию под кодовым названием «Ата- ланта» , а также операции «Союзный защитник» и «Океанский щит». Более того, главы министерств иностранных дел Евросоюза на встрече 15 сентября 2008 г. в Брюсселе создали общеевропейское координационное подразделение, которое гарантирует безопасность морского транспорта под флагами стран ЕС, проплывающих вблизи береговой зоны Республики Сомали.

Вместе с тем, как отмечает Ю.С. Ромашев , практика конвоирования судов для борьбы с сомалийским пиратством в целом оказалась не столь эффективной, так как включает в себя необходимость взаимодействия между ВМС разных государств, требует интенсивного информационного обмена и опове- [271] [272] [273] [274]

щения об угрозах и т.п.

Проблема борьбы с пиратством уже длительное время является предметом обсуждения в рамках многих международных организаций, на международных политических и научных форумах. Безусловно, ликвидировать это явление не удастся лишь путем осуществления мер по обеспечению безопасности судоходства военно-морскими силами. Сложность борьбы с пиратством требует всестороннего международного сотрудничества, включающего, помимо принятия практических мер по предотвращению актов пиратства и реагирования на них, укрепление международно-правовой основы в этой области, дальнейшую кодификацию и прогрессивное развитие международного права наряду с более эффективным использованием существующих норм на практике, судебное преследование пиратов. Существенным стимулом для активизации международного сотрудничества по борьбе с пиратством стала именно проблема сомалийского пиратства, поэтому большинство международных инициатив было предпринято именно в рамках проблем Сомали и Аденского залива, однако их исследование представляется чрезвычайно важным не только для борьбы с пиратством вообще, но и для обеспечения безопасности на море на универсальном уровне.

По мнению представителя Уганды в Совете Безопасности, «более эффективный и комплексный подход в борьбе с пиратством у побережья Сомали должен заключаться в устранении коренных причин этого явления, в первую очередь, нестабильности на материковой части Сомали. Для этого необходимо будет оказать более широкую поддержку Переходному федеральному правительству, в том числе в наращивании потенциала его учреждений, с тем чтобы народ Сомали мог взять на себя полную ответственность за свою страну и свою свободу» .

Существует ряд правовых проблем, связанных с сомалийским пиратством. Прежде всего, международное право считает пиратством лишь те акты морского разбоя, которые произошли в открытом море, в территориальных водах те же де- [275] яния рассматриваются как «грабеж, совершенный в море», и виновные подлежат юрисдикции стран, где они совершены. В случае же Сомали, где фактически нет никакого правительства, непонятно, какой юрисдикции должны подлежать виновные. Попытка передать пиратов в руки властей любой африканской страны, где действует смертная казнь, может стать поводом для просьбы о политичес-ком убежище. В суде демократической страны, если пираты не были захвачены в момент атаки, доказать факт участия в преступном промысле будет трудно.

Поэтому вся ответственность за судебное преследование ложится на то государство, которое осуществило захват пиратов. Однако прибрежные государства в районе Сомали довольно слабые и часто не в состоянии заниматься этой проблемой.

Даже в случае применения ст. 105 Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. могут возникнуть процессуальные и экономические проблемы, которые приводят к тому, что многие соседние государства уклоняются от уголовного преследования пиратов.

Некоторые проблемы, связанные с юридическим статусом захваченных пиратов, были частично урегулированы в резолюциях СБ ООН о Сомали, в частности, в Резолюциях 1772, 1801, 1838, 1846 и 1851.

Наиболее важные международные документы по сомалийским пиратам следующие:

1. Резолюция 1838 Совета Безопасности ООН[276] с обращением к государствам с просьбой применять военную силу против сомалийских пиратов. Она рекомендует государствам использовать ВМС и ВВС для борьбы с преступностью и терроризмом на море. Текст разрабатывался французскими властями.

2. Резолюция 1846 СБ ООН, которая дала право государствам, чьи корабли борются с пиратами, входить в территориальные воды Сомали и применять там оружие[277]. 15 мая 2012 г. европейцы впервые обстреляли пиратов на территории

Сомали, используя ракетный удар с воздуха.

3. Как мы уже упоминали, в апреле 2010 г. была принята Резолюция Совета Безопасности ООН об обеспечении эффективного уголовного преследования

278

за пиратство .

В настоящее время основные меры в области международного права по борьбе с сомалийским пиратством заключатся в подготовке формирования Международного суда по пиратству по подобию Международного уголовного суда в Г ааге, в также в заключении международных соглашений о взаимной передаче странами друг другу пиратов, задержанных другой страной. На базе достигнутых соглашений в 2012 г. удалось достигнуть существенных успехов в борьбе с сомалийским пиратством, количество нападений в этом году существенно сократилось . В настоящее время продолжается тенденция к спаду активности пиратов в этом регионе.

Как отмечает Т.А. Зайцева, «при исследовании законодательства отдельных государств видно, что в действительности большинство стран мира

обладает схожими уголовными правовыми нормами в отношении пират-

280

ства» .

Схема уголовного преследования и наказания морских пиратов предложена и в работах Б.Р. Тузмухамедова[278] [279] [280] [281]. В качестве основного субъекта уголовного преследования пиратов Б.Р. Тузмухамедов предлагает использовать региональные органы юстиции, в частности, Африканский суд по правам человека и народов, а также Суд Восточно-Африканского сообщества. Необходимо дополнить их учредительные документы компетенцией и образовать специальные палаты по пиратам. В качестве альтернативного варианта он предлагает

использовать национальные суды ближайших к сомалийской зоне стран[282].

Международное право знает несколько разных форм органов международной уголовной юстиции. Международные трибуналы могут быть учреждены на временной основе в соответствии с международным договором (например, Международный военный трибунал для суда и наказания главных военных преступников европейских стран оси 1945 г., Международный военный трибунал для Дальнего Востока 1946 г.); на основе резолюции Совета Безопасности ООН (например, Международный трибунал для судебного преследования лиц, ответственных за серьезные нарушения международного гуманитарного права, совершенные на территории бывшей Югославии с 1991 г. (МТБЮ); Международный уголовный трибунал для судебного преследования лиц, ответственных за геноцид и другие серьезные нарушения международного гуманитарного права, совершенные на территории Руанды, и граждан Руанды, ответственных за геноцид и другие подобные нарушения, совершенные на территории соседних государств в период с 1 января по 31 декабря 1994 г. (Трибунал по Руанде)). Известны и международные суды со смешанной правовой природой (Специальные палаты по тяжким преступлениям Тимора-Лешти (2000 г.), Смешанные судебные коллегии Косово (2000 г.), Специальный суд по Сьерра-Леоне (2002 г.), Судебная палата по расследованию военных преступлений в Боснии и Г ерцего- вине (2005 г.), Чрезвычайные судебные палаты в Камбодже (2006 г.), Специальный Трибунал по Ливану (2007 г.)). Также в настоящее время действует единственный постоянный орган международной уголовной юстиции - Международный уголовный суд.

Значительного внимания заслуживают варианты судебного преследования сомалийских пиратов, предложенные в 2010 г. Генеральным секретарем ООН Пан Ги Муном по поручению Совета Безопасности ООН:

«Вариант 1. Наращивание помощи Организации Объединенных Наций в целях укрепления потенциала государств в регионе для судебного преследования и заключения в тюрьму лиц, ответственных за акты пиратства и вооруженного разбоя на море у побережья Сомали.

Вариант 2. Создание сомалийского судебного органа, заседающего на территории какого-либо третьего государства в регионе либо при участии Организации Объединенных Наций, либо без него.

Вариант 3. Создание специальной палаты в рамках национальной судебной системы одного или нескольких государств в регионе без участия Организации Объединенных Наций.

Вариант 4. Создание специальной палаты в рамках национальной судебной системы одного или нескольких государств в регионе с участием Организации Объединенных Наций.

Вариант 5. Создание регионального трибунала на основе многостороннего соглашения между государствами в регионе при участии Организации Объединенных Наций.

Вариант 6. Создание международного трибунала на основе соглашения между государством в регионе и Организацией Объединенных Наций.

Вариант 7. Создание международного трибунала посредством резолюции Совета Безопасности на основе гл. VII Устава Организации Объединенных Наций»[283].

По нашему мнению, решение проблемы пиратства в районе Сомали должно быть комплексным и включать:

- установление власти в Сомали, развитие публичного аппарата и экономики в стране, привлечение гуманитарной помощи, ее справедливое распределение;

- проведение военных антипиратских операций, специальное обучение борьбе с пиратами экипажей судов;

- принятие резолюции Совбеза ООН, которая устанавливает международный трибунал для преследования лиц, совершивших пиратские преступления, изменения Римского статута Международного уголовного суда, который будет включать возможность рассмотрения дел, связанных с пиратством;

- выявление лиц, которые предоставляют информацию о судах и грузах, которые проходят вблизи Африканского Рога;

- расширение практики использования на судах вооруженных команд охраны судов (государственных и частных);

- засекречивание информации о передвижении судов и об их грузах.

Также актуальной для борьбы с морским пиратством в регионе Восточной

Африки оказалась правовая система Сейшельских островов, которая в настоящее время эффективно применяется для преследования пиратов Восточной Африки и даже отбытия ими срока наказания.

В борьбе с пиратством возрастает значение сотрудничества государств в рамках международных межправительственных организаций, таких как Международная морская организация (ИМО), являющаяся специализированным учреждением ООН. В 2004 г. данной организацией принят международно-правовой акт, регулирующий отдельные вопросы предупреждения актов пиратства - Международный кодекс по охране судов и портовых сооружений (ISPS Code) . Кодекс устанавливает унифицированные стандарты безопасности и несанкционированного проникновения посторонних лиц на судно включительно. Международная морская организация неоднократно принимала циркуляры для государств - членов этой организации по пиратству.

ИМО также разработала несколько рекомендаций по борьбе с пиратством [284]

275

282

и грабежами судов . Однако содержание этих рекомендаций мало в чем может практически помочь морякам в борьбе с преступниками. Ведь использование водяных струй пожарных шлангов судов, обеспечение усиленных вахт за надводной ситуацией и маневрирования, чтобы предотвратить проникновение пиратов на борт, не являются эффективными средствами против вооруженных огнестрельным оружием и высокоскоростными катерами пиратов. Это заставляет моряков применять собственные, иногда не совсем законные меры предотвращения пиратских атак.

В своем обращении к участникам XXVI сессии Ассамблеи ИМО (состоявшейся 23 ноября - 2 декабря 2009 г.) Г енеральный секретарь этой организации Э. Митрополус заявил следующее: «Тревожное увеличение инцидентов, связанных с пиратством и вооруженными атаками на торговые суда, является доминантным и поэтому нежелательным событием прошедшего двухлетия. Однако никто в судоходстве и в мире в целом не застигнут врасплох этой проблемой. С начала 80-х гг. XX в. ИМО оказывает неоценимую поддержку и сотрудничает с прибрежными государствами и промышленниками, в результате чего достигнуты успехи в борьбе с пиратством в районе Малаккского и Сингапурского проливов и в Южно-Китайском море. Однако это не относится к подъему пиратской активности у берегов Сомали, в Аденском заливе, вдоль Африканского Рога и в западной части Индийского океана. Этот феномен грозит стать глобальным. Пираты стали смелее, лучше вооружены и экипированы, и в этой связи количество их увеличивается. Все это создает серьезную опасность для судов. Пираты длительное время задерживают их экипажи. В настоящее время 10 судов с экипажем в 236 моряков захвачены и удерживаются в различных [285]

портах Сомали»[286] [287] [288] [289] (имеется в виду 2009 г., когда было произнесено это обращение). ИМО также учредила памятный знак за успехи в борьбе с пиратством,

287

награждение которым уже происходит .

Следует также обратить внимание на то, что в 2009 г. в Джибути было заключено региональное соглашение по проблеме пиратства - Джибутийский кодекс поведения (Djibuti Code of Conduct) . Его участниками являются африканские страны, территории которых примыкают к зоне сомалийского пират- тва. Согласно данному соглашению, формируются информационные центры в Момбасе (Кения), Дар-эс-Саламе (Танзания) и Сане (Йемен), создан тренировочный центр в Джибути. Проводится унификация правового режима задержания и наказания пиратов.

Анализ состояния преступности на море показал, что она достигла беспрецедентных масштабов и представляет реальную угрозу для международной безопасности. Поэтому безопасность судоходства требует консолидировать усилия на международном уровне, устранить почву для такого противоправного деяния, выработать комплекс мер по предупреждению терроризма. В ближайшей перспективе видим нужным усилить военно-морское присутствие в регионе и обеспечить патрулирование вдоль так называемых «безопасных кори-289

доров» основных морских путей .

В дальнейшем необходимо создать эффективную международно-правовую основу, чтобы предотвратить нападения пиратов, которая бы охватывала следующее:

- создание региональной береговой охраны в районах повышенной активности пиратов (например, Африканского Рога);

- деятельность эффективной информационной системы безопасности мореплавания, как, например, в районе Малаккского пролива;

- заключение нового международного договора, который содержал бы действенные международные нормы предупреждения и пресечения актов пиратства против торгового судоходства;

- распространение юрисдикции Международного уголовного суда на пиратство как на одно из самых опасных международных преступлений.

Вместе с тем, в соответствии с нормами международного права, военные суда, находящиеся вблизи места нападения пиратов в прибрежных водах, не имеют права оказывать помощь захваченному кораблю. Ее могут оказывать только вооруженные силы стран, на территории которых произошло нападение. Именно по этой причине пираты, получив выкуп, часто остаются безнаказанными. В декабре 2009 г. Совет Безопасности ООН единогласно принял Резолюцию 1816, в которой санкционировано применение силы против пиратов на море и сделана попытка создать международный механизм по координации борьбы с морским разбоем, в частности, основан региональный центр для обмена информацией о пиратстве. Совет Безопасности ООН разрешил выборочную интервенцию даже в пределах территориальных вод Сомали с разрешения Переходного федерального правительства этой страны, однако на сегодняшний день не так уж много государств обратились за таким разрешением. Даже несмотря на то что в это время в водах вблизи Сомали находится более двух десятков военных кораблей НАТО, России, Китая, Индии и других стран, нападения пиратов не прекращаются, более того, они распространились не только на прибрежный район Сомали и Аденский залив, но и на всю западную часть Индийского океана.

В связи с этим для эффективной борьбы с пиратством более активно должны развиваться договорный процесс на двух- и многостороннем уровнях и приниматься нормативно-правовые документы, дающие возможность в определенных случаях проводить спасательные операции военными кораблями одних государств в территориальных водах других государств, как это имеет место в Сомали, согласно решению Совета Безопасности ООН.

Таким образом, Конвенция об открытом море 1958 г., Конвенция ООН по морскому праву 1982 г., Конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства 1988 г. и последние резолюции Совета Безопасности ООН предоставляют мировому сообществу не только достаточно прав, но и возлагают на них обязанности в вопросах борьбы

290

с пиратством .

Пиратство следует дифференцировать с международным терроризмом, к которому, по нашему мнению, относятся действия с целью нарушения общественной безопасности, устрашения населения или оказания воздействия на принятие решений органами власти. Если нападения совершаются с этими целями, то имеет место терроризм, а если с целью захвата судна или имущества, то это - пиратство.

Согласно исследованиям, в настоящее время наибольший ущерб мировой экономике наносят пираты, действующие у побережья Сомали. Другими наиболее опасными с точки зрения морского пиратства являются прибрежные воды Нигерии, Гвинейский залив и Малаккский пролив.

Одним из факторов, снижающих эффективность силовых действий против пиратов, является то, что в международном праве не определено, что делать с самими международными преступниками, под юрисдикцию какого государства они должны подпадать, как их судить и где они должны отбывать наказание. Правительства отдельных государств, в частности, США и Великобритании, опасаются того, что такие лица могут на определенных основаниях обратиться за предоставлением статуса беженца в государствах, где их будут содержать.

Своевременная помощь судам, пострадавшим в результате актов пиратства, возможна не только с привлечением собственных сил страны, суда которой под- [290]

верглись нападению пиратов, но и сил и возможностей прибрежных государств. К сожалению, вопросы сотрудничества государств в предотвращении пиратству не нашли своего отражения в универсальных международных договорах.

По нашему мнению, более активно должен развиваться договорный процесс на двустороннем и многостороннем уровнях. Это позволит четко урегулировать международные обязательства государств по пресечению актов пиратства, что, в свою очередь, необходимо для обеспечения безопасности и защиты человеческой жизни на море.

Основными положениями договоров такого типа должно быть привлечение военно-морских сил государств, специально уполномоченных силовых подразделений (пограничных морских сил, сил береговой охраны и т.п.) для борьбы с такими преступлениями. Как показывает практика, после использования общего морского патрулирования прибрежными государствами количество случаев пиратских нападений в районе Малаккского пролива значительно уменьшилось.

2.4.

<< | >>
Источник: Иео Фуньяхана. МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО ОБ ОХРАНЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ЖИЗНИ НА МОРЕ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2017. 2017

Еще по теме Международно-правовая проблема предотвращения пиратства и терроризма на море:

  1. § 3. Международно-правовые проблемы по управлению биоресурсами и охрана окружающей среды Каспийского моря
  2. § 3. Понятие преступления международного характера, основные отличительные черты от международных преступлений
  3. Акты ненадлежащего использования гражданских воздушных судов, создающих непосредственную опасность для людей и объектов на поверхности
  4. Международно-правовая основа для разработки правил противодействия актам ненадлежащего использования гражданской авиации
  5. Правовые основания и процедуры применения силы в отношении гражданских воздушных судов-нарушителей
  6. Развитие правового регулирования ответственности морского перевозчика
  7. 1.3. Правовые проблемы борьбы с морским терроризмом на современном этапе
  8. Правовые проблемы борьбы с незаконными агапами против судоходства па современном этапе
  9. Российское законодательство о борьбе с незаконными актами против судов на современном этапе
  10. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  11. СПИСОК использованной литературы
  12. Введение
  13. Современные источники международного морского права по вопросу охраны человеческой жизни на море
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -