<<
>>

1.5. Проблемы правосубъектности международных общественных объединений: соотношение конституционного и международного права

Как мы уже отмечали ранее, международные общественные объединения по-

разному называются в законодательстве постсоветских государств и странах

Европы. Однако никто из ученых и практиков не отрицает факт правосубъектности

подобных организаций во внутригосударственном праве.

Вопрос о круге субъектов

международного права является спорным. Существуют разные подходы и теории в

этой области.

1. В советской школе международного права превалировало полное

отрицание наличия международной правосубъектности НПО319. Сторонники этой

точки зрения полагают, что МНПО образованы в соответствии с нормами

национального, или внутреннего права государств320.

2. Согласно второму взгляду на данную проблему МНПО являются

субъектами международных отношений, но субъектами международного права не

являются321.

3. Третья точка зрения допускает включение международных НПО в круг

субъектов международного права, правда объем их правосубъектности ограничен

и носит функциональный характер322.

4. Признание за НПО правосубъектности в рамках особых правоотношений с

ММПО обосновывает ряд другие авторов323.

Отечественная доктрина международного права придерживается

преобладающего мнения, согласно которому субъектами международного права

319 См.: Международное право: учебник / Под общ. ред. В.Н. Дурденевского, С.Б. Крылова. М.: Юрид. изд–во

Минюста СССР, 1947; Моджорян Л. А. Субъекты международного права. М.: Госюриздат, 1958.

320 На этой позиции, например, стоят С.Б. Крылов, Л.А. Моджорян, Н.А. Ушаков, В.Н. Дурденевский.

321 Данной позиции придерживаются В.М. Шуршалов, В.В. Кравченко.

322 См. работы авторов: Г.И. Морозов, И.Л. Макарова, И.Б. Малкина, Т.Н. Нешатаева, С.А. Подшибякин, И.И.

Коваленко, Е.А. Шибаева, С.А. Малинин.

323 Вельяминов Г. М. Международная правосубъектность // Совет. Ежегодник междунар.

права. 1986. М.: Наука.

1987. С. 54–72; Блищенко И. П. Некоторые проблемы советской науки международного права // Советское

государство и право. 1991. № 3. С. 138; Нешатаева Т. Н. К вопросу о правовых системах, регулирующих

международные отношения // Российский ежегодник международного права. 1993–1994.

СПб.: Социально–коммерческая фирма «Россия–Нева». 1995. С. 47–63.

122

являются государства и международные организации324. Согласно этой концепции,

международное право регулирует лишь взаимоотношения лиц, способных

самостоятельно выступать участниками международных отношений и являться

непосредственными носителями субъективных международных юридических прав

и обязанностей. Такое утверждение не всегда признается бесспорным. По мнению

Т.Н. Нешатаевой, такой подход опасен, потому что «строгий догматизированный

постулат об особой роли государства в международных отношениях не позволяет

научной мысли оперативно реагировать на реалии быстро меняющейся

международной действительности»325.

Бесспорно, что международные межправительственные организации имеют

определенные международные права, могут своими действиями приобретать права

и брать на себя обязанности, несут международно–правовую ответственность за

свои действия326. Положение о том, что такие организации могут и многие являются

субъектами международного права, в настоящее время – факт общепризнанный.

Споры по этому вопросу можно считать достоянием истории327.

Среди спорных вопросов о правосубъектности международных

неправительственных организаций (МНПО) нерешенными остаются: определение

правомочности включения МНПО в круг субъектов международного права;

наличие у МНПО международной правосубъектности; объем их правоспособности

и дееспособности и др.

В настоящее время в международном праве нет норм, которые официально

бы признали международную правосубъектность МНПО. С другой стороны,

отсутствуют нормы, отрицающие их способность быть субъектом

международного права и международных отношений.

324 См. труды Ю.М. Колосова, Г.Н. Задорожного, Г.И. Тункина, Ф.И. Кожевникова.

325 Нешатаева Т.Н. Международные организации и право: новые тенденции в международно-правовом

регулировании. М., 1998. С. 86.

326 См.: Тункин Г.И. Основы современного международного права. М., 1956. С. 17-18; Бобров Р.Л. О правовой

природе ООН // СЕМП. 1959. С. 239-240; Талаев А.Н. Юридическая природа международного договора. М., 1963.

С. 27; Лукашук И.И. Стороны в международных договорах. М., 1966. С. 124-125; Шибаева Е.А.

Специализированные учреждения ООН. М., 1962. С. 24.

327 О спорах в советской международно-правовой литературе см. подробнее: Шибаева Е.А. Специализированные

учреждения ООН. С. 22-32; Vilko Laslo. The juristic Personality and Treaty – Making power of International

organizations // Questions of International law. Budapest, 1968. P. 285-296.

123

Эволюция взглядов поздней советской школы на вопросы правосубъектности

МНПО отражена в учебнике «Курс международного права»328. В нем, в параграфе,

посвященном понятию субъекта международного права, указывается, что

«индивиды и юридические лица не могут являться субъектами международного

права»329. Однако в параграфе, посвященном правосубъектности иных образований,

утверждается, что если под субъектом понимать носителя прав и обязанностей

непосредственно в силу норм международного права, «то придется признавать

субъектами международного права индивидов... и НПО»330.

Т.Н. Нешатаева относит МНПО к субъектам международного права331.

Однако поясняет, что МНПО действуют как субъекты международного права в

системе ООН332. И.А. Макарова, признавая НПО участниками международных

правоотношений, не находит оснований назвать их субъектами международного

права, равнозначными государствам ММПО. Но автор полагает, что «следует

признавать за НПО определенные полномочия в этой сфере, обусловленные их

юридической природой как международных образований, действующих на основе

резолюций Генеральной Ассамблеи ООН и международно-правовых актов»333.

А.Н.

Талалаев указывает, что в современном мире «идет процесс признания

международной правоспособности НПО, и имеется объективная необходимость в

более широкой международно-правовой регламентации их деятельности»334. По

мнению Л.Д. Тимченко335, субъектами международного права могут быть

образования (например, НПО), обладающие ограниченным кругом прав и

обязанностей, осуществляемых только в правоприменительной деятельности.

328 Курс международного права. В 7 т. Понятие, предмет и система международного права / Ю.А. Баскин, Н.Б.

Крылов, Д.Б. Левин и др. М.: Наука, 1989. С. 159–181.

329 Там же. С. 163.

330 Там же. С. 181.

331 Нешатаева Т.Н. Международные организации и право. Новые тенденции в международно–правовом

регулировании. М.: Дело, 1998. С. 73.

332 Нешатаева Т.Н. Указ.соч. С. 86.

333 Макарова И.А. К вопросу о правосубъектности международных неправительственных организаций //

Международное право в современном мире: Сб. статей / Отв. ред. Ю.М. Колосов. М.: Межд. отношения, 1991. С.

165.

334 Талалаев А.Н. Право международных договоров. Договоры с участием международных организаций. М.:

Междунар. отношения, 1989. С. 54.

335 Тимченко Л.Д. Международное право: Учебник. 2–е изд. Харьков: Консум; Нац. ун–т внутренних дел, 2002. С.

48.

124

Можно сделать вывод, что в последнее время в правовой литературе, все

чаще встречается позиция о признании международной правосубъектности НПО336.

Неоднократно высказывается мнение, что круг современных субъектов

международного права значительно расширился и включает в себя, в частности,

международные неправительственные организации, а в некоторых случаях и

физические лица (индивиды)337. Э.С. Кривчикова, ссылаясь на точку зрения Г.И.

Морозова, отмечала, что «многие из международных неправительственных

организаций оказывают воздействие на формирование норм международного

права и на национальные законодательства. Существование неправительственных

организаций немыслимо без наличия правовых институтов, таких как структура,

компетенция органов, процедура работы и т.п.

Следовательно, международное

право имеет прямое отношение к таким организациям»338.

На наш взгляд, международные отношения являются динамично

развивающейся средой, в которой находят отражения многочисленные формы

взаимоотношений их основных участников - субъектов международного права. В

своем развитии международные отношения могут положить начало образованию

новых субъектов международного права, которые, в свою очередь, способны

укрепить и улучшить сами международные отношения. Тенденция перемены

структуры международных отношений вносит определенные коррективы в

международное право. Само понятие «субъект права» выработано общей теорией

права и подразумевает под собой «субъект» применительно к праву вообще, не

указывая, идет ли речь о национальном праве или международном праве.

Под субъектом права следует понимать лицо, участвующее или могущее

участвовать в правоотношении. Правосубъектность включает в себя как

336 См.: Захарова Н.В. Индивид – субъект международного права // Советское государство и право. 1989. № 11. С.

112–118; Абашидзе А.Х., Урсин Д.А. Неправительственные организации: международно-правовые аспекты: Учеб.

пособие. М.: РУДН, 2002. С. 39; Урсин Д.А. Международные неправительственные организации и прогрессивное

развитие международного права: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2000. С. 27; Тарасов О.В. Международные

неправительственные организации и международное право. Харьков, 1999. С. 78.

337 См., например: Верешетин B.C., Мюллерсон Р.А. Примат международного права в мировой политике //

Советское государство и право. 1969. № 8. С. 3-5; Захарова Н.В. Субъекты международного права // Советское

государство и право. 1989. № 11. С. 112-118.

338См. Кривчикова Э. С. Основы теории права международных организаций: Учебное пособие. М., 1979. С. 12.

125

способность обладать правами и обязанностями (правоспособность), так и

осуществлять их (дееспособность). Кроме того, различаются субъекты права,

наделенные таким статусом правовыми нормами (наделенные правом в

объективном смысле), и субъекты правоотношений, реально участвующие в

общественных отношениях, регулируемых правом (реализующие право в

субъективном смысле).

Учебник международного права дает следующее определение субъекта

международного права: «Субъект международного права - это носитель

международных прав и обязанностей, возникающих в соответствии с общими

нормами международного права либо предписаниями международно-правовых

актов. Это также лицо (в собирательном смысле), поведение которого прямо

регулируется международным правом и которое вступает или может вступать в

международные публичные (межвластные) правоотношения»339.

Понятие «субъект международного права» используется в международно-

правовых актах. Статья 3 Венской конвенции о праве международных договоров от

23 мая 1969 года говорит о международных соглашениях, заключенных между

государствами и другими субъектами международного права340. В статье 3 Венской

конвенции о праве договоров между государствами и международными

организациями или между международными организациями от 21 марта 1986 года

речь идет о международных соглашениях, участниками которых являются одна

или несколько международных организаций и один или несколько субъектов

международного права, иных, чем государства и международные организации341.

Характерно, что в такой значимой Конвенции упоминаются субъекты

международного права иные, чем государства и международные организации.

По мнению ряда исследователей, с момента возникновения МНПО не

становится субъектом международного права. Вступление в силу устава МНПО

также не приводит к созданию нового субъекта международного права. Этот

339 Международное право: Учебник / отв. ред. Ю.М. Колосов, В.И. Кузнецов. М.: Международные отношения,

1994. С. 57.

340 Действующее международное право (избранные документы): Учеб. пособие / отв. редактор Ю.М. Колосов,

Э.С. Кривчикова. М., 2002. С. 151.

341 См. там же. С. 173.

126

тезис подтверждает то, что в качестве создателей МНПО выступают физические

лица или объединения физических лиц, не обладающие, в отличие от государств,

признаками суверенности и равноправия, и не являющиеся субъектами

международного права. В связи с этим установилась точка зрения, что вопрос о

международной правосубъектности МНПО, «создаваемых отдельными лицами

или их объединениями, не возникает. Их создатели не могут наделить такие

международные объединения какими-либо правами и обязанностями в

международном отношении, так как сами не обладают такими правомочиями»342.

На наш взгляд, указанная точка зрения демонстрирует односторонний

подход к проблеме правосубъектности МНПО. Она не учитывает возможность

признания МНПО со стороны международной межправительственной

организации, обладающей международной правосубъектностью и

международными полномочиями, которыми ее наделили государства-создатели.

Признанная МНПО получает соответствующий консультационный статус при

межправительственной организации и приобретает международные права и

обязанности в рамках объема, определенного тем или иным консультативным

статусом.

Некоторые авторы признают, что МНПО участвуют в международных

отношениях, а, следовательно, обладают определенными международными

правомочиями в этой области и имеют правовой статус, поскольку

международные права и обязанности – неотъемлемые элементы правового статуса

субъектов права, а сам правовой статус зависит от того, какими правами и

обязанностями обладает субъект международного права343.

Так, Г.В. Игнатенко, считает, что возможно следующее разграничение

субъектов в международно-правовой системе:

 правосоздающие субъекты (и вместе с тем правоприменяющие) - те

субъекты, которые участвуют в нормотворческом процессе и применяют эти нормы

на практике;

342 См.: Курс международного права / под ред. А.Н. Вылегжанина. Т. 1 М., 1963. С. 158.

343 См.: Морозов Г.И. Международные организации. Некоторые вопросы теории. М., 1974. С. 317.

127

 только правоприменяющие - нормотворческой способностью они не

обладают344.

Исключение из числа субъектов международного права образований, не

обладающих нормотворческой компетенцией, по мнению Т.Н. Нешатаевой,

«весьма искусственно и условно». Это противоречит положениям, закрепленным

в мировой правовой системе, определяющим, что в качестве субъектов

международного права с различным правовым статусом могут выступать как

государства, международные межправительственные организации, нации, так и

международные неправительственные организации и индивиды345.

И.Б. Малкина приводит основные аспекты деятельности МНПО:

- содействие субъектам международного права в выявлении пробелов в

международно-правовом регулировании различных областей международного

права и доведения информации об этом до соответствующих органов

межправительственных организаций или государств;

- оказание содействия межправительственным организациям в разработке

проектов резолюций и конвенций, посредством предоставления экспертных,

научно-технических и других заключений;

- формирование общественного мнения и доведение до сведения государств и

межправительственных организаций мировой общественной позиции относительно

выдвинутых ими договорных инициатив;

- формирование мирового общественного мнения относительно

необходимости выработки, принятия, подписания и ратификации

международного договора в той или иной сфере международного права;

- формирование международного правосознания общественности, что

является немаловажным для дальнейшего применения той или иной нормы

международного права346.

344 Международное право / под ред. Г.В. Игнатенко. М.: Высшая школа, 1995. С. 46.

345 См.: Нешатаева Т.Н.Международные организации и право. Новые тенденции в международно-правовом

регулировании. М., 1998. С. 86.

346Малкина И.Б. Международные неправительственные организации в современном международном праве:

автореф. дисс… канд. юр. наук. Казань. 2001. С. 23.

128

Анализируя формы и методы участия МНПО в международных отношениях,

можно вести речь об их участии в правотворческом и правоприменительном

процессах. Это находит выражение в процессе подготовки и разработки

международных актов, содержащих нормы международного права. МНПО в

пределах консультативных взаимоотношений с международными

межправительственными организациями обладают способностью

непосредственно влиять на субъекты правообразования.

С позиций темы нашего исследования весьма важным является

взаимодействие внутригосударственного (конституционного) и международного

права в подходах к исследуемому вопросу. Приходится констатировать: в

международно-правовых исследованиях порой в малой степени принимается во

внимание тот факт, что изначальным шагом к зарождению международного

общественного объединения (МНПО) является создание внутригосударственного

объединения, далее его выход на международную арену, причем для начала это

может быть создание двух-трех филиалов данного объединения в иных странах и

далее либо декларация его провозглашения международным объединением, либо

проведение учредительного мероприятия внешнего (внегосударственного)

характера, на основе которого далее будет считаться, что такое международное

объединение появилось. При этом достаточно очевиден тот факт, что требовать к

себе отношения как к международной организации будет именно

надгосударственная или внегосударственная «часть» объединения, в то время как

его составные части-субъекты будут оставаться в сфере действия внутреннего

права государства. С точки зрения создания и функционирования

внутригосударственного субъекта, ставшего частью международного

«товарищества», это будет конституционное право, с точки зрения его финансовой

составляющей – финансовое и налоговое право данного государства.

Таким образом, налицо реальность – субъекты такого объединения находятся

в сфере действия конституционного права государства, а само международное

объединение в целом должно одновременно считаться с нормами и

международного права, и внутригосударственного права.

129

Итак, в любом случае внутригосударственные шаги являются обязательными

для подобного международного объединения. Либо оно учреждается сначала как

внутригосударственное в соответствии с нормами национального

законодательства, затем способствует созданию родственных себе организаций в

других регионах (лучше независимых, поскольку филиалы всегда могут быть

обвинены в том, что представляют собой «агентов» иностранного государства),

далее на этой основе провозглашается надгосударственный (международный)

характер объединения. Либо учредительными документами провозглашается

создание международной организации, затем она инициирует образование своих

частей – представителей в соответствующих государствах, и это делается опять же

на основе норм внутреннего конституционного права в части создания

общественных объединений.

Естественно, при таком подходе некоторый отрыв международных

организаций от первоначально учрежденных общественных объединений внутри

государства, их существования внутри государства после превращения в составную

часть международного объединения, некоторая абсолютизация таких

международных организаций вызывает дополнительные вопросы.

Ничего не имея против того, что такие организации, получив статус

международного общественного объединения (или МНПО), взаимодействия с

международными организациями, путем, например, предоставления

консультативного статуса, могут быть поддержаны соответствующими

государствами.

Другое дело, если и международная организация в целом, и ее части –

внутригосударственные общественные (некоммерческие) объединения будут

поддерживать те межгосударственные союзы, которые начнут выступать против

конкретного государства, либо данные международные неправительственные

организации сами начнут указывать давление на такие государства, в том числе и

используя возможности объединений – своих членов из данного государства.

Надо полагать, что в таких ситуациях допустимы последствия двоякого рода: во-

первых, если МНПО наделяются определенными правами и обязанностями, но при

130

их невыполнении, превратном выполнении или превышении к международным

НПО могут быть применены определенные санкции, т.е. их деятельность может

быть ограничена или вообще они могут быть лишены своего консультативного

статуса. Сам термин «международная» в данном случае означает не фактические

отношения с двумя и более государствами, а факт участия в международных

отношениях, урегулированных нормами международного права. По мнению

некоторых авторов, лишение организации консультативного статуса может

означать потерю международной правосубъектности347.

Однако этот путь, в том числе и в связи с его нереальностью не исключает и

другой вариант действий: государство может признать незаконной

(неконституционной) деятельность члена международного объединения из

данной страны. Следовательно, таким путем – запрета на существование –

прекращается и членство внутреннего общественного объединения в

международном объединении. Конституционное право России, так же как и

других стран, допускает прекращение деятельности общественных объединений

по таким основаниям.

По мнению А.Н. Талалаева, высказанному достаточно давно, «идет процесс

признания международной правоспособности МНПО, и имеется объективная

необходимость в более широкой международно-правовой регламентации их

деятельности, какая необходима для их нормального функционирования»351.

Нельзя сказать, что за прошедшее время произошли радикальные сдвиги в этом

вопросе. Однако для нас в данном случае более существенным является то, что

объем правоспособности субъектов международного права не одинаков.

Наибольшая правоспособность принадлежит государству. И основным спорным

моментом по вопросу правосубъектности МНПО является момент трансформации

организации, созданной на основе положений внутреннего законодательства, в

международную НПО. В настоящее время внутренние условия существования

347 Подшибякин С.А. Правовой статус международных неправительственных организаций: Автореф. дис. ... канд.

юрид. наук. М., 2004. С. 26.

351 См.: Талалаев А.Н. Право международных договоров. Договоры с участием международных организаций. М.,

1989. С.54.

131

МНПО имеют схожий характер с условиями существования ММПО. Так,

например, уставы МНПО в значительной мере повторяют уставы

межправительственных организаций. В них сформулированы цели, задачи и

принципы деятельности, структура и компетенция органов, правила приема в

организацию, а иногда и условия исключения, порядок вынесения решений и

рекомендаций, финансовые и другие вопросы. Имеются также регламенты

(процедура) деятельности МНПО, во многом напоминающие процедуру

деятельности межправительственных организаций.

В этом контексте интересен для изучения вопрос о договорной

правоспособность неправительственных организаций. Международный договор

традиционно определяется как соглашение между государствами или

государствами и международными (межправительственными) организациями или

между международными организациями352. При ситуации, когда участниками

договора являются государства и частные лица, вводится так называемый

смешанный режим. При нем государства и межправительственные организации

руководствуются международным правом, а частные лица подпадают под

действие норм международного частного права.

Наибольший интерес, с точки зрения прямого закрепления

правосубъектности МНПО, представляет соглашение между Швейцарией и

МККК353. Согласно этому договору Швейцария признает международную

правосубъектность и правовой статус в Швейцарии МККК (international juridical

personality and the legal capacity in Switzerland) (ст. 1). Исходя из этого, соглашение

предоставляет МККК и его сотрудникам функциональные иммунитеты и

привилегии. Урегулированы вопросы, связанные с международной

ответственностью государства (ст. 20), а также предусмотрена процедура

арбитража, в формировании которого может участвовать Международный суд

ООН (ст. 22).

352 См.: Венская конвенция о праве международных договоров 1969 г., Венская конвенция о праве международных

договоров с участием международных организаций 1986 г.

353 Agreement between the International Committee of the Red Cross and the Swiss Federal Council to determine the legal

status of the Committee in Switzerland // International Review of the Red Cross. № 293. P.152–160.

132

По аналогии с данным соглашением формулируются соглашения о статусе

Делегации (представительства) МККК на территории иных государств. Так,

Соглашение между Правительством Российской Федерации и МККК о статусе

МККК и его Делегации на территории Российской Федерации 1992 г.354

приравнивает статус МККК на территории России к статусу

межправительственных организаций (ст. 1). Соглашение закрепляет также

полный объем присущих такому статусу привилегий и иммунитетов (ст. 3–11).

Представляет интерес договор, заключенный между государством,

межправительственной и неправительственной организацией. 15 февраля 1964 г.

между Федерацией Чарльза Дарвина, ЮНЕСКО и Эквадором было подписано

Соглашение о положении научно-исследовательской биологической станции

Чарльза Дарвина на острове Санта-Крус и о мерах по охране биологических

сообществ Галапагосского архипелага. Оно вступило в силу 12 марта 1964 г. в

день принятия правительством Эквадора Декрета об охране природы

Галапагосского архипелага355.

В последнее время все чаще МНПО заключают договоры с ММПО.

Например, Всемирная продовольственная программа (ВПП) осуществляет более

80 % своих программ помощи через неправительственных партнеров356.

«Рамочное соглашение об оперативном партнерстве» используется УВКБ357.

Соглашения НПО с продовольственной и сельскохозяйственной программой

ООН (FAO Letter of Agreement) указывают на «общие принципы международного

права, исключая любую конкретную систему права»358.

Определенную значение и важность в международных правоотношениях

играют принимаемые акты НПО. Примером можно назвать МККК, решения

354 Соглашение между правительством Российской Федерации и Международным Комитетом Красного Креста

(МККК) о статусе МККК и его Делегации (представительства) на территории Российской Федерации от 24.06.1992

г. // Консультант Плюс: Международные правовые акты [Электронный ресурс] / АО «Консультант Плюс». М.,

2015.

355 Чичварин В. А. Международные соглашения по охране природы: Сб. документов. М.: Юрид. лит–рассмотрени,

1966. С. 119–121.

356 WFP Doc. WFP/EB.A/2001/4–B, WFP Working with NGOs: Framework for Partnership. 2014. P. 46.

357 См. подробнее сайт УВКБ http://www.unhcr.ru

358 Letter of Agreement. Provision of funds by the Food and Agriculture Organization of the United Nations (FAO) to the

International Center for Agricultural Research in the Dry Areas (ICARDA) 15 Jan 1995 //

http://www.icarda.org/Agreements.htm

133

которого относятся к источникам международного гуманитарного права359.

Международный союз охраны природы (МСОП) уполномочен вести список

водно-болотных угодий международного значения360. Кроме того, начиная с 1968

г. МСОП издает Международную красную книгу. Другим примером воздействия

на международные отношения актов НПО является Найробский договор об

охране олимпийского символа 1982 г361. Он содержит бланкетную норму,

отсылающую к Уставу Международного олимпийского комитета (МОК) за

описанием символа.

В международном праве можно наблюдать опосредованное влияние НПО

на заключение международных договоров. Еще в 1919 г., в период становления

Международной организации труда было закреплено участие профсоюзов и

организаций нанимателей в процессе установления международных трудовых

стандартов362. МККК участвовал в создании текстов всех конвенций,

посвященных защите жертв войны. Разработки НПО учитывались при подготовке

Всеобщей декларации прав человека363.

Важной и интересной для анализа специальной правосубъектности МНПО

является эволюции регулирования НПО в специальных международных

договорах.

В Женевских конвенциях 1949 г. используется разная терминология с

обозначением МНПО. Они называют ее как «беспристрастную гуманитарную

359 Хаитов М.О. Источники международного гуманитарного права (опыт государств Центральной Азии) //

Белорусский журнал международного права и международных отношений. 2012. № 1. С. 17–24.

360 Конвенция о водно–болотных угодьях, имеющих международное значение, главным образом в качестве

местообитания водоплавающих птиц 1971 г. // Сб. действующих договоров, соглашений и конвенций,

заключенных СССР с иностранными государствами. М., 1979. Вып. 33. С. 462 – 466.

361 Найробский договор об охране олимпийского символа 1982 г. // Консультант Плюс: Международные правовые

акты [Электронный ресурс] / АО «Консультант Плюс». М., 2015.

362 Handbook of procedures relating to international labor Conventions and Recommendations / International Labor

Standards Department, International Labour Office. Geneva: ILO, 1995. P. 34.

363 Павлова Л.В. Современная концепция прав и свобод человека и ее трактовка Всеобщей Декларацией прав

человека 1948 г. // Белорусский журнал международного права и международных отношений. 1998. № 5. С. 5 – 15;

Матвеева Т.Д. НПО – надежный союзник объединенных наций // Международная жизнь. 1995. № 3. С. 51–57. С.

53.

134

организацию»364, «международную религиозную организацию»365,«другие

организации, оказывающие помощь военнопленным»366.

Женевские конвенции 1949 г. и Дополнительные протоколы к ним 1977 г.

предусматривают определенные правомочия для НПО и устанавливают

специальный режим для МККК. Согласно вышеназванным соглашениям,

международной правосубъектностью может быть наделена любая гуманитарная

организация, представившая «все гарантии беспристрастности и

эффективности»367. МККК может предлагать добрые услуги и в иных формах

участвовать в мирном урегулировании конфликта. МККК гарантируются право

посещать все места, где находятся покровительствуемые лица, а именно, места

интернирования, заключения и места их работы368.

Соглашение стран СНГ о первоочередных мерах по защите жертв

вооруженных конфликтов 1993 г.369 в ст. 5 предусматривает, что стороны будут

координировать деятельность по защите жертв вооруженных конфликтов,

привлекая, и национальные организации Красного Креста и Красного

Полумесяца.

Протокол II «О запрещении или ограничении применения мин, мин -

ловушек и других устройств» 1996 г.370дает право МККК просить принять меры

для защиты от воздействия мин в любом районе под контролем стороны в

конфликте, а также просить информацию о безопасном проходе или, в случае

отсутствия таковой, просить проделать проход в минных полях (ст. 12).

Конвенции о запрещении применения, накопления запасов, производства и

передачи противопехотных наземных мин и их уничтожении (Оттавская

364 Ст. 3 Женевской Конвенции III 1949 г.

365 Ст. 35 Женевской Конвенции III 1949 г.

366 Ст. 72, 73, 125 Женевской Конвенции III 1949 г.

367 Такая организация имеет конкретные права и обязанности (ст. 10 Женевской Конвенции I; II; III; ст. 11

Женевской Конвенции IV; ст. 2, ст. 5.4 ДП I;).

368 Ст. 72, 73, 79, 81, 125, 126 Женевской Конвенции III; ст. 30, 76, 96, 104, 109, 142, 143 Женевской Конвенции IV.

369 Соглашение стран СНГ О первоочередных мерах по защите жертв вооруженных конфликтов. Заключено в г.

Москве 24.09.1993 // Интрнет – портал СНГ http://www.e-cis.info/page.php?id=20579

370 Женевская Конвенция о запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия,

которые могут считаться наносящими чрезмерные повреждения или имеющими неизбирательное действие. Нью-

Йорк, 10 октября 1980 г. Протокол II «О запрещении или ограничении применения мин, мин - ловушек и других

устройств» 1996 г. , с поправками, внесенными 3 мая 1996 г. // Электронный фонд правовой информации

http://docs.cntd.ru/document/901755154

135

конвенция)371закрепляет общую обязанность государств оказывать содействие, в

том числе через НПО, включая МККК, в оказании помощи лицам, пострадавшим

от мин, в мероприятиях по разминированию, разработке национальных программ

разминирования (ст. 6.3, 6.4, 6.7).

Конвенция о защите культурных ценностей в случае вооруженного

конфликта 1954 г.372 не содержит упоминаний о МНПО. Однако, при составлении

списков культурных ценностей, подлежащих усиленной защите, второй протокол

1999 г. к Конвенции 1954 г. предусматривает, что Международный комитет

«Голубой щит» и другие НПО, обладающие соответствующим опытом, могут

рекомендовать вниманию создаваемого Комитета по защите культурных

ценностей в случае вооруженного конфликта конкретную культурную ценность

(ст. 11.3). В ст. 27 среди функций Комитета, закрепляется сотрудничество с

ММПО и МНПО, преследующими цели, аналогичные целямКонвенции и

протоколов к ней. В частности, Комитет может приглашать на свои заседания в

консультативном качестве представителей известных организаций, имеющих

официальные отношения с ЮНЕСКО, в том числе Международного комитета

«Голубой щит», Международного центра по сохранению и реставрации

культурных ценностей (Римского центра) и МККК.

Конвенция об охране всемирного культурного и природного наследия 1972

г.373 предусматривает право присутствовать с совещательным голосом на

заседаниях Межправительственного комитета по охране культурного и

природного наследия некоторыеНПО, к которым могут присоединиться, по

просьбе государств – участников Конвенции, представители других НПО,

ставящих перед собой аналогичные цели (ст. 8).

371 Конвенции о запрещении применения, накопления запасов, производства и передачи противопехотных

наземных мин и их уничтожении (Оттавская конвенция). Осло, 18 сентября 1997 года. // Международное

законодательство http://www.lawmix.ru/abrolaw/2112

372 Конвенция о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта (Гаага, 14 мая 1954 г.)// Система

ГАРАНТ: http://base.garant.ru/2540351/#ixzz3Zl46kVfl

373 Конвенция об охране всемирного культурного и природного наследия.г. Париж 16.11.1972 //из

информационного банка «Международное право»

http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=INT;n=15464

136

В тексте международных договоров в области защиты прав человека

упоминание НПО, встречается не очень часто. Однако, Конвенция о правах

ребенка 1989 г.374, закрепляет необходимость сотрудничества государств и НПО

(ст. 22), применительно к защите детей-беженцев. Факультативный протокол,

касающийся торговли детьми, детской проституции и детской порнографии 2000

г.375 говорит о содействии международному сотрудничеству между государствами

с одной стороны и международнымии национальными НПО – с другой (ст. 10).

Европейская конвенция об осуществлении прав детей 1996 г.376 предполагает

возможность участия международных и национальных НПО в качестве

наблюдателей в работе Постоянного комитета (ст. 17.3).

В рамках системы Конвенции против транснациональной организованной

преступности 2000 г.377 закрепляется сотрудничество с компетентными НПО.

Протокол против незаконного ввоза мигрантов по суше, морю и воздуху 2000 г.378

ссылается на сотрудничество с государствами для подготовки кадров (ст. 14).

Протокол о предупреждении и пресечении торговли людьми, особенно

женщинами и детьми, и наказании за нее 2000 г.379 упоминает сотрудничество с

НПО для оказания помощи жертвам (ст. 6), для осуществления политики по

предупреждению торговли людьми (ст. 9) и для подготовки кадров (ст. 10).

В международных соглашениях, связанных с борьбой с наркотическими

веществами также есть упоминание о МНПО. В частности среди мер, отраженных

в Протоколе 1972 г., обеспечивающих выполнение Единой конвенции о

наркотических средствах 1961 г.380, закрепляются возможность инициирования

374 Конвенция о правах ребенка. Нью-Йорк, 20 ноября 1989 г. // Система ГАРАНТ:

http://base.garant.ru/2540422/#ixzz3Zl7lpXNV

375 Факультативный протокол к Конвенции о правах ребенка, касающийся торговли детьми, детской проституции и

детской порнографии. Нью-Йорк, 25 мая 2000 г. // Система ГАРАНТ: http://base.garant.ru/2561304/#ixzz3Zl8mIfZ6

376 Европейская конвенция об осуществлении прав детей ETS № 160.Страсбург, 25 января 1996 г. //

Система ГАРАНТ: http://base.garant.ru/4089570/#ixzz3Zl94hXdD

377 Конвенция организации объединенных наций против транснациональной организованной преступности от 15

ноября 2000 года // Консультант Плюсhttp://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=121543

378 Протокол против незаконного ввоза мигрантов по суше, морю и воздуху, дополняющий Конвенцию

Организации Объединенных наций против транснациональной организованной преступности. 15 ноября 2000 года

// Консультант Плюсhttp://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=121710

379 Факультативный протокол, касающийся торговли детьми, детской проституции и детской порнографии 2000 г.

// Гарант http://base.garant.ru/2561304

380 Единая Конвенция о наркотических средствах (Нью-Йорк, 30 марта 1961 г.),с изменениями и дополнениями //

Система ГАРАНТ: http://base.garant.ru/2540957/#ixzz3ZlDbwmFE

137

консультаций на основании информации, полученной от НПО, непосредственно

компетентной в данной области и обладающей консультативным статусом при

ЭКОСОС (ст. 14.1.а).

Многие международные соглашения, регламентирующие различные

аспекты научно-технического сотрудничества затрагивают деятельность НПО.

Одной из целей Устава Международного союза электросвязи 1992 г.381, является

«содействие на международном уровне более общему подходу к разносторонним

вопросам электросвязи во всемирной информационной экономике и обществе

путем сотрудничества с другими всемирными и региональными

межправительственными организациями и теми неправительственными

организациями, которые связаны с электросвязью» (ст. 1.g).

Европейская конвенция о трансграничном телевидении 1989 г.382

предусматривает возможность приглашения Постоянным комитетом

международной или национальной НПО, «обладающей технической

квалификацией в сфере регулирования настоящей Конвенции», в качестве

наблюдателя (ст. 20.4).

Согласно Картахенскому протоколу по биобезопасности 2000 г.383 к

Конвенции о биологическом разнообразии 1992 г.384, предусмотрена возможность

запроса услуг НПО (ст. 29.4.с), а также возможность участия международных и

национальных НПО в качестве наблюдателей (ст. 29.8).

Конвенция ООН по морскому праву 1982 г.385 предусматривает возможность

консультаций и сотрудничества с МНПО, признанными ЭКОСОС (ст. 169).

Согласно Конвенции ООН по борьбе с опустыниванием в тех странах,

которые испытывают серьезную засуху и/или опустынивание, особенно в Африке

381 Устав Международного союза электросвязи. Женева, 22 декабря 1992 г. С изменениями и дополнениями

//Система ГАРАНТ: http://base.garant.ru/2540944/#ixzz3ZlO6d9YQ

382 Европейская конвенция о трансграничном телевидении ETS № 132.Страсбург, 5 мая 1989 г. С изменениями и

дополнениями // Система ГАРАНТ: http://base.garant.ru/2540756/#ixzz3ZlOrRTye

383 Картахенский Протокол по биобезопасности к Конвенции о биологическом

разнообразии 2000 г. // Международные конвенции http://www.conventions.ru/view_base.php?id=71

384 Конвенция о биологическом разнообразии. Рио-де-Жанейро, 5 июня 1992 г. // Система ГАРАНТ:

http://base.garant.ru/2107744/#ixzz3ZlQeURrs

385 Конвенция Организации Объединенных Наций по морскому праву. Монтего-Бей, 10 декабря 1982 г. //

Система ГАРАНТ: http://base.garant.ru/2540700/#ixzz3ZlRLhld6

138

1994 г.386, меры по борьбе с опустыниванием должны приниматься при участии

местных общин и при партнерстве с НПО (ст. 3.a, 3.c, 10.2.f, 13.1.b).

Конвенция о доступе к информации, участии общественности в процессе

принятия решений и доступе к правосудию по вопросам, касающимся

окружающей среды 1998 г 387 признаѐт объединения,способствующие охране

окружающей среды, и оказывают им поддержку (ст. 3.4.).

На основании проведенного анализа международных соглашений можно

сделать следующие выводы:

1) упоминание НПО в текстах международных договоров стало

распространенным только в конце XX в. Наиболее частым упоминание и

регулирование международного статуса НПО следует считать в рамках

гуманитарного права;

2) МНПО чаще всего упоминаются вместе с ММПО. Иногда они

определяются как представители общественности или общества, реже

указываются конкретные НПО;

3) основная масса договоров содержит позитивное урегулирование

вопросов сотрудничества с НПО в целях получения от них информации,

координации усилий, предоставления им статуса наблюдателя на заседаниях

органов, учреждаемых этими договорами;

4) в международных договорах закрепляются не столько права НПО,

сколько обязанности или рекомендации государствам по поводу обращения с

НПО;

5) статус НПО отличается в разных специальных международных

соглашениях, которые создают отдельные режимы.

Все вышесказанное позволяет сделать вывод о том, что современные

международные отношения характеризуются все более очевидным возрастанием

386 Конвенция ООН по борьбе с опустыниванием в тех странах, которые испытывают серьезную засуху и/или

опустынивание, особенно в Африке 1994 г. // // Международное публичное право: Сб. документов: В 2 т. / Сост. и

авт. вступ. ст. К.А. Бекяшев, А.Г. Ходаков. М.: БЕК, 1996. Т. 2. С. 171–180.

387 Конвенция о доступе к информации, участии общественности в процессе принятия решений и доступе к

правосудию по вопросам, касающимся окружающей среды. Орхусская конвенция. 25.06.1998 года //

http://www.pavlodar.com/zakon/?dok=01670&all=all

139

количества МНПО, усилением их роли в современном мире, международном

сотрудничестве, определением места в международном праве.

Существование таких субъектов, например, как МККК, свидетельствует об

изменении характера системы международных отношений. Государства с целью

повышения эффективности международного права в определенныхобластях

сотрудничества, в частности в области защиты прав человека, передают ряд своих

функций не только межправительственным организациям, но и

неправительственным учреждениям.

Мы приходим к выводу, что МНПО обладает ограниченной (специальной)

правоспособностью, заключающейся в создании и реализации норм в конкретных

областях международного права, что определяется их функциональными задачами.

Окончательно решить вопрос о правовом статусе МНПО, а, следовательно, и о

правомерности отнесения их к субъектам международного права, можно только

путем принятия международно-правового документа, закрепляющего правовой

статус МНПО и основы сотрудничества МНПО и ММПО.

Такой документ может носить наименование «Конвенция о правовом

статусе МНПО». Он смог бы сформировать универсальное определение МНПО,

унифицировать все критерии и требования участия МНПО в деятельности

ММПО, определить требования и принципы получения консультативного

статуса, выявить компетенцию, деятельность персонала, иммунитеты и

ответственность, формы построения официальных отношений ММПО с МНПО.

На наш взгляд, необходимо расширить возможности международных НПО в

участии в международных конференциях, касающихся подготовки

соответствующих международных договоров, а также наделить международные

НПО более широкими правами в отношении контроля за соблюдением

государствами их международных обязательств, вытекающих из международных

договоров, участниками которых они являются. В случае принятия подобного

документа, МНПО смогли бы получить универсальную правовую базу для более

эффективного выполнения ими своих функций.

140

Международное бюро или уже существующий орган (например, ЭКОСОС),

регистрирующий уставы МНПО, мог бы способствовать гармонизации

законодательств государств–участников конвенции о правовом статусе МНПО.

Вместе с тем, урегулирование вопросов международной правосубъектности

МНПО посредством международного договора позволило бы государствам

закрепить ряд гарантий, связанных с национальной безопасностью.Поэтому

заключение государствами общего открытого договора, регулирующего

предоставление международного статуса МНПО представляется наиболее

приемлемым, а также эффективным средством урегулирования проблем,

связанных с международной правосубъектностью МНПО.

141

<< | >>
Источник: Лысенко Владлена Владимировна. КОНСТИТУЦИОННО–ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ВНУТРИГОСУДАРСТВЕННОЙ И МЕЖДУНАРОДНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОБЪЕДИНЕНИЙ (В КОНТЕКСТЕ ОПЫТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, РЕСПУБЛИКИ МОЛДОВА И ПРИДНЕСТРОВЬЯ). Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Москва –2016. 2016

Скачать оригинал источника

Еще по теме 1.5. Проблемы правосубъектности международных общественных объединений: соотношение конституционного и международного права:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -