<<
>>

2. Применение правовых заимствований в процессе имплементации норм права Европейского Союза в национальную правовую систему Словацкой Республики

Концепция правового заимствования была введена в юриспруденцию шотландским правовым историком Аланом Уотсоном (Alan Watson), который использовал ее для описания передачи права, правовой нормы или правового института из одной правовой системы в другую правовою систему[173] .

Этот термин также может быть использован для передачи правовых моделей[174] или осуществления правовых решений, созданных вне правовой системы, где это правовое заимствование применяется[175]. Следует напомнить, что на практике существует несколько видов взаимодействия между государствами членами и Европейским Союзом, что привело к возникновению похожих правовых норм и их похожего применения. На основании взаимоотношений между государствами-членами, можно определить четыре типа взаимоотношений в Европейском Союзе: с одной стороны, это I) сверху вниз, II) Spill over, III) горизонтальные и, с другой стороны, VI) снизу вверх. В этом отношении имеется в виду право Европейского Союза, которое привело в национальную правовою систему Словацкой Республики много правовых институтов, которые были до тех пор неизвестными для национальной правовой системы.

Первая группа взаимоотношений возникает на основании принятия актов права Европейского Союза, которые должны изменить национальные правовые системы. Это является естественным последствием европейской интеграции. В зависимости от предмета регулирования нормы права Европейского Союза и особенностей правовой системы конкретного государства-члена, имплементация норм права Европейского Союза осуществляется либо посредством изменения или отмены действующих либо

издания новых законов и подзаконных актов в соответствии с правовой системой государства члена; в зависимости от гибкости установленных правил действующего права не обязательно изменять действующее право, достаточно адаптировать подходы к применению и толкованию действующего права в целях достижения требуемых результатов.

Вторая группа взаимоотношений возникает тоже между государствами-членами и Европейским Союзом, но в обратном порядке, когда один или разное количество национальных правовых систем государств-членов влияет на законодательные процессы на уровне Европейского Союза (например, судебная практика на уровне государств- членов, работающая в качестве обратной связи или вдохновения для европейского законодателя в национальных правовых системах в ходе законодательного процесса)[176]. Далее в работе мы займемся вопросами следующих категорий взаимоотношений между правовыми порядками: I. сверху вниз, II. Spill over и III. горизонтальные взаимоотношения на уровне национальных правовых систем государств-членов.

В первую очередь, необходимо объяснить, почему далее в работе будет представлен анализ правовых заимствований в контексте горизонтальных взаимоотношений между правовыми системами государств-членов. Как стало понятно из предыдущего текста, для правильной работы внутреннего рынка должна проходить гармонизация между государствами-членами, чтобы устранились препятствия, которые мешают осуществлению свобод на внутреннем рынке. Речь идет о т.н. минимальной гармонизации. Она имеет место, когда правила Европейского Союза устанавливают минимальные стандарты для всего Европейского Союза, но государства-члены сохраняют свободу устанавливать более жесткие правила. Это значит, что Европейский

Союз сближает правовые системы государств-членов друг с другом, но не вводит полное единообразие. Инструментом и актом гармонизации служит директива. Согласно абзацу 3 статьи 288 ДФЕС, директива обязательна для каждого государства-члена, которому она адресована, в отношении ожидаемого результата, но сохраняет за национальными властями свободу выбора форм и методов действий. Для имплементации директив предоставляется определенный срок. Если не выполняется обязанность имплементации, для государства-члена наступают серьезные последствия. Директивы и рамочные решения предусматривают так называемый срок трансформации - период времени, который дается государствам-членам на то, чтобы привести законодательство в соответствии с указанными актами, что составляет в среднем полтора года[177].

В условиях гармонизации национальных правовых систем государств- членов применение правовых заимствований является дешевым вариантом экономии финансовых расходов и времени над работой в законодательном процессе. Расходы как таковые касаются, прежде всего, привлечения специалистов к разработке решений в соответствии с принятыми на уровне Европейского Союза правовыми актами. Кроме того, в случае невыполнения этих задач в установленный срок трансформации, государство-член будет сталкиваться с последствиями, которые касаются выполнения обязательств, вытекающих из права Европейского Союза (258 ДФЕС). Применение правовых заимствований не является всегда удачным в принимающей правовой системе государства-члена. Уже не совсем актуально то, о чем говорил Алан Уотсон, а именно, что правовые нормы не являются разработанными для конкретного общества, в котором они на данный момент действуют[178]. Это не актуально с той точки зрения, что правовые нормы, которые действуют в конкретном обществе, должны отражать изменения, происходящие в указанном обществе, за определенный промежуток времени. На практике это может означать, что конкретное правовое заимствование не может всегда действовать точно так же, как в оригинальной правовой системе, и иногда требует адаптации к существующим условиям в новой правовой среде. Словацкие или чешские законодатели и судьи много раз вдохновлялись, используя немецкую правовую базу, и тот факт, что у Чехии и Словакии существует длинная общая история с немецкоговорящими странами, это еще не значит, что каждое правовое заимствование из немецкой правовой среды будет успешно действовать в чешской или словацкой правовой ситеме (т.е. не будет иметь запланированные действия или вообще не будет применяться на практике).

В этих условиях словацкий законодатель должен привести законодательство в соответствии с правовыми актами Европейского Союза либо словацкий судья должен будет принять решение, которое будет соответствовать правопорядку Европейского Союза.

Найти такое решение, которым можно будет пользоваться и которое при этом будет соответствовать правопорядку Европейского Союза, а также национальной правовой системе, довольно сложно. Много раз работа с иностранными правовыми системами ограничивалась только тем, что национальный законодатель/судья находит для себя подходящее решение, действия которого хочет достичь в своем национальном порядке (т.е. находит текст правовой нормы или судебного решения, списывает его и применяет для своих нужд в национальной правовой системе)[179]. В этом плане можно напомнить, что существует тенденция вдохновения законодательной или судебной власти в правовых системах, которые близки словацкой правовой системе исторически - это чешская и немецкая правовая система. Однако может быть так, что в национальной правовой системе правовое заимствование не обладает похожими или всеми действиями, которые наблюдаются в правовой системе его происхождения.

На основании вышесказанного необходимо провести анализ степени, форм и способов правовых заимствований в правовой системе Словацкой Республики с целью выявления возможного их влияния на эффективность имплементации норм права Европейского Союза в национальной правовой системе на примерах Словацкой Республики. В следующих абзацах мы продемонстрируем на конкретном примере процедуры, которые применяли отдельные ветви власти Словацкой Республики с целью достижения правовых действий норм права Европейского Союза. Этот пример демонстрирует реакцию правовой системы на действие норм права Европейского Союза, что в результате может свести на нет осуществление имплементации норм права Европейского Союза в конкретных случаях.

В условиях усложняющейся экономической обстановки государства- члены стараются сохранять работоспособность своих (ключевых) предприятий через предоставление субсидий, что противоречит праву Европейского Союза. С другой стороны, в соответствии с правом Европейского Союза Европейская комиссия может накладывать санкции на определенные предприятия и государства-члены за нарушение права Европейского Союза [180], чтобы принудить их соблюдать нормы права

Европейского Союза.

Получается, что государство и предприятия - оба потенциально попадают под санкционные механизмы Европейского Союза. В связи с этим надо напомнить, что в целях сохранения предприятий от негативных последствий, которые могут появиться в результате экономического кризиса в Европейском Союзе[181], в Словацкой Республике был принят Закон о стратегических обществах от 05.11.2009 г. (№493/2009 Свода законов). Цель закона о стратегических обществах заключается в поддержании занятости в обществах, существующих на грани банкротства, и то через управляющего конкурсной массой, который обязан обеспечить функционирование общества на протяжении конкурсной процедуры и на основании предоставления права преимущественной покупки Словацкой Республике. Кроме того, в законе был предусмотрен определенный срок его действия, а именно до 31.12.2010 г.[182].

По сути, этот закон мог сорвать действие санкций, наложенных Европейской комиссией (в случае нарушения права Европейского Союза), и, таким образом, нарушить действие правил, регулирующих общий рынок Европейского Союза. Однако проблема не в том, что гласит закон, но в том, как и когда он применяется (как минимум применялся в прошлом). Так, если какому-то обществу будет присвоен статус стратегического предприятия, будет принято решение Правительства Словацкой Республики (см. п. 2 § 3 закона №493/2009 Сб.). Европейская Комиссия в своем решении от 22.07.2009 г. оштрафовала словацкое предприятие Новацкие химические заводы [183] (далее - НХЗ) на сумму 19,6 млн. евро [184] , потому что это предприятие вместе с другими предприятиями и компаниями создали картель. Впоследствии предпирятие НХЗ подало иск против решения Европейской комиссии на Европейском суде общей юрисдикции, требуя отмены решения Европейской Комиссии и отмены или снижения штрафа, однако суд отказался это сделать182 [185]. В октябре 2009 г. из-за торговой несостоятельности[186] НХЗ был выставлен на продажу.

Решением правительства Словацкой Республики от 02.12.2009 г. был НХЗ присвоен статус стратегического предприятия (единственное предприятие, которому был присвоен этот статус), причем в соответствии с текстом этого правового акта, решение не является решением в административном процессе, не может быть обжаловано в суде и не подвергается средствам правовой защиты[187]. Однако это не имеет никакого влияния на возможности обжалования этого Решения правительства, которые вытекают из правовой системы Словацкой Республики (даже из-за неправильного разъяснения о средствах правовой защиты существует возможность применения дополнительных сроков для обжалования этого решения[188]). После того, как истек срок действия закона (31.12.2010), Решение правительства на практике уже не применялось (из-за отсутствия правовой базы), и вопреки тому НХЗ продолжал работать на основании разрешения кредиторов, и на основании тендера кредиторы пытались найти новых владельцев[189]. Спустя несколько месяцев новым владельцем НХЗ стала Виа Хем Словакия (Via Chem Slovakia)[190]**. На следующий день после совершения сделки между НХЗ и Via Chem Slovakia (01.08.2012), основной бизнес НХЗ - химическое подразделение - было продано Via Chem Slovakia компании Fortischem. Fortischem также взяла на себя все обязательства и контракты, связанные с химическим подразделением. Большинство сотрудников НХЗ (1412 сотрудников) было также передано Fortischem. Словакия утверждала, что менее чем 60% от оригинального имущества НХЗ было переведено компании Fortischem, так как недвижимое имущество в эту сделку включено не было. Тем не менее, на основании договора компании Fortischem разрешается использовать недвижимое имущество, первоначально принадлежащее переданному бизнесу, собственником которого продолжает оставаться Via Chem Slovakia [191].

Интересно напомнить, что первоначально в законопроекте в пункте 3 параграфа 4 утверждалось, что Словацкая Республика становится владельцем стратегических обществ и берет на себя ответственность за погашение требований стратегических обществ [192] , однако в законе это не было прописано. Вместо этого положения в законе было закреплено, что Словацкая Республика в качестве владельца стратегического общества (как утверждал закон в принятой редакции), после того как пройдут экономические обстоятельства, с которыми закон должен бороться, то государство может предложить стратегическое общество для продажи новому владельцу на основании тендера. Цена имущества стратегического общества должна быть определена на основании конкурса 191 или в заключении эксперта. Также возникает вопрос, как была бы установлена цена в случае улучшения экономической ситуации и последующей продажи стратегического общества. Можно полагать, что государство в этой ситуации постаралось бы продать компанию по рыночной цене. С другой стороны, закон оставляет за собой дополнительную возможность предоставления государственной субсидии, потому что нельзя исключить ситуацию, когда цена сделки будет значительно ниже рыночной, что Европейской комиссией снова могло быть воспринято в качестве предоставления государственной субсидии.

В предыдущем абзаце было сказано о теоретических возможностях предоставления государственных субсидий, которые указанный закон оставляет за собой. На следующем этапе развития событий Европейская Комиссия начала заниматься данным вопросом в практическом плане. И возник вопрос, если это не является государственной субсидией в соответствии со статьей 107 ДФЕС, то произойдет ли таким образом удовлетворение требований кредиторов в большей степени, чем в условиях отсутствия этого закона. Подобное развитие событий может восприниматься Европейской Комиссией как государственная субсидия. 13 октября 2011 г. Европейская Комиссия получила жалобу по электронной почте, в которой утверждалось, что Словацкая Республика предоставила НХЗ незаконную государственную субсидию. После рассмотрения дела Европейская

191 С практической точки зрения не ясно, какой частный субъект будет принимать участие в конкурсе, если у государства есть право преимущественной покупки и еще к тому в контексте целей закона, закрепленных в § 1.

Комиссия заявила о возможности двух видов государственных субсидий[193] (которые заключались в том, что НХЗ не оплачивали обязательства общественно-правового характера и обязательства компаний, принадлежащих государству, таких, как, например, социальное страхование, медицинское страхование, местные налоги и прочие[194]):

- продолжения работы НХЗ в соответствии с законом №493/2009 Свода законов

- продолжения работы НХЗ после истечения срока действия закона №493/2009 Свода законов на основании решения кредиторов.

В судебной практике Суда Европейского Союза закреплено мнение, что мера, с помощью которой государственные органы предоставляют для определенных предприятий освобождение от налогов, которое не включает в себя передачу государственных ресурсов, благодаря которому лица, на которых распространяется освобождение от налога, оказываются в более выгодном финансовом положении, чем другие налогоплательщики, воспринимается как государственная помощь (см. например[195]).

Вопреки тому, что закон №493/2009 Свода законов в первой статье утверждает свою цель, Европейская Комиссия засомневалась в дейтвиях словацкого законодателя. В своем окончательном решении от 15.10.2014 г. Европейская Комиссия в пункте 93 заявила, что, во-первых, несмотря на то, что закон был принят в качестве общей законодательной меры, обстоятельства дела свидетельствуют, что он был на самом деле конкретно направлен на НХЗ (в некоторых статьях в прессе даже окрестили закон как «Лекс НХЗ») Закон был принят через месяц после объявления банкротства компании, и НХЗ был единственной компанией, по отношению к которой применился закон [196]. И как замечает в следующем пункте Европейская Комиссия, к этому относится тот факт, что статус стратегического общества по формулировке закона мог быть присвоен только по решению правительства, т.е. автоматически не применяться к каждому обществу, выполнившему условия, изложенные в § 2 закона. Таким образом, Европейская Комиссия считает, что эта мера позволяет накопление неоплачиваемых обязательств НХЗ по отношению к государству и является селективной мерой согласно пункту 1 статьи 107 ДФЕС[197].

Что касается вменения вины государству на первом этапе, т. е. продолжения работы НХЗ в соответствии с законом №493/2009 Свода законов, Европейская комиссия вынесла следующее определение: сумма помощи соответствует неоплаченным обязательствам перед государством и государственными организациями, которые были накоплены за период применения закона к НХЗ. На основании информации, предоставленной Словацкой Республикой, количество таких неоплаченных долгов в начале

этого периода составляло 735 817, 44 евро. Сумма дебиторской

задолженности на конец применения закона составляла 5 519 241, 54 евро. Таким образом, сумма государственной помощи соответствует 4 783 424, 10 евро1.

Продолжение работы НХЗ после истечения действия закона основано на решении комитета кредиторов (орган, представляющий кредиторов по необеспеченным долгам), членами которого в значительном большинстве были частные компании. В формальной процедуре расследования выяснилось, что ни один член комитета кредиторов или обеспеченных кредиторов (у которых есть в соответствии с законодательством Словацкой Республики право вето, как и у комитета кредиторов) не голосовал против работы предприятия. Таким образом, можно сделать вывод, что продолжение работы НХЗ после истечения действия закона было сделано на основании решения, определенного частными кредиторами, и кредиторы по обеспеченным долгам не наложили вето на это решение. Таким образом, решение продолжить операции НХЗ после истечения действия закона не может рассматриваться как возникшее по вине государства[198] [199].

Сразу же возникает вопрос, от кого нужно требовать возвращения незаконно выплаченной государственной субсидии, т.е. существует возможность требовать незаконно полученную финансовую помощь от компании Fortischem, которая, как было отмечено ранее, имеет признаки экономической непрерывности с НХЗ. В соответствии с судебной практикой Суда Европейского Союза [200] и решением Европейской комиссии (см.

например[201]) необходимо внимательно изучить следующее: предмет сделки (активы и пассивы, обслуживание рабочей силы, сгруппированные активы), цену сделки, личности тех, кто берет на себя предмет сделки, личности акционеров или владельцев начального предприятия, время осуществления сделки, экономическую логику совершенной сделки [202] . Европейская комиссия в своем решении приходит к выводу, что между НХЗ и Fortischem существует экономическая непрерывность, и таким образом государственная субсидия распространяется и на компанию Fortischem, которая продолжает получать выгоды от государственной помощи, которую получила НХЗ, что дает искажения для общего рынка[203].

Акционерное общество Fortischem обжаловало решение Европейской комиссии и заявило в жалобе, кроме прочего, что с присвоением статута стратегического общества не содействовало передаче государственных ресурсов и что, таким образом, не принесло никакого дополнительного бремени для государства по сравнению с ситуацией, которая возникла бы в случае применения конкурсных правил. Это также не придало экономического преимущества для НХЗ, поскольку, во-первых, кредиторы приняли решение в пользу дальнейшей эксплуатации компании НХЗ. Все меры были приняты в пользу государства, а не НХЗ [204], несмотря на введение временного запрета увольнений.

Итак, пример НХЗ показывает, что, с одной стороны, национальная правовая система может активно защищаться от внешних влияний и требований гармонизации или имплементации правовых актов Европейского Союза. В указанном случае важную роль сыграли национальный законодатель и национальная исполнительная власть, которые любой ценой хотели предотвратить действие соответствующих правовых актов, судебной практики и эффективности наложенных санкций. Хотя Словацкая Республика должна выполнять свои международные обязательства, которые вытекают из учредительных договоров, но законодательная и исполнительная власть любой ценой старались предотвратить такое положение дел, в котором правовое заимствование европейского происхождения на практике в словацкой правовой среде приобрело все предусмотренные действия. С другой стороны, как станет понятно в следующих абзацах, для обеспечения указанных целей (формальных, указанных в законе или изложенных по существу в данном абзаце) словацкий законодатель обратился к немецкой правовой системе. Другими словами, некоторые правовые действия правового заимствования европейского происхождения по идее словацкого закона должны быть предотвращены немецким заимствованием. Насколько удачно указанная задача была выполнена в словацкой правовой системе, покажем/продемонстрируем далее.

Словацкий Закон о стратегических обществах от 05.11.2009 г. (закон №493/2009 Свода законов), на первый взгляд. в общих чертах сходится с немецким Finanzmarktstabilisierungserganzungsgesetz от 07.04.2009 г. [205] , который, в отличие от словацкого закона, предусматривает экспроприацию (т. е. словацкий и немецкий законы отличаются своими экономическими последствиями для государства). Разница между словацким и немецким подходами заключается в предоставлении льгот. Немецкий закон предусматривает экспроприацию 1) акций общества в финансовом секторе (Anteile an Unternehmen des Finanzsektors), 2) других прав, которые являются частью капитала обществ в финансовом секторе (sonstige Rechte, die Bestandteile der Eigenmittel von Unternehmen des Finanzsektors sind), 3) акций дочерних компаний в финансовом секторе и также других прав, которые являются частью этих дочерних компаний (Anteile an Tochterunternehmen von Unternehmen des Finanzsektors sowie sonstige Rechte, die Bestandteile der Eigenmittel solcher Tochterunternehmen sind) и 4) требований по долгам или финансовым инструментам из активов этих обществ (Forderungen oder Finanzinstrumente aus dem Vermogen der Unternehmen) и т. д. [206]. На первый взгляд, это заимствование в словацкой правовой среде действовав в искаженной форме, потому что в Германии государство получало взамен предоставленной экономической помощи активы, связанные с предприятием, которому предоставлялась выделенная помощь. Однако в Словакии государство только спасало предприятие/компанию за счет средств государственного бюджета. Главным образом это интересно в контексте того, если бы государство приняло решение о том, что стратегическое общество уже может выставляться на продажу на основании тендера. И, как мы утверждали выше, нельзя исключить ситуации, когда цена сделки будет значительно ниже рыночной, что тоже может быть воспринято Европейской комиссией как предоставление государственной субсидии.

Если внимательно прочитать закон, то можно найти и другие сомнительные постановления. Словацкий закон понятным образом не раскрывал, что является предметом передачи (в пункте 1 параграфа 4 говорится о передаче права собственности на имущество и в пункте 3 параграфа 4 - о передаче права собственности на компанию). Кроме того, закон предусматривал в пункте 2 параграфа 4 передачу имущества стратегического предприятия государству договором купли-продажи, т.е. экономической целью является передача права собственности на определенное имущество. Это не соответствует экономическим целям словацкого закона, который формально ставил себе целью регулирование некоторых мер по смягчению кризисной экономической ситуации стратегических предприятий и влиянию мирового экономического кризиса[207] (сравн. с немецкой целью закона [208] ). Ради выполнения целей закона имущество предприятия должно быть передано в рамках договора о передаче права собственности на предприятие [209] , таким образом, сохраняется целостность имущества предприятия и следующий собственник сможет продолжить работу предпрития (согласно Коммерческому кодексу, покупатель приобретает права и обязанности, к которым относится передача [210] ). Здесь необходимо вернуться к санкции, наложенной

Европейской комиссией на НХЗ, и напомнить, что указанная санкция имеет общественно-правовой характер. Конституционный суд Словацкой Республики напоминает в своей судебной практике (см. например[211]), что «договор о передаче права собственности на предприятие создает договорные отношения частноправового характера, из которых следует, что лица (продавцы и покупатели) имеют равный статус. В соответствии с ним переходят обязательства, возникающие исключительно из договорных отношений, независимо от того, коммерческого они характера или нет, но на обязательства общественно-правового характера, такие, как выплата налогов или страховых вносов, это не распространяется». Такое поведение государства-члена противоречит принципу лояльного сотрудничества, закрепленному пунктом 3 статьи 4 ДЕС, потому что НХЗ нарушило право Европейского Союза, и ради соблюдения права Европейского Союза Европейская Комиссия наложила санкцию против НХЗ, но государство своим поведением практически сорвало цель этой санкции.

Исходя из вышесказанного, можно сделать вывод о том, что не исключено, что словацкий законодательный орган и исполнительная власть используют правовые заимствования с целью достижения результатов, предусмотренных в праве Европейского Союза. Даже вышеупомянутый случай, который должен был в результате достичь правовой ситуации, не нарушающей статью 107 ДФЕС, то есть правовую норму первичного права Европейского Союза (сравните цель немецкого и словацкого законодательства), доказывает, что законодательная и исполнительная власть используют правовые заимствования с целью достижения предусмотренных

результатов данных норм (см. историю применения словацкого законодательства).

Если подобное можно найти в случае норм первичного права (в практике словацкой законодательной и исполнительной власти), которые должны прямо применяться, тогда в случае норм вторичного права, требующих имплементацию в соответствии со статьей 288 ДФЕС остается под вопросом, чего можно ожидать от законодательной и исполнительной власти. Эта ситуация, несомненно, доказывает, что в словацкой законодательной и прикладной практике можно встретить нестандартные ситуации.

<< | >>
Источник: Ондрейчик Михал. ИМПЛЕМЕНТАЦИЯ НОРМ ПРАВА ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА В НАЦИОНАЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО СЛОВАЦКОЙ РЕСПУБЛИКИ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2018. 2018

Еще по теме 2. Применение правовых заимствований в процессе имплементации норм права Европейского Союза в национальную правовую систему Словацкой Республики:

  1. Оглавление
  2. Введение
  3. 1. Особенности норм права Европейского Союза и их влияние на процесс имплементации норм вторичного права Европейского Союза
  4. 1. Автономность права Европейского Союза и принцип лояльного сотрудничества в праве Европейского Союза и их влияние на национальную правовую систему Словацкой Республики
  5. 2. Применение правовых заимствований в процессе имплементации норм права Европейского Союза в национальную правовую систему Словацкой Республики
  6. 3. Применение законодательной и судебной властями Словацкой Республики методов для обеспечения требуемой степени эффективности имплементации
  7. 2. 4. Проблемы, связанные с ненадлежащей степенью имплементации в правовой системе Словацкой Республики
  8. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -