<<
>>

1.1. Право на объединение в системе прав и свобод человека и гражданина

Права человека приобрели сегодня поистине мировое значение. В своих

проявлениях они стали показателем цивилизованности государств и уровня

благосостояния их граждан, источником решения важнейших общесоциальных и

личностных проблем.

Общепризнанным является взгляд на права человека как на

универсальную категорию, отражающую внутригосударственные,

наднациональные и общечеловеческие требования в области свободы личности.

Возникнув в глубокой древности, права человека приобрели универсальное

значение лишь в буржуазную эпоху, с утверждением в обществе принципов

свободы и юридического равенства. Их дальнейшая эволюция совпадает с тремя

эпохами новой и новейшей истории, наложившими свой отпечаток на характер

понимания прав человека, степень их универсальности, а также механизмы

реализации и защиты. В итоге концепция и структура прав человека включили

ряд культурно-исторических напластований, каждое из которых в литературе

называют «поколением прав человека»2.

Основы современных представлений о естественных неотчуждаемых правах

человека были заложены в трудах Аристотеля, Зенона, Платона, Протагора,

римских стоиков (Сенека, Цицерон, Эпиктет, Марк Аврелий)3. В средневековой

философии проблема человеческого достоинства и статуса личности

рассматривалась Мартином Лютером, Фомой Аквинским, Августином. В новое

время данные вопросы обсуждали Гуго Гроций, Никколо Макиавелли, Жан

Боден, Большое значение для концепции естественных прав человека имеют

2 Муромцев Г.В. Права человека в контексте глобализации // Право и права человека в условиях глобализации»: сб.

материалов конференции. М., 2006. С. 41.

3 Анискин А.А. Этика прав человека: Автореф. дис. ... канд. филос. наук. СПб., 2005. С. 26.

23

работы Джона Локка, Томаса Гоббса и Иммануила Канта, на которых фактически

базируются современные представления о правах человека.

В современных конституциях постсоциалистических и постсоветских

государств на формально-юридическом уровне закреплены и воплощены

признанные в мировом сообществе общие демократические принципы: основы

конституционного строя; референдум и выборы; альтернативность выборов;

идеологический и политический плюрализм; многопартийность; свобода

экономической деятельности, множественность форм собственности и признание

частной собственности; система государственной власти, основанная на

разделении властей; признание прав и свобод человека и гражданина высшей

ценностью (например, Конституции Российской Федерации 1993 г., Казахстана

1995 г., Молдовы 1994 г., Приднестровья 1995 г., Азейбарджана 1995 г., Армении

1995 г., Беларуси 1994 г., Грузии 1995 г., Украины 1996 г., Болгарии 1991 г.,

Словакии 1992 г., Чехии 1992 г., Боснии и Герцеговины 1995 г., Словении 1997 г.,

Венгрии 1997 г. (ей на смену пришла Конституция 2011 г.), Польши1997 г.,

Румынии 1999 г., Эстонии 1992 г., Латвии 1992 г., Литвы 1992 г., Узбекистана

1992 г. и другие).

Несмотря на некоторую схожесть положений конституций разных стран и

тяготение к либерально-демократическим ценностям, они, безусловно, отражают

разную направленность конституционного развития.

Это обусловлено

геополитическими и экономическими интересами, историческими и культурными

традициями.

Особое место в системе прав и свобод человека занимают конституционные

права и свободы, которые обладают высокой степенью абстрагирования,

опосредования взаимоотношений личности, гражданского общества и

государства. Они являются фундаментом, основой для их конкретизации и

развития в отраслевых правах личности.

Конституционные права и свободы – это закрепленные в Конституции и

гарантированные государством возможности, позволяющие каждому человеку и

гражданину свободно и самостоятельно избирать вид и меру своего поведения,

24

созидать и пользоваться предоставленными ему социальными благами, как в

личных, так и в общественных интересах4. «Права и свободы, - пишет Л.Д.

Воеводин, - это две формы выражения установленных законом правовых

возможностей выбора человеком своего поведения. Когда такой выбор связан с

пользованием конкретными социальными благами, закон чаще всего использует

термин «право»; когда речь идет о таких правовых возможностях, где

целесообразно подчеркнуть степень выбора поведения, применяется термин

«свобода»5.

Классификация конституционных прав, свобод и обязанностей человека и

гражданина представлена в юридической литературе в соответствии с тремя

сферами их жизни и деятельности: область социально-экономической и

культурной жизни; область общественно-политической и государственной жизни;

область личной жизни и индивидуальной свободы6. Напомним, что в период,

когда проф. Л.Д. Воеводин одним из первых излагал свою концепцию

конституционного статуса личности, в классификации конституционных прав и

свобод на первое место ставились экономические и социальные права, им

отдавался приоритет, личные права и свободы оказывались на третьем месте; в

последующем в отраженной в конституциях концепции приоритет и

соответственно первое место в классификации отдан именно личным правам и

свободам человека и гражданина.

Таким образом, права и свободы человека и гражданина, закрепленные в

Конституциях исследуемых государств, могут быть классифицированы, т.е.

объединены в определенные группы:

1. Основные личные права и свободы.

2. Основные общественно-политические права и свободы.

3. Основные экономические, социальные и культурные права и свободы.

4 См.: Воеводин Л.Д. Юридический статус личности в России. М.,1997. С. 32; Златопольский Д.Л. Политические

свободы в социалистическом государстве и личность // Социалистическая законность. 1980. № 9. С. 21.

5 Воеводин Л.Д. Система конституционных прав и свобод советских граждан // Юридические гарантии

конституционных прав и свобод личности в социалистическом обществе. М., 1987. С. 12.

6 Воеводин Л.Д. Конституционные права и обязанности советских граждан. М., 1972. С. 58; Златопольский Д.Л.

Государственное право зарубежных стран: Восточной Европы и Азии. М., 1999. С.148.

25

В отдельную группу можно выделить, как это предлагает С.А. Авакьян,

основные права по защите других прав и свобод7.

Некоторые авторы называют вторую группу прав политическими правами и

свободами. Так, в энциклопедических юридических словарях дается определение

права на объединение как одного из основных прав человека и гражданина, а

также подчеркивается, что это «одно из политических прав граждан, если речь

идет об объединениях политического характера (партиях, политических

движениях и т.п.)»8. Ю.А. Дмитриев и К.К. Токмаков делают вывод о том, что

право на объединение имеет политический характер, что это важнейший институт

государственного права9.

С такой позицией можно согласиться лишь в части признания важности и

значимости права на объединение, если создаются политические партии или

политические движения. С тем, что право на объединение носит лишь

политический характер, согласиться в полной мере нельзя. Ведь право на

объединение предусматривает создание не только политических партий и иных

массовых общественных объединений, преследующих политические цели, но и

других общественных объединений, создаваемых для защиты не столько

политических, сколько социальных и экономических интересов их членов

(общественные объединения потребителей, профсоюзные организации и т.д.).

Нужно согласиться с мнением профессора С.А. Авакьяна, который считает,

что «наряду с отношениями государственно-политического властвования есть

еще и отнюдь не всегда политизированная, а нередко и далекая от политики

общественная жизнь, удовлетворяющая потребности и интересы многих людей и

основывающаяся в принципе на тех же правах и свободах. На основе права на

объединение можно участвовать в политическом движении и войти в общество

7 См.: Авакьян С.А. Конституционное право России. Учебный курс. 5-е изд., перераб. и доп. М.: Норма, 2014. Т. 1.

С. 661.

8 Энциклопедический юридический словарь / Под. ред. В.Л. Алтухова. М., 1999. С. 243; Большой юридический

словарь / Под. ред. А.Я. Сухарева, В.Е. Крутских. М.: Инфра-М, 2003. С. 167; Энциклопедический словарь

«Конституционное право России» / В.И. Червонюк, И.В. Калинский, Г.И. Иванец. М.: Юрид. лит., 2002. С. 228.

9 Дмитриев Ю.А., Токмаков К.К. Россия: становление многопартийности. М., 1992. С. 38.

26

филателистов. Поэтому правильнее говорить не о политических, а об

общественно-политических, или публично-политических правах и свободах»10.

В большинстве конституций проводится четкая грань между правами

человека и правами гражданина. Это прослеживается в самих формулировках

соответствующих статей. Для обозначения субъекта прав человека употребляются

следующие формулы: «все», «каждый», «каждый человек», «никто», «ни один

человек» или безличные формулы: «признаются права», «гарантируются

свободы» и тому подобное. Все эти формулы относятся к каждому человеку. Для

прав и свобод, которые в равной мере могут быть реализованы и человеком, и

гражданином, в конституционных нормах чаще всего также отдается приоритет

слову «каждый». Например, ст. 30 Конституции РФ гласит, что «каждый имеет

право на объединение». Достаточно очевидно, что гораздо чаще это используется

в политической среде и политических отношениях. Но первичным для

конституционной формулы и логики является то, что такое право может стать

основой объединения индивидов в личной или же социальной сфере. И если даже

это происходит в современных условиях гораздо реже, все равно законодатель как

бы подчеркивает понятием «каждый» прежде всего потенциальные возможности

личности, а не только его политической активности.

Когда речь идет о правах гражданина, то в текстах конституций чаще всего

прямо говорится: «гражданин имеет право», «гражданин может». Иногда вместо

слова гражданин в конституциях, прежде всего в западноевропейских государств,

указывается на принадлежность к нации: «все немцы», «каждый испанец». В этих

случаях имеется в виду не этническая, а политико-государственная общность.

В конституциях различных государств вопрос о правах и правомочиях

человека и гражданина разрешается по-разному, в зависимости от традиций,

идеологических установок или субъективного выбора составителей. Одно и то же

право в конституции одной страны может формулироваться как право человека, а

в конституции другой — как право гражданина. Е. И. Козлова и О. Е. Кутафин

основное отличие видят в том, что если личные права и свободы принадлежат

10 Авакьян С. А. Конституционное право России. Учебный курс. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2007. Т. 1. С. 576.

27

каждому человеку, независимо от обладания гражданства Российской Федерации,

то «политические права и свободы связаны с обладанием гражданства

государства»11. Соглашаясь в целом с этим выводом, все-таки заметим, что порой

речь может идти о разных объемах возможностей. Так, ст. 33 Конституции РФ

гласит, что «граждане Российской Федерации» имеют право на обращение в

государственные органы и органы местного самоуправления. Это право в

литературе чаще всего относят к разряду и личных, и общественно-политических

прав граждан. Однако резонно возникал вопрос – ведь иностранцы тоже могут

воспользоваться правом на обращение, если у них возникла такая потребность?

Собственно, некоторые свои возможности они могут реализовать только через

право на обращение – если, к примеру, хотят приобрести гражданство Российской

Федерации. И не случайно Федеральный закон от 2 мая 2006 г. «О порядке

рассмотрения обращения граждан Российской Федерации» в ч. 3 ст. 1

предусмотрел: «Установленный настоящим Федеральным законом порядок

рассмотрения обращений граждан распространяется на правоотношения,

связанные с рассмотрением обращений иностранных граждан и лиц без

гражданства, за исключением случаев, установленных международным договором

Российской Федерации или федеральным законом».

Права человека, согласно естественно-правовой доктрине, имеют

естественную природу и неотъемлемы от индивида. Права гражданина это

совокупность прав, получивших отражение в нормативно-правовых

государственных актах, и приобретенных правомочиях, выработанных в ходе

развития общества и государства. Они квалифицируют человека как члена

государственно-организованного общества12. Желая преодолеть противоречивость

ситуации, по крайней мере, на понятийном уровне, Л.Д. Воеводин предлагал

использовать более универсальный, с его точки зрения, термин «личность»,

11 Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России. М., 1999. С. 223.

12 См.: Теория государства и права/Под ред. B.M. Корельского, В.Д. Перевалова. М., 2001. С.540-541.

28

который к тому же кратко выражает самую суть двух терминов — «человек» и

«гражданин», соединяя их13.

Ранее действовавшее российское законодательство наделяло правом на

объединение только граждан России. Очевидно, по этой причине многие авторы

до сих пор в своих работах говорят не о праве каждого на объединение, а о правах

только граждан на объединение. Такая позиция, на наш взгляд, не совсем верна.

Право на объединение по своему содержанию предусматривает возможность

реализовать его не только гражданам России, но и иностранцам и лицам без

гражданства, законно находящимся на территории РФ. Все они обладают правом

вступать в объединения, создавать их. Об этом говорит термин «каждый»,

употребляемый в ст. 30 Конституции, а также ст. 1 Федерального закона «Об

общественных объединениях» от 19 мая 1995г.14.

Содержание права на объединение в законе и в теории конституционного

права15 традиционно раскрывается через:

 право создавать на добровольной основе общественные объединения

для защиты общих интересов и достижения общих целей;

 право вступать в существующие общественные объединения либо

воздерживаться от вступления в них;

 право беспрепятственно выходить из общественных объединений.

О.Е. Кутафин, например, полагает, что право на объединение включает в себя

возможность создавать общественные объединения на добровольной основе в

соответствии со своими убеждениями для защиты общих интересов и достижения

общих целей; вступать либо воздерживаться от вступления в объединения;

участвовать в их деятельности в соответствии с уставами; беспрепятственно

выходить из объединений16. Другой ученый, В. В. Лазарев более лаконичен: «право

на свободу ассоциаций предоставляет каждому человеку возможность объединяться

13 См.: Воеводин Л.Д. Юридический статус личности в России. М., 1997. С.7.

14 ФЗ «Об общественных объединениях» N 82-ФЗ от 19 мая 1995 г., с последующими изменениями и

дополнениями // Собрание законодательства РФ. 1995. N 21. Ст. 1930.

15 См.: Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России. М., 2004. С. 114.

16 См.: Козлова Е.И., Кутафин О. Е. Конституционное право России. М., 2002. С. 162.

29

с другими лицами по своим политическим, профессиональным и другим

интересам»17.

Изучение конституций некоторых стран, показывает, что в этих

государствах также признается и закрепляется право на объединение. Так, в

Конституциях Белоруссии, Польши и Швейцарии указывается на то, что право на

объединение принадлежит каждому18. По Конституции Туркменистана (ст. 28),

граждане вправе создавать политические партии и иные общественные

объединения, действующие в рамках Конституции и законов. Ст. 34 Конституции

Республики Узбекистан устанавливает, что граждане имеют право объединяться в

профессиональные союзы, политические партии и другие общественные

объединения, участвовать в массовых движениях. Конституция Республики

Казахстан в ст. 23 закрепляет право граждан республики создавать общественные

объединения на основе гражданского волеизъявления и общности интересов для

реализации свои прав и свобод. В ст. 35 Конституции Литовской Республики

говорится, что гражданам гарантируется право на свободное объединение в

общества, политические партии или ассоциации, если их цели и деятельность не

противоречат Конституции и законам. Ст. 25 Конституции Армении

устанавливает право каждого на образование с другими лицами объединений, в

том числе создание профессиональных союзов и вступление в них. По

Конституции Республики Грузия (ст. 26), все имеют право создавать

общественные организации, в том числе профессиональные союзы, и

объединяться. В Конституции Эстонской Республики (ст. 48) зафиксировано:

«Каждый имеет право вступать в некоммерческие общества и союзы. В партиях

могут состоять только граждане Эстонии»19. В статье 33 Конституции

Приднестровья определено: «Граждане имеют право объединяться в

17 Конституционное право: Учебник для вузов / под ред. В.В. Лазарева / Альхименко В.В., Бутылин В.Н., Витрук

Н.В. Изд. 2-е, перераб., доп., М.: ЮРИСТЪ, 2004. С. 79.

18 См. соответственно: ст. 36 Конституции Республики Беларусь от 24 ноября 1996 г.; ст. 58 Конституции Польской

Республики от 2 апреля 1997 г.; ст. 23 Конституции Швейцарской Конфедерации от 18 апреля 1999 г. // Конституции 16

стран мира. М., 2005. С. 434.

19 См.: Сб. конституций стран – членов СНГ, Балтии и ряда других государств мира / Сост. Баишев Ж., Шакиров К.

Алматы, 1995. С. 534.

30

профессиональные союзы, политические партии и другие объединения,

участвовать в массовых движениях, не запрещенных законом»20.

Своеобразную формулировку конституционных гарантий права на

объединение имеет Конституция Украины. Согласно ст. 36 только граждане

Украины имеют право на свободу объединений в политические партии и

общественные объединения. Из данной формулировки следует, что иностранные

граждане и лица без гражданства права на объединение по Конституции Украины

не имеют, что на наш взгляд нарушает их конституционные права (в части права

на объединение в общественные объединения).

Еще более ограниченную формулировку имеет Конституция Молдовы,

которая в ст. 41 устанавливает, что «граждане могут объединяться в партии и

другие общественно-политические организации»21. На наш взгляд, в такой

формулировке проявляется резкое ограничение форм реализации права на

объединение не только по принципу гражданства, но и по целям деятельности.

В Конституции Азербайджана право на объединение конкретизируется как

возможность каждого «создавать любое объединение, не преследующее цели

получения прибыли, в том числе политическую партию, профессиональный союз

и другое общественное объединение, или вступать в уже существующее

объединение»22. По Конституции Польши свобода объединений распространяется

на объединение в профессиональные союзы, профессиональные организации

земледельцев, а также в организации работодателей23. В Конституции Королевства

Испании от 27 декабря 1978 г., в ст. 22 «признается право на создание ассоциаций»,

однако за кем именно оно признается (за каждым или же только за гражданами), не

уточняется. Вместе с тем право на свободное объединение в профсоюзы

рассматривается как право «каждого»24. Конституции Казахстана, Болгарии, Дании,

20 Ст. 33 Конституции Приднестровья. Принята на всенародном референдуме 24 декабря 1995 года и подписана

Президентом ПМР 17 января 1996 года. Действующая редакция в соответствии с изменениями, внесѐнными

Конституционным законом № 1-КЗИД-IV от 10 февраля 2006 г. // Газета «Приднестровье». 27 декабря 1995 г.

21 См.: Сб. конституций стран – членов СНГ, Балтии и ряда других государств мира / Сост. Ж. Баишев, К.

Шакиров. Алматы, 1995. С. 226.

22 Ст. 67 Конституции Азербайджанской Республики от 12 ноября 1995 г. // Сб. конституций стран – членов СНГ, Балтии

и ряда других государств мира / Сост. Ж. Баишев, К. Шакиров. Алматы, 1995. С. 114.

23 П. 1 ст. 59 Конституции Польской Республики от 2 апреля 1997 г. // Конституции 16 стран мира. М., 2005. С. 234.

24 Ст. п. 1 ст. 28 Конституции Королевства Испании от 27 декабря 1978 г. // Конституции 16 стран мира. М., 2005. С. 436.

31

Греции, Португалии25 ограничиваются положениями о том, что право на свободу

объединений принадлежит именно гражданам этих государств.

В Конституции Франции 4 октября 1958 года право на объединение прямо

не предусмотрено. В свою очередь в ее Преамбуле зафиксировано, что «каждый

человек может защищать свои права и свои интересы через профсоюзную

организацию и принадлежать к профсоюзу по своему выбору»26. Специфичен

Основной закон Германии. С одной стороны, в нем предусмотрено, что право

образовывать союзы и общества «имеют все немцы», с другой стороны право

создавать объединения для охраны и улучшения условий труда и экономических

условий гарантируется каждому27.

Право на объединение не является абсолютным правом и может быть

ограничено конституцией или законами государства. Так, например, согласно

части 1.2 статьи 15 российского Федерального закона «О некоммерческих

организациях» от 12 января 1996 г.28, установлены категории лиц, которые не могут

быть учредителями таких организаций29, следовательно, они не имеют

возможности реализовать право на объединение применительно к данной

организационно-правовой форме. В соответствии с частью 3 статьи 19 Закона «Об

общественных объединениях» от 19 мая 1995 г.30 не может быть учредителем,

членом, участником общественного объединения лица, содержащиеся в местах

лишения свободы по приговору суда.

Можно сделать вывод о том, что российский законодатель, установив

категории лиц, которые не могут быть учредителями, членами и участниками

25 См. соответственно: п. 1 ст. 23 Конституции Республики Казахстана от 30 августа 1995 г.; п. 1 ст. 44 Конституция

Республики Болгария от 13 июля 1991 г.; пар. 78 Конституции Дании от 5 июня 1953 г.; ст. 46 Конституции Португальской

Республики от 2 апреля 1976 года в редакции от 30 сентября 1982 г. от 8 июля 1989 г. и от 25 ноября 1992 г. //

Конституции 16 стран мира. М., 2005. С. 434.

26 Конституции 16 стран мира. М., 2005. С. 389.

27 П. 3 ст. 9 Основного закона Федеративной Республики Германии от 23 мая 1949 г. // Конституции 16 стран мира.

М., 2005. С. 322.

28 См.: Федеральный закон «О некоммерческих организациях» N 7-ФЗ от 12.01.1996, с последующими изменениями и

дополнениями // Собрание законодательства РФ. 1996. № 3. Ст. 145.

29 В ред. Федерального закона от 17.07.2009 N 170-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О

некоммерческих организациях» // Справочно-правовая система «Консультант Плюс». Режим доступа: локальный.

Дата обновления 15.03.2015.

30 Федеральный закон «Об общественных объединениях» N 82-ФЗ от 19 мая 1995г. // Собрание законодательства

РФ. 1995. N 21. Ст. 1930.

32

некоммерческих организаций, общественных объединений, мотивированно

ограничил право на объединение.

Однако, с ограничением участия в деятельности общественных

объединений лиц, содержащихся в местах лишения свободы по приговору суда,

возникает ряд вопросов. Российская Федерация уважает и охраняет права,

свободы и законные интересы осужденных, обеспечивает законность применения

средств их исправления, правовую защиту и личную безопасность осужденных

при исполнении наказаний32.

Отличительной чертой специального правового статуса осужденных

является то, что он базируется на общем правовом статусе граждан России, так

как осуждение лица к уголовному наказанию не влечет лишение гражданства

России, а соответственно правового статуса граждан. Сохранение гражданства

означает и то, что осужденный к уголовному наказанию пользуется всеми

общегражданскими правами, а также исполняет обязанности наравне с

гражданами Российской Федерации.

С одной стороны, ограничение быть учредителем общественного

объединения для лиц, содержащихся в местах лишения свободы по приговору

суда, мотивировано. Однако если исходить из того, что использование

осужденными принадлежащих им прав и законных интересов есть часть того

правового режима отбывания наказания, который составляет основу для

достижения поставленных перед наказанием целей, в первую очередь –

исправление осужденных, то видится более оправданным не лишать возможности

осужденных, заключенных продолжать находиться в статусе члена или участника

общественных объединений и изменить норму законодательства

соответствующим образом: «лица, содержащиеся в местах лишения свободы по

приговору суда, не могут быть учредителем общественного объединения».

Реализация права на объединение для данной категории лиц может

выглядеть следующим образом. Во-первых, оставаясь в общественных

32 См. об этом: Ивашин Д.И. Правовое положение осужденных к лишению свободы в Российской Федерации:

Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Хабаровск, 2003. С. 25.

33

объединениях, они могут выражать свое мнение по вопросам, которые обсуждает

и решает соответствующее общественное объединение, тем более располагая

правом направлять свои письма и обращения. Нельзя исключать и того, что лицо

останется в каком-то органе общественного объединения, сообщая свою позицию

по обсуждаемым и решаемым вопросом тем способом, который дозволяется

правилами пребывания в месте лишения свободы. Если же этого не требуется, то

само пребывание в общественном объединении как бы сохраняет в сознании лица

мысль о связи с внешним миром, надежду на то, что он еще будет полезен для

других граждан. Нельзя исключать и позитивной моральной поддержки данного

лица со стороны членов соответствующего объединения, что будет ему помогать

переносить тяготы лишения свободы и скорее стать на путь исправления. Во-

вторых, наряду с тем, что лица, содержащиеся в местах лишения свободы, смогут

оставаться членами и участниками общественных объединений «на воле», они

могут создавать в исправительных учреждениях самодеятельные организации

осужденных, которые будут работать под контролем администрации

исправительного учреждения. Основными задачами самодеятельных организаций

осужденных являются: оказание осужденным помощи в духовном,

профессиональном и физическом развитии; развитие полезной инициативы

осужденных; оказание позитивного влияния на исправление осужденных; участие

в решении вопросов организации труда, быта и досуга осужденных; содействие

администрации исправительных учреждений в поддержании дисциплины и

порядка, формировании здоровых отношений между осужденными; оказание

социальной помощи осужденным и их семьям и др. Таким образом, на наш

взгляд, через самодеятельные организации осужденные смогут иметь

возможность на самоопределение, свободу и участие в управлении

специфическим обществом государства.

На основании ст. 56 Конституции РФ отдельные ограничения права на

объединения могут устанавливаться в условиях чрезвычайного положения.

Законодательством предусматривается ограничение права на объединение для

судей, работников правоохранительных органов и военнослужащих. Согласно

34

Закону РФ от 26 июня 1992 г. «О статусе судей в Российской Федерации»33,

судьям запрещено принадлежать к политическим партиям и движениям (ст. 3). В

Федеральном законе от 17 января 1992 г. N 2202-I «О прокуратуре Российской

Федерации»34 (ст. 4) предусматривается, что в органах прокуратуры не

допускается создание и деятельность политических партий и организаций. Такая

деятельность недопустима в таможенных органах35. Согласно ст. 17 Федерального

закона «О внешней разведке»36, служащие внешней разведки, а также

военнослужащие, не входящие в кадровый состав органов внешней разведки, не

могут создавать общественные объединения, преследующие политические цели.

В соответствии с российским Федеральным законом «Об обороне»37 в

Вооруженных Силах Российской Федерации не допускается деятельность

общественных и иных организаций и объединений, преследующих политические

цели (ст. 24). Военнослужащие могут состоять в общественных объединениях, не

преследующих политические цели, имеют право участвовать в их деятельности,

не находясь при исполнении обязанностей военной службы (ст. 9 Федерального

Закона «О статусе военнослужащих»)38.

Создание и деятельность обществ, посягающих на здоровье населения, не

допускает Конституция Украины (ст. 37), а Конституция Узбекистана (ст. 57) и

Конституция Туркменистана (ст. 28) к этому правилу добавляют запрет на

общественные объединения, посягающие на нравственность народа. В Конституциях

Узбекистана (ст. 57) и Казахстана (п. 4 ст. 5) закреплен запрет на создание

политических партий и иных общественных объединений по национальному и

33 Закон РФ «О статусе судей в Российской Федерации» от 26 июня 1992 г. N 3132-I, с последующими

изменениями и дополнениями // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. N 30.

Ст. 1792.

34 Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» от 17 января 1992 г. N 2202-I, с последующими

изменениями и дополнениями // Собрание законодательства РФ. 1995. N 47. Ст. 4472.

35 Федеральный закон «О таможенном регулировании» от 27.11.2010 № 311-ФЗ, с последующими изменениями и

дополнениями // Справочно-правовая система «Консультант Плюс». Режим доступа: локальный. Дата обновления

15.03.2015.

36 Федеральный закон «О внешней разведке» от 10 января 1996 г. № 5-ФЗ, с последующими изменениями и

дополнениями // Собрание законодательства РФ. 1996. N 3. Ст. 143.

37 Федеральный закон «Об обороне» от 31 мая 1996 г. N 61-ФЗ, с последующими изменениями и дополнениями //

Собрание законодательства РФ. 1996. N 23. Ст. 2750.

38 Федеральный закон «О статусе военнослужащих» от 27.05.1998 N 76-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1998.

N 22. Ст. 2331.

35

религиозному признакам. Конституция Туркменистана (ст. 28) распространяет

подобный запрет только на политические партии. В Болгарии Конституция (п. 4 ст.

44) не допускает создание политических партий не только на национальной и

религиозной основе, но и по этническому признаку.

Конституции Армении, Испании и Греции допускают ограничение права на

объединение в отношении отдельных категорий лиц только на основании

специального закона. В Испании такими лицами являются военнослужащие,

сотрудники военных или иных учреждений, подчиняющихся военной дисциплине.

Законом может быть ограничено их право на объединение в профсоюз39. В Армении -

это служащие вооруженных сил и правоохранительных органов40. В Греции - это

государственные служащие, а также служащие местных органов власти, или

других юридических лиц публичного права, или государственных предприятий41.

Нарушение закона как основание роспуска общественных объединений

предусмотрено Конституциями Греции, Эстонии, Польши, Азербайджана42. Запрет на

прекращение деятельности общественного объединения правительственным

решением содержится в Конституции Дании (п. 3 пар. 78). Норма, согласно которой

общественное объединение может быть распущено только на основании судебного

решения, зафиксирована в Конституциях Греции, Испании, Дании, Эстонии,

Португалии, Азербайджана, Грузии, Узбекистана, Украины, Польши43.

На конституционном уровне запрещены вооруженные объединения в Венгрии,

Португалии, Грузии, Украине, Болгарии, Казахстане, Узбекистане, Туркменистане44.

39 П. 1 ст. 28 Конституции Королевства Испании от 27 декабря 1978 г. // Конституции 16 стран мира. М., 2005.

40 Ст. 25 Конституции Республики Армении от 5 июля 1995 г. // Сб. конституций стран – членов СНГ, Балтии и ряда

других государств мира / Сост. Ж. Баишев, К. Шакиров. Алматы, 1995.

41 П. 4 ст. 12 Конституции Республики Греция от 9 июня 1975 г. // Конституции 16 стран мира. М., 2005. С. 225.

42 См.: п. 2 ст. 12 Конституции Республики Греции от 9 июня 1975 г.; ст. 48 Конституции Эстонской Республики от

28 июня 1992 г.; п. 2 ст. 58 Конституции Польской Республики от 2 апреля 1997 г.; ст. 67 Конституции

Азербайджанской Республики от 12 ноября 1995 г. // Конституции 16 стран мира. М., 2005.

43 См. соответственно: п. 2 ст. 12 Конституции Республики Греция от 9 июня 1975 г.; п. 4 ст. 22 Конституции

Королевства Испании от 27 декабря 1978 г.; п. 3 пар. 78 Конституции Дании от 5 июня 1953 г.; ст. 48 Конституции

Эстонской Республики 28 июня 1992 г.; п. 2 ст. 46 Конституции Португальской Республики от 2 апреля 1976 года в ред. от

30 сентября 1982 г., 8 июля 1989 г., 25 ноября 1992 г.; ст. 67 Конституции Азербайджанской Республики от 12

ноября 1995 г.; п. 4 ст. 26 Конституции Грузии от 24 августа 1995 г.; ст. 62 Конституции Республики Узбекистан 8

декабря 1992 г.; ст. 37 Конституции Украины от 28 июня 1996 г.; п. 2 ст. 58 Конституции Польской Республики от

2 апреля 1997 г. // Конституции 16 стран мира. М., 2005.

44 П. 2 пар. 63 Конституции Венгерской Республики 1949 г., в редакции 1989 г.; п. 4 ст. 46 Конституции

Португальской Республики от 2 апреля 1976 года в редакции от 25 ноября 1992 г.; ст. 26 Конституции Грузии от

24 августа 1995 г.; ст. 37 Конституции Украины от 28 июня 1996 г.; п. 2 ст. 44 Конституции Республики Болгария

36

В Португалии наряду с военизированными и квазивоеными организациями запрещены

организации, проповедующие фашистскую идеологию. Конституция Узбекистана

(ст. 121) также запрещает создание и функционирование общественных

объединений и их подразделений, самостоятельно выполняющих оперативно-

розыскные, следственные и иные специальные функции по борьбе с

преступностью.

В Болгарии, Грузии, Казахстане, Узбекистане, Украине Конституции запрещают

ассоциации, деятельность которых направлена против суверенитета и

территориальной целостности страны45. Нормативный запрет на создание и

деятельность общественных объединений, ведущих пропаганду войны, содержится в

Конституциях Туркменистана, Беларуси, Грузии, Узбекистана, Украины46.

Конституции Туркменистана, Болгарии, Беларуси, Грузии, Казахстана, Узбекистана,

Украины не допускают создание и деятельность общественных объединений

разжигающих расовую, национальную, социальную и религиозную вражду47.

Право на объединение «создают реальные условия для решения многих

общественных проблем без вмешательства государственной власти»48.

Конституционно-правовым регулированием охватываются принципы

взаимоотношений государства и общественных объединений. Общие условия

взаимодействия государства и общественных объединений предусмотрены в

странах, являющихся предметом нашего анализа: в России - ст. 17 Федерального

закона «Об общественных объединениях» от 14 апреля 1995 года, в Молдове - ст.

11 Закона Республики Молдова «Об общественных объединениях» от 23 января

от 13 июля 1991 г.; п. 3 ст. 5 Конституции Республики Казахстан от 30 августа 1995 г.; ст. 57 Конституции

Республики Узбекистан от 8 декабря 1992 г.; ст. 28 Конституции Туркменистана 27 декабря 1995 г. // Конституции

16 стран мира. М., 2005.

45 См.: п. 2 ст. 44 Конституции Республики Болгария от 13 июля 1991 г.; ст. 26 Конституции Грузии от 24 августа

1995 г.; п. 3 ст. 5 Конституции Республики Казахстан от 30 августа 1995 г.; ст. 57 Конституции Республики Узбекистан 8

декабря 1992 г.; ст. 37. Конституции Украины от 28 июня 1996 г. // Конституции 16 стран мира. М., 2005. С. 267.

46 См.: ст. 28 Конституции Туркменистана 27 декабря 1995 г., ст. 5 Конституции Республики Беларуси от 24 ноября

1996 г.; ст. 26 Конституции Грузии от 24 августа 1995 г.; ст. 57 Конституции Республики Узбекистан 8 декабря 1992

г.; ст. 37 Конституции Украины от 28 июня 1997г. // Конституции 16 стран мира. М., 2005.

47См.: ст. 28 Конституции Туркменистана 27 декабря 1995 г.; п. 2 ст. 44 Конституции

Республики Болгария от 13 июля 1991 г.; ст. 5 Конституции Республики Беларуси от 24 ноября 1996 г.; ст. 26 Конституции

Грузии от 24 августа 1995 г.; п. 3 ст. 5 Конституции Республики Казахстан от 30 августа 1995 г.; ст. 57 Конституции

Республики Узбекистан 8 декабря 1992 г.; ст. 37 Конституции Украины от 28 июня 1996 г.; п. 2 ст. 44 Конституции

Республики Болгария 13 июля 1991 г. // Конституции 16 стран мира. М., 2005.

48 См.: Безуглов А.А., Солдатов С.А. Конституционное право России. В 3-х т. М., 2001. Т. 1. С. 487.

37

1997 года, в Приднестровье – ст. 5 Закона ПМР «Об общественных

объединениях» от 28 января 2000 года.

Конституция Республики Казахстан не допускает незаконное

вмешательство государства в дела общественных объединений и общественных

объединений в дела государства, возложение на общественные объединения

функций государственных органов, а также государственное финансирование

общественных объединений (ст. 5). В соответствии со ст. 58 Конституции

Республики Узбекистан, государство обеспечивает соблюдение прав и законных

интересов общественных объединений, создает им равные правовые возможности

для участия в общественной жизни. Вмешательство государственных органов и

должностных лиц в деятельность общественных объединений не допускается.

Право на объединение тесно связано с рядом различных конституционных

прав и свобод. Например, объединения нередко действуют через собрания,

митинги, демонстрации, шествия, пикетирования, которые выступают в качестве

мероприятий организационного (коллективного) волеобразования.

Общественные объединения могут свободно распространять информацию о

своей деятельности, направлять и вносить предложения в органы власти,

защищать интересы членов своих организаций в суде.

Право на объединение связано со свободой массовой информации,

свободой мысли и слова. Наличие этих прав является непременным условием

реализации права на объединение.

Право на объединение связано с понятием правового государства. Эта

категория является действенным механизмом соблюдения прав человека на

подлинную свободу объединения, становления многопартийной системы. Как

отмечает К.К. Токмаков, «развитие такой системы является необходимым

элементом демократического развития и одним из условий построения правового

государства»49. Применение принципов правового государства при реализации

права на объединение позволяет предупреждать и пресекать неправомерные

49 Токмаков К.К. Право граждан на объединение в политические партии в условиях правового государства:

Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1992. С. 3.

38

действия в деятельности объединений, а также не допускать произвольного,

«необоснованного вмешательства государственных органов в ту деятельность,

которая осуществляется общественным объединением строго в рамках закона»50.

Право на объединение связано с принципом идеологического и

политического плюрализма. «Многообразие взглядов, теорий, убеждений и

поступков рождает многообразие идеологий, под которыми понимаются системы

философских, политических и религиозных взглядов на закономерности

общественного развития и пути совершенствования общества»51. Наличие

многообразных общественных объединений позволяет выразить и реализовать

самые разнообразные потребности и интересы индивидов.

Принцип идеологического и политического плюрализма не только

исключает наличие в государстве обязательной идеологии и монополию на

осуществление политической власти какой-либо одной организации, но и

способствует осуществлению народовластия, вовлечению в политическую

деятельность широких слоев населения, обеспечивает легальность существования

конституционной политической оппозиции52. С.А. Авакьян обоснованно

отмечает: «В основе политического плюрализма - несколько основных прав.

Прежде всего, никакой плюрализм невозможен без свободы выражения мнений.

Как бы ни провозглашался плюрализм, если люди не хотят или боятся высказы-

ваться, все сведется к декларациям. Плюрализм возможен лишь тогда, когда

существуют организационные формы сближения людей, имеющих одинаковые

интересы и взгляды»53.

По мере создания единого международного правового пространства, взятия

государствами международных обязательств, заключения международных

правовых договоров - право на объединение, свобода деятельности общественных

объединений становится объектом международного регулирования, то есть

50 Черемных Г.Г. Общественные объединения: регулирование деятельности // Российская юстиция. 1996. № 4. С.

40.

51 Безуглов А.А., Солдатов С.А. Конституционное право России. В 3-х т. М., 2001. Том 1. С. 336.

52 Дарков А. А. К вопросу о понятии общественного объединения // Юрист. 1999. № 5-6. С. 17.

53 Авакьян С. А. Политический плюрализм и общественные объединения в РФ: конституционно-правовые основы.

М. ,1996. С. 68.

39

категорией не только внутригосударственного, но и международного права. В

определенной мере можно считать, что появляется наднациональное

конституционное право, поскольку соответствующие международные документы

создаются с учетом лучшего и оправдывающего себя опыта тех или иных стран.

Особенно важно то, что на базе подобных международных документов строится

последующее внутригосударственное конституционное регулирование в

отдельных странах. Наглядный тому пример – документы ООН 1966 года

«Международный пакт о гражданских и политических правах человека» и

«Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах».

Они стали основой не только международных стандартов в области прав

человека, но и внутригосударственного конституционного регулирования во

многих странах. Например, в РФ 22 ноября 1991 г. Верховным Советом была

принята «Декларация прав и свобод человека и гражданина», а в следующем году

ее положения были развернуто отражены в Конституции РФ.

Как отмечает Ю.А. Тихомиров, «с усилением в мире интеграционных

тенденций процесс согласованного развития проходит более масштабно и

интенсивно. Каждая национальная правовая система отражает суверенитет

государства и его неодинаковые подходы к увязыванию собственных интересов

на международной арене. В то же время общепризнанные принципы и нормы

международного права влияют на национальные правовые системы»54. В условиях

ускорившихся интеграционных процессов в различных сферах общественной жизни

упрочивается единство мирового сообщества, взаимозависимость государств и

народов55. Благополучие народов и мирового сообщества в целом становится

неотделимым56.

Проведенный анализ источников международного права позволяет нам

выделить несколько основных групп международных документов, устанавливающих

право на объединение и основы правового статуса общественных объединений.

54 Тихомирова Ю. А. Публичное право. М., 1995. С. 306.

55 Тихомирова Ю.А. Основы взаимодействия международного права и национального законодательства //

Международное право и национальное законодательство. М., 2009. С. 46-49.

56 См.: Московский юридический форум: Глобализация, государство, право, XXI век: по материалам выступлений /

Науч. ред. В.И. Блищенко. М., 2004. С. 7-9.

40

Первую группу составляют международные документы универсального

характера: Всеобщая декларация прав человека, принятая Генеральной Ассамблеей

ООН 10 декабря 1948 г.57, упоминавшие выше Международный пакт о

гражданских и политических правах от 19 декабря 1966 г.58, Международный пакт об

экономических, социальных и культурных правах от 19 декабря 1966 г.59

Во вторую группу входят региональные международные соглашения:

Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября

1950 г.60, Конвенция Содружества Независимых Государств о правах и основных

свободах человека от 26 мая 1995 г.61, Американская конвенция о правах человека от

22 ноября 1969 г.62, Африканская хартия по правам человека и народов от 26 июня

1981 г.63, Хартия Европейского Союза об основных правах от 7 декабря 2000 г.64 и

другие.

Третью группу составляют документы специализированных учреждений ООН.

Например, Конвенция Международной организации труда № 87 «О свободе

ассоциации и защите права на организацию» от 9 июля 1948 г.65, Конвенция

Международной организации труда № 98 «О применении принципов права на

объединение в профсоюзы и на ведение коллективных переговоров»66.

В этих же документах содержатся положения, дополняющие базовые

гарантии свободы на объединение ссылками на то, что они должны

57 Всеобщая декларация прав человека и гражданина от 10 декабря 1948 г. // Российская газета. 10 декабря. 1998.

58 Международный пакт о гражданских и политических правах от 19 декабря 1966 г. // Ведомости Верховного Совета

СССР. 1976. № 17. Ст. 291.

59 Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах от 19 декабря 1966 г. // Ведомости Верховного

Совета СССР. 1976. № 17. Ст. 292.

60 Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. // Собрание

законодательства РФ. 1998. № 20. Ст. 2143

61 Конвенция Содружества Независимых Государств о правах и основных свободах человека от 26 мая 1995 г. //

Собрание законодательства РФ. 1999. № 13. Ст. 1489.

62Американская конвенция о правах человека от 22 ноября 1969 г. Принята Межамериканской конференцией по правам

человека 22 ноября 1969 г. в Сан-Хосе. Вступила в силу 18 июля 1978 г. // Сборник международных соглашений.

Кишинев. 2014. С. 267.

63Африканская хартия по правам человека и народов от 26 июня 1981 г. Принята на встрече глав государств — членов

Организации африканского единства 26 июня 1981 г. в Найроби. Вступила в силу 21 октября 1986 г. // Сборник

международных соглашений. Кишинев. 2014. С. 295.

64Хартия Европейского Союза об основных правах от 7 декабря 2000 г. // Сборник международных соглашений.

Кишинев. 2014. С. 169.

65 Конвенция Международной организации труда о свободе ассоциации и защите права на организацию от 9 июля 1948 г.

// Собрание законодательства РФ. 2001. № 2. Ст. 163.

66 Принята 1 июля 1949 года на 32-й сессии Генеральной конференции МОТ в Женеве, вступила в силу для СССР

10 августа 1957 года.

41

обеспечиваться без какой бы то ни было дискриминации по признаку пола, расы,

цвета кожи, языка, религии, политических или иных убеждений, национального

или социального происхождения, имущественного положения, рождения или по

любым иным признакам67.

В ст. 20 Всеобщей декларации прав человека, принятой Генеральной

Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г.68, говорится, что «каждый человек имеет

право на свободу мирных собраний и ассоциаций. Никто не может быть

принужден вступать в какую-либо ассоциацию». Согласно преамбуле этого акта

право на объединение, как и другие закрепленные в Декларации права, признаются

государствами-членами Организации Объединенных Наций за каждым человеком;

государства выражают свое стремление обеспечить эти права путем «национальных и

международных прогрессивных мероприятий».

Как отмечает А.И. Ковлер, провозглашение Всеобщей декларации прав

человека 1948 года «произвело настоящую революцию в правовом бытии

человека, сделав его впервые в истории существом универсальным. Отныне

человеческая личность более не замкнута исключительно правовыми рамками

государства. Права человека становятся глобальным мерилом права, без уважения

достоинства немыслим ни один правовой порядок»69.

Последующие международные документы в обязательном порядке

включали право на объединение в число важнейших положений, закрепляемых

тем или иным актом. Страны, подписавшие Международный пакт о гражданских

и политических правах, сошлись во мнении о том, что закрепленные в Пакте равные

и неотъемлемые права «признаются за каждым членом человеческой семьи и

вытекают из присущего человеческой личности достоинства»70. В качестве такого

права в ст. 22 упомянутого документа установлено право каждого человека «на

67 Ст. 2 Всеобщей декларации, ст. 2 (1) Международного пакта о гражданских и политических правах, ст. 14

Европейской конвенции и п. 5.9 документа Копенгагенского совещания.

68 Всеобщая декларация прав человека 1948 года // Международная защита прав и свобод человека. Сборник

документов. М., 1990. С. 56.

69 Ковлер А. К 50-летию Европейского Суда по правам человека // Сравнительное конституционное обозрение.

2009. № 4 (71). С. 45.

70 Преамбула Международного пакта о гражданских и политических правах.

42

свободу ассоциации с другими, включая право создавать профсоюзы и вступать в

таковые для защиты своих интересов».

В соответствии со ст. 8 Международного пакта об экономических,

социальных и культурных правах участвующие в нем государства обязались

обеспечить право каждого человека создавать условия для осуществления и

защиты своих экономических и социальных интересов, создания

профессиональных союзов, а также вступление в таковые по своему выбору при

единственном условии соблюдения правил соответствующей организации.

В Конвенции Международной организации труда «О свободе ассоциации и

защите права на организацию» от 9 июля 1948 г. рассматривается признание

принципа свободы объединения как одно из средств, способных улучшить условия

труда и обеспечить мир. Аналогичные формулировки можно видеть в документах,

принятых на региональном уровне. Пункт 1 статьи 11 Европейской конвенции о

правах человека; пункт 1 статьи 10 Африканской хартии прав человека и народов;

статья 16 Американской конвенции о правах человека; и статья 28 Арабской

хартии прав человека — все они гарантируют право на свободу объединения с

другими.

Подписывая Конвенцию о правах и основных свободах человека,

государства-участники Содружества Независимых Государств сошлись

во мнении, что соблюдение международных стандартов в области прав человека

всеми государствами - участниками СНГ будет содействовать углублению

демократических преобразований, экономическому и социальному росту.

Конвенция закрепила и право каждого на свободу мирных собраний и на свободу

ассоциаций с другими, включая право создавать профсоюзы и вступать в таковые

для защиты своих интересов (ч. 1 ст. 12). Европейская конвенция о защите прав

человек и основных свобод в ст. 11 провозглашает: «Каждый человек имеет право

на свободу мирных собраний и свободу ассоциации с другими, включая право

создавать профсоюзы и вступать в них для защиты своих интересов»71.

71 Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. // Собрание

законодательства РФ. 1998. № 20. Ст. 2143.

43

Парижская хартия для новой Европы подтверждает, что «каждый человек без

какой-либо дискриминации имеет право на свободу ассоциации и мирных

собраний»72. При этом право на свободу ассоциации стоит в одном ряду с правами на

свободу мысли, совести, религии и убеждений, свободу выражения своего мнения,

свободу передвижения.

Представители государств - участников совещания по безопасности и

сотрудничеству в Европе (СБСЕ), состоявшегося в Вене в 1986 г., в своем

итоговом документе записали, что они «будут совершенствовать свои законы,

административные правила и политику в области гражданских, политических,

экономических, социальных, культурных и других прав человека и основных

свобод и применять их на практике с тем, чтобы гарантировать эффективное

осуществление этих прав и свобод»73. В итоговом документе Московской

конференции по человеческому измерению СБСЕ говорится, что «вопросы,

касающиеся прав человека, основных свобод, демократии и верховенства закона,

носят международный характер, поскольку соблюдение этих прав и свобод

составляет одну из основ международного порядка»74. Данное положение было

раскрыто далее в ряде публикаций ОБСЕ по данному вопросу75.

В пункте 1 статьи 10 Африканской хартии прав человека и народов

предусмотрено, что «каждый человек имеет право на свободу ассоциаций, при

условии соблюдения им закона». В статье 16 Американской конвенции о правах

человека содержится неисчерпывающий перечень целей, к которым могут

стремиться ассоциации и к числу которых относятся такие, как идеологические,

религиозные, политические, экономические, трудовые, социальные, культурные,

спортивные или другие цели.

Все общие гарантии, кроме Всеобщей декларации, предусматривают право

создавать профессиональные союзы. Это отражено в статье 8 Международного

72 Парижская хартия для новой Европы от 21 ноября 1990 г. // Сборник международных соглашений. М., 2014. С. 78.

73 Итоговый документ Венской встречи представителей государств-участников совещания по безопасности и

сотрудничеству в Европе // Сборник международных соглашений. М., 2014. С. 56.

74 Документ Московской Конференции по человеческому измерению СБСЕ / Международное сотрудничество в

области прав человека: Документы и материалы. М., 2013. Вып.2. С. 55.

75 Правозащитники в регионе ОБСЕ. БДИПЧ. Варшава, 2014. С. 145.

44

пакта об экономических, социальных и культурных правах, статье 5 Европейской

социальной хартии76, Конвенции о свободе объединения и защите права

объединяться в профсоюзы77, а также в ряде документах, принятыми членами

ОБСЕ78. Кроме того, существует ряд других гарантий, касающихся свободы

собраний и свободы объединения отдельных категорий граждан, в частности,

детей79, борцов за охрану окружающей среды80, защитников прав человека81,

судей82, представителей национальных меньшинств83, беженцев84, лиц без

гражданства85 и международных неправительственных организаций86.

Анализируя современные международные соглашения, зарубежную

литературу и законодательство в области прав человека, можно прийти к выводу

о том, категории «права человека», «права гражданина», «права личности»

употребляются иногда в одном и том же значении, они используются и для

выделения того или иного аспекта проблемы прав человека. Однако

представляется более целесообразным для отличия понятий прав человека и прав

гражданина делать акцент именно на государственном характере прав гражданина

и на «естественном» — прав человека.

Анализируя международные документы по правам человека, можно сделать

вывод о том, что правовая природа общественного объединения в основе своей

имеет провозглашенное мировым сообществом и проистекающее из природы

76 Европейская Социальная Хартия ETS N 163 (пересмотренная). Страсбург, 3 мая 1996 г. // Справочно-правовая

система «Консультант Плюс». Режим доступа: локальный. Дата обновления 15.03.2015.

77 Конвенция МОТ № 87 от 9 июля 1948 г.// Справочно-правовая система «Консультант Плюс». Режим доступа:

локальный. Дата обновления 15.03.2015.

78 Вопросы, относящиеся к безопасности в Европе. Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе.

MC(15).JOUR/2. 30 ноября 2007 года. Совет министров. Мадрид.

79 Конвенция о правах ребенка. Принята резолюцией 44/25 Генеральной Ассамблеи от 20 ноября 1989 года //

Справочно-правовая система «КонсультантПлюс». Режим доступа: локальный. Дата обновления 15.03.2015.

80 Конвенция о доступе к информации, участии общественности в процессе принятия решений и доступе к

правосудию по вопросам, касающимся окружающей среды. (Орхуская Конвенция) от 25 июня 1998 г.

81 Декларация ООН о праве и обязанности отдельных лиц, групп и органов общества поощрять и защищать

общепризнанные права человека и основные свободы (Декларация защитников прав человека) от 9 декабря 1998 г.;

обязательства, принятые на нескольких конференциях СБСЕ, в частности, в Вене в 1989 году (Вопросы,

относящиеся к безопасности в Европе, п. 13.3, 13.6. и 21), Копенгагене (10, 10.1–10.4, 11, и 11.2) и Будапеште

(часть VIII, п. 18).

82 Основные принципы ООН, касающиеся независимости судебных органов, Рекомендация Совета Европы R(94)12

«О независимости, эффективности и роли судей» №R(94)12 от 13 октября 1994 года.

83 Рамочная Конвенция о защите национальных меньшинств от 1 февраля 1995 г.

84 Конвенция о статусе беженцев от 28 июля 1958 г.

85 Конвенция о статусе лиц без гражданства от 28 сентября 1954 г.

86 Европейская Конвенция о признании юридическими лицами международных неправительственных организаций

от 24 апреля 1986 года.

45

человека право на объединение. Это право признается и гарантируется многими

государствами в силу признания правосубъектности каждого человека.

И естественно возникает вопрос о мере учета международных правил,

которые мы характеризуем одновременно как наднациональное конституционное

регулирование, в конституционном законодательстве, в том числе и

непосредственно в конституциях конкретных стран. В результате научного

анализа выявлено, что не все нормы отдельных конституций стран СНГ и Европы

идеально отражают объемность содержания права на объединение. Некоторые

нормы ограничивают это право, но в основном с целью необходимого

обеспечения общественного порядка, безопасности, прав и свобод других

граждан. Тем не менее, можно констатировать, что конституционные нормы и

законы при определении статуса общественных объединений основываются,

прежде всего, на международно-признанном праве каждого индивида на свободу

ассоциации.

Считаем необходимым попутно подчеркнуть, что в приведенных

международных документах говорится о «праве ассоциации» и о «праве

ассоциаций». Полагаем, что семантика данных понятий такова: свободу

ассоциации следует толковать как свободу объединения; в выражении «свобода

ассоциаций» подразумеваются уже сами объединения, поскольку, например, в

российской общественной практике имеет место создание общественных

объединений, именуемых «ассоциациями».

Продолжая анализ, далее отметим: несмотря на то, что общественные

объединения по-разному называются в различных странах, а их правовое

положение регулируется национальным законодательством соответствующей

страны либо устоявшейся практикой и внутренними документами самих

организаций (уставами), в юридической литературе их принято относить к

институтам гражданского общества87.

87 См., например: Гуськов Ю.В. Гражданское общество в России: теория и реальность // Социально-гуманитарные

знания. 2005. № 3. С. 105-124; Замбровский Б. К вопросу о формировании гражданского общества и правового

государства // Социально-политическиe науки. 1991. № 6. С. 56; Кудряшова М.С. К вопросу о перспективах

46

В результате проведенного анализа конституционного законодательства,

можно сделать вывод о том, что право на объединение - одно из важнейших

общественно-политических прав личности, а также основной элемент

гражданского общества, цель которого обеспечить возможность участия

каждого в общественной и политической жизни, а также юридически

установить создание разного рода общественных объединений.

<< | >>
Источник: Лысенко Владлена Владимировна. КОНСТИТУЦИОННО–ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ВНУТРИГОСУДАРСТВЕННОЙ И МЕЖДУНАРОДНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОБЪЕДИНЕНИЙ (В КОНТЕКСТЕ ОПЫТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, РЕСПУБЛИКИ МОЛДОВА И ПРИДНЕСТРОВЬЯ). Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Москва –2016. 2016

Скачать оригинал источника

Еще по теме 1.1. Право на объединение в системе прав и свобод человека и гражданина:

  1. 100. Система прав и свобод человека и гражданина.
  2. §1.2 Принципы установления субъектами Российской Федерации дополнительных гарантий реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина
  3. § 2.2 Особенности нормативного закрепления дополнительных гарантий реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина, устанавливаемых субъектами Российской Федерации
  4. Место конституционного права на среднее профессиональное образование в системе прав и свобод человека и гражданина
  5. 1.1. Право на объединение в системе прав и свобод человека и гражданина
  6. §1.1 Понятие и сущность прав и свобод человека и гражданина
  7. § 2.2. Защита прав и свобод человека и гражданина - основная функция органов внутренних дел
  8. § 2.3. Основные формы деятельности органов внутренних дел по обеспечению прав и свобод человека и гражданина
  9. 1.1. Формирование и развитие концепции прав и свобод человека и гражданина и механизма их обеспечения: российский и зарубежный опыт
  10. 1.2. Современные подходы в исследовании сущности конституционных прав и свобод человека и гражданина в условиях модернизации правовой системы России
- Авторское право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -