<<
>>

1.2. Европейские стандарты и судебная практика по защите права на объединение

Мировые тенденции общественного развития все больше проявляются в

перманентных процессах глобализации и интернационализации

конституционного права, растворяясь в конституционной материи.

Это

наблюдается, прежде всего, в сближении национального конституционного права

отдельной страны с международным публичным правом, вследствие чего между

ними иногда исчезает четкая граница. Таким образом, современные

исследователи акцентируют внимание на усилении взаимного влияния и

проникновения национальных и международных норм88.

Европейская конвенция «О защите прав человека и основных свобод»89

(далее – Конвенция), принятая 4 ноября 1950 года в рамках Совета Европы и

вступившая в силу в 1953 году, положила начало утверждению целостной

системы европейских правовых норм. Конвенция установила неотъемлемые права

и свободы для каждого и обязала государства гарантировать эти права каждому

гражданского общества в России // Вестник Московского университета. Серия 12. Политические науки. 2001. № 5.

С. 64-68; Коэн Д. Гражданское общество и политическая теория. М.: Весь мир, 2003. С. 67.

88 Ковлер А.И. Соотношение европейского конвенционного и национального конституционного права –

обострение проблемы (причины и следствия) // Российский Ежегодник Европейской Конвенции по правам

человека. М., 2015. С. 67; Усенко Е.Т. Соотношение и взаимодействие международного и национального права и

российская Конституция // Российское правосудие. 2008. № 12; Хижняк В.С. Взаимодействие национального права

России и международного права: конституционные основы. М., 2007. С. 26; Конюхова И.А. Международное и

конституционное право: теория и практика взаимодействия. М., 2006. С. 27.

89 Европейская Конвенция 4 ноября 1950 года «О защите прав человека и основных свобод» // Справочно-правовая

система «КонсультантПлюс».

Режим доступа: локальный. Дата обновления 15.03.2015

47

человеку, находящемуся под их юрисдикцией. Наряду с такими абсолютными

правами, как право на жизнь, право на свободу и личную неприкосновенность,

Конвенция гарантирует и многие основные свободы.

Так, статья 11 Европейской конвенции о защите прав человека защищает

два тесно взаимосвязанных, дополняющих друг друга, однако различных права:

(1) право на свободу мирных собраний и (2) право на свободу объединений с

другими. По смыслу Конвенции, индивидуальное право, предусмотренное этой

статьей, формулируется как право на свободу объединения90.

Цель статьи 11 заключается в том, чтобы позволить людям объединяться

для выражения, обсуждения и защиты своих общих интересов91.

Одновременно с провозглашением перечня защищаемых прав Европейская

конвенция предусмотрела механизм их международной защиты. Для этого

определено, что постановления Европейского Суда по правам человека (далее -

ЕСПЧ) обязывают не только восстановить нарушенное право конкретного

человека (индивидуальные меры), но и изменить законодательство или

правоприменительную практику всех государств, ратифицировавших

Европейскую конвенцию, чтобы устранить возможность аналогичного нарушения

права (меры общего характера).

В соответствии со статьей 34 Конвенции ЕСПЧ «может принимать

жалобы от любого физического лица, неправительственной организации или

любой группы частных лиц, которые утверждают, что явились жертвами

нарушения одной из Высоких Договаривающихся Сторон их прав, признанных в

Конвенции и в Протоколах к ней».

В последние годы ЕСПЧ занимался рассмотрением рядом дел, связанных с

реализацией статьи 11 Европейской конвенции о правах человека, и оказал

значительное влияние на толкование права на свободу объединения. В по-

становлениях Суда отмечалось, что в соответствии с нормами международного

90 Для сравнения: Конституция РФ в статье 30, Конституция Приднестровья в ст. 33 закрепляют право на

объединение.

91 См.: Harris D., O’Boyle M., Bates E. and Buckley C. Law of the European Convention on Human Rights. Oxford

University Press, 2009. P. 417.

48

права существует право на создание легально зарегистрированных объединений и

что после их формирования эти организации имеют право пользоваться широкой

правовой защитой92. Конвенция также гарантирует права, которые являются «не

теоретическими или иллюзорными, а практическими и эффективными»93.

Для того, чтобы международные гарантии действовали, необходимо

доказать, что объединение является не просто скоплением людей, имеющих

некую общую цель. Этот тезис был подтвержден в решениях Суда, в которых

было установлено, что статья 11 не преследует цель обеспечения защиты простой

группы людей, желающих «составить друг другу компанию»94. Из этого следует,

что группа людей может считаться объединением, если имеет

институциональную структуру, пусть даже и неформальную.

Европейская конвенция гарантирует право каждого создавать объединения

и вступать в них. Слово «каждый» в статье 11 Конвенции обозначает как

физических, так и юридических лиц, так как свобода создания и вступления в

объединение является правом, которым могут пользоваться не только отдельные

личности95. Под «каждым» в практике Суда понимается любое лицо, независимо

от гражданства, места жительства, регистрации, уплаты налогов, дееспособности

и иных обстоятельств96. Единственным исключением в данном случае являются

государственные органы, поскольку они, являясь частью государства, обязаны

скорее охранять свободу объединений, чем пользоваться этим правом.

92 Leon E. Irish, Karla W. Simon. Freedom of association: recent developments regarding the «Neglected Right» //

International Journal of Non-Profit Law. Vol. 3, Issue 2. December 2000. P. 22.

93 См.: Постановление ЕСПЧ «Партия свободы и демократии против Турции» (Freedom and Democracy Party

v.Turkey). Жалоба № 23885/94. Решение от 8 декабря 1999 года.

// Справочно-правовая система

Pravo.ru[Электронный ресурс]. URL: http://docs.pravo.ru/document/view/19382810/17527983

94 См. Решение Комиссии «МакФили против Соединенного Королевства» (McFeeley v. United Kingdom). Жалоба №

8317/78 от 4 марта 1978 г.[Электронный ресурс]. URL:http://swarb.co.uk/mcfeeley-and-others-v-the-united-kingdomechr-

15-may-1980

95 Проблема ограничения свободы объединения для юридических лиц еще не рассматривалась Европейским

Судом, но уже было вынесено решение, что корпоративные организации обладают правом на свободу выражения

мнений. См., например, дело Sunday Times v. United Kingdomот 26 апреля 1979 г. Но несмотря на схожую

позицию, закрепленную в Международном пакте о гражданских и политических правах, лишь физические лица

могут подавать жалобы на возможные нарушения этого права на основании Первого дополнительного протокола к

Пакту.

96 См.: Постановление ЕСПЧ «Густафссон пр. Швеции». Жалоба № 18/1995/524/610 от 25 апреля 1996 г. // Сайт

«Консультативный совет НПО». [Электронный ресурс].

URL:http://uraltradeunion.ru/sudpraktika/mezdunarod/Gustafsson%2025.04.96.html

49

Понятие «объединение» имеет самостоятельное значение97, что также

отражено в решениях Комиссии и Постановлениях ЕСПЧ. Тот факт, что в статье

11 Европейской конвенции присутствует прямая ссылка лишь на одну форму

объединений (на профессиональные союзы), может привести к мысли о том, что

либо данная форма объединения находится в привилегированном положении по

отношению к другим, либо данное положение не распространяется на другие

формы объединений. В соответствии с одним из постановлений Суда98 был сделан

вывод о том, что «специальное упоминание о профсоюзах является не более чем

напоминанием о том, что они входят в понятие объединения». Связка «в том

числе» в статье 11 «ясно показывает, что профсоюзы являются лишь одним

примером, среди других, формы проявления права на свободу объединения»99.

Суд в своих решениях пришел к выводу, что в тексте статьи 11 Конвенции

содержится указание на то, что политические партии также могут пользоваться

положениями данной статьи.

Бывшая Комиссия по правам человека приняла

точку зрения, что свобода объединения не только дает право создавать

политическую партию, но и гарантирует ей право на политическую

деятельностьпосле создания100.

В ряде дел Суд установил наличие нарушений Конвенции в тех случаях,

когда основой для наложения ограничений на деятельность организации явились

предполагаемые «политические» цели. В деле «Объединенная македонская

организация Илинден-Пирин и другие против Болгарии» Суд установил

нарушение ст. 11 Конвенции в силу того, что болгарские суды необоснованно

причислили к «политическим целям и политической деятельности» проведение

97 См.: Постановление ЕСПЧ «Шассану и другие против Франции» (Chassagnou and others v. France). Жалоба

25088/94, 28331/95 и 28443/95 от 29 апреля 1999 г. // Справочно-правовая система Pravo.ru[Электронный ресурс].

URL: http://docs.pravo.ru/document/view/19383130/17528332

98 См.: Постановление ЕСПЧ «Объединенная коммунистическая партия Турции и др. против Турции» (United

Communist Party of Turkey). Жалоба № 19392/92 от 30 января 1998 года. // Избранные решения Европейского Суда

по правам человека / Ред. Н. Костенко. М., 2012.

99 Там же, п. 24. Эта точка зрения была вновь подтверждена в последующих делах, таких как: «Социалистическая

партия и другие против Турции» (SocialistParty and Others v. Turkey). Жалоба № 804/1007 от 25 мая 1998 года;

«Сидиропулос и др. против Греции» (Sidiropoulos and Others v. Greece). Жалоба № 57/1997/841/1047 от 10 июня

1998 г.

100 См.: Решение Комиссии «Артико против Италии» (Аrtico v. Italy). Жалоба N 6694/74 от 13 мая 1980 г. //

Избранные решения Европейского Суда по правам человека / Ред. Н. Костенко. М., 2012.

50

митингов, демонстраций, собраний и иных форм общественной активности

общественного объединения, выступающего за региональную автономию и права

меньшинств101. Суд также выразил свое мнение о том, что термин «политический»

может быть слишком неопределенным, как это было установлено в деле «Жечев

против Болгарии»102.

В контексте рассмотрения дела «Объединенная коммунистическая партия

Турции (ОКПТ) и другие против Турции»103 Суд определил, что Турция не может

распускать политическую партию только потому, что национальные органы

власти полагают, она подрывает конституционные основы государства. С 1990 г.

власти Турции считали, что партия провозглашает себя преемником ранее

ликвидированной политической партии, незаконно включает в свое название

слово «коммунистическая», и нарушает территориальную целостность

государства. Национальные суды Турции вынесли решение о ликвидации ОКПТ,

вследствие чего ее руководителям было запрещено заниматься аналогичной

деятельностью в составе любой другой политической группы. Европейский Суд

решил, что политические партии являются одной из форм объединения,

необходимых для надлежащего функционирования демократии и подпадающих

под действие ст. 11 Европейской Конвенции. Хотя вмешательство правительства

в деятельность ОКПТ было предусмотрено законом и направлено на достижение

правомерной цели (защита национальной безопасности), оно не было

«необходимым в демократическом обществе». Суд подчеркнул, что «право,

гарантируемое ст. 11, окажется теоретическим или иллюзорным, если оно будет

являться правом лишь на создание ассоциации, поскольку национальные органы

власти смогут сразу же распустить такую ассоциацию, не имея необходимости

соблюдать положения Конвенции». Отсюда также следует, что объединение

101 См.: Постановление ЕСПЧ «Объединенная Македонская организация: Илинден–Пирин против Болгарии»

(United Macedonian Organization Ilinden and Others v. Bulgaria). Жалоба № 34960/04 от 18 Октября 2011 г. //

[Электронный ресурс]. URL: http://www.legislationline.org/documents/action/popup/id/16666

102См.: Постановление ЕСПЧ «Жечев против Болгарии» (Zhechev v. Bulgaria). Жалоба №. 57045/00 от 21 июня

2007 г. // [Электронный ресурс]. URL: http://hudoc.echr.coe.int/sites/eng/pages/search.aspx?i=001-81209

103 См.: Постановление ЕСПЧ «Объединенная коммунистическая партия Турции и др. против Турции» (United

Communist Party of Turkey). Жалоба № 19392/92 от 30 января 1998 года. // Избранные решения Европейского Суда

по правам человека / Ред. Н. Костенко. М., 2012.

51

пользуется защитой, предусмотренной статьей 11, на протяжении всего периода

своего существования и что ее роспуск государственными органами должен,

соответственно, осуществляться в соответствии с пунктом 2 этого положения.

Та же позиция Европейского Суда по правам человека была отражена в деле

«Измир Саваш Каршитлари Дернеги и другие против Турции»104. Суд подчеркнул,

что «договаривающиеся государства не могут принимать любые меры, какие

только они сочтут адекватными, даже со ссылкой на национальную безопасность

и общественный порядок».

В практике Суда разработана система признаков, отличающих

общественное объединение от других организаций. В деле «X. против Швеции»105

Комиссией проводилось различие между профессиональными организациями и

профессиональными союзами. Дело касалось жалобы студенческой организации

на нарушение статьи 11 Конвенции и было связано с тем, что все студенты

Швеции были обязаны вступать в студенческие объединения и платить взносы.

Отказ наказывался исключением из университета. По мнению Комиссии,

профессиональные организации публичного права «поддерживают этику и

дисциплину в рамках профессии или защищают интересы своих членов в спорах с

третьими лицами». Профсоюзы же «представляют интересы своих членов в

трудовых спорах с работодателем». Студенческие объединения нельзя отнести ни

к одной из указанных групп. Они являются частью органов управления

университета — публичной организации.

Такого же мнения Европейский Суд придерживался в деле «Ле Конт, Ван

Левен и Де Мейер против Бельгии»106. Оно касалась обязательного членства в

организации, осуществляющей реестр медицинских специалистов. Объединение

врачей, в которое заявителя принуждали вступить, по мнению Суда, обладало

публичным характером, так как создавалось на основе норм публичного права.

104 См.: Постановление ЕСПЧ «Измир Саваш Каршитлари Дернеги и другие против Турции» (Izmir Savas Karsitlari

Dernegi and Others v. Turkey). Жалоба № 46257/99от 2 марта 2006 г. // Избранные решения Европейского Суда по

правам человека / Ред. Н. Костенко. М., 2012.

105 Там же.

106 См.: Решение Комиссии «Ле Комт, Ван Левен и Де Мейер против Бельгии» (Le Compte, Van Leuven and De

Meyere v. Belgium). Жалобы №№6878/75, 7238/75от 23 июня 1981 года. // Избранные решения Европейского Суда

по правам человека / Ред. Н. Костенко. М., 2012.

52

Оно наделялось компетенцией по контролю, регистрации практикующих врачей,

административными и нормотворческими полномочиями по наложению

дисциплинарных взысканий. Дело «O.V.R. v. Russia» от 3 апреля 2001 г., касалось

обязательного членства в региональной нотариальной палате, отсутствие

которого могло лишить лицо права работать в качестве частного нотариуса107.

В деле «Сигурдур А. Сигурйонссон против Исландии»108 Суд выявил

частноправовую природу организации «Фрами», объединившую независимых

участников рынка в сфере оказания услуг такси. Сославшись на то, что «Фрами»

обладала автономией в определении собственных целей и внутренней

организации, Европейский Суд признал, что обязательное членство нарушает

право на свободу объединения, гарантированное статьей 11 Европейской

конвенции о защите прав человека и основных свобод. Суд, в частности, заявил,

что Конвенция является «живым» международно-правовым инструментом,

который должен соответствовать новым потребностям общества. Следовательно,

положения статьи 11 Конвенции можно рассматривать и в «негативном» смысле

— как гарантирующие право не вступать в организацию и свободно выходить из

нее. По этой причине, а также на том основании, что ограничение в виде

обязательного членства в ассоциации непропорционально по отношению к

преследуемым законом целям, Суд признал нарушение права на свободу

объединений в соответствии со статьей 11 Конвенции. Такого же подхода

Комиссия придерживалась и в других решениях: Appl. no. 13750/88, А. and Others

v. Spain, 66 DR 188 (1990); Appl. no. 8734/79, Barthold v. Federal Republic of

Germany, 26 DR 145 (1981); Appl. no. 14331/88 и 14332/88, Revert and Legallaise v.

France, 62 DR 309 (1989 г.), где рассматривались организации, образованные в

соответствии с законодательством в целях регулирования профессиональной

107 Виноградов М.М. Защита в Европейском Суде по правам человека прав лиц, осужденных к лишению свободы:

Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2010. С. 67.

108 См.: Постановление ЕСПЧ «Сигурйонссон против Исландии» (Sigurdur A. Sigurjonsson v. Iceland). Жалоба №

16130/90 от 30 июня 1993 г. // Избранные решения Европейского Суда по правам человека // Ред. Н. Костенко. М.,

2012.

53

деятельности юристов, ветеринарных врачей и архитекторов. Этот же подход

распространяется и на торговые палаты109.

Таким образом, некоторые организации, рассматриваемые как объединения,

не были признаны таковыми ЕСПЧ для применения гарантий, предоставляемых

статьей 11 Европейской Конвенции. К таким организациям можно отнести

многочисленные союзы, в которых обязаны состоять врачи, юристы, архитекторы

и представители некоторых других профессий. Естественно, что такие позиции

Европейского Суда по правам человека должны быть ориентирами для

внутригосударственного конституционно-правового регулирования

соответствующих общественных институтов.

Один из самых распространенных случаев в практике ЕСПЧ — вопрос о

праве не вступать в объединение. Принуждение к вступлению в организации

может потенциально ограничивать свободное выражение собственных мнений и

взглядов членов110.

Членство в общественном объединении является важным вопросом,

поскольку связано с понятиями ответственности и правоспособности

общественного объединения. Помимо своего добровольного характера, оно

основывается еще на двух важных принципах: во-первых, каждый должен иметь

право вступать в общественное объединение, не подвергаясь при этом

необоснованным ограничениям со стороны законодательства111; во-вторых,

вопросы членства в организации определяются в уставе организации.

В некоторых случаях членство может оказаться несовместимым с

должностью или местом работы гражданина, особенно если последние относятся

к государственной службе. Пример такой несовместимости можно увидеть в деле

109 Weiss v. Austria. Appl. no. 14596/89, 71 DR 158.1991. // Public Interest Law Initiative. Office for Democratic

Institutions and Human Rights of the Organization for Security and Co-operation in Europe (OSCE/ODIHR). Poland 2010.

P. 27.

110 См.: Решение Комиссии «Эзелен против Франции» (Ezelin v. France). Жалоба № 11800/85 от 26 апреля 1991 г. //

Избранные решения Европейского Суда по правам человека // Ред. Н. Костенко. М., 2012.

111 См.: Постановление ЕСПЧ «Оуранио Токсо против Греции» (Ouranio Toxo v. Greece). Жалоба № 74989/01 от 15

марта 2005 г.; Дело «Адал против Турции» (Adali v. Turkey). Жалоба № 38187/97от 31 марта 2005 г.

54

«Ван дер Хежден против Голландии»112.У Суда не вызвало возражений

расторжение контракта с региональным директором фонда, защищавшего

интересы иммигрантов и предоставлявшего им консультации, одновременно

являясь членом комитета партии, поддерживавшей политику репатриации

иммигрантов.

В другом деле «Гранде Ориенте Д’италиа Ди Палаццо Джустиниани

против Италии»113, суд установил нарушение статьи 11 Конвенции. Организация

- заявитель обжаловала установленную законом обязанность франкмасонов

заявлять о своей принадлежности к ложе при выдвижении на региональные

административные должности. По их мнению, местное законодательство ставило

членов объединения перед альтернативой отказа либо от членства в организации,

либо от занятия должности в государственном органе, ограничивая не только

свободу объединения каждого, но и саму свободу объединения. Суд определил,

что оспариваемые положения местного законодательства представляют собой

вмешательство в право заявителя на свободу объединения, так как содержащийся

в законодательстве запрет мог привести к вынужденному уменьшению

численности организации и повредить ее репутации. Содержащийся в законе

запрет не мог быть оправдан правом государства вводить ограничения свободы

объединения в отношении должностных лиц административных органов

государства114.

Важным признаком общественного объединения является добровольный

характер и свобода объединения. Это обычно определяется как право на

объединение с другими в тех или иных общих интересах115. Бывшая Европейская

комиссия по правам человека определила свободу ассоциации следующим

112 См.: Постановление ЕСПЧ «Ван дер Хежден против Голландии» (Van der Heijden v. The Netherlands). Жалоба №

42857/05 от 3 апреля 2012 г. // Избранные решения Европейского Суда по правам человека / Ред. Н. Костенко. М.,

2012.

113 См.: Постановление ЕСПЧ «Гранде Ориенте Д’италиа Ди Палаццо Джустиниани против Италии» (Grande

Oriente D’Italia Di Palazzo Giustiniani). Жалоба № 35972/97 от 2 августа 2001 г. // Избранные решения Европейского

Суда по правам человека // Ред. Н. Костенко. М., 2012.

114 См.: Постановление ЕСПЧ «Кийскинен и Ковалайнен против Финляндии» (Kiiskinen and Kovalainen v. Finland).

Жалоба № 26323/95 от 20 апреля 1999 г. [Электронный ресурс]. URL:

http://hudoc.echr.coe.int/sites/fra/pages/search.aspx?i=001-4627

115 Joseph S., Schults L., Castan M. The international Covenant on Civic and Political rights: cases, materials and

commentary. Oxford University press. 2000. P. 27.

55

образом: «Свобода ассоциации представляет собой общую способность граждан

объединяться без необоснованного вмешательства государства в ассоциации в

интересах достижения различных целей»116.

Свобода объединения подразумевает свободу как создания, так и желания к

вступлению в уже существующие объединения117. Принуждение людей вступать в

какое- либо объединение практически равнозначно отказу членам этой

ассоциации в их праве выбирать, с кем они хотят сотрудничать.

В жалобе «Чеал против Великобритании»118Европейская комиссия

постановила, что «объединения должны сами решать, в соответствии со своими

правилами, вопросы приема в члены и вопросы их исключения».Государству

должна быть отведена роль контроля за соблюдением этих правил. Та жепозиция

ЕСПЧ была отражена в решении по делу «Рутовский против Польши»119.

Европейская конвенция требует, чтобы любое вмешательство в

осуществление права на свободу объединений было оценено должным образом с

учетом «необходимости в демократическом обществе»120. Однако, если

общественное объединение подвергает опасности государственные институты

или права и свободы других лиц, статья 11 Конвенции не лишает государство

возможности защитить эти институты и этих лиц121. По мнению ЕСПЧ, это

должно использоваться редко. При этом Суд должен быть убежден, что

национальные власти применяли критерии, соответствующие закрепленным в

116 Freedom of association. Thematic monitoring report presented by the Secretary General and decisions on follow-up

action taken by the Сommittee of Ministers. CMMonitor 2005. 11 October 2005. P. 56.

117 См.: Решение Комиссии «Чеял против Великобритании» (Cheall v. United Kingdom). Жалоба №10550/83 от 25

октября 1985 г; Дело «Рутковски против Польши» (Rutkowski v. Poland). Жалоба № 30867/96 от 16 апреля 2002 г.;

Дело «Ле Комт (Le Compte), Ван Левен (Van Leuven) и Де Мейер (De Meyere) против Бельгии» (Le Compte, Van

Leuven and De Meyere v. Belgium). Жалоба № 7299/75, 7496/76 от 23 июня 1981 г.

118 См.: Решение Комиссии «Чеял против Великобритании» (Cheall v. United Kingdom). Жалоба №10550/83 от 25

октября 1985 г. [Электронный ресурс]. URL:

http://www.associationline.org/guidebook/action/read/chapter/4/section/jurisprudence/decision/140

См.: Постановление ЕСПЧ «Рутковски против Польши» (Rutkowski v. Poland). Жалоба № 30867/96 от 16 апреля

2002 г. [Электронный ресурс]. URL:http://caselaw.echr.globe24h.com/0/0/poland/2013/05/21/rutkowski-v-poland-

121178-4282-10.shtml

120 См.: Постановление ЕСПЧ «Партия свободы и демократии против Турции». (Freedom and Democracy Party v.

Turkey). Жалоба № 23885/94 от 8 декабря 1999 года. // Избранные решения Европейского Суда по правам человека

// Ред. Н. Костенко. М., 2012.

121 См.: Постановление ЕСПЧ «Партия «Рефах» и другие против Турции» (Refah Partisi «The Welfare Party» and

others – Turkey». Жалобы №№ 41340/98, 41342/98, 41343/98, 41344/98 от 13 февраля 2003 г. // [Электронный

ресурс]. Информационно – правовой портал «Гарант». URL: // http://base.garant.ru/59671474/#ixzz3UNkgVBrF

56

статье 11 Конвенции принципам, и, более того, они основывали свои решения на

приемлемой оценке соответствующих фактов122.

Таким образом, ЕСПЧ признал, что свобода объединения не является

абсолютной123. Однако только убедительные и неопровержимые причины могут

оправдать ограничение свободы общественного объединения. Любое

вмешательство должно соответствовать «настоятельной общественной

необходимости»124. По мнению Суда, вмешательство должно соответствовать

насущным потребностям общества и должно быть соразмерным таким

потребностям125.

Свобода ассоциации тесно связана со свободой слова и свободой выражения

мнения – одними из основополагающих и фундаментальных прав и свобод

человека в демократическом, правовом государстве126. Европейский Суд по

правам человека постановил, что «свобода собраний и право выражать свое

мнение на них являются одним из высших ценностей демократического общества.

Сущность демократии лежит в ее способности разрешать проблемы путем

открытых обсуждений»127.

Рассматривая дело «Партия свободы и демократии против Турции», Суд

подтвердил наличие связи между правом на свободу объединения и правом на

свободу выражения мнений: «отстаивание мнений и право на их свободное вы-

ражение являются одним из элементов права на свободу объединения,

закрепленных в статье 11. Это применимо в отношении политических партий, так

122 См.: Решение по делу «Партия «Рефах» и другие против Турции» (Refah Partisi «The Welfare Party» and others –

Turkey». Жалобы №№ 41340/98, 41342/98, 41343/98, 41344/98 от 13 февраля 2003 г.// [Электронный ресурс].

Информационно–правовой портал «Гарант». URL: // http://base.garant.ru/59671474/#ixzz3UNkgVBrF

123 См.: Постановление ЕСПЧ «Горжелик и другие против Польши» (Gorzelik and others v. Poland). Жалоба №

44158/98 от 17 февраля 2004 г.[Электронный ресурс]. Информационно–правовой портал «Консультант Плюс».

URL: // http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=INT;n=26570

124 См.: Решение Комиссии «Янг, Джеймс и Уебстер против Соединенного Королевства» (Young, James and

Webster v. United Kingdom). Жалоба № 7601/76; 7806/77 от 13 августа 1981 г. // [Электронный ресурс].

Информационно – правовой портал «Гарант». URL: // http://base.garant.ru/167327/#ixzz3UNsIqTLy

125 См.: Постановление ЕСПЧ «Шови и другие против Франции» (Chauvy and others – France). Жалоба № 64915/01

от 29 июня 2004 г. // [Электронный ресурс]. Информационно–правовой портал «Гарант». URL: //

http://base.garant.ru/55021798/#ixzz3UNtvENW7

126 См.: Постановление ЕСПЧ «Галстян против Армении» (Galstyan v. Armenia). Жалоба № 26986/03 от 15 ноября

2007 г. Дело «Эзелин против Франции» (Ezelin v. France). Жалоба № 202 от 26 апреля 1991 г.; Дело «Пендрагон

против Великобритании» (Pendragon v. The United Kingdom). Дело № 31416/96 от 19 октября 1998 г.

127 См.: Постановление ЕСПЧ «Станков и Объединенная организация Македонии «Илинден» против Болгарии»

(United Macedonian Organization Ilinden v. Bulgaria). Жалобы № 29221/95 и 29225/95 от 2 октября 2001 г. //

Избранные решения Европейского Суда по правам человека / Ред. Н. Костенко. М., 2012.

57

как они играют весьма важную роль с точки зрения обеспечения плюрализма и

надлежащего функционирования демократического общества»128.

В деле «Объединенная коммунистическая партия Турции и др. против

Турции» ЕСПЧ отметил, что «одной из главных характеристик демократии

является предоставленная ею возможность разрешения проблем путем диалога,

без применения насилия»129. Суд подчеркнул: «Организация может выступать за

изменение юридических и конституционных структур государства, если

используемые для этого способы являются во всех аспектах законными и

демократическими и если само по себе предполагаемое изменение соответствует

фундаментальным принципам демократии»130.

Общественные объединения должны создаваться для осуществления

законных и допустимых целей131. Это утверждение прослеживается в решении по

делу «Х против Великобритании»132. В другом деле были выдвинуты обвинения в

отношении объединения, которое пропагандировало употребление марихуаны в

Финляндии, где на тот момент она была запрещена. По мнению ЕСПЧ,

«деятельность такого объединения могла расцениваться как ничто иное, как

заговор с целью совершения преступления, выходя тем самым далеко за рамки

законодательства»133.

Право общественного объединения вносить предложения по изменению

законодательства было раскрыто ЕСПЧ в деле «Партия «Рефах» (Партия

благоденствия) и другие против Турции»134. Суд в своем решении отметил, что,

128 См.: Постановление ЕСПЧ «Партия свободы и демократии против Турции». Жалоба № 23885/94 от 8 декабря

1999 г. // Избранные решения Европейского Суда по правам человека / Ред. Н. Костенко. М., 2012.

129 См.: Постановление ЕСПЧ «Объединенная коммунистическая партия Турции и др. против Турции» (United

Communist Party of Turkey). Жалоба № 19392/92 от 30 января 1998 года. // Там же.

130 См.: Постановление ЕСПЧ «Жечев против Болгарии» (Zhechev v. Bulgaria). Жалоба №. 57045/00 от 21 июня

2007 г.

131 См.: Решение Комиссии «ACREP против Португалии» (ACREP v. Portugal). Жалоба № 23892/94 от 5 мая 1995 г.

Объединение требовало для себя прерогатив, которые обычно находятся в сфере исключительной компетенции

государства. Комиссия посчитала, что НПО преследует цель, которая не может считаться совместимой с

государственной политикой Португалии.

132 См.: Решение Комиссии «Х против Великобритании» (X v. United Kingdom). Дело №7215/75 от 10 декабря 1978

г. [Электронный ресурс]. URL:http://en.academic.ru/dic.nsf/enwiki/2010427

133 См.: Решение Комиссии «Лармела против Финляндии» (Larmela v. Finland). Жалоба № 26712/95 от 14 ноября

1998 г. [Электронный ресурс]. URL:http://www.osce.org/odihr/34328?download=true

134 См.: Постановление ЕСПЧ «Партия Рефах (Партия Благоденствия) и другие против Турции» (Case of Refah

Partisi (theWelfareParty) and others v. Turkey). Жалобы № 41340/98, 41342/98, 41343/98 от 13 февраля 2003 г.

[Электронныйресурс]. URL: http://hudoc.echr.coe.int/sites/eng/pages/search.aspx?i=001-60936

58

во-первых, средства, с помощью которых добиваются изменений, должны быть

законными и демократическими; во-вторых, предложенные изменения должны

соответствовать фундаментальным демократическим принципам.

Практически во всех случаях объединения являются организациями с

формальным статусом — т.е. обладают правосубъектностью. Фундаментальное

значение статуса юридического лица для объединений было подчеркнуто Судом:

«Самый важный аспект свободы объединения заключается в том, что граждане

должны иметь возможность создать юридическое лицо для совместного

осуществления деятельности, направленной на достижение их взаимных

интересов. Европейский Суд по правам человека отмечает, что право «создавать

юридическое лицо с целью коллективного выступления в области взаимного

интереса является одним из важнейших аспектов права на свободу ассоциации,

без которого это право было бы лишенным всякого смысла»135. Правда, отсюда

нельзя сделать вывод о том, что юридическая регистрация является обязательным

условием деятельности общественного объединения. В конституционном

законодательстве стран, являющихся базой нашего исследования, при общей

ориентации на государственную регистрацию общественных объединений, тем не

менее допускается возможность их существования и деятельности без

регистрации. В частности, это предусмотрено российским Федеральным законом

«Об общественных объединениях». Конечно, в данном случае речь идет о тех

общественных объединениях, которым по характеру деятельности не требуется

открывать банковских счетов, учреждать средства массовой информации и т.п. –

например, родительским комитетам школ и другим подобным органам

общественной самодеятельности, которые являются одной из организационно-

правовых форм общественных объединений в России.

Отказ в регистрации общественных объединений является самой крайней

мерой, которую принимают власти с целью ограничить право на свободу

135 См., в частности, решения ЕСПЧ по делам: «Сидиропулос и др. против Греции» (Sidiropoulos and Others v.

Greece). Жалоба № 57/1997/841/1047от 10 июня 1998 г.; «Горжелик и другие против Польши» (Gorzelik and Others

v. Poland). Жалоба № 44158/98 от 17 февраля 2004 г.; «Рамазанова и другие против Азербайджана» (Ramazanova

and Others v. Azerbaijan). Жалоба № 44363/02 от 1 февраля 2007 г.; «Жечев против Болгарии» (Zhechev v. Bulgaria).

Жалоба №. 57045/00 от 21 июня 2007 г.

59

объединения. Обременительные, длительные процедуры регистрации могут в

значительной степени затруднять деятельность общественных объединений.

ЕСПЧ постановил, что Конвенция не препятствует государственным органам в

установлении «разумных юридических формальностей» для «создания,

функционирования или организационной структуры НПО»136. Однако Суд

неоднократно выступал за то, чтобы ограничения, наложенные на организации

гражданского общества, не нарушали Конвенцию.

В деле «Корецкий и др. против Украины»137 заявители обжаловали отказ

органов юстиции в регистрации учрежденного ими «Гражданского комитета

охраны дикой (коренной) природы Березняков». Они утверждали, что некоторые

положения национального законодательства и правоприменительной практики

Украины в данной отрасли противоречат принципам статьи 11 Конвенции138.

Также, по мнению заявителей, практика внесения органами власти изменений и

дополнений в текст устава без согласия организации, имела место и

противоречила гарантиям статьи 11 Конвенции. ЕСПЧ счел, что ограничение

права в обстоятельствах настоящего дела не соответствовало «острой социальной

необходимости», а основания, на которых строился отказ зарегистрировать

организацию, не являлись вескими и достаточными для оправдания легитимности

данного решения. По мнению Суда, это значило, что вмешательство нельзя

считать «необходимым в демократическом обществе». Аналогичный вывод был

сделан в деле «Линков против Чешской Республики»139.

В деле «Исмаилов против Азербайджана»140 заявитель утверждал, что

существенное промедление с государственной регистрацией общественного

объединения, учредителем которого он является, стало нарушением его права на

136 См.: Постановление ЕСПЧ «Тебиети Мюхафизе Джемиети и Исрафилов против Азербайджана» (Tebieti

Mühafize Cemiyyeti and Israfilov v. Azerbaijan). Жалоба № 37083/03 от 8 октября 2008 г. [Электронный ресурс].

URL:http://hudoc.echr.coe.int/sites/eng/pages/search.aspx?i=001-94854

137 См.: Постановление ЕСПЧ «Корецкий и др. против Украины» (Кoretskyy v. Ukraine). Жалоба № 40269/02 от 3

апреля 2008 г. // Избранные решения Европейского Суда по правам человека / Ред. Н. Костенко. М., 2012.

138 В частности, запрет деятельности формально нелегализованных организаций, ограничение территориальной

сферы деятельности для организаций, не имеющих всеукраинского статуса, и др.

139 См.: Постановление ЕСПЧ «Линков против Чешской Республики» (Linkov v. The Czech Republic). Жалоба №

10504/03 от 7 декабря 2006 г.

140 См.: Постановление ЕСПЧ «Исмаилов против Азербайджана» (Ismayilov v. Azerbaijan). Жалоба № 4439/04.

Решение от 17 января 2008 г.

60

свободу ассоциаций. Он также заявлял, что национальные суды не являются

независимыми и беспристрастными, а национальные средства судебной защиты

неэффективны. ЕСПЧ пришел к выводу о том, что промедление Министерства

юстиции в ответе на заявку о государственной регистрации общественного

объединения де-факто стало отказом в регистрации. Организация, не имеющая

статуса юридического лица, не обладает правоспособностью в той же мере, что и

зарегистрированное общественное объединение. Необоснованно длительное

рассмотрение заявки о регистрации Министерством можно считать

вмешательством в реализацию права на свободу ассоциаций.

ЕСПЧ по делу «Сидиропулос против Герции» постановил, что отказ в

регистрации объединения заявителя – в результате чего оно было лишено статуса

юридического лица – послужил препятствием для осуществления свободы

объединения. Суд указал: «Отказ лишил заявителей возможности совместно или

по отдельности осуществлять цели, указанные в уставе, и, таким образом,

реализовать право, о котором идет речь»141.

Доступ к финансовым ресурсам — одно из неотъемлемых элементов права

на свободу объединения. Для того чтобы проводить мероприятия, необходимо,

чтобы организации имели возможность выполнять свои функции без ограничений

в финансовой сфере. В деле «Рамазанова и другие против Азербайджана» было

установлено нарушение статьи 11. В частности, было признано ограничение в

праве получать гранты или финансовую помощь142.

Можно сделать вывод о том, что Конвенция признает непосредственное

действие основных прав и свобод человека и гражданина. Для их обеспечения

Конвенция предусматривает систему правовых гарантий, с помощью которых,

каждый человек может действенно и эффективно пользоваться своими правами и

свободами или восстанавливать их, в случае их нарушения.

141 Эта точка зрения была вновь подтверждена Судом в деле «Горжелик и другие против Польши» (Gorzelik and

others v. Poland). Жалоба № 44158/98 от 17 февраля 2004 г.

142 См.: Постановление ЕСПЧ «Рамазанова и другие против Азербайджана» (Ramazanova and Others v. Azerbaijan).

Жалоба № 44363/02 от 1 февраля 2007 г.

61

На сегодняшний день для государств-членов Совета Европы Европейская

Конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г. является самым

сильным не только европейским, но и международным правовым стандартом в

области защиты прав человека. Судебная практика ЕСПЧ постоянно пополняется

новыми Постановлениями, в которых не только отражается позиция Суда по тем

или иным вопросам, но и непрерывно происходит толкование текста Конвенции,

укрепляются позиции Суда в отношении общепризнанных европейских

стандартов, вырабатываются новые.

В настоящее время в правовые системы России и Молдовы

инкорпорирована Европейская конвенция о защите прав человека и основных

свобод (ЕКПЧ), вступившая в силу для России 5 мая 1998 г., для Молдовы - 24

июля 1997 года.

В заявлении, сделанном в РФ при ратификации Конвенции, было сказано,

что Россия «признает ipso facto и без специального соглашения юрисдикцию

Европейского Суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и

применения Конвенции и Протоколов к ней в случаях предполагаемого

нарушения Российской Федерацией положений этих договорных актов, когда

предполагаемое нарушение имело место после их вступления в действие в

отношении Российской Федерации»143. Таким образом, Российское государство,

подписавшее Конвенцию, признает взятые на себя обязательства в области

защиты прав человека в той степени, в какой они выражают общепризнанные

принципы и нормы международного права.

К сожалению, Европейский Суд по правам человека еще не наработал

достаточный опыт рассмотрения жалоб от граждан, проживающих на территории

Приднестровья. Жалобы приднестровцев в ЕСПЧ затрагивают широкий круг

проблем, в том числе вопросы защиты свободы слова, права на объединение.

В ЕСПЧ находится на рассмотрении жалоба, направленная

приднестровской политической партией «Прорыв!», ликвидированной решением

143 Зорькин В.Д. Конституционный Суд России в Европейском правовом поле. [Электронный ресурс].

URL:http://www.lawmix.ru/comm/1608

62

Верховного суда Приднестровья в 2012 году. 18 ноября 2014 года

комуницирована жалоба «Митул и Котофан против Молдовы и России»144 за

нарушение свободы собраний в Приднестровье.

Ввиду непризнанности Приднестровской Молдавской Республики иски из

Приднестровья направляются, как правило, против Молдовы, а также Украины и

России как стран-гарантов, подписавших 8 мая 1997 года Меморандум об основах

нормализации отношений между Молдовой и Приднестровьем. Речь идет об

опосредованном воздействии на власти ПМР - через Молдову, Россию и Украину.

Традиционно ЕСПЧ определяет вопрос о том, под юрисдикцией какого

государства (в смысле статьи 1 Конвенции) — России и (или) Молдовы —

находятся граждане, проживающие на территории Приднестровья. Эта тема

сопровождается ссылками на Постановления Большой Палаты ЕСПЧ по делам

«Илашку и другие против Молдовы и России»145 от 08 июля 2004 года и «Катан и

другие против Молдовы и России»146 от 19 октября 2012 года, которыми Большая

Палата, оба раза 16 голосами Судей против одного, признала, что юрисдикция

Российской Федерации распространяется (во всяком случае, применительно к

2002—2004 годам, которых касались соответствующие жалобы) на территорию

Приднестровья147. В марте 2014 года Палата ЕСПЧ уступила в пользу Большой

Палаты юрисдикцию по делу «Мозер против Молдовы и России»148, в рамках

которого поставлены вопросы об ответственности России за события в

Приднестровье в 2008—2010 годах.

Ранее в ЕСПЧ обращались члены группы «Бужор», участвовавшие в войне

на Днестре в 1991-92 на стороне Молдовы и отбывавшие тюремное заключение в

144 См.: Постановление ЕСПЧ «Митул и Котофан против Молдовы и России» (Mitul and Kotofan v. The Republic of

Moldova and Russia). Жалобы № 33446/11 от 18 ноября 2014 г. [Электронный ресурс].

URL:http://europeancourt.ru/tag/mitul-i-kotofan-protiv-moldovy-i-rossii

145 См.: Постановление ЕСПЧ «Илашку и другие против Молдовы и России» (Ilascu and Others v. Moldova and

Russia). Жалоба № 48787/99 от 8 июля 2004 г. [Электронный ресурс].

URL:http://www1.umn.edu/humanrts/russian/euro/Rilascucase.html

146 См.: Постановление ЕСПЧ «Катан и другие против Молдовы и России» (Catan and Others v. Moldova and Russia).

Жалобы №№ 43370/04, 18454/06 и 8252/05.[Электронный ресурс]. URL:http://hudoc.echr.coe.int/fre?i=001-

114082#{%22itemid%22:[%22001-114082%22

147 См.: Постановление ЕСПЧ «Иванцок и другие против Молдовы и России» (Ivantoc and Others v. Moldova and

Russia). Жалоба № 23687/05 от 3 октября 2006 г. [Электронный ресурс]. URL:http://www.lawmix.ru/vas/121391

148 См.: Постановление ЕСПЧ «Мозер против Молдовы и России» (Mozer v. The Republic of Moldova and Russia).

Жалоба № 11138/10 // Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2014. № 9. С. 8.

63

Приднестровье, а также руководство румынских школ, ведущих обучение на

латинской графике. В обоих случаях дела были выиграны, а ответчиком признана

Россия149.

Приднестровские суды не признаются властями Молдовы и их решения не

имеют той правовой силы, которую требует Европейская конвенция по правам

человека. Проблема состоит также в том, что нет механизма исполнения решений

ЕСПЧ властями Приднестровья, в силу ее непризнанности. Рассмотрение дел,

поданных гражданами Приднестровья против стран-гарантов, а также против

властей Приднестровья, может затянуться на многие годы. А это ставит под

вопрос в целом систему защиты основных прав и свобод человека и гражданина

на территории региона.

<< | >>
Источник: Лысенко Владлена Владимировна. КОНСТИТУЦИОННО–ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ВНУТРИГОСУДАРСТВЕННОЙ И МЕЖДУНАРОДНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОБЪЕДИНЕНИЙ (В КОНТЕКСТЕ ОПЫТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, РЕСПУБЛИКИ МОЛДОВА И ПРИДНЕСТРОВЬЯ). Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Москва –2016. 2016

Скачать оригинал источника

Еще по теме 1.2. Европейские стандарты и судебная практика по защите права на объединение:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -