<<
>>

Европейская комиссия - хранительница учредительных договоров

Важнейшей миссией, которую учредительные договоры возлагают на Комиссию, является обеспечение реализации задач и целей, стоящих

перед интеграционными образованиями. Это расширительное толкование миссии Комиссии, подтвержденное Судом ЕС, никем сегодня практически не оспаривается. Оно послужило основанием для признания за Комиссией определенной суммы полномочий, необходимых для выполнения ее обязанностей как стража договоров.

Прежде всего, Комиссия должна отслеживать общую ситуацию в Союзе.

Ее надзорная функция осуществляется, в первую очередь, применительно к выполнению обязательств по договорам и актам вторичного права со стороны государств-членов ЕС. В соответствии со ст. 10 Договора о ЕС все государства-члены обязаны делать все необходимое для выполнения обязательств, вытекающих из настоящего договора или из актов, принимаемых институтами Сообщества1. Обязательство строгого соблюдения договоров и предотвращение его нарушений практически распространяется и на институты, что подтверждается такими видами исков по праву ЕС как неисполнение обязательств и иски о бездействии . Своего рода обобщающим документом, содержащим перечень всех нарушений права ЕС со стороны государств-членов, служит, в частности, ежегодный доклад о соблюдении права ЕС. Возложенная на Комиссию обязанность предполагает также обобщение, изучение и систематизацию всех сведений, относящихся к исполнению договоров и актов вторичного права. Этому служит специализированный аппарат (многочисленные агентства, офисы, статистические службы, исследовательские центры и др.) и представляемый Комиссией ежегодный и поквартальный отчеты о положении дел в Сообществе.

Наконец, в задачу Комиссии входит не только обнаружение неисполнения или недолжного исполнения обязательств, но и принятие [73] [74]

мер по их устранению. Такая своего рода карательная функция занимает в последнее десятилетие все большее место в деятельности Комиссии. Впрочем, зачастую она осуществляется Комиссией в сотрудничестве или совместно с другими институтами (Советом, Судом),

Таким образом, характеризуя полномочия Комиссии как стража права ЕС, можно выделить три основных правомочия. Во-первых, аккумуляция сведений о состоянии дел в Сообществах; во-вторых, анализ обобщение и выводы из собираемой информации; в-третьих, принятие мер по предотвращению и пресечению нарушений и уклонению от исполнения обязательств, вытекающих из договоров и актов вторичного права. Рассмотрим эти полномочия несколько подробнее.

Претворение в жизнь положений учредительных актов, их соблюдение государствами-членами, европейскими институтами и всеми иными субъектами европейского права являются одним из важнейших условий и правовой гарантией существования и жизнедеятельности интеграционных образований. Согласно ст. 10 Договора о ЕС, государства-члены обязаны предпринимать все возможные меры для того, чтобы обеспечить неукоснительное выполнение обязательств, порождаемых членством в ЕС и воздерживаться от любых действий, способных поставить под угрозу достижение целей ЕС1.

■ Совершенно очевидно, что добросовестное осуществление обязанностей, вытекающих из учредительных договоров, требует повседневного контроля за деятельностью субъектов права. Особое значение в этом случае имеет контроль за соблюдением обязательств, принятых по учредительным договорам государствами-членами.

Практика подтверждает, что и в условиях интеграции не исключены и столкновения национальных интересов, и неисполнение или недостаточно полное исполнение обязательств, принятых участниками этих договоров, в качестве учредителей интеграционных образований. Сами создатели Европейских сообществ и Европейского Союза прямо предусмотрели возможность возникновения такой ситуации, как отклонение от соблюдения принятых по учредительным актам обязательств государствами-членами и институтами. Соответственно в той части учредительных актов, в которых говорится о деятельности Суда ЕС, прямо предусмотрена возможность возникновения таких коллизий, которые связаны с несоблюдением обязательств государствами-членами или бездействием институтов Сообществ и Союза, противоречащих установленным в учредительных актах обязательствам. Показательно, однако, что во всех такого рода случаях применение судебной процедуры может и должно иметь место при самом непосредственном участии Европейской комиссии. Возложение на Европейскую Комиссию контрольных функций, функций наблюдения за исполнением обязательств, прежде всего государствами-членами Европейских сообществ и Союза, обусловлено, главным образом тем, что такого рода контроль должен осуществляться независимым, но достаточно полновластным и авторитетным органом Сообщества. Именно таковым и является, в первую очередь, Европейская комиссия, которая, с одной стороны, является независимой, во всяком случае формально юридически, от государств-членов и располагает, таким образом, статусом, позволяющим осуществлять контрольные функции, с другой стороны, именно Европейская комиссия располагает материальными возможностями контроля, имея в своем распоряжении финансовые средства, контролирующие органы и обширный административный аппарат.

Контроль сам по себе требует получения и сбора максимально доступной информации о положении дел в той или иной сфере жизнедеятельности Сообществ. Учредительные акты не содержат какой-

либо обобщающей формулы, устанавливающей необходимость представления государствами-членами отчетов об исполнении ими положений учредительных актов. Однако, во всех этих актах имеется довольно значительное число специальных постановлений, которые требуют от государств-членов исполнения определенных обязательств, связанных с необходимостью представления информации об отклонениях от соблюдения обязательств, вызванных определенными обстоятельствами и причинами, возможность которых предусмотрена европейским правом, либо о принятии нормативно-правовых актов национального уровня во исполнении предписаний европейского права. Так, например, положения, относящиеся к праву конкуренции, устанавливают правило (см. ст. 88), в соответствии с которым государство, принявшее решение о предоставлении дотаций хозяйствующим субъектам, которое может оказать влияние на развитие торговых отношений и нарушить равенство прав участников товарооборота, должно предварительно информировать Европейскую Комиссию и запрашивать ее согласия. Так в соответствии со ст. 88 Договора о ЕС: «Комиссия в сотрудничестве с государствами-членами осуществляет регулярный надзор за всеми системами помощи, оказываемой в этих государствах, она рекомендует последним надлежащие меры, которых требует поступательное развитие функционирования общего рынка»1. Параграф 3 той же статьи устанавливает, что «Комиссия должна быть одновременно уведомлена, чтобы она могла дать свои замечания относительно планов предоставления или изменения помощи. Если она сочтет, что какой-либо проект не совместим с общим рынком, исходя из ст,87, то она без промедления начинает процедуру, предусмотренную параграфом 2.

Соответствующее государство-член не может осуществлять намеченные

им меры до тех пор, пока эта процедура не приведет к окончательному решению»1.

Приведенные положения статьи, относящиеся к праву конкуренции и формам оказания государственной помощи предприятиям, подтверждают уже ранее сделанный вывод о том, что конкретные положения, относящиеся к определенным сферам деятельности Сообществ, могут устанавливать прямые обязательства по информированию Европейской комиссии. Больше того, такого рода постановления не ограничиваются обычно констатацией необходимости уведомления, но и требуют получения определенного заключения со стороны Комиссии, без которого оказание, например, государственной помощи не может быть легитимным с точки зрения европейского права. Примерно аналогичные положения можно встретить и в тех постановлениях учредительных актов, которые относятся к созданию Экономического и Валютного Союза и оформлению Пакта стабильности. Этот последний, в частности, устанавливает чрезвычайно важные для функционирования Союза критерии обеспечения уровня инфляции, роста цен, бюджетного дефицита и другие, по поводу которых государства- члены представляют соответствующие отчеты, и обобщение которых может служить основанием для принятия Комиссией определенных мер по пресечению нарушения принятых обязательств. (Речь идет о письменных замечаниях, неисполнение которых может влечь за собой штрафные санкции).

В тех случаях, когда речь идет об обязательствах, связанных с изданием национальных нормативно-правовых актов, Комиссия также осуществляет необходимый контроль за своевременностью имплементации директив и за их надлежащей реализацией. Констатация такого нарушения, имеющая место либо по инициативе других государств-членов, обращающихся в Комиссию, либо инициативе самой Комиссии, влечет за собой выработку Комиссией определенных рекомендаций по приведению в соответствие национального нормативноправового акта с положениями директивы. Несоблюдение этих рекомендаций служит основанием для возбуждения иска о неисполнении обязательств в Суде ЕС1.

Показательно, что иски о неисполнении обязательств занимают ведущее место среди всех дел прямой юрисдикции, рассматриваемых ежегодно Судом ЕС. В соответствии со статистическими данными, опубликованными за 2001 год, среди общей суммы дел, рассмотренных Судом ЕС, дела прямой юрисдикции составили 178, причем из этих последних 80 - иски о неисполнении обязательств, предъявленные Комиссией[75] [76].

Одно из важных направлений деятельности Комиссии - это принятие мер по гармонизации национальных законодательств и контроль за его соблюдением. Особенно обстоятельно эта проблема регулируется в связи с задачей построения общего, а затем и единого внутреннего рынка. Само понимание этого последнего в целях избежания неверного толкования и применения дано непосредственно в учредительных договорах. Согласно ст. 14 Договора о ЕС: «Внутренний рынок должен представлять собой пространство без внутренних границ, в котором, согласно положениям настоящего Договора, обеспечивается свободное движение товаров, лиц, услуг и капиталов»[77].

Построение единого внутреннего рынка предполагает принятие мер по устранению всех тех препон и преград, которые существуют на практике и закреплены в национальном законодательстве. По общему правилу это предполагает принятие мер по устранению разногласий и разночтений на уровне национального законодательства. Теория и практика европейской интеграции знает три главных метода решения этой задачи. Во-первых, унификация законодательства, основной инструмент ее осуществления - это издание регламентов, то есть нормативно-правовых актов общего характера, обязательных во всех своих составных частях и имеющих прямое действие. Посредством регламента во всех государствах-членах Европейского Союза вводится, таким образом, единообразное регулирование той или иной сферы общественных отношений. Во-вторых, гармонизация национального законодательства, ее главный инструмент - директива. Это нормативноправовой акт, который носит рамочный характер, указывает задачи и цели, подлежащие достижению, оставляя за каждым государством- членом выбор средств и форм достижения этих целей. Наконец третий метод, используемый в этой области, - это меры по сближению национального законодательства. В этом случае практически речь не идет об издании определенного нормативно-правового акта общего характера, а либо об использовании индивидуальных решений, либо о принятии решений политического характера, которые рекомендуют те или иные меры для их рассмотрения на национальном уровне. В качестве главного инструмента осуществления задач построения общего рынка учредительные акты указывают на директивы. При этом в них, в учредительных актах, особо обращается внимание на механизм контроля за реализацией задач и целей построения единого рынка, и определяются меры, которые могут быть приняты в случае, если действия тех или иных государств-членов отступают от заданных целей.

Пожалуй, наиболее показателен в этом отношении параграф 4 ст. 95 Договора о ЕС1. Он предусматривает, что в случае принятия Советом или Комиссией мер по гармонизации, и если какое-либо государство-член сочтет необходимым сохранить тем не менее национальные положения, ссылаясь на национальные приоритеты либо на иные потребности, в частности, связанные с охраной окружающей среды или соблюдением условий труда, то такое государство-член обязано незамедлительно уведомить Комиссию о наличии такой ситуации и о мерах, которые принимаются данным государством вопреки требованиям учредительного акта. Указанное положение распространяется также и на ситуацию, когда то или иное государствочлен ЕС уже после того, как была осуществлена гармонизация национального законодательства, считает необходимым по тем или иным причинам отклониться от принятых решений и внести какие-то изменения в национальные законодательства. И в этом случае соответствующий субъект европейского права должен уведомить Комиссию и одновременно представить свои доказательства или иного рода резоны, вынудившие его принять такого рода меры в отступлении от уже установленных правил. Комиссии предоставляется в этом случае право в течение 6-ти месячного срока либо согласиться с предложенными мерами и обоснованностью их со стороны государства-члена, либо отвергнуть те изменения и доводы, которые были представлены заинтересованным государством-членом. При этом особое внимание Комиссия уделяет выяснению того, не являются ли эти отступления средством произвольной дискриминации экономических субъектов единого рынка или замаскированным средством ограничения торговли между государствами-членами, что ставит под угрозу существование и функционирование единого внутреннего рынка. В случае несогласия между Комиссией и соответствующим государством-членом, стороны, если у них нет для этого возражений, могут, не дожидаясь истечения определенного в учредительном договоре срока, передать дело незамедлительно на рассмотрение Суда ЕС.

Постановления, схожие с теми, которые содержатся в ст. 95 Договора о ЕС, встречаются и в других разделах учредительного акта, особенно в той части, которая посвящена осуществлению общих политик. Все сказанное позволяет сделать вывод о том, что Комиссия должна быть должным образом информирована государствами-членами ЕС об их действиях и намерениях в связи осуществлением общих политик, и в более широком плане, достижением целей и решением задач, которые стоят перед Европейским сообществом. Этот вывод нашел свое подтверждение и в решениях Суда ЕС. Так, при рассмотрении дела «Комиссия против Соединенного Королевства» № 804/79 решение, по которому было вынесено 5 мая 1983 года, Суд, указав, в частности, на ст. 211 Договора о ЕС, постановил, что Европейская комиссия «осуществляет общую миссию надзора в рамках Европейского сообщества».

Сведения, обрабатываемые и анализируемые генеральными директоратами и специализированными агентствами и организациями, находящимися в распоряжении Еврокомиссии или при Комиссии (например, Евростат, Офис по гармонизации законодательства, связанного с единым рынком и др.) публикуются для общего сведения. В этих целях Комиссия издает ежемесячный бюллетень, готовит поквартальные отчеты и составляет ежегодный итоговый доклад по деятельности Европейских сообществ. Такого рода документ должен быть опубликован не позднее чем за 1 месяц до начала очередной

ежегодной сессии Европейского парламента[78]. Наконец, в том, что касается осуществления и исполнения предписаний европейского права, Комиссия также представляет ежегодный сводный отчет, характеризующий состояние законности и указывающий на конкретные факты ее нарушения, а равно меры, принятые по их устранению.

Осуществление Комиссией функций надзора и контроля предполагает не только сбор информации о состоянии дел в Европейском сообществе и Европейском Союзе, ее анализ, систематизацию и выработку соответствующих рекомендаций и предложений, но также и принятие своего рода принудительных мер в тех случаях, когда имеет место нарушение и уклонение от принятых обязательств, наносящие ущерб целям и задачам европейской интеграции. Принято считать, что решение о принудительных действиях - функция судебных институтов Европейских сообществ, и это действительно так. Однако это вовсе не означает исключительной монополии Суда на принудительные действия. Учредительные акты, предусмотрели наделение Комиссии правами, связанными с осуществлением следственных действий и штрафными и иными санкциями против государства-правонарушителя.

Комиссия проводит расследования, как правило, в сотрудничестве с соответствующими национальными органами. На уровне ЕС они предпринимаются, если речь идет о нарушении принципов и правил конкуренции, устанавливаемых правом ЕС. Обязательность информирования Комиссии подкрепляется требованием об относительно оперативном принятии решений. Так уведомление о намечаемом слиянии предприятий является обязательным условием для субъектов экономической деятельности, намеривающихся предпринять такого рода действие. При этом интересно отметить, что соответствующие уведомления должны быть направлены даже теми субъектами экономической деятельности, которые не являются национальными юридическими лицами стран ЕС, но осуществляют соответственно коммерческую или иную деятельность на территории общего рынка.

Таким образом, Комиссия может принять решение о запрете на слияние даже в отношении таких корпораций, которые являются иностранными юридическими лицами (порой речь идет о весьма крупных и известных корпорациях). При получении информации о таких действиях как предполагаемое слияние Комиссия обязана вынести предварительное решение в кратчайший срок, не превышающий 1 месяц. В случае, если Комиссия не находит оснований для дальнейшего вмешательства, она направляет "утешительные письма", которые равнозначны подтверждению правомерности самого слияния, если же у Комиссии возникают сомнения, она может провести дополнительное расследование и вынести окончательное решение в течение четырехмесячного срока. Несоблюдение решения Комиссии влечет за собой наложение штрафных санкций. Цифровые значения того, что можно определить как доминирующее положение на рынке, а равно сумма налагаемых штрафов и пеней - все это регулируется соответствующими регламентами ЕС. Исполнение решений, особенно в том случае, когда они направлены против государства-члена, например, необоснованная государственная помощь, подлежат исполнению компетентными национальными государственными органами.

Решение Комиссии о санкциях может быть обжаловано в Суде ЕС. В настоящее время судебной инстанцией, рассматривающей такого рода жалобы, является Суд первой инстанции (СПИ). Судебная практика последних лет подтверждает, что нередко СПИ не соглашается с решением о запрете слияния и наложении штрафных санкций. Судебные

решения могут содержать либо частичное удовлетворение требований истца, например, снижение штрафных санкций и суммы штрафа или пеней1, либо даже отмену принятого Комиссией решения[79] [80]. Наделение Комиссии правом проведения расследования и принятием соответствующих решений, налагающих санкций, как правило, имеют место в некоторых специальных областях деятельности Комиссии. В более общем плане контрольные полномочия осуществляются Комиссией в сотрудничестве с Судом ЕС. В этом случае правовую основу действий Комиссии составляют не специальные постановления учредительного договора, относящиеся к конкретной сфере

жизнедеятельности, а положения общего характера.

В этом плане особый интерес представляют ст. 10 и ст. 226 Договора о ЕС. Согласно ст, 10: «Государства-члены должны предпринимать все надлежащие меры общего и частного характера, чтобы обеспечить выполнение обязательств, вытекающих из настоящего Договора, или из акта, принимаемого институтами Сообщества. Все государства-члены должны содействовать выполнению задач

Сообщества.

Государства-члены должны воздерживаться от принятия любых мер, способных поставить под угрозу достижение целей настоящего

Договора»1, Как видно из текста приведенной статьи, она устанавливает общие обязательства всех государств-членов ЕС строго соблюдать положения права ЕС и не создавать ситуацию или принимать меры, которые препятствовали бы осуществлению целей договора. При этом важно отметить, что в данной статье, совершенно четко и недвусмысленно, указывается на то, что речь идет о соблюдении обязательств, как вытекающих непосредственно из Договора, так и обязательств, вытекающих из актов вторичного права. Это положение позволяет Комиссии с достаточной степенью уверенности решать вопрос об ответственности государств-членов не только за нарушение постановлений договора, что, казалось бы, вытекает из других статей, но в равной степени и об ответственности за нарушение актов вторичного права.

В прямой связи с приведенной ст. 10 находится ст. 226 Договора о ЕС. Она устанавливает, что если, по мнению Комиссии, одно из государств-членов уклоняется о выполнения каких-либо обязательств, возложенных на него настоящим Договором, то Комиссия в этом случае принимает мотивированное заключение по поводу такого рода нарушений, предварительно предоставляя заинтересованному государству-члену возможность изложить свои соображения. В той же статье закрепляется порядок, согласно которому в случае, если государство-член оставит без внимания заключение, направленное Комиссией в связи с констатацией тех или иных нарушений, то после истечения срока, установленного Комиссией, она может обратиться в Суд ЕС[81] [82]. Такого рода обращения в Суд имеют место в рамках предъявления иска о неисполнении обязательств. И хотя в тексте ст. 226 говориться о неисполнении обязательств, вытекающих из Договора, сопоставление со

ст. 10 не оставляет сомнений в том, что речь идет не только о возможном нарушении договорного обязательства, но и любого иного обязательства, проистекающего из актов, принятых институтами ЕС.

Применяемая в данном случае процедура как бы складывается из двух основных частей: административной и юрисдикционной. В случае если Комиссия либо по собственной инициативе, либо но инициативе государства-члена, либо иного института ЕС ставит вопрос о нарушении предписаний европейского права тем или иным государством-членом, соответствующее мнение Комиссии в обязательном порядке должно быть сообщено предполагаемому нарушителю. Этот последний может представить своим замечания и возражения. Если, однако, Комиссия не сочла их обоснованными, она направляет мотивированное заключение соответствующему государству-члену, предлагая в течение определенного срока исправить положение и принять надлежащие меры, рекомендуемые Комиссией. На практике направление такого рода мотивированного заключения Комиссии после проведенных взаимных консультаций и обсуждений позволяет решить возникшую проблему. Оно дает обычно возможность устранить возможную коллизию между ЕС и государством-членом по тому или иному конкретному вопросу, связанному с выполнением обязательств, вытекающих из норм первичного и вторичного права. Однако в том случае, если государствочлен не согласилось с мотивированным заключением Комиссии, игнорирует это заключение или выполняет его лишь частично, Комиссия сохраняет за собой право обращения с иском о неисполнении обязательств непосредственно в Суд ЕС, В случае такого обращения окончательное разрешение коллизии определяется непосредственно Судом. Правом наложения санкций в случае констатации правонарушения располагает не Комиссия, а Суд ЕС,

К сказанному можно добавить, что Комиссия обладает также правом использования и других судебных процедур, связанных с осуществлением ее контрольных функций. Среди них, в частности, предъявление Комиссией исков о бездействии. Оно может иметь место тогда, когда принятие тех или иных мер со стороны институтов ЕС, прямо предусмотрено учредительным договором, однако не осуществляется соответствующим институтом1. Примерно к этой же категории можно отнести и право Комиссии возбуждать в Суде дело об аннулировании, если, по ее мнению, акт, принятый иным институтом ЕС, например, Советом или Парламентом, нарушает действующий Договор и акты вторичного права по существу либо был принят в нарушении компетенции данного института, либо принят при грубом нарушении процедуры, установленной для принятия такого рода актов . Решение, однако, в данном случае принадлежит не Комиссии, а Суду.

Следует также обратить внимание и на то, что такого рода иски, как иск о бездействии или аннулировании, может быть предъявлен не только Комиссией, но и против Комиссии[83] [84] [85]. В этом случае решение также принадлежит Суду.

Рассмотрение вопроса об осуществлении контрольных функций Европейской комиссии, позволяют прийти к выводу, что Комиссия осуществляет в данной области чрезвычайно широкую и многоаспектную деятельность, концентрируя в своих руках всю информацию, связанную с функционированием Сообщества, анализом этой информации и внесению предложений по развитию Сообществ и Европейского Союза, основанные на анализе этой ситуации. Комиссия также одновременно

обладает правом в ряде случаев наложения санкций за нарушение права ЕС, а равно в сотрудничестве с Судом ЕС может практически воспрепятствовать принятию национальных актов или осуществлению действий, которые, по мнению Комиссии, противоречат требованиям договоров и правовых актов, изданных институтами Европейского Союза.

К сказанному о контрольных полномочиях Европейской комиссии следует также добавить указание на то, что она обладает также правом подтверждать возможность принятия государствами-членами исключительных мер в случае, если они продиктованы особыми обстоятельствами, сложившимися, прежде всего, в финансовоэкономической сфере. Наиболее четко определена эта функция Комиссии в разделе Договора о ЕС, посвященном общей торговой политике. В соответствии со ст. 134 Договора о ЕС устанавливается, что в случае возникновения ситуации, которая приводит к отклонению от нормальных торговых потоков, или возникновению экономических трудностей в одном или нескольких государствах-членах, Комиссия может рекомендовать методы или конкретные действия, с помощью которых эти трудности могут быть преодолены. Если Комиссия не выдвигает собственных предложений или рекомендаций, она может санкционировать или предлагать- изменить ограничительные меры, вводимые отдельными государствами-членами[86].

Правило, установленное ст. 134 Договора о ЕС, вызвало и вызывает довольно резкую критику. Суть дела здесь сводится, прежде всего, к тому, что ст. 134 допускает возможность при определенных обстоятельствах отступления отдельных государств-членов от одного из таких важнейших принципиальных положений Договора, как свободное движение товаров, услуг, капиталов и передвижение лиц. Общая торговая политика отнесена к сфере исключительной компетенции Европейских сообществ. Из этого общего положения вытекает, что регулирование торгового оборота находится в исключительном ведении Сообществ. Соответственно ст. 134 нарушает не только свободы, связанные с созданием общего рынка и построением единого внутреннего рынка, но также представляет собой определенное отступление от принципа, в соответствии с которым правовое регулирование в сфере исключительного ведения Европейского сообщества должно осуществляться институтами Сообщества, а не государствами-членами. Следует ■ отметить, что на Межправительственной конференции в Амстердаме в 1997 г. был поднят вопрос об отмене ст. 134, однако договориться по этому вопросу не удалось, поскольку принятие особенно определенных заградительных мер в конкретных областях (торговля текстилем, автомашинами и некоторых других) задевало весьма существенно интересы отдельных государств-членов, которые выступили за сохранение возможности принятия ими в одностороннем порядке особых ограничительных мер. Конечно, мнение, высказываемое в данных случаях экспертами, полностью отвечает анализу постановлений Договора о ЕС. Единственное, что несколько «скрашивает» ситуацию, это предоставленное Комиссии право проверять необходимость ограничительных мер, предлагать поправки к ограничительным мерам или даже добиваться отмены ограничительных мер. Конечно, в этом случае Комиссия осуществляет весьма серьезные полномочия, однако полновластным хозяином положения она не является.

Интересно, что с точки зрения процедуры введения ограничительных положений или предоставления исключительных прав, различаются меры, принимаемые государством-членом в связи с общей экономической ситуацией, и меры, принимаемые в связи с чрезвычайной ситуацией. В последнем случае предполагается обязательно уведомление Комиссии со стороны государства-члена и оперативная и незамедлительная реакция со стороны Комиссии. В том, что касается ухудшения общей экономической ситуации или угрозы, то срочность решения напрямую не предусмотрена, и изучение проблемы может занять сравнительно больший срок. На практике в том, что касается отношения к исключительным мерам отдельных государств-членов, кроме предоставления особого переходного режима вновь вступающим государствам, Комиссия занимает в целом весьма сдержанную позицию. Тем не менее практика свидетельствует о том, что когда задеваются экономические интересы отдельных государств, эти последние могут инициировать принятие таких мер. Это встречается особенно часто, например, в связи с обвинением в демпинге. Такие особые меры санкционируются и даже поддерживаются Комиссией.

Таким образом, в сфере экономического регулирования и контроля Комиссия, с одной стороны, осуществляет самостоятельные контрольные функции и проводит необходимые следственные действия и одновременно не исключает возможность введения ограничений и порядка, который отступает от принципов построения и функционирования единого внутреннего рынка в тех случаях, когда это касается отношений с третьими государствами. Совершенно очевидно, что все такого рода ограничения и исключения, в общей форме предусмотренные учредительным договором и практически реализуемые Европейской комиссией, явно приходят в противоречия с основными началами, на которых основано существование и функционирование общего рынка. Зачастую речь идет об ограничениях тех самых четырех свобод, которые традиционно рассматриваются ЕС в качестве образующих основные устои существования и функционирования Европейских сообществ.

3.3.

<< | >>
Источник: Зайцев Александр Юрьевич. Европейская комиссия: порядок формирования и полномочия. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2003. 2003

Еще по теме Европейская комиссия - хранительница учредительных договоров:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -