<<
>>

Введение

Актуальность темы исследования. Особенностью современного международного права является широкое использование договорного способа регулирования международных отношений. Заключение международных договоров и последующее выполнение вытекающих из них обязательств являются процессами субъективированными, зависящими от воли участников договорных отношений.

В этом контексте науке международного права свойственны два коррелирующих подхода к пониманию природы обязательности международных договоров. Один из них предполагает, что в основе лежат взаимные или индивидуальные интересы участников международного договора и польза, получаемая от выполнения договорных обязательств[1]. В этом случае действительные интересы участника международного договора выступают общим обеспечением выполнения международных договорных обязательств. Второй подход связывает обязательность международного договора с собственно согласительной природой договорных норм[2], позволяющей, inter alia, изменять положения международных договоров в зависимости от изменяющихся интересов их участников. Очевидно, что категория «интересы» («национальные интересы») не может выступать в качестве юридического основания обеспечения выполнения обязательств по международным договорам, в связи с чем ни первый, ни второй подходы не формируют четкого порядка реализации международных договорных норм. В этом смысле проблема разработки теоретических положений, которые описывали бы систему международно - правовых норм, определяющих общие закономерности и порядок (механизм) обеспечения выполнения международных договорных обязательств, остается открытой.

Следует принять во внимание, что проводимые в отечественной науке международного права исследования, посвященные обеспечению выполнения международных договорных обязательств, либо лишь обозначали необходимость теоретического обоснования обеспечительного механизма[3], либо фокусировались на средствах обеспечения как элементах обеспечительного механизма[4], или же отождествляли средства и механизм[5].

При этом наметилось направление исследований, акцентирующих внимание на роли не международно-правовых, а внутригосударственных мер, обеспечивающих выполнение обязательств по международным договорам[6]. Между тем из поля зрения исследователей незаслуженно выпадают международно-правовые нормы (юридические средства), обусловливающие принципиальную концептуальную основу обеспечительного механизма и позволяющие оценивать поведение участников международного договора с точки зрения добросовестности. Кроме того, системность механизма обеспечения выполнения обязательств по международным договорам детерминируется и некоторыми элементами принуждения в виде международно-правовой ответственности, деятельности международных судебных органов и, в определенной мере, международных организаций.

Таким образом, до настоящего времени в отечественной доктрине международного права отсутствовала научная работа (на уровне монографии или диссертации), детально анализирующая весь комплекс юридических средств - международно-правовых норм и институтов, позволяющих обеспечивать выполнение обязательств по международным договорам. Это обстоятельство предопределило необходимость проведения научного исследования, имеющего своей целью анализ системы международно-правовых норм, составляющих механизм обеспечения выполнения международных договорных обязательств, формулирование основных концептуальных выводов и определение направлений развития правового регулирования в данной сфере.

Цель и задачи исследования. Основная цель исследования состояла в разработке теоретических положений, описывающих систему международноправовых норм, составляющих сущность механизма обеспечения выполнения обязательств по международным договорам, а также практику применения этих норм.

В соответствии с поставленной целью потребовалось решить ряд взаимосвязанных задач, содержание которых можно свести к следующим положениям:

- разработать понятие «институциональный механизм обеспечения выполнения обязательств по международным договорам», определить и обосновать его элементы на основе институционального подхода к праву;

- выявить значение принципа pacta sunt servanda для формирования институционального механизма обеспечения выполнения обязательств по международным договорам;

- обосновать формирование института обязательности выполнения международных договоров путем анализа составляющих его международно-правовых норм;

- проанализировать принцип добросовестного выполнения обязательств, принятых по Уставу ООН (далее - принцип добросовестного выполнения обяза- тельств), в контексте формирования институционального механизма обеспечения выполнения обязательств по международным договорам;

- определить понятие и сущность условий добросовестного выполнения обязательств по международным договорам, доказать необходимость их соблюдения для функционирования институционального механизма обеспечения выполнения международных договорных обязательств;

- проанализировать критерии добросовестного толкования положений международных договоров;

- охарактеризовать критерии добросовестного формулирования оговорок к международным договорам и обосновать их значение для обеспечения выполнения международных договорных обязательств;

- уточнить критерии добросовестного отказа от выполнения обязательств по международным договорам при коренном изменении обстоятельств (клаузула rebus sic stantibus);

- изучить и обобщить критерии добросовестного отступления от выполнения обязательств по международным договорам о правах человека при чрезвычайных ситуациях;

- исследовать международные средства обеспечения выполнения обязательств по международным договорам в исторической ретроспективе;

- обосновать сущность международного контроля и международных гарантий посредством методологии исследования их как специфических международно-правовых отношений;

- выяснить место и роль международных организаций в системе средств обеспечения выполнения обязательств по международным договорам сквозь призму принимаемых этими организациями решений;

- определить значение института международно-правовой ответственности государств для обеспечения выполнения международных договорных обязательств;

- обобщить особенности функционирования институционального механизма обеспечения выполнения обязательств применительно к международным межведомственным договорам;

- проанализировать и дать оценку эффективности института обязательной юрисдикции Международного суда ООН и роли его юрисдикционных полномочий в институциональном механизме обеспечения выполнения обязательств по международным договорам;

- изучить и дать оценку эффективности института консультативных заключений международных судебных органов универсального и регионального характера с целью определения его значения и роли в институциональном механизме обеспечения выполнения международных договорных обязательств;

- выработать рекомендации по совершенствованию практики применения международно-правовых норм, составляющих сущность обеспечительного механизма.

Объект и предмет исследования. Объектом диссертационного исследования выступили международно-правовые отношения, возникающие в процессе функционирования институционального механизма обеспечения выполнения обязательств по международным договорам. Предмет диссертационного исследования составили категория «институциональный механизм обеспечения выполнения обязательств по международным договорам», международные договоры, решения международных организаций, затрагивающие вопросы выполнения международных договорных обязательств, решения международных судебных и квазисудебных органов по вопросам толкования и выполнения обязательств по международным договорам, научные исследования отечественных и зарубежных авторов.

Степень научной разработанности темы. Анализ научной литературы показал, что проблемы права международных договоров неизменно вызывали интерес отечественных ученых. Наряду с разработкой основ теории международного договора[7], предметом диссертационных и монографических исследований стано- вились и специальные вопросы договорного права[8]. При этом проблематика выполнения международных договорных обязательств чаще всего обсуждалась либо в контексте общего анализа принципа добросовестного выполнения обязательств[9], либо с точки зрения имплементации норм международных договоров во внутригосударственное право[10]. Что же касается вопросов обеспечения выполнения международных договорных обязательств, то среди диссертационных исследований следует отметить те, которые ставили целью анализ норм права, обеспечивающих выполнение обязательств по международным договорам либо в специфических областях жизнедеятельности, либо в рамках законодательства определенного государства[11]. Вместе с тем в отечественной науке международного права до сих пор отсутствует научная работа, раскрывающая сущность механизма обеспечения выполнения обязательств по международным договорам посредством анализа коррелирующих международно-правовых норм и институтов, практики их применения и соответствующей научной доктрины.

Констатация необходимости выполнения международных договорных обязательств на основе принципов международного права не может привести к практическим результатам, что и обусловливает целесообразность проведения научного исследования, имеющего своей целью разработку теоретических положений, описывающих сущность механизма обеспечения выполнения обязательств по международным договорам, и определяющего направления дальнейшего развития международноправового регулирования.

Методология и методы исследования. Методологической основой исследования выступил комплексный системный анализ понятий и категорий права международных договоров в рамках институционального подхода. Для подготовки исследования применялись общенаучные (анализ и синтез, обобщение и абстрагирование, индукция и дедукция, исторический и логический), а также частнонаучные методы познания (формально-юридический, компаративный, социологический (статистический).

Теоретическая база исследования. Теоретическую основу диссертационного исследования составили монографии ученых, посвященные общим теоретическим вопросам международного права и права международных договоров: Л.А. Алексидзе, Ю.Я. Баскина, А.Н. Вылегжанина, А.С. Гавердовского, Б.Л. Зим- ненко, Л.А. Камаровского, А.Я. Капустина, Ф.И. Кожевникова, Е.А. Коровина, И.И. Лукашука, С.Ю. Марочкина, Ф.Ф. Мартенса, Г.М. Мелкова, А.Н. Талалаева, Г.И. Тункина, В.А. Ульяницкого, Д.И. Фельдмана, В.М. Шуршалова. Среди «классических» международно-правовых исследований зарубежных авторов можно отметить труды Э.Х. Аречаги, Э. Ваттеля, А.В. Гефтера, Л. Оппенгейма,

А. Фердросса, О. Эйхельмана, а также работы других исследователей (D. Anzilotti,

G. Barile, T. Baty, N. Bentwich, P.S. Berman, W.W. Bishop, L. Cavare, Ch. Dipuis, T. Elias, G. Haraszti, K.J. Holsti, P.H. Houben, Ch.Ch. Hyde, F. Liszt, G. Schwarzen- berger, M.N. Shaw, A. Sheikh, B. Simma). Среди диссертаций, составивших концептуальную основу исследования, следует выделить работы Н.А. Ефремовой,

С.Ю. Марочкина, Л.Х.

Мингазова, А.А. Моисеева, А.Н. Талалаева, В.М. Шурша- лова. В ряду научных статей значительный интерес вызвали работы А.М. Барна- шова, К.А. Будаева, Б.Л. Зимненко, В.И. Зубрилина, Ф.И. Кожевникова, А.Р. Колодкина, Ю.М. Колосова, С.Ю. Марочкина, С.Г. Проскурина, А.О. Пугиной,

А.С. Смбатян, В.А. Толстик, Г.Г. Шинкарецкой, В.М. Шумилова.

При формулировании предпосылок формирования институционального механизма обеспечения выполнения обязательств по международным договорам, исследовании обязательности выполнения международных договоров и принципа добросовестного выполнения обязательств автор настоящего исследования опиралась на диссертационные работы С.Б. Бальхаевой, Е.Е. Богдановой, О.И. Ильинской, И.И. Карандашова, А.Ю. Курашвили, М.П. Лозовика, О.И. Тиунова, М.А. Юнеса. Исследовательский интерес вызвали научные статьи С.Б. Бальхаевой, Р.А. Каламкаряна, И.И. Карандашова, И.И. Лукашука, С.Ю. Марочкина,

А.С. Нечаева, И.Б. Новицкого, Д.Ю. Полдникова, Т.М. Пряхиной, В.А. Савельева,

А.М. Степанищевой, В.Я. Суворовой, а также научные работы зарубежных авторов (B. Cheng, J.-G. Kim, J.F. O’Connor, M. Panizzon, M. Potocny, S. Rosenne).

Формированию авторской позиции по вопросу об условиях добросовестного выполнения обязательств способствовали монографии и диссертационные работы А.Л. Байкова, Е.А. Березиной, Е.Е. Грецовой, В.Ф. Губина, В.В. Колесник,

А.М. Ладыженского, А.Л. Назыкова, И.С. Перетерского, Э.Л. Садыковой, С.В. Филиппова, М.Л. Энтина. Несомненную пользу оказали научные статьи

А.Н. Вылегжанина, А.В. Дарды, В.Н. Дурденевского, А.В. Жарского, Е.А. Зверева, Б.Л. Зимненко, Ф.Н. Ковалева, К.Ж. Кондыкеровой, О.А. Криворучко, Е. Ку- делич, Е.С. Лапихиной, Е.П. Лариной, И.И. Лукашука, Г.М. Мелкова, Б.И. Осминина, Ю.А. Решетова, Т.А. Титовой, А.О. Червяцовой. Отдельные аспекты проблемы нашли освещение в зарубежных публикациях (M. Arsanjani, H.J. Bourgui- gnon, T.S. Bernardes, D. Bowett, H.W. Briggs, A. Cassese, G. Cataldi, B. Clark, F. Engelen, R. Ergec, C.

Fernandez de Casadevante Romani, G.G. Fitzmaurice,

J. -F. Flauss, J.E.A. Fawcett, O. Gross, E.M. Hafner-Burton, J. Hartman, P.-H. Imbert,

H. E. Kitz, G. Letsas, D. McGoldrick, J. Oraa, A. Orakhelashvili, L.A. Podesta Costa,

D. Vagts).

Основные авторские выводы в отношении отдельных средств обеспечения выполнения обязательств по международным договорам базируются на монографических и диссертационных работах Г.Ш. Абебе, Р.М. Валеева, Т.Н. Войтовой,

А.О. Гольтяева, А.А. Зенина, П.А. Калиниченко, А.Н. Калядина, Д.Ч. Ким, И.И. Котлярова, С.Б. Крылова, С.А. Малинина, Н.М. Минасяна, А.И.К. Нагиевой, Ю.К. Назаркина, Р.М. Тимербаева, Е.Ю. Устиновой, Л.М. Чуркиной. Теоретическую основу диссертации составили научные статьи отечественных исследователей, в частности, В. Бычкова, Р.М. Валеева, И.А. Грингольц, А.В. Гусева,

А.В. Демина, А.М. Ибрагимова, А.И. Иойрыша, А.Я. Капустина, О. Кампа, М.Н. Копылова, Т.Р. Короткого, И.И. Котлярова, Э.С. Кривчиковой, М.А. Лебедева, Н.В. Миронова, А.Н. Морозова, А.В. Николаевой, И.С. Перетерского, О.И. Тиунова, Е.Т. Усенко, В.М. Шумилова, а также работы зарубежных авторов (K.L. Adelman, M. Bunn, L. Busa, J. Carlson, A. Dowty, M. Goldman, L. Goodrich, L.V. Gould, Jr., J.W. Headlam-Morley, W.D. Jackson, F.G. Jacobs, D.H.H. Johnson,

K. Pieragostini, F.B. Sloan, J. Symonides, P. Szasz, M. Virally, J.H.Wolfe).

При определении роли международных судебных органов в институциональном механизме обеспечения выполнения обязательств по международным договорам были учтены концептуальные положения, отраженные в ряде монографий и диссертационных исследований, в частности, И.П. Блищенко, Ж. Дориа, Д.С. Власова, Н.Н. Гончаровой, С.В. Гузея, Р.А. Каламкаряна, Ф.И. Кожевникова, Ю.М. Колосова, Г.И. Конь, П.М. Костоевой, С.Б. Крылова, В.Д. Кудрявцева, С.М. Кудряшова, И.С. Марусина, А.С. Худынцевой, а также в научных статьях

Л.П. Ануфриевой, М. Беджауи, В.С. Верещетина, А.Н. Вылегжанина, Д.С. Власова, С.В. Гузея, А.С. Гуласарян, А.Я. Капустина, Я.С. Кожеурова, Г.И. Конь, М.Н. Копылова, Б.В. Кутелия, А.Б. Мезяева, Р.Э. Полухиной, С.В. Прилуцкого, И.В. Рачкова, В.С. Ржевской, А.А. Сеидовой, А.С. Смбатян, В.Л. Толстых, Р.А. Тузмухамедова, В.Е. Чурова, Г.Г. Шинкарецкой. Кроме того, теоретическую базу в данном контексте составили результаты научных исследований зарубежных авторов (D. Akande, S.A. Alexandrov, T.S. Bemardes, A.E. Boyle, H.W. Briggs,

L. Burgorgue-Larsen, B. Cheng, A. D’Amato, R. Falk, D.W. Greig, L. Hennebel, R. Higgins, H.K. Hubbard, M.O. Hudson, M. Koskenniemi, H. Lauterpacht, R.C. Lawson, O.J. Lissitzyn, L. Lloyd, J.G. Merrills, F. Morrison, E. Neumayer, M.C. Parker,

J.M. Pasqualucci, M. Pomerance, D. Pratap, M.W. Reisman, S. Schwebel, M. Sha- habuddeen, L.B. Sohn, M. Sorensen, F. Viljoen, C.H.M. Waldock, S. Yee).

Научная новизна диссертации обусловлена тем, что среди исследований, проводимых отечественными международниками по проблемам выполнения обязательств по международным договорам, до сих пор отсутствовала научная работа, ставившая своей целью рассмотреть проблему обеспечения выполнения международных договорных обязательств посредством анализа комплекса международно-правовых норм и институтов (юридических средств). В диссертации впервые в отечественной науке международного права исследован механизм обеспечения выполнения обязательств по международным договорам, упорядочивающий отношения между участниками международных договоров в целях обеспечения выполнения обязательств по ним.

Основные выводы, полученные в диссертации, представляют собой теоретические положения, описывающие систему международно-правовых норм, составляющих сущность механизма обеспечения выполнения обязательств по международным договорам, а также практику применения этих норм. Для обоснования этих положений используется институциональный подход к международному праву, позволяющий объединить в понятии обеспечительного механизма такие юридические средства, которые обусловливают принципиальную концептуальную основу обеспечительного механизма, позволяют оценивать поведение участников международного договора с точки зрения добросовестности, а также выступают элементами принуждения в механизме обеспечения выполнения обязательств по международным договорам, детерминируя его системность и регулирующее воздействие на международные договорные отношения.

Диссертационное исследование основано на анализе международных договоров при учете решений международных организаций, международных судебных и квазисудебных органов (включая решения Международного суда ООН, Межамериканского суда по правам человека, Африканского суда по правам человека, Европейского суда по правам человека, Комитета ООН по правам человека) и, в ряде случаев, национальных судов. В работе изучены точки зрения и концепции, присутствующие в зарубежной доктрине, что позволяет смотреть на международно-правовые явления и категории по исследуемой проблематике под разными углами зрения, порой диаметрально противоположными. Основные выводы, предложенные в диссертации, являются юридически обоснованными и направлены на совершенствование международно-правового регулирования современных договорных отношений.

Таким образом, научная новизна проведенного диссертационного исследования состоит в следующем:

- в оборот отечественной науки международного права введено понятие «институциональный механизм обеспечения выполнения обязательств по международным договорам», означающее упорядоченную систему юридических средств, обеспечивающих выполнение обязательств по международным договорам;

- предложено рассматривать обеспечительный механизм на основе институционального подхода к международному праву, позволяющего объединить в рамках аналитической работы не только международно-правовые нормы и институты, но и деятельность по их применению (практику) отдельными государствами, международными организациями, судебными и квазисудебными органами;

- сделан вывод о формировании отдельного международно-правового института обязательности выполнения международных договоров;

- сформулирован вывод о необходимости использования категории «добросовестность» в качестве меры оценки поведения сторон международного договора и с этой целью выделены условия добросовестного выполнения международных договорных обязательств, уточнены соответствующие этим условиям критерии оценки;

- обоснована обусловленность добросовестного выполнения международных договорных обязательств качественно соответствующим толкованием международного договора, а также уточнено содержание критериев добросовестного толкования;

- проанализирована проблема понимания и применения критериев оценки добросовестности ссылок на клаузулу rebus sic stantibus в контексте добросовестности отказа от выполнения международных договорных обязательств при коренном изменении обстоятельств;

- раскрыто содержание критериев правомерности дерогационных мер, предпринимаемых участниками международных договоров по правам человека в условиях чрезвычайных ситуаций, определены особенности процедуры их применения;

- предложено рассматривать международный контроль и международные гарантии не с позиций объектно-субъектного или функционально-целевого подходов, а в качестве международных правоотношений с определенными структурными элементами, что соответствует методологии институционализма: правоотношения служат доказательством существования международно-правовой нормы и ее эффективности;

- исследован институт международно-правовой ответственности, а также проанализирована деятельность международных организаций в контексте средств обеспечения выполнения международных договорных обязательств;

- обосновано выполнение Международным судом ООН функции обеспечения выполнения обязательств по международным договорам посредством принятия решений res judicata сквозь призму анализа проблемы признания обязательной юрисдикции суда;

- аргументирована роль и значение консультативной деятельности международных судебных органов в институциональном механизме обеспечения выполнения международных договорных обязательств; предложено расширить консультативные функции Международного суда ООН за счет предоставления иным международным судебным органам права допуска к консультативной процедуре суда;

- выработаны рекомендации по совершенствованию применения международно-правовых норм, обеспечивающих выполнение обязательств, вытекающих из международных договоров.

Положения, выносимые на защиту, отражают новизну научного исследования и основные результаты решения поставленных исследовательских задач.

1. В диссертации доказано, что в современном международном праве и на практике сложился такой комплекс юридических средств, которые при взаимосвязанном их применении позволяют обеспечивать выполнение обязательств, вытекающих из международных договоров. Признак системности юридических средств (международно-правовых норм и институтов), а также наличие порядка их применения в целях обеспечения выполнения международных обязательств позволяют говорить о существовании обеспечительного механизма. В качестве основного подхода к анализу сущности названного механизма используется институционализм (институциональный подход к праву), позволяющий изучать в качестве «институтов» как отдельные международно-правовые нормы или их однородные совокупности (международно-правовые институты), так и деятельность государств, международных организаций и международных судебных (и квазисудебных) органов, формирующих практику применения норм международного права. При таком подходе институциональный механизм обеспечения выполнения обязательств по международным договорам выступает в виде комплексного международно-правового явления, упорядочивающего и обеспечивающего выполнение международных договорных обязательств посредством регулятивного воздействия на стороны договора взаимосвязанных элементов механизма.

Концептуальную основу обеспечительного механизма составляют принцип добросовестного выполнения обязательств, имеющий определенное юридическое содержание, а также обязательность выполнения международных договоров. Практическая составляющая механизма обеспечения выполнения обязательств по международным договорам наполняется условиями добросовестного выполнения международных договорных обязательств через заложенные в них критерии добросовестности, институтами международных средств обеспечения выполнения обязательств по международным договорам, включая институт международноправовой ответственности, а также деятельностью международных организаций и международных судов.

2. В диссертационном исследовании обосновано, что обязательность международного договора, выраженная в принципе pacta sunt servanda, является не столько свойством международно-правовой нормы, содержащейся в договоре, сколько характеристикой (признаком) самого международного договора: не каждый международный договор является обязательным, а только действительный и действующий. Несмотря на наличие презумпции действительности и действенности международного договора, в современном международном праве существуют нормы (тесты), позволяющие оценить соответствие международного договора «пределам обязательности». Совокупность международно-правовых норм в этой сфере свидетельствует о формировании международно-правового института обязательности, состоящего из общих и специальных норм и встроенного в институциональный механизм обеспечения выполнения международных договорных обязательств.

В качестве общего теста оценки действительности международного договора выступает отсутствие оснований для признания договора недействительным (нормы статей 46-53 Венских конвенций о праве международных договоров 1969 и 1986 гг.). При работе Специального комитета ООН по принципам международного права возникла дискуссия о признании недействительным международного договора, противоречащего Уставу ООН (на основании ст. 103 Устава). Системное толкование норм права международных договоров и Устава ООН не позволяет дополнить общий тест дополнительным основанием недействительности международного договора, так как в данном случае речь идет о совместимости разных договорных обязательств. В этом смысле институт обязательности международных договоров включает и нормы, дающие ответ на вопрос о том, как разрешать конфликт обязательств (ч.ч. 2, 3 ст. 30, ст. 59 Венских конвенций о праве международных договоров). При конфликте обязательств по Уставу ООН и международному договору преимущество имеют первые, однако это не устраняет свойства обязательности международного договора, а факт несовместимости обязательств может служить основанием международно-правовой ответственности (ч. 5 ст. 30).

Применимость теста оценки международного договора как действующего обусловлена нормами о вступлении международного договора в силу, а также о временном применении международного договора до вступления его в силу. Несмотря на существующее в отечественной доктрине международного права мнение о необходимости опубликования международного договора как условии вступления последнего в силу[12], соответствующие правовые нормы не включаются в институт обязательности международных договоров. Неопубликование международного договора не влияет на его обязательность, так как это свойство возникает в силу международно-правового процесса, а не в зависимости от внутригосударственных правил опубликования.

3. Аргументировано, что центральное место в институциональном механизме обеспечения выполнения обязательств по международным договорам занимает принцип добросовестного выполнения обязательств, на основе которого формировались и продолжают развиваться важнейшие международно-правовые нормы и институты, связанные с обеспечением выполнения международных договорных обязательств. Существующая в праве международных договоров презумпция добросовестного поведения сторон договора не устраняет, однако, проблемы злоупотребления правами, которая, как отмечается в решениях международных судебных органов, отражает практику применения принципа добросовестного выполнения обязательств[13]. В этом контексте юридическое содержание принципа должно включать специальные правила, несоблюдение которых свидетельствует

0 недобросовестном, более того - противоправном, поведении участника договора и влечет международно-правовую ответственность. Такие правила, обусловливая добросовестное выполнение обязательств по международным договорам, выполняют обеспечительную функцию. В качестве основных условий добросовестного выполнения обязательств по международным договорам выступают: добросовестное толкование положений международного договора; добросовестное формулирование оговорок к международному договору; добросовестный отказ от выполнения обязательств при коренном изменении обстоятельств; добросовестное отступление от выполнения обязательств по правам человека при чрезвычайной ситуации. Соблюдение названных условий сопряжено с определенными правовыми процедурами, предполагающими добросовестную реализацию участниками международного договора процессуальных прав и обязанностей. Это обстоятельство вызывает к жизни необходимость выделения четких юридических критериев оценки (так называемых тестов) добросовестного пользования правами и исполнения обязанностей, возникающих в процессе выполнения международных договорных обязательств.

4. При опоре на общепризнанное понимание толкования международного договора как процесса, имеющего своей целью уяснение смысла тех или иных договорных положений, в диссертации обоснована обусловленность добросовестного выполнения международных договорных обязательств качественно соответствующим толкованием. В общем виде такая обусловленность базируется на текстуальном (контекстуальном) подходе к толкованию международных договоров, отраженном в признанных обычными нормах Венских конвенций о праве международных договоров. Вместе с тем заложенные в этих нормах критерии добросовестного толкования положений международных договоров (соответствие обычному значению в контексте договора, а также его объекту и цели) не являются очевидными. Анализ международной судебной практики позволяет существенным образом уточнить общие правила толкования. Во-первых, обычное значение термина должно определяться в контексте договора исходя из лингвистической нормы, действующей на момент толкования (а не заключения) международного договора и учитывающей тенденции развития права. Во-вторых, положения (термины) международного договора должны толковаться не буквально (грамматически), а с учетом действительных намерений сторон договора. Для этого в расчет принимаются объект и цель договора как доказательства этих намерений. В-третьих, интерпретация объекта и цели не должна выходить за рамки выраженных или необходимо предполагаемых положений международного договора, а сами объект и цель необходимо экстрагировать из текста договора, а не из внешних источников.

5. В работе обосновано, что соблюдение условия о добросовестном отказе от выполнения обязательств при коренном изменении обстоятельств сопряжено с проблемой понимания и применения критериев оценки добросовестности ссылок на клаузулу rebus sic stantibus. Позитивные нормы международного права не дают участникам международного договора однозначного ответа на вопрос, какие изменения считать коренными и, следовательно, достаточными для отказа от выполнения международных договорных обязательств. Системное толкование международно-правовых норм, а также международная судебная практика позволяют сделать вывод о том, что при определении изменения обстоятельств, составлявших существенное основание согласия участников на обязательность для них договора, следует исходить из намерений сторон договора в момент его заключения. Такие намерения вытекают из объекта и цели международного договора, содержание которых, в свою очередь, доказывается не только мнениями сторон договора, но и при помощи иных средств толкования. Коренными могут считаться такие изменения, которые несут угрозу существованию или жизненно важным интересам одной из сторон договора; однако, изменения в области права, хотя и значительные, не признаются автоматически коренными. Кроме того, должна быть обоснована причинно-следственная связь между изменившимися обстоятельствами и коренным изменением сферы действия обязательств, все еще подлежащих выполнению по договору.

6. Диссертантом аргументировано, что критерии правомерности дерогаци- онных мер, предпринимаемых участниками международных договоров по правам человека в условиях чрезвычайных ситуаций, равнозначны критериям добросовестного отступления от выполнения договорных обязательств и призваны ограничить чрезвычайные полномочия государств, сохранив баланс между индивидуальными и государственными интересами и raison d’etre договоров по правам человека. Буквальное и системное толкование норм международных договоров по правам человека, анализ судебной и квазисудебной практики позволяют выделить названные критерии и определить особенности процедуры их применения.

Так, критерий чрезвычайности связан с проблемой отсутствия четкого определения понятия «чрезвычайная ситуация». Подход, основанный на квалификации такой ситуации, как угрожающей жизни нации, применим к вооруженным конфликтам. В иных случаях (при внутренних беспорядках, стихийных бедствиях и пр.) обоснование признания ситуации в качестве чрезвычайной должно опираться на признаки необходимости и законности. Критерий соразмерности (пропорциональности) должен применяться для оценки каждой отдельной дерогаци- онной меры (а не ситуации в целом) с позиций наличия четкой цели вводимой меры и ее объективной необходимости. Оба названных критерия укладываются в концепцию свободы усмотрения государств, пределы которой объективируются в необходимости сохранять достаточные гарантии для защиты прав человека и могут быть оценены судебными или квазисудебными органами.

В рамках системы оценки поведения государств с позиций правомерности (добросовестности) применяется критерий совместимости с обязательствами по иным международным договорам, устанавливающий возможность совместного применения норм международного гуманитарного права и международного права прав человека. Критерий избирательности, означающий невозможность отступления от обязательств по фундаментальным правам человека, должен применяться таким образом, чтобы при наличии оснований для индивидуальной уголовной ответственности за преступления против человечности, право на отступление от обязательств по правам человека не служило основанием для освобождения от ответственности. Критерий международного уведомления является процессуальной гарантией для оценки пределов усмотрения государств, а также для контроля за выполнением международных договорных обязательств.

7. В диссертации предложено рассматривать сущность важнейших средств обеспечения выполнения обязательств по международным договорам - международного контроля и международных гарантий - не с точки зрения объектносубъектного либо функционально-целевого подходов, а через понимание их как особых международных правоотношений с присущей им триадой элементов - объектом, субъектами и содержанием в виде взаимных прав и обязанностей. Такая методология укладывается в рамки институционального подхода: правоотношения (реальные взаимодействия) служат доказательством существования международно-правовой нормы и ее эффективности.

Правоотношение международного контроля или международной гарантии возникает одновременно и существует параллельно с основным правоотношением, вытекающим из международного договора, и требующим обеспечения, то есть оба правоотношения - и основное, и обеспечивающее - являются первичными (регулятивными). В отличие от них правоотношение международной ответственности, также выполняющее обеспечительную функцию, возникает вследствие нарушения обязательства по международному договору и является вторичным (охранительным), не заменяя при этом, а дополняя первичное: выполнение обязательств из правоотношения международной ответственности не отменяет необходимости выполнения обязательств из первичного (договорного) правоотношения. Возникновение правоотношения международной ответственности связано с применением базовых принципов международно-правовой ответственности. Принимая во внимание, что такие базовые принципы сформулированы по остаточному принципу, специфические правоотношения ответственности в рамках самоограниченных договорных режимов существуют на основе принципа lex specialis derogate lex generalis.

8. В работе обосновано, что деятельность международных организаций обеспечивает выполнение обязательств по международным договорам в силу предметной и юрисдикционной компетенции организаций. На основе анализа положений резолюций главных органов Организации объединенных наций - Г ене- ральной Ассамблеи и Совета Безопасности - доказывается, что и рекомендательные, и обязательные резолюции обеспечивают выполнение, в частности, общего обязательства по претворению в жизнь принципа верховенства права, являющегося основой для укрепления международного мира и безопасности, прав человека и развития. При толковании положений Устава ООН по вопросу верховенства права в резолюциях Генеральной Ассамблеи ООН, которые являются общепризнанными (принимаются единогласно), содержание толкования становится обязательным. Не ограничиваясь призывами к государствам-членам ООН, Г енеральная Ассамблея предпринимает самостоятельные конкретные меры по соблюдению принципа верховенства права (такие как создание подразделения Канцелярии Г е- нерального Секретаря ООН по содействию верховенству права, координационноконсультативной группы по вопросам верховенства права). Резолюции Совета Безопасности формируют практику государств по соблюдению принципа верховенства права (общего обязательства) посредством обеспечения выполнения иных международных договорных обязательств. Для этой цели в резолюциях Совета Безопасности указываются специальные меры (не охватываемые ст. ст. 41 и 42

Устава ООН), предпринимаемые Советом и направленные на обеспечение соблюдения государствами принципа верховенства права (в частности, назначение специальных представителей или группы экспертов, создание механизма наблюдения и отчетности и иные меры).

9. Обосновано, что Международный суд ООН выполняет функцию обеспечения выполнения обязательств по международным договорам посредством принятия решений res judicata, прецедентный характер которых связан с признанием обязательной юрисдикции суда. Юрисдикция Международного суда ООН не является юрисдикцией per se, а имеет факультативный характер. При передаче на рассмотрение суда существующего спора речь идет о добровольной юрисдикции (основанной на специальном ad hoc соглашении, рекомендации Совета Безопасности ООН либо доктрине forum prorogatum). Собственно обязательная юрисдикция возникает в отношении будущих споров определенной категории на основании международного договора либо одностороннего заявления государства. Одностороннее заявление (по ч. 2 ст. 36 Статута Суда) создает обязательство erga omnes, вызывающее так называемый «эффект легкой мишени», который вступает в противоречие с концепцией государственного суверенитета. В этом случае необходимо применять два подхода: во-первых, суду надлежит толковать одностороннее заявление государства в соответствии с общепризнанными правилами толкования для установления объема собственной юрисдикции; во-вторых, государства вправе формулировать на условиях взаимности оговорки к своим заявлениям для ограничения ratione materiae. В целом юрисдикция суда базируется на предварительном согласии государств и касается споров, лимитированных этим согласием. При этом согласие с юрисдикцией Международного суда ООН создает обязательства как передать спор на рассмотрение суда, так и следовать вынесенному решению.

10. Аргументировано, что толкование договорных норм и правовая квалификация ситуаций посредством консультативной деятельности международных судебных органов обеспечивают выполнение международных договорных обязательств, лежащих в основе соответствующих запросов. Анализ консультативных заключений, прежде всего Международного суда ООН, а также Межамериканского и Африканского судов по правам человека позволяет признать за консультативными заключениями характер auctoritas rei judicate. Подтверждается это несколькими обстоятельствами. Во-первых, юридическая природа консультативных заключений не препятствует их влиянию на последующие принимаемые судами решения по схожим юридическим вопросам. Во-вторых, при вынесении консультативных заключений, в частности, Международный суд ООН применяет по возможности правила процедуры, используемые по спорным делам. В-третьих, аргументация (правовые основания) консультативных заключений имеет большее значение, чем формализованная иерархия судебных решений, то есть консультативные заключения выступают альтернативным судебным методом, который, однако, ограничивается судом во избежание злоупотреблений консультативной процедурой. В-четвертых, консультативные заключения имеют безусловную толковательную ценность в связи с необходимостью разрешения вопросов права. При этом суд решает исключительно юрисдикционную задачу (толкует положения международного договора), не отклоняя запрос консультативного заключения на основании возможных политических причин.

Учитывая значимость консультативной деятельности для обеспечения выполнения международных договорных обязательств и для развития международного права в целом, консультативные функции Международного суда ООН следует расширить за счет предоставления иным международным судебным органам права допуска к консультативной процедуре суда. Данное предложение актуализируется в связи с активным использованием консультативных функций международными региональными судами по правам человека, что подвергает риску единообразие подходов к толкованию универсальных международно-правовых норм и вытекающих из них обязательств в области прав человека.

11. Для изложения совокупности теоретических положений, описывающих систему международно-правовых норм, которые составляют сущность механизма обеспечения выполнения обязательств по международным договорам, используется институциональный подход к праву. В соответствии с этим подходом анализу подвергается весь комплекс юридических средств - международно-правовые нормы, институты, а также практика их применения - которые в своей взаимосвязи позволяют обеспечивать выполнение обязательств по международным договорам.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Теоретическая значимость диссертационной работы состоит в том, что впервые в отечественной науке международного права на уровне комплексного исследования решена крупная научная проблема, состоящая в отсутствии системы теоретических положений, описывающих упорядоченную совокупность международно-правовых норм, которые составляют сущность механизма обеспечения выполнения обязательств по международным договорам, а также практику применения этих норм.

Прагматический потенциал диссертационного исследования может быть реализован в нескольких направлениях. Основные научные результаты и сделанные автором рекомендации могут быть использованы для совершенствования правового регулирования международных договорных отношений. Предложенные автором пути решения важных международно-правовых проблем основаны на систематизации имеющихся аналитических данных и являются практически применимыми в деятельности международных органов и организаций, а также внутригосударственных органов, участвующих в выполнении обязательств по международным договорам. Кроме того, полученные выводы могут использоваться в образовательном процессе образовательных организаций высшего образования при подготовке специалистов юридического профиля.

Степень достоверности и апробация результатов исследования подтверждаются несколькими обстоятельствами.

Диссертационная работа была обсуждена на заседаниях кафедры прав человека и международного права Московского университета МВД России им.

В.Я. Кикотя и рекомендована к защите.

Основные результаты диссертационного исследования апробированы в ходе выступлений с докладами в рамках научных мероприятий различного уровня, включая: ежегодные собрания Российской Ассоциации международного права (2006-2008, 2013-2014 гг., г. Москва), собрание Американской ассоциации международного права (2008 г., г. Нью-Йорк), международную научно-практическую конференцию «Актуальные проблемы обеспечения общественной безопасности в кризисных ситуациях» (2012 г., г. Москва), международную научно-практическую конференцию «Деятельность правоохранительных органов в современных условиях» (ВСИ МВД РФ, 2013-2015 гг., г. Иркутск), фестиваль международного права «Инновационное развитие юридической науки как фактор укрепления российской государственности: международно-правовой аспект» (2014 г., г. Новосибирск); всероссийскую научно-практическую конференцию «Европа - Россия - Азия: диалог континентальных культур» (2014, 2015 гг., г. Иркутск); всероссийскую научно-практическую конференцию «Проблемы современного российского законодательства» (2014, 2015 гг., г. Иркутск); круглый стол «Международноправовые проблемы Африки» на XIII ежегодном международном конгрессе «Блищенковские чтения» (2015 г., г. Москва); всероссийский круглый стол «Уголовный закон Российской Федерации: проблемы правоприменения и перспективы совершенствования», посвященный 70-летию Победы в Великой Отечественной войне (2015 г., г. Иркутск).

Результаты научного исследования обсуждались в рамках научных стажировок, школ и семинаров, в том числе: Летнего методологического института международных отношений (2006 г., г. Смоленск), Летней школы Центрального европейского университета (2007 г., г. Будапешт), проекта Института права и публичной политики и Центрального европейского университета по проблемам конституционного правосудия (2009-2011 гг., г. Москва, Санкт-Петербург, Будапешт), семинара «Обращение в Европейский Суд по правам человека с жалобой и дальнейшее ведение дела» (2014 г., г. Москва).

Для сообщения о промежуточных результатах диссертационного исследования был организован и проведен проблемный семинар «Институциональный механизм обеспечения выполнения обязательств по международным договорам» (ВСИ МВД РФ, 2013 г., г. Иркутск).

Научная работа, содержащая ряд результатов исследования и оформленная в виде концепции международного сотрудничества образовательных организаций системы МВД России, была выдвинута для участия во Всероссийском конкурсе МВД РФ по совершенствованию деятельности органов внутренних дел в 2013 г., где заняла первое место. Научная работа, содержащая основные выводы по проблеме обеспечения выполнения обязательств по международным межведомственным договорам, в указанном выше конкурсе в 2014 г. была отмечена первым местом и почетной грамотой министра внутренних дел России.

Основные научные результаты диссертационного исследования внедрены в образовательный процесс Восточно-Сибирского института МВД России, Барнаульского юридического института МВД России, Омской академии МВД России, Краснодарского университета МВД России, Крымского филиала Краснодарского университета МВД России, Московского областного филиала Московского университета МВД России им. В.Я. Кикотя, Нижегородской академии МВД России, Орловского юридического института МВД России имени В.В. Лукьянова, Тюменского института повышения квалификации сотрудников МВД России, Новосибирского государственного университета, а также в практическую деятельность.

Основные положения, выводы и рекомендации исследования изложены диссертантом в опубликованных научных работах, в том числе в монографиях, учебных пособиях и статьях в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ.

Структура исследования предопределяется целью и задачами работы. Диссертация состоит из введения, 4 глав, объединяющих 18 параграфов, заключения, списка использованной литературы и приложений.

<< | >>
Источник: Симонова Наталья Сергеевна. ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЙ МЕХАНИЗМ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ВЫПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ ПО МЕЖДУНАРОДНЫМ ДОГОВОРАМ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора юридических наук. Москва - 2016. 2016

Еще по теме Введение:

  1. Введение точки привязки
  2. Нововведение
  3. Основы Европейской валютной системы до введении евро
  4. 2.ВВЕДЕНИЕ ТЕНГЕ
  5. ВВЕДЕНИЕ
  6. ВВЕДЕНИЕ
  7. Введение
  8. Введение
  9. Введение
  10. ВВЕДЕНИЕ
  11. Введение
  12. ВВЕДЕНИЕ
  13. ВВЕДЕНИЕ
  14. Введение
  15. ВВЕДЕНИЕ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -