<<
>>

§ 3.4. Создание и деятельность международных организаций как средство обеспечения выполнения обязательств по международным договорам

В науке международного права распространено мнение о том, что международным организациям отводится отдельная роль в обеспечении выполнения обязательств по международным договорам.

Так, П.В. Саваськов указывает, что «...международные организации играют значительную роль в обеспечении выполнения договоров, поскольку их органы согласно уставам часто уполномочиваются рассматривать вопросы соблюдения их членами своих договорных обяза- тельств»[578]. По мнению А.А.С. Аль-Джахфали, международные организации (наряду с международными конференциями и органами) содействуют реализации международных обязательств путем выработки рекомендаций государствам, оказания посредничества и добрых услуг, содействия в выработке национального законо- дательства[579]. А.М. Ибрагимов справедливо отмечает, что международные организации влияют на «.оздоровление ситуации с соблюдением договоров», «играют посильную роль в обеспечении договорных предписаний»[580]. В ряде случаев в международных договорах напрямую предусматривается создание международной организации для целей обеспечения выполнения обязательств, вытекающих из данного договора. Например, в ст. VIII Конвенции о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении от 13 января 1993 г. предусмотрено создание Организации по запрещению химического оружия для реализации предмета и цели Конвенции, для обеспечения осуществления ее положений, включая положения о международной проверке ее соблюдения, и для обеспечения форума для консультаций и сотрудничества между государствами-участниками (ч. 1 ст. VIII)[581].

Следует иметь в виду, что вопрос о роли международных организаций в обеспечении выполнения международных договорных обязательств тесно связан с их международной правосубъектностью, носящей, по общему мнению, функциональный характер.

В этой связи особый интерес представляет юридическая природа и характер решений, принимаемых международными организациями, так как именно от этого обстоятельства во многом зависит способность международной организации влиять на эффективность институционального механизма обеспечения выполнения обязательств по международным договорам.

Как правило, международные организации принимают решения по вопросам своей компетенции, зачастую именуемые резолюциями. По мнению, Т.Р. Короткого, термином «резолюция международной организации» могут охватываться различные виды правовых актов: источники права, акты толкования права и правоприменительные акты[582]. По авторитетному мнению Г.И. Тункина, «...решения любой международной организации могут иметь ту или иную (выделено мною. - Н.С.) юридическую силу»[583]. Д.Ч. Ким в зависимости от обязательной силы подразделяет резолюции международных организаций на нормативные резолюции и резолюции-рекомендации[584]. Такой подход импонирует тем, что позволяет рассматривать международное право (в многообразии всех его форм) как «не-бинарный правовой порядок», представляющий собой, по мнению М. Голдмэна, порядок, охватывающий различные типы норм, одни из которых предусматривают ответственность в случае своего нарушения, а другие влекут лишь репутационные по- тери[585]. Разногласия, возникающие при толковании и применении рекомендательных норм разрешаются не в рамках административного или судебного разбирательства (что свойственно нормативным, юридически обязательным резолюциям), а при помощи медиативных или примирительных процедур, где основной целью является урегулирование разногласия, а не применение к нарушителю конкретных мер ответственности.

Некоторые авторы склонны считать резолюции международных организаций неправовыми актами, имеющими исключительно рекомендательный характер. По мнению И.И. Лукашука, резолюции международных организаций являются исключительно важной формой рекомендательных норм[586].

А.Н. Шемякин указывает, что резолюции выступают вспомогательными источниками международного права рекомендательного характера[587]. В.В. Мицык занимает схожую позицию, согласно которой в резолюциях международных организаций содержатся неправовые нормы, и их предписания могут иметь обязательный политический, а не юридический характер[588].

Принимая во внимание подход к пониманию резолюций международных организаций, обозначенный выше, следует, тем не менее, указать, что резолюции, имеющие рекомендательный характер предназначены для конкретизации, детализации, толкования норм международного права. Они гармонизируют правовое регулирование отношений между государствами-членами международной организации, а их включение в национальное законодательство способно обеспечить единообразное регулирование определенной группы вопросов международного общения. По мнению А.В. Демина, с концепцией рекомендательных норм тесно связаны такие правовые явления, как теория стимулов и поощрений, идея соблюдения норм в силу заинтересованности в них адресатов, тенденция плюрализации источников права. Все они в совокупности могут составить весомую доктринальную основу дискуссии о роли мягко-правовых (рекомендательных) инструментов[589]. В этом смысле резолюции-рекомендации нельзя игнорировать при комплексном подходе к рассмотрению институционального механизма обеспечения выполнения обязательств по международным договорам.

Вместе с тем, полагаем справедливым отдать пальму первенства в обеспечении выполнения международных договорных обязательств тем резолюциям международных организаций, которые носят обязательный для государств- участников характер (т.е. имеют юридическую, а не политическую силу). Важнейшим обстоятельством в данном случае выступает заинтересованность государств в наделении международной организации правом принимать юридически обязательные решения, т.е. в конечном счете юридическая сила резолюций зависит от согласия государств-участников международной организации.

С.Б. Крылов указывал, что, например, постановления Лиги Наций «...являлись источником международного права для членов Лиги, при условии их признания и применения на практике»[590]. А.А.С. Аль-Джахфали отмечает, что реальный успех такого средства обеспечения выполнения международных договорных обязательств, как деятельность международной организации «...во многом зависит от политического волеизъявления участников международных договоров»[591]. Делегируя органам организации определенные полномочия, государства выражают свое явное согласие на принятие такими органами обязательных для выполнения решений. В этом случае государствами-участниками презюмируется, что международная организация будет действовать в интересах обеспечения выполнения международных договорных обязательств: в случаях, когда международный договор был принят в рамках существующей международной организации либо, когда международный договор предусматривает создание последней для достижения определенной в договоре цели. Соответственно, юридическая сила резолюций международной организации определяется тем актом/актами, на основании которых существует и действует эта международная организация. По мнению Г.И. Тункина, следует выделять два аспекта компетенции международной организации: 1) предметную компетенцию (определяет круг вопросов, входящих в предмет ведения организации) и 2) юрисдикционную компетенцию (определяет юридическую силу резолюций организации по отдельным вопросам, входящим в предметную компетенцию)[592]. Крайне важен тот факт, что подобное деление компетенции должно присутствовать в уставном документе международной организации, представляющем собой не что иное как международный договор - соглашение между государствами о создании международной организации и наделении ее определенными полномочиями. При этом основным источником международных обязательств выступает именно устав международной организации (международный договор), и некоторые его статьи (положения) начинают действовать в момент принятия международной организацией той или иной резолюции.
Так, в конечном итоге посредством резолюций обеспечивается выполнение как минимум уставных договорных обязательств. По утверждению М. Виралли, если государство исполняет принятую международной организацией резолюцию даже рекомендательного характера, то оно выполняет свои обязательства, а в случае невыполнения оно «виновно» перед организацией[593].

Приведенные рассуждения могут касаться резолюций любых международных организаций, однако следует иметь в виду, что современные международные организации существенно отличаются друг от друга не только и не столько предметной компетенцией, сколько ее юрисдикционной составляющей. Не умаляя значимости деятельности региональных международных организаций, а также наднациональных интеграционных объединений в институциональном механизме обеспечения выполнения обязательств по международным договорам, вместе с тем отметим невозможность уделить достаточного внимания всем межгосударственными организациям и объединениям в рамках настоящего исследования. Полагаем, наглядной иллюстрацией деятельности международных организаций как средства обеспечения выполнения международных договорных обязательств может служить деятельность крупнейшей классической универсальной международной организации - Организации объединенных наций (ООН), созданной на основе Устава от 26 июня 1945 г.[594] Следует отдавать себе отчет в том, что под эгидой ООН государства заключили существенное количество международных договоров, в связи с чем подробно остановиться на способах обеспечения выполнения всех договорных обязательств со стороны Организации не представляется возможным. Анализу подвергнется одно из общих направлений деятельности ООН - проблема обеспечения верховенства права в том виде, в каком соответствующий принцип отражен в Уставе ООН (включая элементы, касающиеся отношений между государствами). По заявлению Генерального секретаря ООН «... для Организации Объединенных Наций верховенство права означает такой принцип управления, в соответствии с которым все лица, учреждения и структуры, государственные и частные, в том числе само государство, функционируют под действием законов, которые были публично приняты, в равной степени исполняются и независимо реализуются судебными органами и которые совместимы с международными нормами и стандартами в области прав человека.

Для этого также необходимы меры, обеспечивающие соблюдение принципов примата права, равенства перед законом, ответственности перед законом, беспристрастного применения законов, разделения властей, участия в принятии решений, правовой определенности, недопущения произвола и процессуальной, и правовой транспарентности»[595].

В этом смысле принцип верховенства права является одним из общих обязательств, вытекающих из важнейшего международного договора современности - Устава ООН. Обеспечительные меры, предпринимаемые Организацией Объединенных Наций во исполнение данного договорного положения будут выступать предметом анализа данной части исследования. Основная нагрузка по обеспечению выполнения уставных обязательств ложится, вне всякого сомнения, на главные органы ООН - Г енеральную Ассамблею и Совет Безопасности[596]. В этой связи следует обратить внимание на юридическую природу решений, принимаемых названными органами.

Резолюции Генеральной Ассамблей ООН. По мнению Ф.И. Кожевникова, «...постановления Генеральной Ассамблеи имеют, как общее правило, лишь характер рекомендаций. Можно считать, что постановления этого органа, принятые им единогласно, выходят за рамки простых рекомендаций и приобретают значение правовой силы»[597]. Н.М. Минасян полагал, что все резолюции Генеральной Ассамблеи, которые не противоречат Уставу ООН и основным принципам международного права и приняты единогласно или двумя третями голосов, включая представительство трех групп государств, являются обязательными для всех членов организации, так как «...в них выражена согласованная воля государств, только не подписанием их, а голосованием за них»[598]. Г.И. Морозов утверждал, что «.ратифицируя Устав, государства-члены ООН признали его для себя обязательным, они признали тем самым и обязательность решений ее органов, принятых в строгом соответствии с процедурой, предусмотренной Уставом, и принципами, им провозглашенными»[599]. Г.И. Тункин придерживался мнения о том, что резолюции Г енеральной Ассамблеи за исключением тех, которые имеют обязательный характер, являются рекомендациями[600].

Представители западной доктрины в некоторых случаях склонны полагать, что резолюции Генеральной Ассамблеи не являются «необязательными» и грань между такими резолюциями и международными договорами с точки зрения юридической обязательности стирается[601]. С точки зрения Ф. Слоана, как правило, резолюции Генеральной Ассамблеи не создают юридических обязательств, однако если государство, голосовавшее за резолюцию, имело намерение юридически связать себя, то в этом случае резолюция налагает на него юридические обязательства[602]. Противоположную позицию занимает А. Фердросс, указывающий, что «.каждый орган может принимать правомерные решения только в рамках своих полномочий; поэтому если Генеральная Ассамблея на основании Устава может направлять государствам только рекомендации, то такие постановления не могут быть ни обязательными, ни квазиобязательными»[603]. Г. Шварценбергер утверждает, «... какова бы ни была политическая или моральная сила таких рекомендаций Г е- неральной Ассамблеи, они юридически не обязательны»[604].

Резюмируя доктринальные подходы к определению юридической природы резолюций Г енеральной Ассамблеи ООН, следует отметить, что институциональный механизм обеспечения выполнения обязательств по международным договорам с большей долей вероятности был бы подкреплен резолюциями, имеющими обязательный характер, хотя постоянство в принятии рекомендательных резолюций также рано или поздно будет способствовать формированию единого подхода к выполнению обязательств. Тем не менее, следует отметить особую роль тех резолюций Генеральной Ассамблеи ООН, которые представляют собой толкование Устава. Нормы самого Устава обходят этот вопрос вниманием, однако практика такова, что при толковании положений Устава тем или иным органом ООН, которое является общепринятым, содержание толковательных норм становится обяза- тельным[605].

Рассматривая общее обязательство государств-членов ООН по обеспечению соблюдения принципа верховенства права в контексте принимаемых Генеральной Ассамблеей ООН резолюций, следует обратить внимание на планомерность действий указанного органа. Проблема верховенства права в межгосударственных отношениях включалась в повестку дня Генеральной Ассамблеи с 1992 г., а с середины 2000-х гг. интерес к этому правовому принципу возрос многократно (вероятно, в связи с участившимися случаями вооруженных конфликтов). На Всемирном саммите в 2005 г. была принята резолюция 60/1, отдельно отметившая проблему обеспечения верховенства права. Генеральная Ассамблея ООН подчеркнула необходимость всеобщего обеспечения и соблюдения верховенства права как на национальном, так и на международном уровне. Она призвала государства рассмотреть вопрос о присоединении ко всем договорам, которые касаются защиты гражданского населения[606]. Становится очевидным, что в современных юридико-политических условиях, сопровождающихся вооруженными конфликтами немеждународного характера (в частности, на территории Украины), такой призыв приобретает особое звучание и актуальность. Он подчеркивает значимость выполнения обязательств, вытекающих из норм международного гуманитарного права, в частности общей ст. 3 Женевских конвенций 1949 г. и Дополнительного протокола II 1977 г. Кроме того, в названной выше резолюции Генеральная Ассамблея ООН призвала государства-члены к рассмотрению вопроса о принятии юрисдикции Международного суда ООН в соответствии с его Статутом и возможности улучшения его деятельности, признав данный орган ООН главным судебным органом в разрешении споров между государствами и большое значение его работы[607]. Обращает на себя внимание факт, что Генеральная Ассамблея ООН не перекладывает груз ответственности по обеспечению верховенства права целиком на государства-члены, а готова самостоятельными активными действиями воплощать этот принцип в жизнь. Так, в резолюции 60/1 озвучена идея создания в рамках Секретариата ООН подразделения по содействию верховенству права с тем, чтобы активизировать деятельность Организации Объединенных Наций, в том числе путем оказания технической помощи и организационного строительства[608]. Эта идея последовательно отражается в резолюциях 61/39 от 4 декабря 2006 г. (п. 4), 62/74 от 6 декабря 2007 г. (п. 4), 63/128 от 11 декабря 2008 г. В названных резолюциях Генеральная Ассамблея ООН выражает уверенность в том, что укрепление и соблюдение верховенства права должны быть определяющими в деятельности Организации. В этой связи Генеральному секретарю ООН дается поручение подготовить перечень мероприятий, осуществляемых органами ООН в целях укрепления верховенства права на национальном и международном уровнях, а государствам-членам рекомендуется проводить консультации с Шестым комитетом для определения одной-двух подтем каждой будущей повестки дня Генеральной Ассамблей, посвященных проблеме верховенства права[609]. Кроме того, Г енеральная Ассамблея ООН готова оказывать эффективную помощь государствам-членам «.. .в области укрепления потенциала для обеспечения верховенства права на национальном и международном уровнях»[610]. Для достижения этой цели в рамках Канцелярии Генерального секретаря ООН создано подразделение по вопросам верховенства права, поддержавшего, в свою очередь, создание Координационно-консультативной группы по вопросам верховенства права. Генеральный секретарь ООН предоставляет Генеральной Ассамблее ежегодный доклад о деятельности подразделения и группы. Также необходимо отметить, что в своих резолюциях 62/70 и 63/128 Генеральная Ассамблея ООН обратилась к Международному суду ООН, Комиссии ООН по праву международной торговли и Комиссии международного права с предложением прокомментировать собственную роль в поощрении верховенства права[611], что получило соответствующий отклик у указанных органов.

Все названные выше меры, предпринимаемые Генеральной Ассамблеей ООН и нашедшие отражение в ее резолюциях (принятых в основном без голосования, единогласно), направлены на обеспечение выполнения государствами- членами ООН своих обязательств по международному праву, одним из которых является общее обязательство по претворению в жизнь принципа верховенства права. В этой связи государства-члены могут обращаться к Генеральной Ассамблее с просьбой оказать поддержку в осуществлении на национальном уровне соответствующих международных обязательств. Для этого необходимы активизация технической помощи и усилий по укреплению потенциала на основе координации и слаженности в системе ООН[612], что во многом обеспечивается деятельностью Координационно-консультативной группы по вопросам верховенства права, созданной по инициативе Г енеральной Ассамблей ООН, прежде всего при помощи поддержания контактов с государствами-членами, включая неофициальные брифинги.

Резолюции Совета Безопасности ООН. Юридическая природа резолюций, принимаемых Советом Безопасности ООН, в отличие от резолюций Г енеральной Ассамблеи ООН не вызывает особых прений в доктрине и практике международного права. Данное обстоятельство во многом объясняется нормой, отраженной в ст. 25 Устава ООН: «члены Организации соглашаются, в соответствии с настоящим Уставом, подчиняться решениям Совета Безопасности и выполнять их»[613]. При этом, по справедливому замечанию Г.И. Тункина, следует иметь в виду, что решения Совета Безопасности ООН являются исполнительными постановлениями, не имеющими целью создание общих норм поведения[614]. Указанное обстоятельство, однако, не снижает роли резолюций Совета Безопасности ООН в институциональном обеспечительном механизме выполнения международных договорных обязательств. Напротив, обязательный характер принимаемых решений в большей степени способствует побуждению государств-членов к необходимости добросовестно выполнять свои обязательства в случае фиксации факта их нарушения в резолюции (непосредственно обеспечительная функция резолюций) либо в будущем с целью избежать негативной оценки действий государства Советом Безопасности ООН и принятия последующего обязательного решения (превентивная функция резолюций). Кроме того, резолюции Совета Безопасности, принятые в соответствии с Уставом ООН, могут создавать определенную практику или влиять на ее формирование, способствуя тем самым созданию определенных правил поведения для государств, обеспечивающих последующее выполнение обязательств по международным договорам.

В свете рассматриваемого общего обязательства государств-членов ООН обеспечивать верховенство права представляют интерес некоторые резолюции Совета Безопасности ООН, вносящие вклад в обеспечение выполнения названного обязательства. В резолюции 1325 от 31 октября 2000 г., посвященной защите прав женщин и девочек в ситуациях вооруженных конфликтов[615], Совет Безопасности призвал все государства-стороны вооруженных конфликтов соблюдать международные обязательства, вытекающие, в частности, из Женевских конвенций 1949 г., Дополнительных протоколов к ним 1977 г, Конвенции о беженцах 1951 г., Протокола к ней 1967 г., Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин 1979 г., Факультативного протокола к ней 1999 г., Конвенции

0 правах ребенка 1989 г., двух Факультативных протоколов к ней 2000 г., а также Римского статута Международного уголовного суда (п. 9 резолюции). Таким образом, Совет Безопасности акцентировал внимание на том, что обеспечивать верховенство права означает следовать принятым международным договорным обязательствам. Резолюция 1325 подчеркивает, что выполнение общего обязательства по обеспечению верховенства права невозможно без выполнения государствами иных договорных обязательств. При этом особую озабоченность вызывают ситуации вооруженных конфликтов, которые сами противоречат основным принципам международного права - неприменению силы и мирного разрешения споров. Однако даже в условиях кризиса государствам надлежит обеспечивать выполнение международных договорных обязательств, гарантирующих минимизацию последствий такого кризиса. В этом проявляется институциональный механизм обеспечения выполнения не только конкретных договорных обязательств (в частности, по указанным выше международным договорам), но и более общего обязательства, вытекающего из Устава ООН - обеспечивать верховенство права при любых условиях. Примечательно, что контроль за осуществлением резолюции 1325 (2000), а также содействие актуализации гендерной проблематики в системе ООН осуществляется Канцелярией Специального советника по гендерным вопросам.

Идея обеспечения верховенства права при выполнении международных договорных обязательств в области защиты прав женщин в условиях вооруженных конфликтов, в частности от сексуального насилия, находит отражение и последовательное развитие в других резолюциях Совета Безопасности ООН. Так, в резолюции 1820 от 19 июня 2008 г. Совет Безопасности подтверждает существование международных обязательств государств-челнов в соответствии с конвенциями о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин и о правах ребенка, а также факультативных протоколов к ним, и признает, что основную ответственность за выполнение данных обязательств, включая принятие конкретных мер во исполнение обязательств, несут государства, в особенности стороны вооруженного конфликта[616]. Требуя от государств принятия всех надлежащих мер для защиты гражданских лиц, включая женщин и девочек, т.е. требуя выполнения международных обязательств, Совет Безопасности ООН предпринимает и самостоятельные меры, способствующие выполнению обязательств государствами. Так, Генеральному секретарю ООН поручается разработка эффективных руководящих принципов и стратегий, чтобы обеспечить защиту гражданских лиц, в том числе женщин и девочек, силами операций ООН по поддержанию мира в соответствии с их мандатами (п. 9 резолюции). Кроме того, Генеральный секретарь ООН призывается к разработке эффективных механизмов для обеспечения защиты женщин и девочек на основе консультаций с женскими организациями и руководимыми женщинами организациями (п. 10 резолюции). Наряду с этим Генеральный Секретарь представляет Совету Безопасности ООН доклад об осуществлении резолюции 1820 (2008) с использованием информации, имеющейся в распоряжении ООН (п. 15 резолюции).

В резолюции 1888 (2009) Совет Безопасности ООН подчеркивает необходимость полного соблюдения государствами и негосударственными сторонами в конфликте обязательств, вытекающих из применимого международного права, включая запрещение всех форм сексуального насилия в отношении женщин и детей, в особенности девочек[617]. Принимая во внимание, что мер, предусмотренных ранее принятыми резолюциями, в частности резолюцией 1820 (2008), оказалось недостаточно, Совет Безопасности ООН поручает Г енеральному секретарю ООН назначить Специального представителя «...для обеспечения слаженного стратегического руководства, эффективного укрепления существующих механизмов координации усилий в. рамках ООН и проведения информационнопропагандистской работы»[618]. Стремясь обеспечить выполнение международных обязательств по защите женщин от сексуального насилия во время вооруженных конфликтов, вытекающих, в частности, из норм Римского статута международного уголовного суда и Уставов международных уголовных трибуналов, Совет Безопасности ООН предписывает государствам безотлагательно осуществить законодательные и судебные реформы в соответствии с нормами международного права для привлечения виновных лиц к ответственности, а сторонам в конфликте - обеспечивать тщательное расследование всех сообщений о совершении гражданскими лицами или военнослужащими актов сексуального насилия (п.п. 6, 7 резолюции). Кроме того, осознавая, что государствам, находящимся в условиях вооруженного конфликта, довольно непросто поддерживать работоспособность и эффективность систем правосудия и иных правоохранительных и правозащитных систем, в резолюции 1888 (2009) Совет Безопасности ООН предусматривает возможность создания и направления при необходимости группы экспертов через структуры присутствия ООН и с согласия правительства принимающей страны для оказания помощи национальным властям в укреплении законности (п. 8 резолюции). При этом экспертной группе поручается осуществление ряда задач для достижения поставленной перед ней цели (включая налаживание взаимодействия, вынесение рекомендаций и др.)[619].

В своей резолюции 1960 от 16 декабря 2010 г. Совет Безопасности подчеркивает необходимость сохранения всех мер, обеспечивающих выполнение государствами и сторонами в конфликтах их международных обязательств, а также предусматривает введение новых[620]. В резолюции 2106 (2013) Совет Безопасности акцентирует внимание на обеспечении выполнения международных обязательств[621] и в этой связи рекомендует государствам-членам использовать опыт Г руппы экспертов ООН, учрежденной резолюцией 1888 (2009) «...для укрепления верховенства права и способности систем гражданского и военного правосудия рассматривать дела, касающиеся сексуального насилия в условиях вооруженного конфликта и в постконфликтных ситуациях, в рамках более широких усилий по укреплению институциональных гарантий в борьбе с безнаказанностью» (п. 18 резолюции).

Резюмируя деятельность Совета Безопасности ООН в деле обеспечения верховенства права в сфере защиты женщин от сексуального насилия в условиях вооруженных конфликтов, следует отметить резолюцию 2122 (2013)[622], в которой Совет Безопасности призывает государства-члены выполнять свои обязательства, чтобы положить конец безнаказанности и тщательно расследовать дела и преследовать в судебном порядке лиц, ответственных за совершение наиболее тяжких преступлений в отношении женщин и девочек (п. 12 резолюции). В 2015 г. Совет Безопасности планировал провести обзор на высоком уровне для оценки прогресса на глобальном, региональном и национальном уровнях в осуществлении резолюции 1325 (2000) и в этой связи предложил Генеральному секретарю ООН организовать проведение глобального исследования по вопросу об осуществлении названной резолюции с освещением примеров передовой практики, пробелов, проблем, возникающих тенденций и приоритетов, а также представить Совету Безопасности и в распоряжение всех государств-членов ООН информацию о результатах исследования (п.п. 15, 16 резолюции).

Значимость обеспечения выполнения обязательств по международным договорам в целях достижения верховенства права подчеркивается Советом Безопасности ООН в ряде резолюций, посвященных правовому положению детей в ситуациях вооруженных конфликтов[623]. Совет Безопасности ООН занял позицию, согласно которой обеспечению выполнения международных обязательств государствами может способствовать создание специального механизма наблюдения и отчетности в отношении детей и вооруженных конфликтов, который должен быть введен в действие Г енеральным секретарем ООН. Указанный механизм вводится в действие только в контексте и с целью обеспечения защиты детей, затрагиваемых вооруженными конфликтами, а собранная при его помощи информация представляется Генеральным секретарем ООН Генеральной Ассамблее, Совету Безопасности, а также может рассматриваться другими международными, региональными и национальными органами для обеспечения защиты, прав и благополучия детей, затрагиваемых вооруженными конфликтами (п.п. 3,4, 6 резолюции).

Функционирование механизма наблюдения и отчетности Совета Безопасности ООН подчинено ряду обстоятельств, в том числе формированию рабочей группы, призванной рассматривать доклады, содержащие информацию о «... вербовке и использовании детей-солдат в нарушение применимых норм международного права и о других нарушениях и злоупотреблениях, которым подвергаются дети, затрагиваемые вооруженными конфликтами» (пп. «а» п. 2 резолюции)[624]. Следует отметить, что механизм наблюдения и отчетности Совета Безопасности в отношении детей и вооруженных конфликтов предполагает непосредственное участие и сотрудничество национальных правительств и организаций системы ООН и гражданского общества. При этом все действия, предпринимаемые организациями системы ООН, должны быть направлены на поддержание и дополнение мер, при необходимости принимаемых национальными правительствами (пп. «Ь», «с» п. 2 резолюции). В этой связи особую роль призваны сыграть межведомственные комитеты как рамочный механизм обеспечения взаимодействия с правительствами для обсуждения обязательств в отношении защиты детей и принятия последующих мер[625]. Кроме того, механизм наблюдения и отчетности Совета Безопасности ООН включает налаживание диалога между организациями системы ООН и негосударственными вооруженными группами для обеспечения защиты детей и доступа к ним. При этом диалог должен вестись в контексте мирных процессов там, где они осуществляются, и в рамках сотрудничества между ООН и соответствующим правительством (пп. «d» п. 2 резолюции).

Таким образом, одной из существенных мер, обеспечивающих выполнение международных обязательств государств по международным договорам, защищающим права детей в ситуациях вооруженных конфликтов, является создание механизма наблюдения и отчетности Совета Безопасности ООН, включающего создание специальной рабочей группы, участие и сотрудничество национальных правительств и организаций системы ООН и гражданского общества, также налаживание диалога между организациями системы ООН и негосударственными вооруженными группами. Эффективность механизма наблюдения и отчетности доказывается практикой и находит подтверждение в последующих резолюциях Совета Безопасности ООН[626].

Резолюция 1612 предусматривает и иные обеспечительные меры, наряду с механизмом наблюдения и отчетности. Так, Совет Безопасности ООН считает себя вправе рассмотреть вопрос о принятии целенаправленных и поэтапных мер[627] в рамках резолюций по конкретным государствам, которые нарушают применимые нормы международного права, касающиеся прав и защиты детей в вооруженных конфликтах (п. 9 резолюции)[628]. Кроме того, следует сделать акцент на возможных мерах ответственности миротворческих миссий ООН, обеспечивающих эффективный контроль за выполнением резолюций Совета Безопасности ООН (п.10 резолюции). Обеспечению выполнения международных договорных обязательств может способствовать деятельность советников по вопросам защиты детей, действующих в рамках мандатов операций ООН по поддержанию мира. При этом Генеральный секретарь ООН систематически оценивает потребности в таких советниках, их численность и роль при подготовке каждой операции ООН по поддержанию мира (п. 12 резолюции). В качестве обеспечительных мер в резолюции Совета Безопасности 1612 названы инициативы региональных и субрегиональных организаций и механизмов по защите детей, затрагиваемых вооруженными конфликтами, в том числе механизмы коллегиальных обзоров, наблюдения и отчетности, механизмы по защите детей, организация подготовки персонала по вопросам защиты детей и иные меры (п. 13 резолюции). Для обеспечения выполнения международных договорных обязательств, а также положений резолюций Совета Безопасности ООН, последний также предписывает государствам обеспечить непосредственное включение вопросов защиты, обеспечения прав и благополучия детей, затрагиваемых вооруженными конфликтами, во все мирные процессы, мирные договоренности и в процессы планирования и составления программ по постконфликтному восстановлению и реконструкции (п. 14 резолюции). Аналогичная мера предусмотрена в п. 15 резолюции 1882 (2009)[629].

Таким образом, результат деятельности Совета Безопасности ООН в виде резолюции 1612 от 26 июля 2005 г. представляется значимым элементом институционального механизма обеспечения выполнения обязательств по международным договорам. Преследуя конечную цель - обеспечение верховенства права в межгосударственных отношениях, резолюция акцентирует внимание на мерах, обеспечивающих добросовестное выполнение государствами их международных обязательств, вытекающих из договоров, защищающих права детей в ситуациях вооруженных конфликтов. Отличительной особенностью проанализированной резолюции является наличие конкретных обеспечительных мер, поддерживаемых юридически обязательной силой решений, принимаемых Советом Безопасности ООН. Действенность таких мер доказывается самим Советом Безопасности и отмечается, в частности, в резолюциях 1998 (2011)[630], 2068 (2012)[631] и 2143 (2014).

Интересной в контексте рассматриваемого общего международного обязательства обеспечить верховенство права представляется резолюция Совета Безопасности 1674 (2006), направленная на обеспечение выполнения обязательств государств в отношении всего гражданского населения в ситуациях вооруженных конфликтов[632]. Важнейшим требованием, отраженным в названной резолюции, является строгое соблюдение обязательств, применимых к государствам согласно Гаагским конвенциям 1899 и 1907 гг., Женевским конвенциям 1949 г. и Дополнительным протоколам к ним 1977 г., а также решениям Совета Безопасности ООН (п. 6 резолюции). Такая же позиция Совета Безопасности высказывается в п. 1 резолюции 2175 (2014)[633]. В качестве основных мер, обеспечивающих выполнение международных договорных обязательств, в резолюции 1674 (2006) названы следующие: 1. Механизмы правосудия и примирения, включая национальные, международные и «смешанные» уголовные суды и трибуналы и комиссии по установлению истины и примирению. С точки зрения Совета Безопасности ООН такие механизмы могут содействовать установлению индивидуальной ответственности за тяжкие преступления, обеспечению мира и прав жертв (п. 7 резолюции). 2. Меры ответственности государств за соблюдение обязательств по прекращению безнаказанности и привлечению к судебной ответственности лиц, виновных в военных преступлениях, геноциде, преступлениях против человечности и серьезных нарушениях международного гуманитарного права (п. 8 резолюции). 3. Ратификация международных договоров по международному гуманитарному праву, правам человека и правам беженцев, а также принятие законодательных, судебных и административных мер для выполнения обязательств по таким договорам, равно как и по решениям Совета Безопасности ООН (п.п. 9, 10 резолюции). 4. Включение во все мирные процессы, мирные соглашения и планы постконфликтного восстановления и реконструкции конкретных мер по защите гражданских лиц, в том числе восстановление верховенства права и прекращение безнаказанности (п. 11 резолюции). 5. Распространение информации о международном гуманитарном праве, правах человека и беженцев, о применении соответствующих резолюций Совета Безопасности ООН посредством миротворческих и других миссий ООН (п. 17 резолюции). Резолюция 1894 (2009)[634] дополняет перечень мер возможностью использования Международной комиссии по установлению фактов, предусмотренной в ст. 90 Дополнительного протокола I к Женевским конвенциям 1949 г. для сбора информации о соблюдении сторонами в вооруженном конфликте норм международного гуманитарного права, международных стандартов в области прав человека и норм права беженцев, а также о предполагаемых нарушениях применимых норм международного права, касающихся защиты гражданских лиц (п.п. 8, 9 резолюции).

Выводы. Подводя итог исследованию деятельности международных организаций как средства обеспечения выполнения международных договорных обязательств на примере деятельности классической универсальной международной организации - ООН, следует сделать ряд заключений. Во-первых, в доктрине международного права не оспаривается влияние деятельности международных организаций на процесс обеспечения выполнения обязательств по международным договорам, что обусловливается международной правосубъектностью международных организацией и наличием у них предметной и юрисдикционной компетенции. Во-вторых, общепринятым является деление резолюций международных организаций (как результата их деятельности) на содержащие рекомендательные либо обязательные нормы. В-третьих, рекомендательные нормы, содержащиеся в резолюциях международных организаций и резолюциях Г енеральной Ассамблеи ООН, в частности, взаимосвязаны с такими правовыми явлениями, как теория стимулов и поощрений, теория мер укрепления доверия, плюрализация источников международного права, и в этом контексте играют неоценимую роль в процессе конкретизации, детализации и толкования международных договорных норм. В-четвертых, обязательные решения, принимаемые международными организациями, обусловлены заинтересованностью государств в наделении международной организации правом принимать юридически обязательные решения. В этом смысле презюмируются действия международной организации в интересах обеспечения выполнения международных договорных обязательств, что может быть подтверждено деятельностью Совета Безопасности ООН по обеспечению верховенства права и выполнению государствами в этой связи целого ряда обязательств, вытекающих из различных международных договоров.

<< | >>
Источник: Симонова Наталья Сергеевна. ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЙ МЕХАНИЗМ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ВЫПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ ПО МЕЖДУНАРОДНЫМ ДОГОВОРАМ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора юридических наук. Москва - 2016. 2016

Еще по теме § 3.4. Создание и деятельность международных организаций как средство обеспечения выполнения обязательств по международным договорам:

  1. § 3. Залог имущества как способ обеспечения исполнения обязательств
  2. § 6. Поручительство как способ обеспечения исполнения обязательств
  3. § 7. Банковская гарантия как способ обеспечения исполнения обязательств
  4. § 2. Административная ответственность как средство обеспечения законности в сфере экономики
  5. Деятельность кредитных организаций как объект банковского надзора
  6. Глава 1. ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ УЧЕНИЯ ОБ ОБЕСПЕЧИТЕЛЬНОМ ПЛАТЕЖЕ КАК СПОСОБЕ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ
  7. Оглавление
  8. Глава 1. Предпосылки формирования, понятие и элементы институционального механизма обеспечения выполнения обязательств по международным договорам
  9. § 1.1. Понятие и элементы институционального механизма обеспечения выполнения обязательств по международным договорам
  10. § 1.2. Принцип pacta sunt servanda как предпосылка формирования институциональногомеханизма обеспечения выполнения обязательств по международным договорам
  11. § 1.4. Значение принципа добросовестного выполнения обязательств, принятых по Уставу ООН, для формирования институционального механизма обеспечения выполнения обязательств по международным договорам
  12. Глава 3. Международные средства обеспечения выполнения обязательств по международным договорам
  13. § 3.1. Понятие средств обеспечения выполнения обязательств по международным договорам и их историческая ретроспектива
  14. § 3.2. Институт международного контроля как элемент институционального механизма обеспечения выполнения обязательств по международным договорам
  15. § 3.3. Институт международных гарантий как элемент институционального механизма обеспечения выполнения обязательств по международным договорам
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -