<<
>>

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Устав Организации Объединённых Наций (ООН), принятый в 1945 г. государствами антигитлеровской коалиции, по многим параметрам придал позитивному международному праву качественно новое состояние, которое адекватно оценено как отечественными[1], так и западными[2] учёными - юристами-меж- дународниками.

Одним из таких параметров является определение в Уставе ООН международно-правовых рамок применения силы в международных отношениях[3], что также широко признано в науке[4] и подтверждено практикой[5] (включая международную судебную практику[6]) международного права. Парижский пакт 1928 г. запретил войну в качестве «орудия национальной политики» государств[7] и заложил правовую основу межгосударственного нормотворческого процесса по выработке определения «агрессии», что в конечном счёте привело к принятию Генеральной Ассамблеей ООН в 1974 г. резолюции, определяющей «агрессию» в качестве международного преступления[8].

TT U U U U

Идейной основой этому процессу во многом послужила концепция «справедливой войны», выработанная наукой международного права и не раз видоизменённая за достаточно длительный период её развития[9].

Устав ООН, в отличие от Парижского пакта 1928 г., опирается не на понятие «война», а на понятие «сила» в качестве категории, и закрепляет установку о том, чтобы «вооружённые силы применялись не иначе, как в общих интересах» (преамбула Устава ООН), а также принципы, в соответствии с которыми должны действовать государства - члены ООН, один из которых гласит, что государства «воздерживаются в их международных отношениях от угрозы силой или её применения» против территориальной неприкосновенности или политической независимости любого государства (п. 4 ст. 2 Устава ООН), что в Декларации о принципах международного права, принятой Генеральной Ассамблеей ООН в 1970 г.[10], а также в решениях и консультативных заключениях Международного Суда ООН[11] и в науке международного права[12] квалифицируется в качестве одного из основных принципов современного международного права[13].

Другой ключевой установкой такого же порядка Устава ООН является то, что Совет Безопасности как один из шести главных органов ООН наделён государствами-членами исключительной компетенцией по оценке случаев, представляющих собой «угрозу миру, нарушение мира или акты агрессии» (Глава VII Устава ООН), и его решения о применении силовых мер на основе ст. 39 Устава ООН являются обязательными для всех государств, в том числе государств, не являющихся членами ООН[14]. Ещё одной ключевой установкой Устава ООН является закрепление в ст. 51 права на самооборону в качестве «неотъемлемого» права суверенных государств[15]. Все эти установки Устава ООН, которые по оценке многих специалистов в области международного права являются обязательными и императивными[16], способствуют правильной международно-правовой квалификации случаев применения вооружённой силы в международных отношениях. Под «международными отношениями» понимается «система экономических, политических, военных, идеологических, правовых,

дипломатических и прочих связей и взаимоотношений между странами, взятых в ком-

17

плексе» .

Закрепление в п. 4 ст. 2 Устава ООН принципа неприменения силы или угрозы силой в такой формулировке в юридическом плане укрепило международный правопорядок (несмотря на мнение некоторых западных учёных о его «смерти»[17] [18]), однако в концептуальном плане усложнило его понимание и применение на практике. Отчасти это связано с тем, что положение Устава ООН относительно «угрозы силой» слабо разработано в науке международного права, на что обратил внимание проф. В.С. Котляр. Он в связи с этим отмечает: «В отечественной доктрине до сих пор не был достаточно исследован вопрос об угрозе силой», которая, по его мнению, может быть признана нарушением Устава ООН лишь в случаях, когда она сопровождается «материальной подготовкой к развязыванию военного конфликта»[19]. В связи с этим также заслуживает внимания мнение проф.

К.А. Багиняна, который отмечал, что, хотя чёткого определения угрозы силой не существует, но существующие принципы и нормы современного международного права способны раскрыть данное понятие[20]. В западной науке международного права достаточное внимание уделено вопросу об «угрозе силой»[21], однако в работах многих западных учёных этот вопрос рассматривается не в контексте основного вопроса об ограничении международно-правовыми рамками применения вооружённой силы в международных отношениях, на чём справедливо акцентирует внимание профессор В.С. Котляр, а в контексте осуществления права на самооборону[22], что ещё больше усложняет задачу адекватного понимания соответствующих установок Устава ООН. К сожалению, этот подход в последнее время получает признание и в работах некоторых отечественных учёных - юри- стов-международников. При такой подмене контекста рассмотрения вопроса об «угрозе силой» на первый план в научной дискуссии выдвигаются во многом искусственно надуманные проблемы, доктрины, концепции и т.п. Подтверждением этого служит, например, приравнивание вооружённых репрессалий к праву на самооборону[23], хотя ещё в 1928 г. арбитражный суд в своём решении по «делу Наулилаа» квалифицировал вооружённые репрессалии в мирное время как противоправные[24], что почти через 70 лет (в 1996 г.) было также подтверждено Международным Судом ООН[25]. В этой ситуации правильнее с методологической точки зрения и в соответствии с позитивным международным правом квалифицировать военные репрессалии в свете установки неприменения силы в международных отношениях, а не в контексте осуществления права на самооборону. Дело в том, что центральным вопросом здесь остаётся проблема неприменения силы, а не, например, соблюдения принципа пропорциональности, который следует применять во всех случаях, в том числе при осуществлении права на самооборону и соблюдении соответствующих норм и принципов международного гуманитарного права (МГП).

При подмене контекста рассмотрения вопроса об «угрозе силой» в центре внимания учёных оказываются различные доктрины и концепции, такие как «гуманитарная интервенция»[26], «ответственность по защите»[27], «упреждающие» меры[28], «превентивная защита»[29], «превентивная самооборона»[30] и т.п. В результате этого стирается грань между полномочием Совета Безопасности ООН определять конкретный случай применения силы в качестве «вооружённого нападения» (что является ключевым моментом при квалификации деяния в качестве акта агрессии) в условиях осуществления государством - жертвой вооружённого нападения права на самооборону в соответствии с Уставом ООН, и попыткой отдельных государств или групп государств действовать в обход Совета Безопасности ООН[31], что представляет собой грубое нарушение установок Устава ООН. Более того, такие нарушения способствуют укреплению деструктивной тенденции: гуманитарные и миротворческие акции вне рамок ООН, которые осуществлялись в последнее время, проводились преимущественно в национальных государственных интересах, а не в общих интересах, как об этом говорится в Уставе ООН[32]. Не без оснований данная проблема стала объектом особого внимания Группы «мудрецов»[33], Генерального секретаря ООН[34] и российской дипломатии, внёсшей на рассмотрение Специального комитета по Уставу ООН и усилению роли Организации проект запроса на вынесение Консультативного заключения Международным Судом ООН по вопросу о правовых последствиях применения вооружённой силы государством или группой государств без решения Совета Безопасности ООН[35].

Является очевидным, что позитивное международное право в целом, включая императивные установки Устава ООН, не в состоянии дать исчерпывающие ответы на обозначенные выше проблемные вопросы. И практика Международного Суда ООН не в состоянии прояснить ключевые аспекты рассматриваемой проблематики, хотя следует отметить правильную его позицию, состоящую в привязке проблемы об угрозе силой к проблемам ограничения применения силы в международных отношениях[36]. Совет Безопасности ООН также не в состоянии адекватно и оперативно реагировать на все новые вызовы, связанные с применением (зачастую в завуалированном виде[37]) вооружённой силы в международных отношениях. Ключевые аспекты проблемы международно-правового ограничения и запрещения применения вооружённой силы в международных отношениях остаются уделом науки международного права, на достижения которой опираются международные правоприменительные органы, включая Совет Безопасности ООН и Международный Суд ООН.

Следует признать, что императивные установки Устава ООН, позитивное международное право в целом, практика Международного Суда ООН, резолюции Г енеральной Ассамблеи ООН, решения Совета Безопасности ООН, современная наука международного права и действующая универсальная система коллективной безопасности отдельно или совместно с региональными системами коллективной безопасности не в состоянии полностью исключить из международной жизни факты неправомерного применения вооруженной силы в международных отношениях[38].

Нам приходится иметь дело не с однозначным и безусловным запретом применения вооруженной силы в международных отношениях, а с обязательством государств - членов ООН, закрепленным в п. 4 ст. 2 Устава ООН: «Все Члены Организации Объединенных Наций воздерживаются в их международных отношениях от угрозы силой или ее применения ...» (подчеркнуто автором). Учитывая данное положение и другие установки Устава ООН и общего международного права в целом, правильнее говорить об «ограничении» (в западной науке международного права предпочитают термин “regulation”)[39], а в некоторых аспектах и о «запрещении» применения вооруженной силы в международных отношениях, что учтено при формулировании темы настоящего диссертационного исследования.

Касаясь понятийных категорий, следует отметить еще одно обстоятельство, связанное с темой настоящего диссертационного исследования: если в отечественной науке международного права четко употребляется понятие «сила» в строгом соответствии с установкой п. 4 ст. 2 Устава ООН, то в западной науке международного права предпочтение отдается употреблению понятия «принуждение» (enforcement), которое предполагает более широкий охват в контексте международных отношений, чем понятие «сила»[40], что учтено в процессе анализа научных подходов по ключевым аспектам темы исследования.

Учитывая то, что альтернативы системе коллективной безопасности, основанной на установках Устава ООН, в том числе ограничивающих и запрещающих применение силы в международных отношениях, в условиях, когда суверенные государства остаются основными субъектами международного права, международных отношений и мировой политики, не существует и не будет в обозримом будущем, актуальным остаётся комплексный и всесторонний анализ достижений науки международного права, включая отечественную науку международного права, применительно к ограничению и запрещению применения вооружённой силы в международных отношениях, чему и посвящено настоящее диссертационное исследование.

Объектом диссертационного исследования выступают международные публичные отношения, возникающие в результате применения вооружённой силы, а также связанные с ограничением и запрещением её применения в международных отношениях международно-правовыми рамками.

Предметом диссертационного исследования являются международно-правовые принципы и нормы, направленные на ограничение и запрещение применения вооружённой силы в международных отношениях, и подходы отечественной и западной науки международного права к вопросу об ограничении и запрещении применения силы в международных отношениях рамками современного международного права, прежде всего Уставом ООН. При этом наука международного права понимается в двух измерениях:

а) в качестве генератора идей, подходов, концепций по проблемам ограничения и запрещения применения вооружённой силы в международных отношениях; и б) качестве «вспомогательного средства» по смыслу п. 1 (d) ст. 38 Статута Международного Суда ООН для определения международно-правовых норм и принципов по ограничению и запрещению применения вооружённой силы в международных отношениях.

Степень научной разработанности темы исследования. По теме настоящего исследования имеется большой объём международно-правовой литературы в виде диссертаций, монографий и научных статей.

В настоящей диссертационной работе всесторонне учтены научные достижения, достигнутые в кандидатских диссертациях по теме исследования, авторами которых являются А.Д. Пашина[41], А.С. Орбелян[42]. Соискателем также изучены положения диссертационной работы В.Н. Хоменко[43], которые не потеряли свою актуальность по многим ключевым теоретическим параметрам исследуемой темы. Чрезвычайно полезными оказались научные изыскания А.Д. Колесника по изучению случаев косвенного применения воору- женнои силы в международных отношениях[44].

Особо следует выделить докторскую диссертацию В.С. Котляра[45], а также его монографическое исследование[46], в которых содержится глубокий анализ ряда теоретических аспектов исследуемои нами темы.

В части изучаемой темы использовались научные достижения С.Д. Гольцова[47] и Б.Г. Бигуаа[48]. Соискателем также учтены научные разработки М.В. Шиленко[49]. В части изучения ряда ключевых аспектов темы исследования в контексте установления ответственности за нарушение международно-правовых установок о неприменении силы в международных отношениях были использованы научные достижения, содержащиеся в кандидатской диссертации А.Ю. Клюни[50].

Чрезвычайно полезными оказались теоретические разработки по теме исследования известных отечественных учёных советского периода, таких как: В.И. Менжинский[51],

А.Н. Трайнин[52], В.А. Романов[53], П.С. Ромашкин[54], Г.В. Шармазанашвили[55], Э.И. Скакунов[56]. Следует особо выделить докторские диссертации К.А. Багиняна[57] и Ю.М. Рыбакова[58].

В работе широко использовались труды современников по теме исследования, среди которых Ю.Н. Малеев[59], И.З. Фархутдинов[60].

Среди зарубежной литературы по теме диссертации выделяются труды тех авторов, которые характеризуются своей фундаментальностью. К ним относятся следующие учёные - юристы-международники: проф. И. Динштейн[61], М. Байерс[62], Д. Боуетт[63], Я. Мёрфи[64], С. Нефф[65], Р. Фолк[66], Т. Франк[67], А. Кассезе[68], К. Гринвуд[69], а также известные учёные, такие как: К. Грей[70], Д. Кеннеди[71], Я. Броунли[72], Я. Стоун[73], Х. Валдок[74], М. Мак- Дугал и Ф. Фелициано[75], Л. Дамрош и Д. Шеффер[76], М. Вальцер[77].

Были учтены фундаментальные труды и других отечественных и зарубежных учё- ных-правоведов, которые прямо или косвенно затрагивают тему настоящего исследования. Они указаны на соответствующих страницах диссертации и в списке литературы.

Цель и задачи диссертационного исследования. Основная цель исследования заключается во всестороннем и комплексном изучении подходов науки международного права в целом, включая отечественную науку международного права, применительно к международно-правовым установкам по ограничению и запрещению применения вооружённой силы в международных отношениях. Для достижения данной цели были поставлены следующие задачи:

- исследовать теолого-философские основы и политико-нормативные начала науки международного права о справедливой войне, их становление и развитие, условно разграничив это исследование по периодам:

а) изучение естественно-правовой концепции «справедливой войны» в период до Гуго Гроция;

б) изучение вклада Гуго Гроция в развитие концепции «справедливой войны»;

в) изучение западноевропейской науки международного права о справедливой войне в период после Гуго Гроция;

- изучить основные подходы отечественной науки международного права в стадии её становления и развития до начала XX века к вопросу о справедливых и несправедливых войнах;

- определить вклад советского государства и советской правовой науки в дело международно-правовой квалификации деяния в качестве акта агрессии;

- проанализировать и дать научную оценку позитивному международному праву о запрещении агрессивной войны в международных отношениях;

- исследовать положение п. 4 ст. 2 Устава ООН в контексте системы коллективной безопасности и основные подходы науки международного права по его пониманию;

- провести сравнительный анализ установок Устава ООН и общего международного права о неприменении силы в международных отношениях и принципа невмешательства во внутренние дела других государств;

- изучить основные научные подходы к пониманию и применению права на самооборону в соответствии со ст. 51 Устава ООН;

- определить общие подходы и разночтения в науке международного права по установкам п. 4 ст. 2, главы VII и ст. 51 Устава ООН и их влияние на эффективность системы коллективной безопасности, основанной на Уставе ООН;

- показать состояние науки международного права применительно к разработке вопросов, связанных с определением международно-правовой ответственности за нарушение установок Устава ООН о неприменении силы в международных отношениях;

- выяснить позицию науки международного права по установкам главы VIII Устава ООН (о региональных соглашениях и органах) в контексте системы коллективной безопасности, включая ст. 51 Устава ООН о праве на самооборону.

Теоретическая основа диссертационного исследования. В исследовании автор опирался на положения, содержащиеся в трудах отечественных юристов-правоведов, среди которых: В.Э. Грабарь, Ф.Ф. Мартенс, Л.А. Камаровский, М.Н. Капустин, Д.И. Каченовский, Н.М. Коркунов, В.А. Уляницкий, В.Ф. Малиновский, И.П Блищенко,

В.А. Незабитовский, А.Н. Трайнин, П.С. Ромашкин, А.И. Полторак, В.И. Кузнецов, Р.А. Тузмухамедов, Э.А. Пушмин, Г.И. Морозов, К.А. Багинян, Г.В. Шармазанашвили,

B. А. Романов, Д.Б. Левин, Э.И. Скакунов, В.И. Менжинский, С.Б. Крылов, В.К. Собакин,

C. А. Иванов, Ю.П. Давыдов, Г.П. Жуков, В.Н. Дурденевский, Ф.И. Кожевников, Е.А. Коровин, Ю.М. Колосов, Н.А. Ушаков, Г.И. Тункин, А.И. Абдуллин, Г.И. Курдюков, Р.М. Валеев, Л.Х. Мингазов, А.Н. Вылегжанин, К.А. Бекяшев, Ю.Н. Малеев, И.З. Фархутдинов, С.В. Черниченко, Л.И. Волова, И.И. Лукашук, В.С. Котляр, В.Л. Толстых, И.И. Котляров, А.Я. Капустин и другие.

При написании диссертационного исследования соискатель также обращался к трудам зарубежных авторов, среди которых: Ф. Аквинский, М. Падуанский, Б. да Сассоферрато, П. Белли, Ф. де Виториа, Ф. Суарес, Б. Айала, А. Джентили, Г. Гроций, С. фон Пуфендорф, Х. Вольф, Э. де Ваттель, К. ван Бейнкерсхук, Т. Гоббс, Дж. Остин, Г. Трипель, Г. Кельзен, Х. Лаутерпахт, Л. Оппенгейм, К. Шмитт, А. Фердросс, Ф. Лист, М. Коскенниеми, И. Динштейн, М. Байерс, Д. Боуетт, Я. Мёрфи, С. Нефф, Р. Фолк, Т. Франк, А. Кассезе, К. Гринвуд, У.Э. Батлер, К. Грей, Д. Кеннеди, В. Греуэ, Я. Броунли, Я. Стоун, М. МакДугал, Х. Валдок, Л. Дамрош, Д. Шеффер, М. Вальцер, И. вон Элбе, М. Шоу, А. Нуссбаум и другие.

Нормативно-правовую основу диссертационного исследования составили следующие международно-правовые акты: Гаагские конвенции и декларации 1899 и 1907 гг., Статут Лиги Наций, Договор об отказе от войны в качестве орудия национальной политики 1928 г., Устав Организации Объединённых Наций, резолюции Генеральной Ассамблеи ООН, включая Декларацию о принципах международного права 1970 г., Резолюцию 3314 (XXIX) 1974 г., Декларацию об усилении эффективности принципа отказа от угрозы силой или её применения в международных отношениях 1987 г., решения Совета Безопасности ООН, решения и консультативные заключения Международного Суда ООН, акты региональных организаций (ЛАГ, ОАГ, АС), акты, принятые на национальном уровне, военные доктрины, концепции внешней политики государств и другие.

Методологическая основа диссертационного исследования. При проведении исследования соискателем применялся общенаучный методологический подход, позволивший определить рамки исследования - научные подходы к проблемам ограничения и запрещения применения позитивным международным правом вооружённой силы в международных отношениях. Эти рамки охватывают международные отношения в их широком смысле - межгосударственные отношения, отношения между государствами и международными межправительственными организациями (главным образом ООН и региональными организациями), а также действия негосударственных образований, угрожающих международному миру и безопасности. Эти рамки также охватывают международные отношения в узком смысле, т.е. ситуации, имеющие трансграничный характер и затрагивающие, прежде всего, территориальную целостность и политическую независимость государств, которые являются объектом защиты п. 4 ст. 2 Устава ООН в случае незаконного применения вооружённой силы со стороны отдельного государства или группы государств.

Вопросы, связанные с ограничением и запрещением угрозы силой в международных отношениях, с полномочиями Совета Безопасности ООН в соответствии со ст. 39 и 42 Устава ООН и с осуществлением права на самооборону согласно ст. 51 Устава ООН, затрагиваются в настоящем диссертационном исследовании только в той части и анализируются только в той степени, в какой они переплетаются с международно-правовой проблематикой по ограничению и запрещению применения вооружённой силы в международных отношениях в соответствии с установками Устава ООН и общего международного права в целом.

Учитывая необходимость взаимного учёта достижений в различных областях науки по проблемам применения принуждения в международных отношениях, в настоящем исследовании применён системный метод анализа подходов к данной проблематике науки международного права и науки международных отношений, основными аспектами изучения которых выступают международное право и международные отношения как взаимодействующие подсистемы межгосударственной системы. Научный анализ проведён в рамках межгосударственной системы, включающей в себя не только международное право и международные отношения, но и ряд других составляющих компонентов, и основное внимание сосредоточено на изучении взаимодействия международного права и силы - международного права, являющегося межгосударственной категорией, основанной на соглашениях между государствами, и силы, прежде всего вооружённой силы, принадлежащей государствам.

В процессе исследования учитывался тот факт, что наука международного права отражала состояние, которое сохранялось длительное время в прошлом и выражалось в том, что государства обладали законной монополией на применение силы в международных отношениях; также учитывалась современная тенденция увеличения числа случаев применения силы против государств со стороны внешних негосударственных вооружённых образований, угрожающих международной безопасности[78], и новое явление в межгосударственных отношениях, выражающееся в присвоении системой коллективной безопасности части монополии по законному применению силы в международных отношениях на основе Устава ООН. Такой научный подход способствовал максимальному сосредоточению внимания соискателя на исследовании тех проблемных вопросов, которые возникают в деле адекватного понимания сути установок Устава ООН об ограничении и запрещении применения силы в международных отношениях.

Соискателем был применён диалектический метод мышления при проведении исследования, что позволило учитывать диаметрально противоположные подходы (например, проф. Г.И. Тункина[79] и американского профессора Ф. Джессопа[80]) к вопросу об обладании или постепенной потере суверенными государствами монополии на принуждение в международных отношениях.

Общенаучный методологический подход в исследовании также предопределил уделение соискателем значительного внимания понятийному аппарату. Учитывая тот факт, что в отечественной науке международного права традиционно межгосударственные и негосударственные отношения рассматриваются как различные, хотя и связанные между собой сферы международных отношений, для комплексного изучения темы исследования был применён широкий подход, учитывающий новые тенденции, связанные, прежде всего, с ролью ООН и других универсальных организаций в деле укрепления международного правопорядка. В связи с этим соискателем широко используется в диссертации такое понятие, как «международное сообщество» (употребляется, например, в ст. 53 Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г., в Декларации о принципах международного права 1970 г.), под которым понимается сообщество, включающее в себя государства и межгосударственные организации (т.е. ООН и её государства-члены), которые являются основными субъектами системы коллективной безопасности, основанной на Уставе ООН.

Общенаучными методами, использованными в настоящем диссертационном исследовании, являются системно-структурный подход, обобщение, дедукция, метод научной абстракции и метод логического анализа. Также использовались специальные методы: историко-правовой, сравнительно-правовой, формально-логический.

Историко-правовой метод позволил проследить эволюцию концепции «справедливой войны» и нормотворческий процесс по выработке международно-правового определения понятия «агрессия», в котором активную роль сыграл Советский Союз.

Сравнительно-правовой метод позволили выявить различия в подходах отечественных и западноевропейских учёных-правоведов к установкам Устава ООН по ограничению и запрещению применения силы в международных отношениях.

Формально-логический метод использовался для анализа официальных документов, принятых в рамках ООН, нормативно-правовых актов государств и решений Международного Суда ООН.

Научная новизна диссертационного исследования выражается прежде всего в постановке и решении вопроса о роли и основных подходах науки международного права в отношении изучения проблем ограничения и запрещения применения вооружённой силы в международных отношениях, что позволяет разграничить основные аспекты от неосновных, но связанных с ними аспектов по проблемам применения силы или угрозы силой, регулируемой положениями Устава ООН и общего международного права в целом.

Проведён комплексный и всесторонний анализ процесса становления и развития концепции «справедливой войны» в условиях соперничества естественно-правовой и позитивистской школ науки международного права, которая сыграла заметную роль в деле закрепления в позитивном международном праве соответствующих положений об ограничении и запрещении применения силы в международных отношениях.

Выявлено научно обоснованное понимание установок по запрещению агрессивной войны общим международным правом и по ограничению применения вооружённой силы в соответствии с п. 4 ст. 2 Устава ООН и требованиями системы коллективной безопасности, основанной на Уставе ООН, а также дан научно достоверный прогноз о том, каковыми в ближайшей перспективе будут основные направления исследования науки международного права по проблемам разработки положений о международно-правовой ответственности за нарушение принципа неприменения силы в международных отношениях.

Положения, выносимые на защиту:

1) На основе анализа учений и научных подходов известных теологов, мыслителей, представителей основных правовых школ (прежде всего естественно-правовых и позитивистских), видных отечественных и западных учёных-правоведов установлено решающее влияние концепции «справедливой войны» на формирование правотворческого процесса на межгосударственном уровне и принятие соответствующих международноправовых актов, предусматривающих запрещение войны и ограничение применения вооружённой силы в международных отношениях.

2) Анализ науки международного права в целом и отечественной науки международного права в частности позволяет чётко проследить пути и методы международного нормотворческого процесса по проблемам запрещения агрессивной войны и ограничения применения вооружённой силы в международных отношениях, выражающихся: в разграничении в международном праве права войны и права на войну; в ограничении государств в применении силы в международных отношениях временными рамками и в предписании по обращению к мирным средствам разрешения международных разногласий; в запрещении государствам применять силу в отношении истребования долгов по договорным обязательствам; в запрещении агрессивной войны в качестве орудия национальной политики и в ограничении государств путём допустимости применения вооружённой силы лишь на правах законной самообороны.

3) В науке международного права достигнуто единство относительно понимания требований п. 4 ст. 2 Устава ООН в части неприменения силы государствами в международных отношениях: под ним понимается запрещение применения вооружённой силы. Однако сохраняются разногласия среди учёных по поводу взаимосвязи этого положения п. 4 ст. 2 У става ООН и другой его части о запрещении применения «угрозы силой», что вызвано недоработкой данного положения в общем международном праве.

4) Сравнительный анализ научных трудов западных и отечественных правоведов позволяет выявить различия в их подходах относительно изучения соответствующих положений современного международного права по ограничению и запрещению применения силы в международных отношениях. Западные учёные разделяют установки международного права по данному вопросу на установки Устава ООН и установки общего международного права, что не позволяет учесть важность системы коллективной безопасности, основанной на Уставе ООН и общем международном праве.

5) Учёт результатов анализа существующих фундаментальных трудов и отражённых в них подходов учёных-правоведов даёт основание соискателю предложить оптимальный подход к пониманию современной международно-правовой системы обеспечения международного мира и безопасности, основанной на системе коллективной безопасности, которая предусматривает:

а) правомерное применение вооружённой силы государствами только на основе права на самооборону в строгом соблюдении всех требований Устава ООН и общего международного права при его осуществлении;

6) введение важного элемента системы коллективной безопасности в виде полномочия Совета Безопасности ООН от имени всех государств - членов Организации действовать на основе гл. VI и VII Устава ООН и обязательности решений Совета Безопасности ООН для всех государств, включая нечленов ООН;

в) понимание положения п. 4 ст. 2 Устава ООН о запрещении применения силы, прежде всего вооружённой, в международных отношениях строго в контексте положений преамбулы Устава ООН о применении вооружённой силы лишь в общих интересах всех для обеспечения международной безопасности и в контексте запрещения применения силы против территориальной целостности другого государства.

б) Установлено, что из множества вариантов и возможностей наука международного права всё отчётливее отдаёт предпочтение разработке положений о международноправовой ответственности за нарушение установок Устава ООН и общего международного права по запрещению применения вооружённой силы в международных отношениях в контексте нарушения государствами обязательств, вытекающих из императивных норм общего международного права, и видит в качестве основы для соответствующего нормотворческого процесса соответствующие положения Проекта статей об ответственности государств за международно-противоправные деяния.

Теоретическая значимость результатов исследования заключается в том, что выводы настоящего диссертационного исследования, научно-обоснованные подходы, рекомендации и предложения направлены на дальнейшее развитие науки международного права по ключевому вопросу современного международного права - ограничению и запрещению применения вооружённой силы в международных отношениях.

Практическая значимость исследования определяется тем, что его результаты и представленные соискателем предложения могут быть использованы:

- в нормотворческой деятельности по совершенствованию международно-правовых установок по ограничению и запрещению применения вооружённой силы в международных отношениях;

- в правоприменительной деятельности Совета Безопасности ООН и Международного Суда ООН при квалификации случаев применения вооружённой силы в международных отношениях в соответствии с требованиями п. 4 ст. 2 и ст. 51 Устава ООН;

- в рамках разработки национальных военных доктрин и концепций внешней политики государств;

- при написании соответствующего раздела учебника по международному праву и спецкурсов «Мирное разрешение международных споров» и «Ответственность в международном праве» и иных учебных и учебно-методических материалов;

- при исследовании тем, связанных с установками принципа неприменения силы или угрозы силой на уровне диссертаций кандидата и доктора юридических наук по специальности 12.00.10 и смежным наукам.

Обоснованность и достоверность. Выводы и рекомендации, полученные в ходе настоящего исследования, подтверждаются многообразием используемых методов исследования, всесторонним и глубоким изучением и применением при написании научных трудов, а также широким спектром используемого научного, нормативного и эмпирического материала.

Апробация результатов диссертационного исследования. По результатам выполненного исследования был подготовлен научный доклад, который был заслушан и обсуждён на заседании кафедры международного права юридического института Российского университета дружбы народов. Диссертация была рекомендована к защите на заседании кафедры 28 февраля 2017 г.

Основные положения диссертационной работы нашли отражение в семи научных публикациях автора по теме исследования, шесть из которых - в научных журналах, входящих в Перечень рецензируемых научных изданий Высшей аттестационной комиссии Министерства образования и науки Российской Федерации, общим объёмом 2,3 п.л.

Теоретические положения и полученные выводы настоящего диссертационного исследования также были опробованы в ходе выступлений диссертанта на ежегодных международных научно-практических конференциях кафедры международного права РУДН, посвящённых памяти профессора И.П. Блищенко, в 2015-2016 гг. (Москва, РУДН).

Результаты диссертационного исследования использовались при проведении семинарских занятий диссертантом по курсу «Мирное разрешение международных споров» на кафедре международного права юридического института РУДН.

Личный вклад автора является определяющим и заключается в непосредственном участии на всех этапах исследования - от постановки задач и их практической реализации до обсуждения результатов в научных публикациях и докладах. Содержащиеся в диссертации положения, выводы и материалы использовались автором в рамках учебного процесса в преподавательской практике - на семинарских и иных практических занятиях.

Соответствие диссертации паспорту научной специальности. Научные положения настоящего диссертационного исследования соответствуют содержанию специальности 12.00.10 - «Международное право. Европейское право». Результаты проведённого исследования соответствуют области исследования специальности.

Структура и содержание диссертации обусловлены кругом исследуемых проблем и отвечают поставленным цели, задачам, объекту и предмету исследования. Диссертационное исследование состоит из введения, трёх глав, включающих в себя девять параграфов, последовательно раскрывающих вопросы, обозначенные в соответствующих главах содержания, а также заключения и списка использованной литературы.

<< | >>
Источник: Дидманидзе Улан Темурович. НАУКА МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА ОБ ОГРАНИЧЕНИИ И ЗАПРЕЩЕНИИ ПРИМЕНЕНИЯ ВООРУЖЁННОЙ СИЛЫ В МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЯХ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учёной степени кандидата юридических наук. Москва - 2017. 2017

Скачать оригинал источника

Еще по теме ВВЕДЕНИЕ:

  1. Введение точки привязки
  2. Нововведение
  3. Основы Европейской валютной системы до введении евро
  4. 2.ВВЕДЕНИЕ ТЕНГЕ
  5. ВВЕДЕНИЕ
  6. ВВЕДЕНИЕ
  7. Введение
  8. Введение
  9. Введение
  10. ВВЕДЕНИЕ
  11. Введение
  12. ВВЕДЕНИЕ
  13. ВВЕДЕНИЕ
  14. Введение
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -