<<
>>

Место и роль международно-правового регулирования оборота продукции военного назначения в системе международного права

Процесс становления международно-правового регулирования оборота ПВН исторически складывался трудно. До образования ООН это главным образом осуществлялось в плоскости гуманитарного права, и было связано с введением запретов и ограничений на использование отдельных категорий оружия.

Первые такие запреты были установлены еще в XIX в.

Тенденция на установление таких запретов и ограничений сохранилась и после образования ООН, что было обусловлено потребностью поддерживать международную безопасность после окончания Второй мировой войны. Так, Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 3093 от 10 октября 1980 г. была принята Конвенция о запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия, которые могут считаться наносящими чрезмерные повреждения или имеющими неизбирательное действие . Она содержит пять дополнительных Протоколов: «О не обнаруживаемых осколках» (Протокол I), «О запрещении или ограничении применения мин, мин-ловушек и других устройств» (Протокол II), «О запрещении или ограничении применения зажигательного оружия» (Протокол III), «Об ослепляющем лазерном оружии» (Протокол IV), «По взрывоопасным пережиткам войны» (Протокол V). В Протоколах даны, в частности, определения «мина», «дистанционно устанавливаемая мина», «противопехотная мина», «мина-ловушка».

В рамках права международной безопасности также был введен ряд запретов на оборот оружия массового уничтожения. В 1968 г. был открыт для подписания Договор о нераспространении ядерного оружия[42] [43]; в 1972 г. принята Конвенция о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их уничтожении[44] [45], а в 1993 г. - Конвенция о запрещении разработки, производства,

45

накопления и применения химического оружия и его уничтожении .

В целом же оборот ПВН до образования ООН и в годы холодной войны никак не лимитировался, хотя и предпринимались попытки установить единые критерии поставок ПВН. В частности, выдвигались гипотезы введения запрета на поставки оружия государству, развернувшего военные действия против другого

46

независимого государства. .

Т.е. речь идет об агрессии, определение которой единогласно принято на XXIX сессии Генеральной Ассамблеи ООН в 1974 г. Данное определение, несмотря на единогласие при его принятии, подверглось критике со стороны ряда ученых и политиков. К теме настоящей диссертации имеют отношение, в частности, следующие критические высказывания:

- положения определения по использованию вооруженных иррегулярных частей туманны; поскольку неясно, как это повлечет за собой ответственность

48

государства ;

- определение агрессии не охватывает действия международных организаций, таких как НАТО и Варшавский договор (существовавший в 1974 году и несколько позднее)[46] [47] [48] [49];

- определение не касается обязанностей лиц причастных к актам агрессии[50]. Акт агрессии со стороны государства-импортера оружия должен

рассматриваться в качестве основного фактора при решении вопроса о поставке оружия, любые поставки оружия государству-агрессору должны быть прекращены.

Определение понятия агрессии предусматривает выработку иных критериев экспорта оружия на основе таких принципов международного права как нерушимость границ, уважение прав и свобод человека. В качестве одного из таких критериев, дополняющих принцип недопустимости поставок оружия государству агрессору, могла стать военная помощь государствам-жертвам агрессии в подавлении соответствующих актов со стороны государств- агрессоров.[51].

Однако попытки определения единых критериев поставок оружия были обречены на неудачу, поскольку государства не могли прийти к консенсусу вследствие дисбаланса сил в мире и стремления государств обеспечить свою безопасность всеми доступными средствами. Идеи относительно ограничения поставок оружия не были реализованы в значительной мере в связи с противостоянием СССР и США.

Показателен и исторически важен в этом отношении документ «О практических путях к прекращению гонки вооружений. Предложения Советского Союза», который был представлен на сессии Генеральной Ассамблеи ООН по разоружению в 1978 г. В нем указывалось на необходимость выработки разумных и точных политических и международно-правовых критериев допустимости поставок оружия [52].

В 90-е гг. приоритеты в выработке единых критериев торговли оружием изменились. Международное сообщество стремилось не к непосредственному ограничению торговли оружием, а к усилению прозрачности продаж[53]. В рамках данного направления был разработан ряд международных режимов по контролю за оборотом отдельных категорий оружия. Однако в целом такая позиция тоже оказалась тупиковой в связи с отсутствием обязательных механизмов контроля и отказом многих государств от предоставления соответствующих отчетов на добровольных началах.

На сегодняшний день можно говорить, что международно-правовое регулирование оборота ПВН возможно лишь по отдельным вопросам, где интересы конкретных государств в рамках международной системы совпадают.

Основные задачи международно-правового регулирования в исследуемой сфере заключаются в упорядочении порядка передачи и перемещения ПВН, в том

числе установлении ограничений или запретов на распространение отдельных видов ПВН, реализация которых осуществляется через национальные механизмы экспортного контроля.

При этом основным источником международного права в данной сфере являются международные договоры, которые необходимо отличать от контрактов между государствами на поставки продукции военного назначения. Последние устанавливают конкретные обязательства частного порядка между субъектами возникающих правоотношений и не выступают в качестве источника международного права.

В настоящее время система международно-правового регулирования в данной сфере представлена рядом международных договоров, предусматривающих обязательства государств по ограничению передачи ПВН, а также ответственность перед международным сообществом за несоблюдение принятых обязательств.

Решающая роль в обеспечении соблюдения государствами принятых обязательств в рамках международного права отведена международному контролю, как «основанной на общепризнанных принципах и нормах современного международного права деятельности субъектов международного права или созданных ими органов, заключающейся в проверке соблюдения международно-правовых обязательств и в принятии мер по их выполнению»[54]. Но в

В международном праве есть две области правового воздействия на оборот

ПВН.

Первая заключается в установлении ограничений и запретов на оборот отдельных категорий обычных вооружений. Цель введения подобных ограничений и запретов может быть обусловлена гуманитарными соображениями либо интересами поддержания мира и безопасности. Они регулируются такими отраслями международного права, как право международной безопасности и гуманитарное право. В этих рамках происходит установление гарантий

обеспечения безопасности для существования, функционирования и развития как каждого государства по отдельности, так и международного сообщества в целом. Большинство международных договоров в рассматриваемой сфере

распространяются лишь на такие категории оружия, быстрое увеличение которых представляет более высокую угрозу для безопасности государств, чем распространение обычных видов вооружений[55].

Основная цель данного направления заключается в том, чтобы предотвратить на международном уровне потенциальную угрозу нарушения международной безопасности за счет применения определенных категорий оружия. Такая цель достигается посредством изъятия определенных видов ПВН из внешнеэкономического оборота в интересах сохранения безопасности и стабильности во всем мире путем введения универсальных запретов на распространение отдельных видов оружия.

Основополагающим началом, на котором строится система запретов на распространение отдельных категорий оружия в праве международной безопасности, является принцип воздержания от угрозы силой или ее применения[56] [57] [58].

В международном праве можно выделить следующие критерии в отношении оружия, запрещенного к применению: а) способность наносить чрезмерные повреждения; б) способность причинять излишние страдания ; в) неизбирательный характер нанесения ущерба и повреждений ; г) способность причинять обширный, долговременный и серьезный ущерб природе[59].

Соответственно, оборот оружия, характеризующегося данными признаками, противоречит нормам международного права59 [60].

Основными международно-правовыми режимами здесь выступают режимы разоружения, сокращения и ограничения вооружений, в том числе международный режим нераспространения ядерного оружия и других видов оружия массового поражения, режим запрета разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического), химического и токсинного оружия и их уничтожения. Присоединение государств к конкретному международному режиму предполагает принятие от них различных мер и шагов путем международного нормотворчества, внутригосударственного правового регулирования, а также моральных, экономических, организационных, технических, политических и иных неправовых договоренностей.

Установление ограничений и запретов на поставки отдельных видов оружия не предполагает тотального запрета на осуществление поставок иных категорий оружия. Допустимость оборота ПВН в целом соответствует основным началам международного права, в том числе неотъемлемому праву государств на индивидуальную и коллективную самооборону в случае вооруженного нападения (статья 51 Устава ООН опирается на это естественное право)[61].

Вторая область международно-правового воздействия направлена на упорядочение экономических отношений между субъектами международного права по поводу поставок и перемещения разрешенной к обороту ПВН и охватывается сферой международного экономического права.

Для данной области правового воздействия принципиально важны следующие моменты. Во-первых, поскольку отношения в области оборота оружием между государствами относятся к сфере регулировании международного экономического права, на них распространяются принципы международного экономического права: развитие международных экономических и научно - технических отношений между государствами, принцип экономической недискриминации, принцип свободы форм организации внешнеэкономических связей и т. д.

Во-вторых, наибольшее значение для регулирования данных отношений имеют нормы регионального характера. Как отметил еще в 1975 г. Г. И. Тункин, различие международно-правовых норм на региональном уровне становится все большим, так как процессы интернационализации в наибольшей степени проявляются именно внутри каждой социально-экономической системы, в рамках региональных образований[62].

Преобладание таких норм характерно и для оборота ПВН во многом в силу того, что процесс выработки универсальных принципов и норм международного права в области оборота оружия между государствами осуществляется слишком медленно. Это обусловлено специфическими качествами и свойствами ПВН как объекта оборота.

Международные договоры в данной сфере международно-правового воздействия могут быть классифицированы по различным основаниям: содержанию, количеству сторон, сфере и времени действия, объекту.

Так, с точки зрения содержания договоров представляется возможным выделить:

- договоры, регулирующие оборот продукции военного назначения в целом;

- договоры, которые затрагивают отдельные вопросы в сфере оборота продукции военного назначения либо регулируют порядок оборота отдельных категорий оружия или оборот продукции военного назначения на отдельных территориях;

- договоры, конкретно предусматривающие создание организаций (межправительственных либо неправительственных), деятельность которых связана с контролем за оборотом продукции военного назначения.

К первой группе можно отнести Международный договор о торговле оружием 2013 г., устанавливающий общие международные стандарты в отношении импорта и экспорта обычных вооружений. До принятия в 2013 г. указанного Договора в данной сфере отсутствовали соответствующие открытые договоры универсального характера, а другие либо ограничивались кругом участников, либо устанавливали режимы оборота лишь в отношении отдельных категорий оружия. Договор 2013 года не вводит систему тотального запрета на поставки обычных вооружений, определяя лишь общие подходы к осуществлению их экспорта и импорта.

В качестве примеров актов второй группы можно привести Европейскую конвенцию о контроле за приобретением и хранением огнестрельного оружия частными лицами 1978 г.

К третьей группе можно отнести акты, связанные с созданием и функционированием специальных международных организаций, обеспечивающих контроль за нераспространением отдельных категорий оружия.

По количеству сторон можно выделить двусторонние и многосторонние договоры. В рассматриваемой области большинство международных договоров являются двусторонними, в частности, соглашения между отдельными государствами в области военного сотрудничества.

Однако с развитием международного сотрудничества, в том числе, в исследуемой в диссертации сфере, применение получили многосторонние международные договоры, среди которых можно выделить договоры с ограниченным числом участников (закрытые договоры) и общие договоры.

В рассматриваемой сфере соответствующие договоры по предметному содержанию разделяются на «экономические договоры, в которых содержатся нормы общего порядка, рассчитанные на длительное и неоднократное применение («общенормативные договоры»), и договоры, содержащие конкретные обязательства сторон (оказать содействие в строительстве определенных объектов, осуществить научно-техническое сотрудничество в определенных областях)» и т.п.[63].

Поскольку международное экономическое право регулирует отношения в сфере оборота ПВН, то можно использовать такую классификацию договоров и в данной сфере. Так, к общенормативным можно отнести торговые договоры в сфере оборота оружия, соглашения об организации поставок оружия и обмена вооружениями. Ко второй группе можно отнести соглашения в сфере военнотехнического сотрудничества.

Торговые договоры в сфере оборота оружия определяют общие принципы торгово-экономических отношений между государствами по данному направлению, в том числе порядок экспорта, импорта оружия, таможенное обложение, транзит. Такие договоры создают международно-правовую базу для регулирования экономических отношений между государствами, связанных с оборотом оружия.

Соглашения об организации поставок оружия заключаются между правительствами государств и устанавливают перечень и объемы товаров, которые одно государство планирует поставить другому государству в течение определенного периода.

Соглашения о военно-техническом сотрудничестве регулируют

взаимоотношения государств, связанные с производством, передачей ПВН, обменом информацией, научными знаниями и техническими наработками в области производства оружия. При этом следует учитывать определенное различие между межгосударственными, межправительственными и

межведомственными договорами, что легко вывести из их сравнения по Закону о международных договорах Российской Федерации[64].

Вторым основным источником международного права в сфере ПВН является международный обычай. Данный источник помимо основной регулятивной функции выполняет несколько вспомогательных функций. Во- первых, он способен заполнить пробелы при регулировании отношений между государствами в отсутствии соответствующих норм международного договора. Во-вторых, международный обычай способен формироваться и подвергаться изменениям в зависимости от потребностей общества и практики государств[65].

Как пишет Г. И. Тункин, «обычная норма международного права может образоваться быстро, но вместе с тем исходит из необходимости существования предварительно сложившегося в практике государств правила поведения»[66]. В этой связи следует согласиться с мнением И. И. Лукашука: «Когда речь идет об обычаях, то должна приниматься во внимание не длительность времени, а разумность их существования»[67].

Для формирования обычая не требуется, чтобы он признавался всеми без исключения государствами. В связи с этим возникает проблема, в какой мере уклонение от данной практики со стороны государств носит характер протеста против применения данной практики другими государствами и может повлиять на признание практики в качестве обычая. На наш взгляд, при оценке того, является ли конкретная практика обычаем, необходимо, чтобы такая практика была признана большинством государств в качестве обязательного правила, соответствовала основополагающим международно-правовым принципам и была бы способна оказывать регулятивное воздействие на конкретную группу отношений. В таком случае отсутствие четко выраженной со стороны отдельных государств практики вовсе не означает того, что они выступают противниками признания данной практики в качестве обычая. Их согласие на применение международного обычая может быть выражено путем совершения фактических действий, свидетельствующих о признании данной практики, либо в виде молчаливого согласия на допустимость ее применения.

В последнем случае это «проявляется либо в воздержании от протестов против действий других государств, выражающих молчаливое согласие, либо в воздержании от совершения определенных действий, выражающих отношение государств к возникшей норме международного права, запрещающей эти действия»[68].

Как указывает Дж. Фитцморис, «когда общая норма обычного международного права формируется совпадающей практикой государств, то, хотя, может быть, и несколько нецелесообразно прибегать к понятию соглашения... но было бы правильно говорить, что согласие кроется во взаимной терпимости, которая позволяет вообще формироваться практике»[69] [70].

Не следует противопоставлять международный обычай и международный договор. Они имеют одинаковую юридическую силу, общую правовую природу и единую функцию. «Международный обычай и договор не противоречат, а взаимодействуют... обычай способен уточнять, дополнять, конкретизировать и развивать конвенционные нормы. Имеет место и обратное взаимодействие, когда договор уточняет, дополняет, конкретизирует и развивает обычные нормы» .

Регулятивное значение обычно-правовых норм в сфере оборота ПВН проявляется в условиях отсутствия международного договора, в котором установлены основные принципы международно-правового регулирования. Фактически большинство действующих принципов, на которых базируется международно-правовое регулирование оборота ПВН, существуют в форме обычая.

Следует также упомянуть о таких специальных источниках, как решения международных организаций[71]. Такие решения выражаются в резолюциях, посредством которых международные организации принимают тексты международных договоров либо инициируют начало выработки новых международных норм. Однако данные решения нельзя считать источником права до тех пор, пока не оформлен соответствующий договор либо обычай, в основу которого было положено указанное решение, т. е. решающее значение в данном случае приобретает их международное признание.

Вместе с тем отдельные решения международных организаций, принимаемые по важнейшим вопросам международного права, могут носить и обязательный характер. Однако, как подчеркивает Г. М. Вельяминов, правомочиями принятия международно-правовых норм могут обладать только межправительственные организации, но не неправительственные . К таким категориям решений относят акты Совета Безопасности ООН. Кроме того, Г енеральная Ассамблея ООН может принимать решения, которые направлены на практическую реализацию общепризнанных императивных принципов и норм международного права.

Соотношение международного и внутригосударственного регулирования оборота продукции военного назначения.

Исторический опыт показал, что международное право не способно и не должно выступать в качестве тотального общеобязательного регулятора в сфере оборота всех без исключения категорий оружия. Оборот обычных вооружений и военной техники подвергается такому регулированию в меньшей мере. Как справедливо подчеркивается в зарубежной литературе, «...при первом приближении в изучении правовых аспектов проблемы международной торговли оружием можно было бы говорить о соответствующих нормах международного права. Однако такой подход только приведет к ограниченным результатам, так как до сих пор управление и ограничения, связанные с международными поставками оружия, были, прежде всего, прерогативой национального

73

законодательства» . [72] [73]

Основной особенностью организации внешнеэкономической (в рассматриваемом нами случае - экспортной и импортной) деятельности в области оборота ПВН выступает наличие государственной монополии. Такая монополия проявляется в общем руководстве внешней торговлей такой продукцией, обеспечении проведения единой государственной политики в этой области, планировании государством внешнеэкономической деятельности, установление порядка ее осуществления и обеспечении соблюдения этого порядка, определении организаций, правомочных совершать внешнеторговые и другие

внешнеэкономические сделки. Проявлением такой монополии выступает установление государственного контроля над экспортно-импортными операциями.

Поэтому правовое регулирование порядка оборота ПВН преимущественно (но не исключительно) осуществляется внутригосударственным правом. Международное право регулирует в данной сфере только отношения, касающиеся общих вопросов, затрагивающих международные интересы в целом либо интересы группы государств.

При этом общие вопросы касаются международных режимов товарооборота в целом, защиты данного сектора рынка, принципов расчетов по товарообороту, использования тарифных и нетарифных мер регулирования внешней торговли ПВН, общих требований к ее импорту и экспорту, общих вопросов транспортировки через определенные территории.

Необходимо четко разграничивать сферы международно-правового регулирования данных отношений и регулирования соответствующих отношений национальным правом.

Здесь следует исходить из из природы международных отношений, которые охватывают не только межгосударственные отношения, но и отношения

субъектов внутригосударственного права, осложненные иностранным элементом (выходящие за рамки одного государства).[74] [75].

В российской (советской) доктрине международного права издавна отстаивается эта позиция . Соответственно, межгосударственные отношения в сфере оборота ПВН являются составной частью международной системы и регулируются нормами международного публичного права. Вместе с тем, частные отношения субъектов различных государств в рамках сделок, предметом которых является ПВН, регулируются международным частным правом.

В силу того, что военно-техническое сотрудничество между различными государствами имеет индивидуальные специфические особенности и затрагивает частные интересы государств (и не только) в каждом конкретном случае, регулирование его императивными нормами международного права комплексно и всесторонне невозможно. В данном случае государства отдают преимущество национальным средствам регулирования. Этот объективный факт подчеркивается в словах К. Шихана: «Передачи обычных вооружений в значительной мере изолированы от международного регулирования. Полномочия по принятию решений на поставку оружия обычно даже исключались из соглашений, устанавливающих политические союзы, как одна из тех немногих областей, которые должны остаться в ведении суверенных государств»[76].

Международно-правовое регулирование оборота обычных вооружений ограничивается лишь общими принципами организации, предоставляя субъектам возможность самостоятельно определять порядок их взаимодействия. Собственно, из этого исходит пункт 2 статьи 5 Международного договора о торговле оружием.

Однако международное право и внутригосударственное право в данном случае взаимодействуют между собой. Международное право определяет общие направления в сфере оборота продукции военного назначения, устанавливает общие запреты.

Внутригосударственное право конкретизирует порядок оборота такой продукции. Как отмечает В. В. Кудашкин, «государство не может существовать вне правовой действительности; вакуум действенного международно-правового регулирования поставок вооружений и военной техники заполняется

77

внутригосударственным регулированием» .

С этим высказыванием можно согласиться лишь частично, поскольку «заполнять вакуум» означает восполнять нечто отсутствующее в уже существующем. В то время как во многих рассматриваемых нами случаях нормы внутригосударственного права возникают ранее соответствующих международно - правовых норм.

1.3.

<< | >>
Источник: Серов Иван Борисович. СОВРЕМЕННЫЕ МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ ВОПРОСЫ МЕЖДУНАРОДНОГО ОБОРОТА ОРУЖИЯ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2018. 2018

Еще по теме Место и роль международно-правового регулирования оборота продукции военного назначения в системе международного права:

  1. 3. Международно‑правовое сотрудничество государств по защите прав несовершеннолетних, вовлечённых в преступную деятельность
  2. 2. ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ современных АКЦИОНЕРНЫХ ОБЩЕСТВ в россии
  3. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ПРАВОВЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ
  4. § 3. Роль документов стратегического планирования в эколого-правовом регулировании деятельности нефтегазового комплекса
  5. Нормативно-правовое регулирование застройки земель зданиями и сооружениями в Российской Федерации
  6. 2.3 Понятие инновационного права и его соотношение с основными отраслями российского права
  7. § 1. История правового регулирования объединений предприятий в промышленности СССР и современной России.
  8. Административно-правовые режимы как особый регулятор общественных отношений
  9. 4.3 Основные отраслевые принципы гражданского права: проблема элементного состава
  10. Список использованных правовых актов, литературы и материалов юридической практики 1
  11. § 1. Международные торговые договоры. Источники правового регулирования международной торговли
  12. §2.3 Деятельность Комитетапо санкциям 1267/1989/2253 Совета Безопасности ООН в борьбе с международным терроризмом.
  13. ОГЛАВЛЕНИЕ
  14. ВВЕДЕНИЕ
  15. Место и роль международно-правового регулирования оборота продукции военного назначения в системе международного права
  16. Классификация международно-правовых актов и их значение в процессе регулирования оборота продукции военного назначения
  17. Основные элементы системы международно-правового регулирования оборота продукции военного назначения
  18. § 1.1. Общественные отношения, складывающиеся в сфере использования атомной энергии: история, источники и принципы правового регулирования
  19. Финансово-правовые основы реализации прав коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока
  20. Правовой режим недропользования в Арктической зоне Российской Федерации и его эколого-правовые предпосылки
- Авторское право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -