<<
>>

§2.5 Комитет 1540 Совета Безопасности ООН в вопросах сотрудничества государств борьбе с международным терроризмом.

Международный терроризм подрывает основополагающие принципы сосуществования человеческой жизни. Уровень угрозы, связанный с приобретением и применением террористами ядерных, биологических, химических и радиоактивных материалов очень быстро меняется.

Использованиетаких материалов при террористических актах приводит к значительному ущербу жизни и здоровью человека и имуществу, а последствия будут смертоносными.

Совет Безопасности ООН, действуя на основании главы VII Устава ООН, 28 апреля 2004 года единогласно принял резолюцию 1540 (2004), которая является значимым международно-правовым и политическим документом, содержащим потенциал по предотвращению распространения ОМУ. Однако резолюция обязывает государства, воздерживаться от оказания в любой форме поддержки негосударственным субъектам, которые пытаются разрабатывать, приобретать, производить, обладать, перевозить, передавать или применять ядерное, химическое или биологическое оружие и средства его доставки.

В резолюциях Совета Безопасности ООН отмечается тенденция увеличения частоты и масштабов террористических актов[212]. Наиболее опасным видом терроризма, со всей очевидностью, могут стать террористические акты с применением оружия массового уничтожения[213].

Распространение оружия массового уничтожения, средств его доставки и относящихся к ним материалов представляет собой угрозу международному миру и безопасности. В рамках своих усилий по противодействию этой глобальной угрозе международное сообщество использует многосторонние правовые документы, такие, как Договор о нераспространении ядерного оружия, Конвенция по биологическому и токсинному оружию и Конвенция по химическому оружию. Однако

разработка, соблюдение и осуществление на национальном уровне таких документов не обеспечивают универсальной сети, позволяющей предотвратить распространение ядерного, биологического и химического оружия, средств его доставки и относящихся к ним материалов[214].

Следует отметить, что резолюция 1540 (2004) возлагает обязанность всем государствам применять меры в целях установления национального контроля для предотвращения распространения ядерного, химического или биологического оружия и средств его доставки, в том числе посредством установления надлежащего контроля над относящимися к ним материалами. Вней содержится призыв к укреплению международного сотрудничества в

соответствии с существующими международными договорами о нераспространении и на основе поощрения всеобщего присоединения к этим договорам. В резолюции 1540 (2004) Совет Безопасности, в частности, подтвердил, что распространение ядерного, химического биологического оружия, а также средств его доставки представляет угрозу для международного мира и безопасности.

Резолюция 1540 Совета Безопасности ООН затрагивает одну из потенциально наиболее опасных сфер деятельности террористических структур - получение, изготовление и внезапное применение средств массового уничтожения, место, время и масштабы последствий которого не поддаются прогнозированию. Из этого следует, что универсальный императивный характер установлений, содержащихся в резолюции, делает их обязательными для всех государств, независимо от того, являются ли они обладателями средств ОМУ или нет, являются ли они участниками многосторонних договоров в сфере разоружения и нераспространения или нет. Соответственно, в отношении государства, прямо или косвенно связанного с таким видом запрещенной международным правом деятельностью, могут быть применены в соответствии со статьями главы VII Устава ООН не только санкции, но и меры принудительного разоружения, однако только в том случае, если факт такого запрещенного сотрудничества будет неопровержимо доказан и квалифицирован как «акт агрессии» или непосредственная «угроза миру»[215].

На Совет Безопасности ООН ложится, и особая ответственность принимать решения и действовать исключительно на основе действующих императивных норм международного права.

В данном случае неизбежно будут востребованы консультативные заключения Международного суда ООН, а в отдельных случаях возникнет и потребность в принятии этим

органом ООН и соответствующих решений. В то же время следует отметить, что сформулированная в резолюции 1540 императивная норма, ориентирующая мировое сообщество на предотвращение предоставления в распоряжение террористических структур ОМУ (связанных с ним материалов, оборудования, технологий и знаний) в определенной степени теряет качество универсальности, а также не является исчерпывающей с точки зрения охвата запрещенных видов деятельности, осуществляемых как государствами, так и негосударственными субъектами[216].

Если международное сообщество и ООН, в лице Совета Безопасности ООН, намерены противодействовать терроризму на всех важнейших направлениях, то международно-правовое закрепление императивного принципа, безоговорочно запрещающего передачу любых вооружений и материалов, оборудования и технологий двойного назначения каким-либо нелегальным структурам, должно быть выражено в виде соответствующей резолюции Совета Безопасности ООН, обязательной для всех государств и предполагающей определенные формы их ответственности[217].

Следует отметить, что главная цель резолюции 1540 (2004) состоит в том, чтобы предотвратить распространение оружия массового уничтожения, средств его доставки и относящихся к ним материалов и удержать негосударственные субъекты от приобретения таких средств или незаконной торговли ими. Она направлена на то, чтобы укрепить способность всех государств эффективно реагировать на угрозу, порождаемую

распространением оружия массового уничтожения и средств его доставки, не создавая при этом препятствий международному сотрудничеству в мирных целях в отношении соответствующих материалов, оборудования и технологий. Резолюция 1540 (2004) представляет собой первый

международный документ, который обеспечивает комплексный и всеобъемлющий подход к нераспространению оружия массового уничтожения, принятие эффективных законов, запрещающих любому негосударственному субъекту производить, приобретать, владеть, перевозить или применять ядерное, химическое или биологическое оружие.

В своей резолюции 1540 (2004) Совет Безопасности ООН постановил, в частности, что «все государства должны принимать и эффективно применять соответствующие законы, запрещающие негосударственным субъектам разрабатывать, приобретать, производить, обладать, перевозить, передавать или применять ядерное, химическое или биологическое оружие и средства его доставки»[218]. При этом аналогичные требования содержатся в резолюции 1637 (2006)[219] и в резолюциях 1810 (2008), 1977 (2011) и 2055 (2011)[220], в которых рекомендуется государствам принимать и применять эффективные меры в целях установления национального контроля для предотвращения распространения такого оружия и средств его доставки, включая относящиеся к ним материалы.

На 51-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН вызрела идея создания ее Специального комитета, который бы занялся подготовкой актуальных международных договоров по борьбе с различными проявлениями терроризма. Специальный комитет был учрежден Генеральной Ассамблеей 17 декабря 1996 года в ее резолюции 51/210[221].

При этом следует отметить, что проект разработки Международной конвенции о борьбе с актами ядерного терроризма был подготовлен Россией

в Специальном комитете в 1997 г., а весной 1998 г. началась практическая работа по согласованию российского проекта, которая завершилась его принятием Г енеральной Ассамблеей весной 2005 года.

Принятие конвенции стало важным объединяющим фактором в борьбе против общей опасности, своего рода поворотным моментом в деле развития международно-правовой основы противодействия терроризму. Как подчеркнул В.В. Путин, «в результате совместной работы создан эффективный правовой инструмент по предотвращению такой реальной угрозы, как использование террористами оружия массового поражения» .

Конвенция является первым универсальным договором, направленным на предотвращение террористических актов массового поражения. В условиях, когда террористические структуры стремятся обладанию ядерным потенциалом, принятие того договора имеет исключительно важное значение, прежде всего для поддержания международного мира и безопасности.

Кроме того, конвенция стала первым контртеррористическим

договором, разработанным на упреждение, т.е. до совершения терактов с

222

использованием ядерного материала и других радиоактивных веществ .

Если говорить о содержательной характеристике Конвенции, то она, в первую очередь, нацелена на то, чтобы:

- подвести правовую базу под эффективное противодействие актам ядерного терроризма, включая их пресечение и ликвидацию последствий;

- обеспечить контртеррористическую защиту как мирного, так и военного атома, пресечь теракты с использованием самодельных ядерных устройств; [222] [223]

- обеспечить неотвратимую ответственность лиц, виновных в совершение актов ядерного терроризма, на основе принципа «либо выдай, либо суди».

Важно то, что Конвенция не замыкается только на отражении террористической угрозы, связанной с незаконным использованием ядерного материала. Ее действие распространяется на случаи, связанные с использованием террористами других радиоактивных веществ, которые содержат самопроизвольно распадающиеся нуклиды и могут в силу своих радиологических свойств или свойства своего деления причинить смерть, серьезное увечье либо существенный ущерб собственности или окружающей среде[224].

В апреле 2009 года Комитет 1540 (по предотвращению распространения ядерного, химического или биологического оружия и средств его доставки) представил Совету Безопасности ООН свой доклад об осуществлении этой резолюции. В соответствии с пунктом 6 резолюции 1810 Совет Безопасности продлил мандат Комитета 1540 с 25 апреля 2008 года до 25 апреля 2011 года, в которой были подтверждены цели, изложенные в резолюции 1540 (2004), была выражена заинтересованность Совета

Безопасности в активизации Комитетом усилий по содействию полному выполнению этой резолюции. Доклады Комитета 1540 (2004)

рассматриваются в Совете Безопасности ООН с 28 апреля 2004 года.

Комитет 1540 Совет Безопасности ООН в рамках реализации резолюции 1540 (2004) продолжает активизировать свои усилия по содействию полному выполнению всеми государствами резолюции 1540 (2004).

Однако Комитет 1540, используя свою программу работы, которая включает в себя компилирование информации о ходе выполнения государствами всех аспектов резолюции 1540 (2004), информационнопросветительную работу, диалог, помощь и сотрудничество и которая охватывает, в частности, все аспекты пунктов 1 и 2 этой резолюции, а также пункта 3, охватывающего а) учет; b) физическую защиту; с) меры пограничного контроля и правоприменительные меры; и d) национальный контроль за экспортом и перевалкой, включая контроль за предоставлением средств и услуг, таких как финансирование такого экспорта.

Однако, в целях реализации резолюции 1540 (2004) Совета

Безопасности ООН, признавая угрозу возможности приобретения и применения террористами оружия массового уничтожения и средств его доставки, некоторые государства в последнее время ввели в действие дополнения и изменения в национальное законодательство, которые охватывают комплексы запретов, связанных с оружием массового уничтожения, средствами его доставки и относящимися к ним материалами, включая установление уголовной ответственности за совершение соответствующих нарушений террористами.

Следует отметить, что в Российской Федерации приняты и эффективно применяются законы, запрещающие любому негосударственному субъекту производить, приобретать, обладать, разрабатывать, перевозить, передавать или применять ядерное, химическое или биологическое оружие и средства его доставки, в особенности в террористических целях, равно как и попытки участвовать в любых из вышеупомянутых действий, участвовать в них в качестве сообщника, оказывать им помощь или финансирование. Федеральный закон Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ “О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации” содержит статьи, предусматривающие наказание за нарушение международных обязательств в области нераспространения ОМУ.

Анализ сообщений государств о мерах по выполнению, резолюции 1540 (2004) показывает, что их национальные законы содержат запреты и меры принуждения, охватывающие аспекты, затрагиваемые в пункте 2 резолюции 1540 (2004). Такие законы могут быть полезны, но их недостаточно для выполнения обязанностей государств, вытекающих из пункта 2 резолюции 1540 (2004).

Таким образом, некоторые государства рассматривают запрещенные действия, указанные в пункте 2 резолюции и соответствующих многосторонних договорах, только в контексте своего уголовного кодекса, включая в него меры наказания за нарушения запретов.

Российская Федерация полностью поддерживает деятельность Комитета Совета Безопасности ООН, учрежденной резолюцией 1540, нацеленную на обеспечение имплементации данной резолюции на глобальном уровне, включая необходимость, оказание помощи или иное содействие.

Различиям в национальном имплементационном законодательстве, касающемся всех трех категорий оружия, посвящены нижеследующие подразделы.

Ядерное оружие. Число государств, в которых разработано национальное законодательство, касающееся ядерного оружия и средств его доставки, не слишком отличается от числа государств, разработавших национальное законодательство в отношении биологического оружия. Во многих государствах запреты охвачены в национальном рамочном законодательстве, а также на основании уголовного кодекса установлена уголовная ответственность за нарушение запретов. Помимо применения ядерного оружия, чаще всего среди действий, запрещенных как национальным рамочным законодательством, так и уголовным законодательством, упоминаются изготовление, производство и приобретение.

Что касается охвата в национальном рамочном законодательстве и национальном уголовном законодательстве конкретных запретов, то ситуация практически аналогична ситуациям в отношении биологического и химического оружия.

В качестве государства - участника Договора о нераспространении ядерного оружия, Конвенции о запрещении химического оружия и Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний, Россия осуществляет тесное взаимодействие с международными институтами и учреждениями, такими, как МАГАТЭ, Организация по запрещению химического оружия и Подготовительный комитет Организации по Договору о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний.

В Российской Федерации создана нормативно-правовая база в области нераспространения ядерного оружия[225], обеспечивающая соблюдение Россией ее обязательств по Договору о нераспространении ядерного оружия 1970 года и Договору о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний 1996 года.

Химическое оружие. Что касается химического оружия и средств его доставки, то их охват в национальном законодательстве вызывает большее удовлетворение, чем ситуация с биологическим оружием и средствами его доставки.

Российская Федерация активно работает на двусторонней и многосторонней основе со странами, которые не являются участниками этих договоров, в целях обеспечения универсального их характера и подтверждает свою приверженность целям универсализации Конвенции о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и об его уничтожении (КЗХО) и поддерживает любые механизмы по ее укреплению, в том числе в рамках Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО), а также создана нормативная правовая база в области нераспространения химического оружия[226], которая обеспечивает

выполнение Россией обязательств по КЗХО (подписана Российской Федерацией в 1993 г. и ратифицирована в 1997 г.)

Однако во многих государствах некоторые запреты охвачены в их национальном рамочном законодательстве, и также предусмотрены уголовные санкции за нарушение запретов по изготовлению/производству и приобретению, а также применению и в этом контексте чаще всего упоминаются в докладах среди действий, запрещенных как рамочным, так и уголовным законодательством. Анализ осуществления запрещенных действий, указанных в резолюции 1540 (2004), но не охваченных в

Конвенции по химическому оружию, дает ту же картину, что и анализ ситуации в отношении биологического оружия.

Биологическое оружие. Российская Федерация активно и эффективно продолжает содействовать диалогу и сотрудничеству в области нераспространения на различных многосторонних форумах с тем, чтобы противостоять угрозе биологического оружия и средствам его доставки.

Российская Федерация является участницей Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), Конвенции о запрещении химического оружия (КЗХО) и Конвенции о запрещении биологического и токсинного оружия (КБТО), привержена всем своим обязательствам по данным международным договорам. Она также активно участвует в работе Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ), Организации позапрещению химического оружия ОЗХО, активно вовлечена в усилия государств - членов КБТО, нацеленных на укрепление режима Конвенциио запрещении биологического и токсинного оружия.

Следует отметить, что в Российской Федерации создана, совершенствуется и эффективно применяется законодательная и нормативная база[227], направленная на исключение возможности проведения деятельности в нарушение положений КБТО и позволяющая вести активную целенаправленную работу по предотвращению распространения опасных биологических агентов, двойных биотехнологий и соответствующей информации, могущих быть использованными для разработки и производства оружия. Основными нормативными правовыми актами в указанной сфере деятельности, обеспечивающими выполнение Российской Федерацией обязательств по КБТО (подписана в 1972 и ратифицирована в 1975 г.).

Что касается биологического оружия и средств его доставки, то во многих государствах некоторые запреты охвачены в их национальном рамочном законодательстве, и на основании уголовного кодекса установлена уголовная ответственность за нарушение запретов. Изготовление,

производство и приобретение биологического оружия входят в число запрещенных действий, которые чаще всего упоминаются в докладах среди действий, запрещенных как национальным рамочным законодательством, так и уголовным законодательством.

Однако запрещенные действия, упоминаемые в резолюции 1540 (2004), но не охваченные в Конвенции по биологическому и токсинному оружию, а именно применение, участие в качестве сообщника и финансирование, не содержится в рамочном законодательстве, поскольку уголовное

законодательство содержит общие положения о наказаниях за различные уголовные преступления и в силу этого применимо к действиям, связанным с оружием массового уничтожения.

Анализ деятельности Комитета 1540 в деле реализации эффективного сотрудничества государств - членов для осуществления резолюции 1540 (2004) в борьбе с распространением оружия массового уничтожения можно сделать некоторые рекомендации:

1) Государства - члены ООН должны активизировать эффективность и прозрачность исполнения механизмов резолюции 60/288 Генеральной Ассамблеи ООН в деле предотвращения, распространения ядерного, радиологического, химического и биологического оружия;

2) Деятельность государств - членов ООН должна быть направлена на механизмы регулирования недопустимости негосударственными субъектам возможности приобретения ядерного, радиологического, химического и биологического оружия, необходимые для его производства;

3) Г осударства - члены ООН в рамках взятых на себя обязательств, а также ст. 7 Договора о нераспространении ядерного оружия должны эффективно развивать, исследовать производство и использование ядерной энергии в мирных целях, не угрожать миру и безопасности и государствам, которые не владеют ядерным оружием.

Таким образом, в современных условиях глобализации угроза международного терроризма с использованием оружия массового уничтожениядля международной безопасности показывает государствам активизировать свои усилия в этом направлении. Распространение оружия массового уничтожения ведет к тому, что легче становится приобрести материалы и технологии для достижения своих террористических целей. Во многом это зависит от неэффективного контроля в пограничных зонах, так как материалы могут попасть негосударственным субъектам. Надежная защита от возможного получения материалов террористамиоружия массового уничтожения - это установление жесткого и эффективного контроля за опасными материалами, пресечение и арест деятельности террористических группировоки транснациональных организованных банд формирований.

Следует отметить, что ни одна страна не может противостоять международному терроризму в одиночку, поскольку международный терроризм не знает границ. Для противодействия международному терроризму государства должны активизировать сотрудничество, взаимодействия и координационным образом действовать в деле обеспечения мира и безопасности в мировом сообществе. Активизация сотрудничества должна включать правовую помощь, обмен точной и достоверной информацией, меры укрепления доверия, защиту прав человека, а также в этой связи необходимо поддерживать, активизировать сотрудничество и взаимодействия государств с Контртеррористическим комитетом, Комитетом 1267/1989/2253 и Комитетом 1540 (2004) Совета Безопасности ООН, а также других органов ООН, региональных и субрегиональных организаций в борьбе с международным терроризмом.

Подводя итоги по вышеназванной главе, международный терроризм по -прежнему остается одной из самых серьезных угроз международному миру и безопасности, и в этой связи активизация всеобщего сотрудничества имеет первостепенное значение для международного мира и безопасности. Комитет 1267/1989 по санкциям в отношении организации «Аль-Каида», Контртеррористический комитет 1373 и Комитет 1540 по предотвращению распространения ядерного, химического и биологического оружия и средств его доставки, должны решительно вести борьбу с международным терроризмом в рамках своих соответствующих резолюций. Это сотрудничество в рамках взаимодействия и координации имеет принципиальное значение для эффективности работы Комитетов вспомогательных органов Совета Безопасности ООН и играет важнейшую роль в обеспечении согласованного весомого вклада Совета Безопасности ООН в борьбе с международным терроризмом. В рамках вспомогательных органов Совета Безопасности ООН мы предлагаем следующие выводы для активизации эффективного сотрудничества, взаимодействия и координации государств в борьбе с международным терроризмом:

1. Все государства, которые не подписали резолюцию 2199 (2015) должны сделать это, и все государства - члены должны оказать содействие и поддержку Комитета по санкциям 1267/1989/2253 по санкциям по организации «Аль - Каида» и связанных с ней лицам и организациям Совета Безопасности ООН.

2. Все государства, в рамках исполнения реализации механизмов резолюции 1373 (2001) Контртеррористического комитета Совета Безопасности ООН должны предотвращать, и пресекать финансирование террористических актов или замешанных в террористических актах, в том числе путем пресечения вербовки членов террористических групп и ликвидации каналов поставок оружия террористам.

3. Все государства, в рамках реализации резолюции 1540 (2004) Комитета 1540 по предотвращению распространения ядерного, химического и биологического оружия Совета Безопасности ООН должны способствовать всеобщему принятию и эффективному выполнению многосторонних договоров, участниками которых они являются и которые нацелены на предотвращение распространения ядерного, химического или биологического оружия.

2.6 Права человека в условиях борьбы с терроризмом.

Вопрос терроризма и права человека давно стоит в повестке дня ООН, но после террористических актов в Афганистане, Ираке, Индонезии, США, Сирии, Египте, Франции и по всему миру эта проблема стала еще более актуальной. Безоговорочно осудив терроризм и признав ответственность государств - членов за защиту от терроризма, находящихся под их юрисдикцией людей, ООН определила в качестве первостепенной задачи защиту права человека в контексте борьбы с терроризмом.

Терроризм, безусловно, весьма реально и непосредственно отражается на правах человека, лишая людей возможности пользоваться правом на жизнь, свободу и физическую неприкосновенность. Помимо этих людских потерь, терроризм может дестабилизировать правительства, подрывать функционирование гражданского общества, создавать угрозу миру, безопасности и социально-экономическому развитию. Все это не может не

227

отражаться на возможностях реализации прав человека .

"Всеобщее поощрение и защита прав человека и обеспечение верховенства права имеют важное значение для всех компонентов Стратегии, признавая, что действенные меры по борьбе с терроризмом и защита прав человека являются целями, которые не противоречат, а дополняют и взаимно подкрепляют друг друга"[228] [229].

После нескольких десятилетий, в течение которых захват заложников входил в число регулярно обсуждаемых вопросов мирового сообщества. ООН приняла многочисленные декларации, протоколы пакты, конвенции и резолюции по правам человека, в которых она неоднократно осуждала практику захвата заложников и настоятельно призывала все государства продолжать уделять надлежащее внимание последствиям захвата заложников.

Как известно, захват заложников - одно из распространенных преступных деяний, используемых террористами против отдельных гражданских лиц или групп лиц в реализации своих целей.

Содержание этого понятия широко обсуждалось в ходе разработки и принятия Международной конвенции о борьбе с захватом заложников. Результаты этого обсуждения получили отражение в статье 1 Конвенции, которая гласит:

«Любое лицо, которое захватывает или удерживает другое лицо и угрожает убить, нанести повреждение или продолжать удерживать другое лицо, для того чтобы заставить третью сторону, а именно: государство, международную межправительственную организацию, какое-либо физическое или юридическое лицо или группу лиц - совершить или воздержаться отсовершения любого акта в качестве прямого или косвенного условия для освобождения заложника, совершает преступление захвата заложника по смыслу настоящей Конвенции[230].

Из приведенного определения следует, что рассматриваемое деяние включает в себя два состава правонарушения: а) захват или удержание другого лица; и b) угрозу убить, причинить вред здоровью или продолжать удерживать это лицо, для того чтобы заставить третью сторону совершить какой - либо акт или воздержаться от его совершения в качестве прямого или косвенного условия для освобождения заложника. Иначе говоря, типичную ситуацию, связанную с захватом заложника, можно условно разбить как минимум на три элемента, характеризующие состав данного преступления: "заложник (а) является средством, при помощи которого злоумышленник (b) [хочет получить или] получает что-либо от третьей стороны (с)"[231]. И если первый состав правонарушения может быть характерен для всех случаев захвата заложников, то второй является основанием для проведения границы между захватом заложников в контексте терроризма и захватом, не связанным с террористической деятельностью[232].

Следует отметить, что ст. 1 указанной Конвенции не увязывает захват заложников с дефиницией терроризма. Принятие Конвенции свидетельствует о том, что его разработчиков в первую очередь интересовали именно случаи, связанные с захватом заложников террористами. Однако в преамбуле Конвенции четко дает понять упоминание терроризма в связи с настоятельной необходимостью, вызывающей серьезное беспокойство у международного сообщества "в развитии международного сотрудничества между государствами в разработке и принятии эффективных мер для предупреждения, преследования и наказания за совершение всех видов захвата заложников как проявления международного терроризма".

Отсутствие прямых указаний на террористический характер захвата заложников в постановляющей части Конвенции, вероятно, объясняется тем, что государства не смогли достичь согласия относительно дефиниции терроризма в ходе обсуждения текста договора.

Определение, содержащееся в статье 1 Конвенции, не проводит различия между деяниями в зависимости от того, были они совершены в мирное время или в период вооруженного конфликта. Вместе с тем, статья 12 исключает применение Конвенции к ситуациям захвата заложников в ходе вооруженных конфликтов, охватываемых положениями Женевских конвенций 1949 года и Дополнительных протоколов 1977 года. Кроме того, если говорить об одном из наиболее спорных вопросов, обсуждавшихся в ходе переговоров, то положения этой статьи прямо исключают возможность применения Конвенции к вооруженным конфликтам, подпадающим под действие Дополнительного протокола 1 (4), "в которых народы ведут борьбу против колониального господства и иностранной оккупации и против расистских режимов в осуществление своего права на самоопределение"[233].

Захват заложников действительно запрещен всеми Женевскими конвенциями 1949 года и Дополнительными протоколами 1977 года[234]. В соответствии с официальным толкованием международного гуманитарного права запрещение захвата заложников в ходе как международного, так и немеждународного вооруженного конфликта является нормой международного обычного права[235]. В соответствии с Дополнительными протоколами I и II запрет захвата заложников признается в качестве фундаментальной гарантии для гражданских лиц и некомбатантов[236].

Важно отметить, что Римский статут Международного уголовного суда причисляет захват заложников к военным преступлениям. В элементах преступлений, подпадающих под юрисдикцию Международного уголовного суда, воспроизводится отмеченное выше определение захвата заложников, содержащееся в Международной конвенции о борьбе с захватом заложников, но с дополнительным разъяснением, согласно которому "требуемое поведение третьей стороны может быть условием не только освобождения заложника, но и его безопасности".

На протяжении десятилетий различные международные органы, включая органы ООН, предпринимали попытки разработать общеприемлемое определение терроризма. В своем докладе Совету по правам человека ООН на его шестнадцатой сессии специальный докладчик по вопросу о поощрении и защите прав человека и основных свобод в условиях борьбы с терроризмом придерживался определения терроризма, предложенного Советом Безопасности ООН в его резолюции 1566 (2004)[237].

Г енеральная Ассамблея ООН во многих своих резолюциях неоднократно заявляла «о своем безоговорочном осуждении всех актов, методов и практики терроризма во всех его формах и проявлениях, где бы и кем бы они ни совершались и независимо от их мотивов, как преступных и не имеющих оправдания, а также о своей приверженности укреплению международного сотрудничества в деле предотвращения терроризма и борьбы с ним»[238].

В связи с тем, что в исследованиях содержатся различные классификации случаев захвата заложников, а говоря более глобально - террористических актов, сложно найти обобщенные данные, касающиеся этого преступления, за определенный период времени.

Управление Организации Объединенных Наций по преступности и наркотикам зарегистрировало показатели похищений человека в 112 странах мира, используя полицейские данные о преступлениях.

Однако этим действиям свидетельствует принятая резолюция 2253 Советом Безопасности ООН на его 7587- м заседании 17 декабря 2015 года по «поводу увеличения числа актов похищения людей и захвата заложников, совершаемых террористическими группами в целях мобилизации финансовых средств или получения политических уступок, в частности увеличения числа похищений людей, совершаемых ИГИЛ и «Аль-Каидой» и связанными с ней группами, и подчеркивая, что выплата выкупа террористам служит финансовым источником для будущих похищений людей и захвата заложников». Но и нельзя забыть гнусный акт захвата заложников совершенный в Москве, Российской Федерации 23 октября 2002 года, во Франции 13 ноября 2015 г. и в других стран мира.

Общепризнано, что жертвами террористических актов в целом, и захвата заложников террористами, в частности, могут быть отдельные лица, члены их семей, община, этническая, религиозная, расовая группа или целая нация. Как известно, случаи (ситуации), связанные с захватом заложников террористами, сопровождаются большим количеством нарушений жизненно важных прав человека, значительными жертвами, входящих в эти категории лиц.

Важно отметить, что ограничение прав человека отдельных лиц, взятых в заложники со ссылкой на необходимость борьбы с террористами, не может служить оправданием нарушения прав указанных лиц, а также других лиц.

Под эгидой ООН мировое сообщество приняло 19 универсальных конвенций, направленных на предупреждение террористических актов. В большинстве первых международных конвенций, касающихся определенных аспектов международного терроризма, основное внимание уделялось укреплению сотрудничества между государствами вцелях предупреждения актов терроризма и привлечения к ответственности виновных. В них практически не затрагивались вопросы о правах и потребностях жертв террористических актов и средствах правовой защиты для них. Тем не менее, некоторые из этих конвенций имеют непосредственное отношение к ситуациям захвата заложников.

Конвенция о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов, открыто запрещает преднамеренное убийство, похищение или другой вид нападения на личность или свободу лица, пользующегося международной защитой[239]. Использование термина "похищение" в тексте договора может быть также истолковано в смысле, включающий отдельные акты захвата заложников.

В том, что касается жертв преступления, статья 3 (1) Международной конвенции о борьбе с захватом заложников предусматривает обязанность государства - участника, на территории которого удерживается заложник, "принять все меры, которые оно считает целесообразными, для облегчения положения заложника, в частности, меры по обеспечению его освобождения и содействия, в соответствующем случае, его отъезду после освобождения". Более того, пункт 2 статьи 3 предусматривает право государства - участника на возвращение "какого-либо объекта, который преступник приобрел в результате захвата заложника". Правда, в Конвенции не содержится положения, регулирующего вопрос о законности уплаты выкупа террористам, захватившим заложников. Однако акты захвата заложников с целью получения выкупа однозначно подпадают под действие Конвенции ООН, направленной на борьбу против транснациональной организованной преступности. В пункте 1 статьи 5 Конвенции транснациональной организованной преступности предусмотрено, что государства - участники должны признавать в качестве уголовно наказуемого деяния "сговор с одним или несколькими лицами относительно совершения серьезного преступления, преследующего цель, прямо или косвенно связанную с получением финансовой или иной материальной выгоды".

Вместе с тем, можно сказать, что уплата выкупа террористам за освобождение заложников подпадает под действие запрета, предусмотренного Международной конвенцией о борьбе с финансированием терроризма, по смыслу статьи 2 которой то или иное лицо совершает преступление, если "оно любыми методами, прямо или косвенно, незаконно и умышленно предоставляет средства или осуществляет их сбор с намерением, чтобы они использовались, или при осознании того, что они будут использованы, полностью или частично, для совершения... какого- либо деяния, представляющего собой преступление согласно сфере применения одного из договоров, перечисленных в приложении, и содержащемуся в нем определению"[240].

Приведенное выше толкование Международной конвенции о борьбе с финансированием терроризма (1999 г.) подкреплено резолюцией 1373 (2001) Совета Безопасности ООН, в которой Совет призвал государства предотвращать и пресекать финансирование террористических актов, в том числе посредством введения уголовной ответственности за умышленное предоставление или сбор средств любыми методами, прямо или косвенно, их гражданами или на их территории с намерениями, чтобы такие средства использовались - или при осознании того, что они будут использованы - для совершения террористических актов. Упомянутая выше Конвенция стала первым документом, прямо предусматривающим создание механизмов выплаты компенсации жертвам перечисленных в Конвенции уголовных преступлений, с помощью средств, полученных в результате конфискации.

Хотя в годы, последовавшие сразу за событиями 11 сентября 2001 года, основное внимание в рамках террористической проблематики уделялось подозреваемым в совершении террористических актов лицам, вопросы, касающиеся защиты прав их жертв, стали постепенно выходить на передний план в повестке дня ООН. В документе, относящемся к глобальной контртеррористической стратегии, ООН подчеркивает необходимость поощрять и защищать права жертв терроризма и обращает особое внимание на то, что дегуманизация жертв терроризма является одним из условий, способствующих распространению международного терроризма. В нем также отражена решимость государств рассмотреть вопрос о том, чтобы на добровольной основе создать национальные системы помощи, которые будут учитывать потребности жертв терроризма и их семей, и содействовать нормализации их жизни. Стратегия формирует основу для конкретного плана действий в целях:

a) устранения условий, способствующих распространению терроризма;

b) предотвращения терроризма и борьбы с ним;

c) принятия мер по укреплению потенциала государств по борьбе с терроризмом;

d) укрепления роли Организации Объединенных Наций в этой области;

e) обеспечения прав человека в условиях борьбы с терроризмом.

В главе I Глобальной контртеррористической стратегии содержится призыв к государствам - членам рассмотреть вопрос о создании национальных систем оказания помощи, учитывающих потребности жертв терроризма и их семей и содействующих нормализации их жизни. В главе IV подчеркивается необходимость поощрения и защиты прав жертв террористических актов. Однако Глобальная контртеррористическая стратегия призывает содействовать достижению этих целей, рекомендуя государствам официально признать жертв терроризма жертвами нарушения международных норм в области прав человека и согласовать определенные минимальные принципы в специальном международном документе, посвященном обеспечению защиты их основных прав человека.

Важным аспектом требования является позитивная обязанность вмешательства государства в ходе крупного террористического акта и его последствий в соответствии со ст. 6 Международной конвенции о борьбе с захватом заложников. Само собой разумеется, что на государствах лежит международно-правовое обязательство введения в уголовное право действенных положений, касающихся поощрения, подготовки и совершения преступных террористических деяний, при поддержке со стороны правоохранительных механизмов для предотвращения, пресечения и наказания за нарушение таких положений. В целях обеспечения эффективной защиты права на жизнь и физическую безопасность необходимые средства защиты должны быть тщательно разработаны в соответствии с национальным законодательством.

Помимо правоохранительных мер, определенных в разделе II Глобальной контртеррористической стратегии, государства несут ответственность за осуществление превентивных инициатив, направленных на снижение риска террористических актов в будущем. Это можно рассматривать как один из аспектов позитивного обязательства в соответствии ст. 6 Международной конвенции о борьбе с захватом заложников для защиты жизни будущих потенциальных жертв террористических актов. Государства должны бороться не только с проявлениями терроризма, но и с его причинами, как предусмотрено в главе I Стратегии.

Таким образом, факты причинения вреда здоровью и жизни граждан, оказавшихся жертвами в ходе проведения контртеррористических мер, не могут быть оправданы как неизбежные при проведении подобных акции. Этот вывод следует из положений Глобальной контртеррористической стратегии ООН, в которой организация настоятельно рекомендует государствам поощрять и защищать права жертв терроризма. В связи с этим государства рамках принятия положений Глобальной контртеррористической стратегии ООН обязаны предпринимать все необходимые законодательные, административные и иные меры в целях защиты прав гражданских лиц, (не вовлеченных в конфликт) в период проведения ими контртеррористических акции. Ныне действующая международная конвенция о борьбе с захватом заложников является единственным юридически обязательным договором, касающимся этого деяния. Поскольку захват заложников, как правило, считается основным методом действий террористов, другие договоры, посвященные конкретным аспектам борьбы с терроризмом, которые были приняты международными, региональными и национальными органами, также применяются к ситуациям захвата заложников террористами.

Приведенный анализ позволяет сделать следующие выводы и рекомендации:

- Захват заложников является серьезным преступлением, посягающим на все важнейшие права человека, предусмотренные в международно - правовых актах;

- Вопросы, касающиеся защиты прав жертв террористических актов, представляются актуальными в современных условиях;

- Международный терроризм, весьма реально и непосредственно отражается на правах человека, лишая людей возможности пользоваться правом на жизнь, свободу и физическую неприкосновенность. Помимо этих людских потерь, захват заложников во время террористических актов может дестабилизировать правительства, подрывать функционирование гражданского общества, создавать угрозу миру, безопасности и социальноэкономическому развитию. Все это не может не отражаться на возможностях реализации прав человека;

- Глобальная борьба с международным терроризмом должна вестись на основе уважения прав человека и законности. Для этого необходимо разрабатывать такие национальные контртеррористические стратегии, которые помогали бы предотвращать акты терроризма, преследовать тех, кто несет ответственность за такие преступные деяния;

Рекомендации:

- В целях предотвращения захвата заложников, совершаемыми террористическими группами и организациями государств - участников Международной конвенции о борьбе с захватом заложников и Международной конвенцией о борьбе с финансированием терроризма должны активизировать свои усилия в реализации целей этих документов.

- Необходимо рассмотреть вопрос о скорейшем присоединении государств к Глобальной контртеррористической стратегии ООН (А/60/288) с тем, чтобы придать этому документу универсальный характер.

- Необходимо рекомендовать Комитету по санкциям 1267/1989/2253 и Контртеррористическому комитету 1373 более тесно сотрудничать с государствами - членами в деле предотвращения захвата заложников, которые имеют отношения к финансированию или поддержке террористических актов.

<< | >>
Источник: Ахмедов Эргаш Юлдошевич. МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ СОТРУДНИЧЕСТВА ГОСУДАРСТВ В БОРЬБЕ С МЕЖДУНАРОДНЫМ ТЕРРОРИЗМОМ ПРИ СОДЕЙСТВИИ ВСПОМОГАТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ СОВЕТА БЕЗОПАСНОСТИ ООН И РЕГИОНАЛЬНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ СНГ И ШОС. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Казань - 2017. 2017

Еще по теме §2.5 Комитет 1540 Совета Безопасности ООН в вопросах сотрудничества государств борьбе с международным терроризмом.:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -