<<
>>

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Государственная территория играет важную роль в международно-правовом регулировании и ее значение для государственности трудно переоценить. Ее исчезновение сталкивает государства с проблемами экономического, социального, культурного и гуманитарного характера, а в международном праве взывает к его прогрессивному развитию в различных его областях.

Исчезновение территории, как материальной основы государства, ставит вопрос о прекращении его государственности. В международном праве отсутствует универсальный правовой акт, который бы закрепил территорию как общеобязательный признак государственности и установил исчерпывающий общеобязательный перечень признаков государственности. Конвенция Монтевидео не может претендовать на эту роль, так как по форме является региональным многосторонним договором, а сами положения Конвенции Монтевидео, и, следовательно, совокупность признаков государственности в том виде, в котором они в ней сформулированы, включая «определенную территорию», на данный момент пока преждевременно считать международно-правовым обычаем.

Тем не менее, в рамках настоящего исследования анализ международно-правовых актов, «мягкого» права, практики государств и решений международных судов и учреждений и органов судебной власти государств, учитывая, что незначительные расхождения в практике государств не препятствуют созданию обычно-правовой нормы, а также доктрины международного права, как вспомогательных средств для определения нормы права, свидетельствует о формировании обычной нормы международного права универсального характера по вопросу о необходимости наличия территории в качестве признака государственности на этапах ее формирования и поддержания, однако точная формулировка данного признака, а также его исчерпывающие характеристики на настоящий момент пока не имеют однообразного подхода.

Вопрос неволевого прекращения существования государства, не связанного с правопреемством, не урегулирован международным правом.

Международное право не содержит норм, устанавливающих, что государство прекращает свое существование при утрате территории. Прецедент потери всей территории или переселения всего населения отсутствует в международном праве.

Анализ практики государств, решений, консультативных заключений международных судов и учреждений и национальных судов подтверждают позицию, выраженную УВКБ ООН, Шестым комитетом Г А ООН, рядом специалистов и участников международных конференций по изменению климата, членов национальных комитетов по делам беженцев, а также

большинства юристов-международников о том, что признаки государственности, включая, ее территориальный элемент, применяются менее строго в случае уже существующих государств: государственность не прекращается, если такая утрата или переселение носит временный характер. Однако в случае необратимого и постоянного исчезновения физической территории государства исчезает и само государство.

Статус уже существующих государств, чья территория погружается под воду, не изменится мгновенно и автоматически. Он будет зависеть от волеизъявления самого исчезающего государства и от того продолжат ли участники международного сообщества признавать его в качестве государства.

Погружение под воду целого ряда государств в результате изменения климата выявляет несколько пробелов и проблем в международном праве, связанных с их населением:

1. Отсутствие принятого на универсальном уровне правового статуса и правового режима лиц, перемещенных в результате неблагоприятных последствий изменения климата.

2. Отсутствие единого универсального правового обозначения, термина для лиц, перемещенных в результате неблагоприятных последствий изменения климата.

3. Отсутствие международного обязательства для какого-либо государства принять на своей территории таких лиц и предоставить им гражданство.

4. Отсутствие уполномоченного органа, в прямую компетенцию которого входила бы защита лиц, перемещенных в результате изменения климата.

5. Отсутствие правопреемника, обеспечивающего предоставление нового

гражданства после исчезновения государства.

6. Проблема нарушения прав человека лиц, перемещенных в результате неблагоприятных последствий изменения климата.

7. Пробел в международно-правовом регулировании де-факто безгражданства.

Миграция населения исчезающих государств первое время может иметь

внутригосударственный характер, а впоследствии, учитывая угрозу полного погружения территории под воду или превращения ее в непригодную для жизни, необитаемую, такая миграция будет иметь трансграничный характер.

Миграции населения исчезающих государств имеет двойственную природу, при которой выделяются две группы мигрантов: (1) добровольные - у правительства и населения имеется возможность заранее планировать такую миграцию, если вопрос о ней вообще встанет, и (2) вынужденные - в случае экологических бедствий и катастроф, не предполагающих возможности запланировать миграцию, и носящих внезапный и чрезвычайный характер.

Регулирование добровольной миграции лиц, перемещенных в результате неблагоприятных последствий изменения климата, происходит в большей степени на

региональном и двустороннем уровне. У исчезающих государств уже имеются значительные наработки как в области внутренней политики по адаптации к неблагоприятным последствиям изменения климата, так и внешней - сотрудничество государств в области переселения населения исчезающих государств, выражающееся как в продаже территории рядом государств, так и выдаче рабочих виз, предусматривающих и постоянное проживание.

Международно-правовое регулирование второй группы рассматриваемых лиц позволяет говорить о нескольких возможных вариантах (международное право беженцев, дополнительная защита, режим апатридов).

Несмотря на существование ряда весомых аргументов в пользу признания лиц, перемещенных в результате изменения климата, беженцами, на настоящий момент международное право не содержит норм «твердого» права, прямо предоставляющих подобный статус таким лицам. Политическое намерение государств расширить понятие беженцев пока не нашло своей реализации в правовой плоскости, поэтому говорить о том, что конвенционное определение беженцев распространяется на лиц, перемещенных в результате неблагоприятных последствий изменения климата, на данный момент невозможно.

Практика государств также подтверждает данное утверждение. Большинство ученых доктрины международного права также придерживаются той точки зрения, что лица, вынужденно перемещенные в результате неблагоприятных последствий изменения климата, соответствуют определению беженца по Конвенции 1951 г. Однако если существуют и иные причины, поименованные в определении беженца в конвенции 1951 г., лица, вынужденные переселяться в связи с неблагоприятными последствиями изменения климата, могут быть признаны беженцами.

Правовой режим дополнительной защиты в разных государствах различен. Большинство государств не включают в основания предоставления дополнительной защиты такие причины как экологические бедствия и катастрофы. Лишь небольшое количество государств включили экологические бедствия и катастрофы в качестве основания для предоставления дополнительной защиты на законодательном уровне (США, Канада, Новая Зеландия, Аргентина). В этих государствах лицам, вынужденно перемещенным в результате неблагоприятных последствий изменения климата, может быть предоставлена защита на основании их законодательства. Кроме того, на таких лиц может распространяться принцип невысылки, ввиду риска нарушения их права на жизнь, как одно из оснований предоставления режима дополнительной защиты, в случае отсутствия территории в виду полного ее погружения. Защита их основных прав человека будет обеспечиваться в таком случае государствами, на территории которых они пребывают, за счет принципа о том, что государства обязаны соблюдать свои обязательства в области прав человека в отношении всех людей, находящихся в пределах их территории или под их юрисдикцией.

При этом даже в отсутствии законодательного регулирования некоторые государства предоставляют гуманитарный статус, позволяющий временно проживать на территории данного государства лицам, пострадавшим в результате экологических бедствий и катастроф, на индивидуальной основе (ad hoc).

Кроме того, в отсутствие норм международного права универсального или регионального характера, регулирующих правовой статус лиц, вынужденно перемещенных в результате неблагоприятных последствий изменения климата, таким лицам должно быть предоставлено достойное обращение в соответствии с нормами международного права прав человека.

Кроме уже названных проблем прямым следствием погружения государственной территории под воду является также проблема смещения местоположения исходных линий и возникновение территориальных претензий прибрежных государств. Погружение государственной территории под воду целых государств актуализирует проблему делимитации морских пространств. Территория государства играет ключевую роль в вопросе делимитации границ, так как исходная линия, от которой отсчитываются морские зоны, связана с линией берега. Анализ международно-правовых актов, а также «мягкого» права, практики национальных судебных органов государств и международно-правовой доктрины позволяет сделать вывод о том, что смещение в сторону суши береговой линии влечет и изменение местоположения исходных линий, и как следствие - изменение в разграничении морских пространств. Это означает, что исходные линии должны будут быть установлены заново с учетом новых ориентиров. Исчезающие государства не сохранят суверенитет в отношении затопленной территории. Она и морские зоны, отсчитываемые от ее исходных линий, будут поглощены открытым морем или войдут в морские зоны, регулируемые сопредельными государствами. С одной стороны, после погружения островных государств под воду прибрежные государства могут заявить свои претензии на морские ресурсы, ранее находившиеся под юрисдикцией исчезающих государств, но ставших частью ресурсов открытого моря, либо заявить свои правомочия в отношении морских пространств, которые могут попасть под их юрисдикцию согласно действующему международному морскому праву в области делимитации морских пространств. С другой же стороны, исчезающие государства, безусловно, заинтересованы в сохранении своих суверенных прав на эксплуатацию морских ресурсов в прежних границах морских зон, существовавших до начала их погружения под воду.

Касаемо проблемы ответственности государств за неблагоприятные последствия изменения климата, приводящие к затоплению государственной территории, существует целый ряд проблем, нерешенных в рамках современного международного права, не позволяющих однозначно заключить, что ответственность за трансграничный экологический ущерб распространяется и на последствия изменения климата:

• Отсутствует единообразный подход о том, нарушение какой именно нормы международного права, выразившимся в виде деяния, повлекшего погружение под воду государственной территории, влечет международную ответственность - несколько источников претендуют на роль диспозиционной нормы (условно);

• В каждом из документов такая диспозиционная норма сформулирована широко, невозможно определить какие именно действия/бездействие государств будут представлять нарушение такой нормы;

• Анализ практики международных судебных учреждений и доктрины международного права позволяет сделать вывод о существовании общей обязанности государств в международном праве воздерживаться от использования их территорий таким образом, чтобы причинялся вред окружающей среде за пределами их границ - принцип запрета трансграничного ущерба окружающей среде (sic utere tuo, ut alienum non laedas).

Однако, не умаляя значение этого принципа в международном праве, необходимо отметить, что объем отношений, которые регулирует данный принцип, уже чем объем отношений, возникающих в связи с неблагоприятными последствиями изменения климата, так как причинами изменения климата в принципе является не только антропогенная деятельность, а сами исчезающие государства хоть и в меньшей степени, но также осуществляют выбросы парниковых газов и оказывают влияние на изменение климата. Соответственно, применение данного принципа к изменению климата и его неблагоприятным последствиям представляется небесспорным. Тем не менее, в отечественной доктрине международного права есть позиция о том, что в международном праве уже закреплен принцип защиты климатической системы от неблагоприятных последствий, в качестве нормы jus cogens. Принцип защиты климатической системы от неблагоприятных последствий не означает запрета трансграничного ущерба, вызванного изменением климата как явления, предполагающего множество причин в целом. Другими словами, принципы защиты климатической системы от неблагоприятных последствий и принцип запрета трансграничного экологического ущерба не равнозначны, и один не может подменять другой, чтобы служить основанием для призвания к ответственности.

• В общем международном праве отсутствуют нормы (условно санкционные) об ответственности за ущерб как в виде неблагоприятных последствий изменений климата в общем, так и в виде погружения государственной территории под воду в частности, а также иной международно-правовой механизм реализации такой ответственности;

• Существует сложность в доказывании существования причинно-следственной связи между выбросами парниковых газов конкретным государством и затоплением территории другого конкретного государства;

• Невозможность установить дифференцированную ответственность каждого государства: какой именно вклад внесло каждое государство-загрязнитель в погружение территории конкретных исчезающих государств под воду;

• Концепция ответственности за вредные последствия действий, не запрещенных международным правом, не подходит в данном случае. Выброс парниковых газов представляет собой не запрещенную международным правом деятельность, но отсутствует международный договор, предусматривающий ответственность лишь за вредные последствия, который бы позволил говорить об ответственности за вредные последствия действий, не запрещенных международным правом Концепция «разделенной ответственности», пропагандируемая западными странами, ни коим образом не снимает вопроса о справедливом распределении бремени ответственности, данная концепция представляется также небесспорной ввиду отсутствия между государствами консенсуса по данной проблематики;

• Даже имплементация международной ответственности государств- «загрязнителей» за изменение климата, повлекшее погружение территорий других государств под воду, не решает вопроса государственности исчезающих государств.

В качестве решений проблем, связанных с исчезновением государственной территории, приводятся следующие: преобразование собственной территории и возведение различных инженерно-технических конструкций и установок, приобретение новой территории, переселение на территорию другого государство при утрате государственности исчезающих государств, применение концепций «континуитета» и «замораживания» границ морских пространств, признание нового субъекта международного права. Конечно, пожелание населения исчезающих государств сохранить их государственность в максимально возможной степени должно учитываться.

Реконструкция самих островов - территории исчезающих государств - посредством сооружения дамб и инженерно-технических конструкций, способных поддерживать жизнедеятельность на островах, представляется самым оптимальным способом, снимающим все озвученные проблемы, связанные с исчезновением государственной территории.

Приобретение новой территории заблаговременно также может снять вопрос сохранения государственности, так как государство не теряет свой юридический статус автоматически при утрате своей территории, если заблаговременно успело приобрести территориальное верховенство на новою (вместо исчезнувшей) территорию, таким образом, что временного отрезка, в течение которого исчезающее государство не осуществляло эффективного управления над какой-либо определенной территорией, не возникло. При этом правовое основание владения полученной от других государств территорией имеет принципиальное значение в контексте государственности исчезающих государств. Несмотря на то, что все права, которые государство осуществляет в отношении своей территории, условно подпадают под гражданско-правовую конструкцию права собственности (право владения, пользования и распоряжения), международное право не устанавливает, что государство должно обладать территорией на праве собственности для того, чтобы соответствовать признаку определенной территории и, соответственно, обладать международной правосубъектностью. У государства в отношение его территории обязательно должны присутствовать два правомочия: imperium (высшая власть) и dominium (суверенное владение), оно должно осуществлять предписывающую, судебную юрисдикцию и юрисдикцию принуждения в отношении новой территории. В целях сохранения государственности оптимальным способом приобретения территории является ее цессия. При этом, если переселение населения на вновь приобретенную территорию будет иметь вынужденный характер, то в переходный период эвакуации населения до момента его оседлости на новой территории, если данный сценарий будет реализован, существуют три варианта международной правосубъектности для исчезающего государства: (1) оно прекратится автоматически с момента начала эвакуации; (2) оно продолжит быть государством; (3) оно будет считаться государствоподобным образованием (лицом sui generis).

Миграция населения в другое государство без сохранения государственности исчезающих государств, как добровольная, так и вынужденная, рассматривается исчезающими государствами как крайняя и менее желательная мера. При этом, она тоже принимается во внимание. Исчезающие государства ведут переговоры на двустороннем и региональном уровне о предоставлении виз, предоставляющих право постоянного проживания на территории принимающих государств, а на универсальном уровне в 2018 г. будет разработан международный договор о безопасной и упорядоченной миграции.

Применение концепций «континуитета» и «замораживания» границ морских пространств в совокупности с решениями, озвученными выше, усиливают их и нивелируют их недостатки, однако препятствием для их реализации является отсутствие консенсуса государств по этому вопросу.

<< | >>
Источник: Васильева Анастасия Андреевна. МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ИСЧЕЗНОВЕНИЯ ТЕРРИТОРИИ ГОСУДАРСТВ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. 2018 Москва. 2018

Скачать оригинал источника

Еще по теме ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  1. Статья 7. Заключение договора потребительского кредита (займа)
  2. Заключение эксперта как доказательство.
  3. Заключение эксперта в гражданском судопроизводстве.
  4. 48.Заключение эксперта.
  5. 35. Заключения экспертов. Процессуальные права и обязанностиэкспертов. Дополнительная и повторная экспертизы. Комиссионная и комплексная экспертизы.
  6. Структура заключения эксперта.
  7. 3. Структура заключения эксперта. Ход и результаты проведенного исследования оформляются в виде заключения эксперта.
  8. § 2. ЗАКЛЮЧЕНИЕ ЭКСПЕРТА КАК СУДЕБНОЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВО И ЕГО ОЦЕНКА
  9. § 1. Соотношение заключения и показаний эксперта в континентальном и англо-американском уголовном процессе.
  10. Препятствия к заключению брака
  11. § 4.2. Значение института консультативных заключений Международного суда ООН для обеспечения выполнения международных договорных обязательств
  12. § 4.3. Роль института консультативных заключений международных региональных судебных органов по правам человека в институциональном механизме обеспечения выполнения международных договорных обязательств
  13. § 3. Заключение эксперта и заключение специалиста: соотношение и роль в судебном доказывании
  14. § 2. Заключение трудового договора: корректировка норм с учетом правовой доктрины
  15. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  16. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -