<<
>>

Сущность и назначение аналогии, ее структура

Происхождение и сущность аналогии. Аналогия — одна из самых древних мыслительных операций. Она возникает из объективного противоречия между потребностью познания человеком качествен­ного многообразия мира и наличными знаниями о нем.

Ее назначе­ние — быть одним из средств разрешения этого противоречия.

И в самом деле, первобытный человек, не зная действительных свойств множества окружавших его предметов и явлений, их связей и отношений, пытался объяснить их по сходству с уже известными, доступными ему; распространять на них или — как мы теперь гово­рим — «экстраполировать» свои, пусть еще скудные, ограниченные знания. Так, в частности, возникли антропоморфизм и анимизм — уподобление человеку и его душе. Уподобление было одной из пред­посылок возникновения мифологии и религии.

Как тип умозаключения аналогия возможна в мышлении преж­де всего потому, что сами предметы и явления, будучи качественно определенными, а следовательно, отличными друг от друга, в то же время имеют объективное сходство между собой. А так как в мире все взаимосвязано, то сходство в одном отношении может быть не­обходимым образом связано со сходством в других отношениях. Это

и служит объективным основанием для соответствующего умозак­лючения. Миллиарды раз повторяясь в мышлении, подобная опера­ция приобрела характер устойчивой логической формы и получила специальное название — «аналогия».

Необходима же аналогия в первую очередь потому, что в про­цессе практической деятельности нередко нельзя познать предмет иначе, как в сравнении с другими, или же потому, что сравнение, сопоставление, уподобление позволяет получить знание о нем про­ще, быстрее и легче.

Всякая аналогия вообще независимо от форм ее проявления представляет собой умозаключение, посредством которого из сход­ства предметов в одних признаках выводится их сходство в других признаках.

Например, между теплотой и электричеством есть сходство в способе распространения.

Это и дало возможность в свое время пе­ренести уравнения для теплоты на область электрических явлений. Другой пример. Известно, что вторжение войск Наполеона в Рос­сию в силу ряда факторов привело к тому, что он потерпел пораже­ние. Отсюда можно было умозаключить, что поражение Гитлера неизбежно.

Конечно, проявлений аналогии — великое множество: от са­мой слабой и смутной догадки о сходстве двух предметов до самых глубоких и общих предположений о сходстве закономерностей мик­ро-, макро- и мегамира с вытекающими отсюда научными и фило­софскими последствиями.

Как умозаключение аналогия обладает общими признаками вся­кого умозаключения вообще. В то же время она значительно отлича­ется от дедукции и индукции, представляя собой особый тип — традуктивного умозаключения. Главное ее отличие состоит в том, что мысль перетекает в ней от единичного к единичному, от част­ного к частному, от общего к общему, т. е. получаемое знание имеет ту же степень общности, что и исходное.

Вместе с тем аналогия связана с дедукцией и индукцией. С од­ной стороны, она опирается на те знания, которые добыты дедук­тивным и индуктивным путем. А с другой — сама доставляет им материал для новых умозаключений.

Значение и структура аналогии. Диапазон оценок аналогии весьма велик: от нигилистических до чрезмерных, преувеличенных. В действительности же аналогия обладает значительной эвристичес­кой ценностью, но у нее есть и свои специфические недостатки. По­добно другим типам умозаключения, она способна давать и дает но­вое знание, однако это знание не только достоверное, но и зачастую

вероятное. О важности аналогии свидетельствует то, что на ее осно­ве сделаны многие глубокие выводы в философии, открытия в час­тных науках, изобретения в технике. Даже самая слабая догадка иног­да оказывала великую услугу человечеству.

Так, древнегреческий философ Гераклит, уподобив мир, окру­жающий нас, реке, высказал фундаментальное диалектическое по­ложение о мире как процессе: «все течет, все изменяется», говорил он, подобно водам реки.

Нельзя войти дважды в воды одной и той же реки, потому что это будут уже иные воды.

Другой древнегреческий философ и естествоиспытатель Демок­рит, уподобив мельчайшие частицы материи — атомы пылинкам в солнечном луче, сделал вывод об их движении и взаимодействии в самих предметах, состоящих из них.

В новое время в физике на основе сходства света с распростра­нением звуковых волн Гюйгенс сделал вывод о волновой природе света. Посредством умозаключения по аналогии Франклин выска­зал положение об электрической природе молнии. В биологии Дар­вин на основе аналогии с искусственным отбором растений и жи­вотных в домашнем хозяйстве ввел понятие «естественный отбор» и с его помощью объяснял эволюцию растительного и животного мира.

В современной астрономии аналогия с обычным взрывом имела определенное значение для формирования представления о «боль­шом взрыве» Вселенной, ее последующей эволюции.

В сравнительно новой науке — кибернетике используется ана­логия между функциями управления в живых организмах и техни­ческих устройствах. Новейшая наука — бионика основана на при­менении принципов строения живых организмов к строению раз­личных сооружений.

С аналогией тесно связано моделирование, получающее все бо­лее широкое распространение в технике и науке (строительство зда­ний, железных дорог, космических кораблей, моделирование эконо­мических процессов, даже моделирование мышления). В космонавти­ке вывод о возможности полетов человека в космос был сделан на основе аналогии с запуском животных (Белки и Стрелки).

Аналогии используются и в изучении общественной жизни: на­пример, в истории, где проводятся исторические параллели между эпохами, событиями, лицами с соответствующими выводами; в социологии; в юридических науках.

Аналогия имеет довольно широкую область применения в юри­дической практике. Интересно отметить, что и здесь она возникает из объективного противоречия, в данном случае — между наличи­ем общественных отношений, требующих правового регулирования,

и отсутствием соответствующих прямых норм.

В праве отражением этого противоречия является понятие «пробел», а аналогия высту­пает в определенном смысле средством разрешения такого проти­воречия.

В зависимости от характера пробела юридическая аналогия при­нимает две специфические формы: аналогии закона и аналогии права.

Аналогия закона применяется в тех случаях, когда требуется пра­вовое регулирование тех или иных общественных отношений, пря­мо не предусмотренных законом или предусмотренных не полнос­тью, но когда существуют правовые нормы, регулирующие сходные отношения.

Аналогия права используется в тех случаях, когда нет сходных правовых норм. Тогда приходится руководствоваться общими нача­лами и смыслом соответствующей отрасли права или законодатель­ства страны в целом.

Применение аналогии закона и аналогии права в нашей стране строго ограничено и регулируется соответствующими законодатель­ными актами. Так, то и другое закреплено в Гражданском процессу­альном кодексе России (См. ст. 6. Применение гражданского законо­дательства по аналогии).

Значение аналогии определяется здесь тем, что она расширяет сферу применения существующих норм права и тем самым служит укреплению существующего правопорядка. Благодаря ей открывает­ся возможность для дальнейшей разработки правовых норм. В то же время ее применение не означает создания новой нормы права. Ре­шение конкретного вопроса по аналогии носит индивидуальный ха­рактер и не имеет обязательной силы по отношению к другим сход­ным случаям. Вместе с тем применение аналогии в соответствующих случаях обязательно. Суд не может уклониться от решения вопроса, если нет соответствующей нормы или она страдает неполнотой.

Аналогия может применяться в известных пределах также в тру­довом и административном праве. В уголовном праве нашей страны аналогия не используется. В других странах уголовный закон приме­няется и по аналогии, если есть так называемый «прецедент».

Следует учитывать, что аналогия в юридической сфере носит весьма специфический характер и ее применение в судебной прак­тике — сложная процедура, включающая не только чисто логичес­кие, но и правовые, и даже политические аспекты.

Аналогия обладает структурой, сходной со структурой других типов умозаключения. Здесь тоже налицо посылки и заключение, находящиеся в определенной логической связи между собой. Но есть и особенности.

Посылки в аналогии — это суждения о двух предметах или груп­пах предметов, имеющих не тождественные, а лишь сходные при­знаки, которые называются «уподобляемыми». Один из предметов в этом случае называется «моделью», а другой — «прототипом» или «оригиналом». Причем известно, что у модели есть еще признак, относительно которого неизвестно, обладает им оригинал или не обладает.

Заключение (или вывод) и есть суждение, в котором утвержда­ется наличие этого признака. Он называется «переносимым».

Логическим основанием заключения выступает наличие логичес­кой связи между посылками — отношение сходства их по содержа­нию, отражающего объективное сходство самих предметов.

Структуру аналогии можно представить схематически следую­щим образом:

Бросается в глаза прежде всего определенное сходство аналогии с силлогизмом. Здесь как будто бы тоже три термина, но нельзя сказать, что один из них больший, а другой меньший; средний же термин не тождественный, а лишь сходный. Поэтому и вывод несет с собой как достоверное, так и вероятное знание.

Есть некоторое сходство и со строением индукции, поскольку аналогия основана на единичных суждениях (хотя могут быть и ча­стные, и даже общие). Но в выводе речь идет не о классе в целом, а о том или ином отдельном признаке предмета или группы предме­тов, хотя и здесь и там неизбежна вероятность вывода. Разумеется, и в аналогии степень этой вероятности может быть весьма различной: от смутной догадки до почти твердо установленного положения.

Поскольку заключение в аналогии принимает форму суждения, а оно может быть истинным и ложным, то и аналогия может давать как истинное, так и ложное знание.

Истинной аналогия оказывается в том случае, если сходство предметов в одних признаках действительно влечет за собой сход­ство в других.

Вот почему многие аналогии, особенно в науке и технике, оказались истинными. Таковы, например, аналогии между распространением теплоты и электричеством, между искусствен­ным и естественным отбором и др. Ложной бывает аналогия, не соот­ветствующая действительному сходству предметов. Так, аналогия Марса с Землей в отношении возможной жизни на нем (которую

любили приводить в учебниках логики еще столетие назад) в ре­зультате полета космических кораблей к этой планете не подтвер­дилась. Признаков жизни там пока не обнаружено.

Точно так же оказались ложными аналогия между организмом и обществом, аналогия между сообществами животных (пчел, мура­вьев и т. д.) и человеческим обществом.

На ложной аналогии основаны многие суеверия, гороскопы, приметы и т. п. Например, рассыпалась соль — к ссоре; найдена монета «решкой» вверх — к тратам, проигрышу; родился под зна­ком Скорпиона — энергетический вампир и пр.

Степень вероятности вывода по аналогии зависит от ряда усло­вий, основными из которых являются следующие:

1) качество общих признаков (т. е. степень их общности и суще­ственности);

2) количество (число) таких признаков;

3) соотношение между сходными и различными признаками.

Аналогия имеет пределы своей применимости, за которыми она оказывается неэффективной или вредной. Она неприменима, если в исследуемом предмете есть признаки, исключающие возможность переносимого признака. В противном случае аналогия будет ложной. Так, Земля и Луна как космические объекты одной Солнечной си­стемы в некоторых отношениях сходны. Но отсюда нельзя умозак­лючать, что на Луне возможна жизнь, так как там нет ни воды, ни атмосферы, без которых живое существовать не может. Нельзя пользо­ваться аналогией, если различия слишком велики. Особенно осто­рожно следует использовать ее в общественной жизни. Обществен­ные явления, поразительно аналогичные, но относящиеся к раз­ным историческим эпохам, могут приводить к совершенно разным результатам, а следовательно, делать аналогию ложной. Так, наем­ный труд, характерный для капитализма, существовал и в условиях рабовладельческого общества. Но там он носил спорадический ха­рактер и не влиял сколь-нибудь существенно на общественную жизнь, а при капитализме он становится господствующей системой труда и определяет облик самого общества. Поэтому проводить ана­логию между современным рабочим и наемным работником эпохи рабовладения — дело рискованное.

2.

<< | >>
Источник: Логика: учеб, для студентов юрид. вузов и фак./ Е.А. Иванов. — Изд. 3-е, перераб. и доп. — М.,2007. — 416 с.. 2007

Еще по теме Сущность и назначение аналогии, ее структура:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -