<<
>>

Простые суждения

Природа простых суждений. Простые суждения, поскольку в них раскрывается безусловная связь между предметами мысли, называ­ются еще иначе категорическими. С точки зрения функций они слу­жат отражением той или иной относительно самостоятельной связи объективного мира — независимо от того, какая это связь по свое­му содержанию.

С точки зрения структуры простые категорические суждения, будучи далее неделимыми на еще более простые сужде­ния, включают в себя в качестве составных частей лишь понятия, образующие субъект и предикат.

Однако простые суждения весьма многообразны по своим про­явлениям. Они делятся на виды по следующим основным логичес­ким признакам: характеру связки, субъекта, предиката, а также по отношению между субъектом и предикатом. Особое значение в ло­гике придается делению простых суждений на виды по характеру связки (ее качеству) и субъекта (по его количеству).

Виды суждений по качеству и количеству. Качество суждения — одна из важнейших его логических характеристик. Под ним разуме­ется не фактическое содержание суждения, а его самая общая логи­ческая форма — утвердительная или отрицательная. В этом проявля­ется наиболее глубокая сущность всякого суждения вообще — его способность раскрывать наличие или отсутствие тех или иных свя­зей и отношений между мыслимыми предметами. А определяется это качество характером связки — «есть» или «не есть». В зависимо­сти от этого простые суждения делятся по характеру связки (или ее качеству) на утвердительные и отрицательные.

В утвердительных суждениях раскрывается наличие какой-либо связи между субъектом и предикатом. Выражается это посредством утвердительной связки «есть» или соответствующими ей словами, тире, согласованием слов. Общая формула утвердительного сужде­ния — «S есть Р». Например: «Киты — млекопитающие».

В отрицательных суждениях, наоборот, раскрывается отсутст­вие той или иной связи между субъектом и предикатом.

И достига­ется это с помощью отрицательной связки «не есть» или соответ­ствующими ей словами, а также просто частицей «не». Общая формула — «S не есть Р». Например: «Киты не рыбы». Важно при этом подчеркнуть, что частица «не» в отрицательных суждениях стоит непременно перед связкой или подразумевается. Если же она нахо­дится после связки и входит в состав самого предиката (или субъек­та), то такое суждение все равно будет утвердительным. Например: «Мои стихи живит не ложная свобода», «Не всякий плод сладок».

В связи с этим выделяются две основные разновидности утвер­дительных суждений: а) суждения с предикатом, который выражен положительным понятием. Формула «S есть Р». Пример: «Судьи са­мостоятельны»; б) суждения с предикатом, представляющим собой отрицательное понятие. Формула «S есть не-Р». Пример: «Судьи не­зависимы». Другие примеры: «Многие законы действуют», «Некото­рые законы бездействуют».

Отрицательные суждения тоже имеют две разновидности: •а) суждения с положительным предикатом. Формула: «S не есть Р». Пример: «Петров не есть патриот»; б) суждения с отрицательным предикатом: «Петров не есть непатриот». Еще примеры: «Органы местного самоуправления не входят в систему органов государствен­ной власти» и «Федеральное Собрание не является негосударствен­ным органом».

Деление суждений на утвердительные и отрицательные в извес­тной степени относительно. Любое утверждение содержит в себе в скрытом виде отрицание. Вспомним афоризм: «Determinatio est

negatio». И наоборот. Так, если «Это слон», то, значит, «это» не ка­кое-то другое животное — лев, жираф и т. д. А если «Это не слон», то, значит, «это» другое животное — лев, жираф и т. п. Вот почему утвер­дительное суждение можно выразить в форме отрицательного и на­оборот. Например: «Петров — патриот» — «Петров не есть непатриот». Здесь как в математике: двойное отрицание равно утверждению.

Познавательное значение утвердительных и отрицательных суж­дений определяется их особенностями, которые носят объектив­ный характер.

Утвердительные суждения (если они истинные) дают знания о том, что именно представляет собой предмет мысли, ка­кова его качественная определенность, выделяющая его среди дру­гих предметов. А так как в природе и обществе все взаимосвязано, то из любого утверждения вытекают соответствующие, и притом многообразные, последствия. Так, говоря, что «Это человек», мы в то же время утверждаем, что «Это животное, способное к труду, одаренное разумом и речью» и т. д.

Отрицательные (истинные) суждения, вопреки мнению неко­торых логиков, тоже имеют рациональный смысл, если не иметь в виду суждений типа «Роза не верблюд». Они важны прежде всего сами по себе, так как отражают объективное отсутствие чего-либо у чего-то. Недаром говорят: «Отрицательный результат тоже резуль­тат». Но они не менее важны в их отношении к утвердительным суждениям. Установление того, чем не является предмет мысли, — ступень к раскрытию его действительной сущности. Так, суждение: «Киты — не рыбы» диалектически связано с суждением: «Киты — млекопитающие», служит его предпосылкой.

И все же утвердительные суждения информационно более на­сыщенны, а следовательно, обладают большей познавательной си­лой. Из отрицательного суждения далеко не всегда определенно следует, чем непосредственно является предмет. А из утвердитель­ного вполне определенно следует не только то, чем он является, но и то, чем не является.

Знание особенностей утвердительных и отрицательных сужде­ний имеет не только теоретическую, но и практическую значимость. Взять для примера известный' юридический принцип презумпции невиновности. Как правильнее, сильнее, категоричнее, а следова­тельно, гуманнее и демократичнее его сформулировать: «Обвиняе­мый считается невиновным»' или «Обвиняемый не считается ви­новным».? В законодательстве нашей страны была принята первая его формулировка — утвердительная. В процессе обсуждения проек­та новой Конституции Российской Федерации некоторые авторы предлагали дать ему иную, отрицательную. При этом делалась ссылка

на конституции некоторых государств, в частности Италии, Поль­ши, Югославии.

И все же в принятом ныне тексте Конституции России принцип презумпции невиновности дан в утвердительной форме: «Каждый обвиняемый в совершении преступления считает­ся невиновным, пока его виновность не будет доказана в предус­мотренном федеральным законом порядке и установлена вступив­шим в законную силу приговором суда» (ст. 49). Сделано это, разумеется, правильно, так как утвердительная форма суждения так или иначе «сильнее» отрицательной.

Помимо исходного, фундаментального деления простых катего­рических суждений по качеству существует еще их деление по коли­честву.

Количество суждения — это его другая важнейшая логическая характеристика. Под количеством здесь разумеется отнюдь не какое- нибудь конкретное число мыслимых в нем объектов (например, число дней недели, месяцев или времен года, планет Солнечной системы и т.д.), а характер субъекта, т.е. его логический объем. В зависимости от этого выделяются общие, частные и единичные суждения.

Общими называются суждения, в которых что-либо утвержда­ется обо всей группе предметов, и притом в разделительном смысле. В русском языке такие суждения выражаются словами «все», «вся­кий», «каждый», «любой» (если суждения утвердительные) или «ни один», «никто», «никакой» и др. (в отрицательных суждениях). В символической логике такие слова называются кванторами (от лат. quantum — сколько). В данном случае это квантор общности. Для его обозначения используется символ V (от англ, all — все). Формула «V хР(х) интерпретируется так: «для всех х имеет место Р(х)». В традиционной логике общие суждения выражаются форму­лой «Все S есть Р» («Ни одно S не есть Р»).

Примеры: «Все люди смертны», «Ни один человек не бессмертен».

Юридические примеры: «Все адвокаты — юристы»; «Никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его со­вершения не признавалось правонарушением». Кванторное слово нередко опускается, его можно подставить лишь мысленно. Так, в суждении: «Кто ясно мыслит, тот ясно излагает» имеется в виду «всякий», «любой».

У Пушкина в суждении «Острая шутка не есть окончательный приговор» подразумевается «никакая». Общими суж­дениями этого же типа являются афоризмы: «Сравнение — не дока­зательство», «Невежество — не аргумент» и др.

Юридические документы часто содержат подобные суждения: «Граждане Российской Федерации...» (имеются в виду «все») или «Судьи неприкосновенны» (тоже относится к «каждому»).

Общие суждения имеют свои разновидности. Прежде всего они могут быть выделяющими и невыделяющими.

В выделяющих нечто говорится лишь о данной группе. В русском языке они выражаются словами «только», «лишь», «лишь только» и т. д. Примеры: «Только люди — разумные существа на Земле» (это означает, что других разумных существ на Земле нет); «Только суд осуществляет в Российской Федерации правосудие»; «Лишь лицо, совершившее общественно опасное деяние, может быть признано виновным в преступлении».

В невыделяющих то, что сказано о данной группе, может быть отнесено и к другим группам: «Все люди смертны» (это означает, что смертны не только люди, но и животные, и растения). «Все адвокаты — юристы» (означает, что юристами могут быть прокуро­ры, судьи, следователи и т. д.).

Частные суждения — те, в которых что-либо высказывается о части какой-то группы предметов. В русском языке они выражаются такими словами, как «некоторые», «не все», «большинство», «часть», «отдельные» и др. В символической логике такие слова носят наиме­нование «квантор существования» и обозначаются символом «3» (от англ, exist — существовать). Формула 3 х Р(х) читается так: «Суще­ствует х такой, что имеет место Р(х)» или «Для некоторых х имеет место Р(х)». В традиционной логике принята следующая формула частных суждений: «Некоторые S есть (не есть) Р».

Примеры: «Некоторые войны справедливы», «Некоторые вой­ны несправедливы» или «Некоторые свидетели правдивы», «Не­которые свидетели не правдивы», «Некоторые таможенники — юристы», «Некоторые таможенники — не юристы». Кванторное слово здесь тоже может опускаться.

Поэтому, чтобы определить, имеется ли налицо частное или общее суждение, надо мыслен­но подставить соответствующее слово. Например, латинская пословица: «Errare humanum est» («Людям свойственно ошибать­ся») не означает, что это относится к каждому человеку. Здесь по­нятие «люди» взято в собирательном смысле. В другой латинской пословице: «Quod licet Jovi, non licet bovi» («Что дозволено Юпи­теру, то не дозволено быку») предполагается не «всё», лишь «кое-что».

Нетрудно понять, что кванторные слова частных суждений, ло­гически тождественные, фактически по-разному характеризуют объем субъекта. Поэтому на практике они далеко не взаимозаменя­емы. Так, суждения: «Большинство населения проголосовало за Кон­ституцию» и «Меньшинство населения проголосовало за Конститу­цию» в логическом отношении оба — частные, но их конкретный

смысл принципиально различен. Поэтому их политические и юри­дические последствия прямо противоположны: «Конституция при­нята» или «Конституция не принята».

Подобную разницу тонко уловила одна из моих слушательниц Вера Аксенова. Она рассказала, как однажды проводилась проверка работы отдела предпринимательской деятельности Комитета по уп­равлению госимуществом г. Истра. В результате выявилось, что «Не­которые предприятия зарегистрированы без представления необхо­димых документов» (из 30 предприятий таких оказалось 5). Однако в акте проверки записано, что «Большинство предприятий было за­регистрировано без представления необходимых документов». Разу­меется, и то и другое суждение — частные. Но если первое сужде­ние, основанное на фактах, истинно, то второе — ложно.

Частные суждения тоже имеют свои разновидности. Они делят­ся на определенные и неопределенные.

В определенных частных суждениях что-либо говорится лишь о части какой-то группы предметов и не может быть распространено на всю группу предметов в целом. Слово «некоторые» здесь понима­ется в смысле «только некоторые». Примеры: «Некоторые люди кра­сивы»; «Некоторые книги не интересны»; «Некоторые юристы — депутаты Государственной Думы».

В неопределенных частных суждениях что-либо высказывается о части предметов так, что может быть отнесено ко всей их группе вообще. Слово «некоторые» используется здесь в другом смысле: «По крайней мере некоторые, а может быть, и все». Например, увидев на первых столах студенческой аудитории новый учебник логики, я уже могу высказать суждение: «Некоторые студенты имеют учебник логики». Опросив остальных, я могу убедиться в том, что «Все сту­денты имеют учебник логики». Значит, предыдущее суждение было неопределенно-частным.

Разумеется, в живой практике мышления не всегда так просто можно решить, в каком смысле высказывается частное суждение. Возьмем для примера пословицу: «Не все то золото, что блестит». Ясно, что это частное суждение. Но какое? Найдем вначале субъект и предикат суждения, а для этого выразим его в соответствующей грамматической форме: «Не все то, что блестит, есть золото», т. е. «Лишь некоторые блестящие вещи есть золото». Теперь ясно, что это определенное частное суждение.

Единичные суждения — такие, в которых нечто высказывается об отдельном предмете мысли. В русском языке они выражаются сло­вами «это», именами собственными и т.д. Формула «Это S есть (не есть) Р». Примеры: «Это кремль»; «Московский Кремль — самый

красивый в мире»; «Санкт-Петербург не является столицей России». Юридические примеры: «Уголовный кодекс Российской Федера­ции пересмотрен», «Пенсионный фонд России работает успешно».

Единичные суждения, так же как общие и частные, имеют свои разновидности. Одна из них — суждения об индивидуальном предме­те: «Это Солнце», «Солнце — источник жизни на Земле», «Луна — не планета». Другую составляют суждения о совокупности предме­тов, рассматриваемых как единое целое и выражаемых собиратель­ными понятиями. Например: «Солнечная система — не единствен­ная планетная система в нашей Галактике»; «Большая Медведица — созвездие». Поскольку в том и другом случае нечто говорится о пред­мете мысли в целом, единичные суждения в логике приравнивают­ся к общим и отдельному логическому анализу не подлежат.

Между частными и общими суждениями тоже нет абсолютной грани. Например: «Все студенты, не считая двоих, пришли на семи­нар по логике»» Какое это суждение? С одной стороны, здесь кван- торное слово «все». Значит, это по форме общее суждение. А с дру­гой — слова «не считая двоих». Значит, не «все», а «некоторые». Следовательно, по существу это частное суждение. Подобные суж­дения, носящие промежуточный характер, называются в логике исключающими. Они выражаются в русском языке словами: «исклю­чая», «кроме», «помимо» и т.п. В юридической практике такие суж­дения нередки. Например: «Как правило, закон обратной силы не имеет» (т.е. бывают исключения); «Разбирательство дел во всех су­дах открытое, за исключением случаев, когда это противоречит ин­тересам охраны государственной тайны»; «Потерпевший, как пра­вило, допрашивается ранее свидетелей».

Наконец, относительна грань между частными и единичными суждениями. Так, словесное выражение частного суждения «по край­ней мере некоторые» означает «хотя бы один». Например, достаточ­но кому-либо в научной или философской литературе, средствах массовой информации и т.д. высказать какое-либо мнение, чтобы можно было сказать: «Некоторые авторы выдвигают такое мнение...» Или если хотя бы в одной из конституций стран мира записана какая-либо статья, то можно сказать: «В некоторых конституциях...»

Познавательная ценность общих, частных и единичных сужде­ний различна, но по-своему велика. Так, в единичных суждениях содержатся знания об отдельных предметах и явлениях: историчес­ких событиях, великих личностях, фактах современной обществен­ной жизни. Юридическая практика, по существу, вся основывается на единичных суждениях: например, гражданские и уголовные дела — на отдельных фактах, лицах, вещах. Единичные суждения

дают также знания и о целых Совокупностях, «ансамблях» предме­тов, а следовательно, могут выражать определенные общие законо­мерности, приобретать огромное мировоззренческое значение. На­пример: «Земля — рядовое небесное тело» (а не центр мироздания, как полагали до Коперника); «Солнечная система не вечна» (а воз­никла из первоначальной гигантской туманности, как предполагал И.Кант); «Вселенная нестационарна» (как доказывал на основе те­ории относительности А.Эйнштейна А. Фридман).

Частные суждения содержат знания о типах, формах, видах, раз­новидностях и т.д. той или иной группы предметов. Например: «Не­которые металлы легче воды», «Некоторые млекопитающие живут в воде», «Некоторые люди гениальны». При определенных условиях частные суждения могут превращаться в общие. Например: «Некото­рые металлы электропроводны» — «Все металлы электропроводны».

В общих суждениях выражаются общие свойства (или целые со­вокупности свойств) мыслимых предметов, общие связи и отноше­ния между предметами, включая и объективные закономерности. Форму общих суждений принимают юридические законы, указы, другие нормативные акты. Так, в форме общих суждений выражены конституционные права и обязанности граждан Российской Феде­рации, статьи Трудового кодекса, Уголовного кодекса, Таможен­ного кодекса и т. п.

В процессе познания и общения единичные, частные и общие суждения взаимодействуют между собой. На основе единичных суж­дений возникают обобщения в виде частных и общих суждений. Так, кропотливое исследование фактов преступности в стране позволяет сделать общие выводы о ее причинах, характере, тенденциях разви­тия, возможных последствиях. В свою очередь, наличие общих суж­дений становится основой для подведения отдельных случаев под общее правило.

Рассмотренные в методических целях порознь, качество и количество суждения тесно связаны. Поэтому в логике большое зна­чение придается объединенной классификации суждений по их коли­честву и качеству. Возможны четыре вида таких суждений: общеут­вердительные, частноутвердительные, общеотрицательные и частноотрицательные.

Общеутвердительными называются суждения, по количеству, т. е. по характеру субъекта, общие, а по качеству, т. е. характеру связки, утвердительные. Например: «Все адвокаты — юристы».

Частноутвердительные суждения — частные по количеству, ут­вердительные по качеству. Например: «Некоторые свидетели дают достоверные показания».

Общеотрицательные суждения — общие по количеству, от­рицательные по качеству. Пример: «Ни один обвиняемый не оп­равдан».

Наконец, частноотрицательные суждения — частные по коли­честву, отрицательные по качеству. Пример: «Некоторые свидетели не дают верных показаний».

Для формульной записи этих видов суждений в логике исполь­зуются гласные буквы двух латинских слов «affirmo» («утверж­даю») и «nego» («отрицаю»). Конкретно они означают суждения:

А — общеутвердительные,

I — частноутвердительные,

Е — общеотрицательные,

О — частноотрицательные.

Чтобы правильно понимать смысл суждений и правильно опе­рировать ими, необходимо знать распределенность терминов в них — субъекта и предиката.

Распределенным считается термин, мыслимый во всем объеме; нераспределенным — если он мыслится не во всем объеме, а час­тично.

В общеутвердительных суждениях (А): «Все S есть Р» — субъект распределен, а предикат не распределен. Это видно на графической схеме (штриховкой отмечена степень их распределенности).

Исключение составляют лишь случаи, когда суждение — обще- выделяющее. Например: «Только люди — разумные существа на Зем­ле». Здесь распределены и субъект, и предикат.

В частноутвердительных суждениях (I): «Некоторые S есть Р» — субъект и предикат не распределены.

Исключение составляют лишь случаи, когда субъект по объему шире предиката. Например: «Некоторые смертные существа — люди», «Некоторые юристы — адвокаты». В них субъект не распределен, а предикат распределен.

В общеотрицательных суждениях (Е): «Ни одно S не есть Р» — субъект и предикат распределены.

Наконец, в частноотрицательных суждениях (О): «Некоторые S не есть Р» — субъект не распределен, предикат распределен.

Обобщая сказанное, можно вывести следующие закономернос­ти, характеризующие распределенность терминов в суждениях:

а) субъект распределен в общих и не распределен в частных суж­дениях)

б) предикат распределен в отрицательных и не распределен в утвердительных суждениях.

Знание распределенности терминов в суждениях имеет большое значение в практике мышления. Оно необходимо, во-первых, для правильного преобразования суждений и, во-вторых, для проверки правильности умозаключений (см. об этом ниже).

Виды суждений по характеру предиката. Предикат суждения, будучи носителем новизны, может иметь самый различный харак­тер. С этой точки зрения во всем многообразии суждений выделяют­ся три наиболее распространенные группы: атрибутивные, реляци­онные и экзистенциальные.

Атрибутивные суждения (от лат. attributum — свойство, признак), или суждения о свойствах чего-либо, раскрывают наличие или от­сутствие у предмета мысли тех или иных свойств (или признаков). Например: «Все республики бывшего СССР объявили о своей незави­симости»; «Содружество Независимых Государств (СНГ) непрочно».

Поскольку понятие, выражающее предикат, имеет содержание и объем, атрибутивное суждение может рассматриваться в двух пла­нах: 'содержательном и объемном.

В содержательном плане это суждение о том, обладает или не обладает предмет мысли совокупностью свойств или отдельным свой­ством. В зависимости от этого различаются две разновидности атри­бутивных суждений. В одной из них предикат выражен конкретным понятием, т. е. понятием о самих предметах и явлениях в строгом смысле этого слова. Например: «Ртуть — металл» (т.е. она обладает всеми свойствами металлов).

В другой разновидности предикат — абстрактное понятие. На­пример: «Ртуть электропроводна» (т.е. она обладает отдельным свой­ством — электропроводности). Нетрудно, однако, заметить относи­тельность различий между этими разновидностями. Достаточно сравнить следующие пары суждений: «Человек — мыслящее суще­ство» и «Человеку свойственно мыслить»; «Всякое преступление — общественно опасное деяние» и «Всякое преступление обладает об­щественной опасностью».

В объемном плане атрибутивные суждения — это суждения о том, входит или не входит предмет мысли в тот или иной класс предметов. Они именуются тогда «суждениями включения (или не­включения) в класс предметов». В зависимости от объемных отно­шений различаются тоже две их разновидности. Для одной харак­терно включение (или невключение) подкласса в класс. Например: «Все металлы электропроводны» (здесь подкласс металлов включа­ется в класс электропроводных веществ). В другой устанавливается принадлежность (или непринадлежность) элемента классу. «Дан­ное вещество — металл». В символической логике те и другие суж­дения выражаются формулами: S с Р (читается: объем S входит в объем Р) и S е Р (читается: S принадлежит Р).

Правда, грань между этими двумя разновидностями суждений включения (невключения) в класс также относительна. Например, «Все металлы электропроводны» означает, что любой предмет, яв­ляющийся элементом класса металлов, является также элементом класса электропроводных веществ.

Реляционные суждения (от лат. relatio — отношение), или суждения об отношениях чего-либо к чему-то, раскрывают наличие или отсут­ствие у предмета мысли того или иного отношения к другому предме­ту (или нескольким предметам). Поэтому они обычно выражаются специальной формулой: х R у, где х и у — предметы мысли, a R(от relatio) — отношение между ними. Например: «СНГ не равно СССР», «Москва больше Санкт-Петербурга»., закон не писан».

У реляционных суждений тоже есть свои разновидности. Одну из них составляют суждения об отношениях между двумя предметами. Например: «Рязань меньше Москвы», «Знания подобны деньгам» (чем больше их имеешь, тем больше хочется иметь); «Даже самые незначительные проступки порождают великие преступления». Или, как подметил Козьма Прутков, «легче держать вожжи, чем бразды правления». В отличие от «одноместного», предиката атрибутивных суждений предикат в них называется «двухместным». Другая разно­видность реляционных суждений — суждения об отношениях между тремя и более предметами. Например: «Рязань находится между Москвой и Тамбовом». Предикат здесь — «многоместный».

Относительность различий между атрибутивными и реляцион­ными суждениями проявляется в их способности превращаться друг в друга. Так, атрибутивные суждения можно представить как част­ный случай реляционных, поскольку в них связка «есть» («не есть») раскрывает отношение тождества (принадлежности, включения и т.д.) между мыслимыми в S и Р предметами. А реляционное сужде­ние, в свою очередь, можно представить как частный случай атри­бутивного.

Примеры. Суждение «Все металлы электропроводны» можно пре­вратить в суждение «Все металлы подобны электропроводным те­лам». В свою очередь, суждение «Рязань меньше Москвы» можно превратить в суждение «Рязань принадлежит к городам, которые меньше Москвы». Или: «Знания есть то, что подобно деньгам». В современной логике имеется тенденция свести реляционные суж­дения к атрибутивным.

Экзистенциальные суждения (от лат. existentia — существование), или суждения о существовании чего-либо, — это такие, в которых раскрывается наличие или отсутствие самого предмета мысли. Пре­дикат здесь выражается словами «существует» («не существует»), «есть» («нет»), «был» («не был»), «будет» («не будет») и др. Например: «Дыма без огня не бывает», «СНГ существует», «Советского Союза нет». В процессе судопроизводства решается прежде всего вопрос: имело ли место событие: «Преступление есть» («Доказательств нет»).

Несомненно, экзистенциальные суждения обладают определен­ной спецификой. Однако их целесообразнее рассматривать как час­тный случай атрибутивных суждений. Так, суждение «СНГ суще­ствует» означает, что «СНГ обладает свойством существовать», или в объемной трактовке: «СНГ принадлежит к классу существующих межгосударственных объединений». Вот почему в последующем ло­гическом анализе экзистенциальные суждения самостоятельно не рассматриваются.

Познавательное значение рассмотренных видов суждений по характеру предиката трудно переоценить. В атрибутивные суждения облекаются знания о все новых открываемых свойствах бесконечно разнообразных предметов мысли. Например, Пьер и Мария Кюри установили, что полоний, как и уран, обладает свойством радиоак­тивности, и тем самым значительно расширили горизонт наших знаний. Выявление тех или иных свойств исследуемых предметов или особенностей тех или иных лиц важно, например, в кримина­листике.

В реляционных суждениях отражается бесконечное богатство от­ношений между предметами мысли: пространственные и временные, природные и социальные, а среди социальных — производствен­ные и непроизводственные (политические, нравственные, религи­озные, семейные и т. д.). С их помощью выражается вся гамма правовых отношений между людьми: отношения кредитора и долж­ника, продавца и покупателя, начальника и подчиненного, роди­телей и детей, участников судебного процесса и др. Например: «Иван взял взаймы у Петра», «Петров заключил договор с Сидоровым», «Судья задал вопрос свидетелю».

Особое значение имеют экзистенциальные суждения. Первое, с чем сталкивается человек в своей практической деятельности, — это существование (или отсутствие) тех или иных предметов и яв­лений. И в настоящее время нас волнуют вопросы: есть ли жизнь на других планетах, есть ли другие разумные существа во Вселенной, существуют ли «снежный человек», «биополе», «телепатия», «пол­тергейст» и многое другое. В судебной практике установление факта преступления, трудового или гражданского спора — начало всего последующего разбирательства.

Знание особенностей атрибутивных, реляционных и экзистен­циальных суждений имеет, таким образом, важное значение для всякого человека вообще и юриста в частности.

Виды суждений по модальности. В заключение — еще одно деле­ние простых суждений на виды — по модальности (от лат. modus — образ, способ). Юристам хорошо известен основанный на этом сло­ве юридический термин «modus vivendi». Под ним имеется в виду определенный образ жизни или способ существования. Это такая совокупность условий, при которой возможны пусть временные, но более или менее нормальные, мирные взаимоотношения сторон (если при сложившейся ситуации нельзя добиться постоянного или исчерпывающего их соглашения между собой).

Логический же термин «модальность суждений», тоже производ­ный от слова «modus», означает, что помимо основного конкретного

содержания всякое суждение так или иначе несет с собой допол­нительную смысловую нагрузку. Это информация об объективном характере (или способе) связи между субъектом и предикатом, раскрываемой в суждении, о субъективном отношении к ней че­ловека, характере и степени вероятности заключенного в сужде­нии знания и т. д. В русском языке модальность суждения выража­ется посредством огромного множества слов, таких как «возможно», «разрешено», «ценно» и им подобных, а также их отрицаний: «не­возможно», «не разрешено» и др. Они называются в логике «мо­дальными операторами». Нередко их заменяет контекст.

Наиболее важными и распространенными выступают такие виды модальности, как алетическая, деонтическая, аксиологическая и эпистемическая.

Алетическая, или истинная, модальность (от греч. aleteja — ис­тина) выражает характер связи между мыслимыми предметами, а следовательно, между субъектом и предикатом суждения. Модаль­ными словами в русском языке служат «возможно», «необходимо», «случайно» и их синонимы.

С точки зрения алетической модальности различают следующие разновидности суждений:

а) ассерторические суждения, или суждения о факте, действи­тельности чего-либо. Например: «Россия переходит к рыночной эко­номике». В таких суждениях модальность не выражена, а констати­руется лишь самый факт чего-либо;

б) проблематические суждения, или суждения о возможности чего-либо. Например: «Россия может перейти к рыночной эконо­мике»;

в) аподиктические суждения, или суждения о необходимости чего-либо. Например: «Россия по необходимости перейдет к рыноч­ной экономике».

Разумеется, различия между этими разновидностями относитель­ны. Возможное способно стать необходимым, необходимое —слу­чайным и т. д.

Во взаимоотношениях модальных суждений можно подметить определенные закономерности — например, несбалансированность (несимметричность). Так, что действительно, то и возможно, но не наоборот; то, что необходимо, то и действительно, но не наоборот.

Деонтическая, или нормативная, модальность (от греч. deon — нужное, должное) относится непосредственно к деятельности лю­дей, нормам их поведения в обществе, как нравственным, так и правовым. Она выражается в русском языке с помощью таких слов, как «разрешается», «запрещается», «обязательно» и их аналогов.

В зависимости от характера социальных норм деонтическая модаль­ность имеет разновидности. Так, любое правоотношение, как «дву­ликий Янус», предполагает, с одной стороны, какое-либо право, а с другой — соответствующую обязанность. Поэтому недаром говорят: «Нет прав без обязанностей, и нет обязанностей без прав». С учетом этого принципа вся совокупность правовых норм может быть разбита на две важнейшие группы: уполномочивающие, т. е. правопредостав­ляющие (или запрещающие) и обязывающие нормы. Отсюда по край­ней мере две основных разновидности деонтической модальности:

а) , сужденждопалочна (или отсутствии) какого-либо права. Они формулируются с помощью слов «разрешено», «запрещено», «впра­ве» и др. Например: «Каждый имеет право на жизнь»; «В Россий­ской Федерации признается идеологическое многообразие» (право­предоставляющие нормы). Или: «Принудительный труд запрещен»; «Никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступ­ление»; «Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной...» (правозапрещающие нормы). Модальное слово может и отсутствовать: «Труд свободен». Диалектика наличия-отсут­ствия прав отражена в известной формуле: «Разрешено все, что не запрещено законом». Правда, она предполагает наличие правового государства, обладающего развитой системой законодательства, которое охватывало бы все сферы общественной жизни и, следова­тельно, четко очерчивало бы «запретную зону». Распространяясь лишь на отдельных граждан и их объединения, она дополняется форму­лой: «Запрещено все, что не разрешено законом» для должностных лиц и государственных органов;

б) суждения о насаиаи (аса отевтетнааО лалой-сабо обязанное- та. Они формулируются посредством слов «обязан», «должен», «не­обходимо» и др. Например: «Государственные органы... обязаны все­мерно содействовать профессиональным союзам в их деятельности»; «Основное общее образование обязательно» (правообязывающие нормы). Без модального слова: «Право частной собственности охра­няется законом».

Между правами и обязанностями должна быть так называемая «деонтическая сбалансированность». Под ней разумеется соответ­ствие каждому праву какой-либо обязанности, а каждой обязанно­сти — какого-либо права. В противном случае правовая система мо­жет быть неэффективной.

Эпаетомаиоелая, или познавательная, модальность (от греч. episteme — знание) означает характер и степень вероятности знания. Она выражается при помощи слов: «знаю», «верю» («считаю», «пола­гаю») и им подобных. В связи с этим можно выделить, по крайней

мере, тоже две основные разновидности суждений эпистемической модальности в соответствии с двумя видами знаний — объективны­ми (научными) и субъективными (мнениями):

а) суждения, основанные на вере. При этом не имеет значения, религиозная она или нерелигиозная. Например: «Верю, что Бог су­ществует», «Считаю, что есть загробная жизнь», «Христос воскрес» или «Верю в наступление лучшей жизни», «Полагаю, что я счаст­ливый человек»;

Осуждения, основанные на знании, независимо от того, про­блематичные они или достоверные. Например: «Знаю, что суще­ствует закон всемирного тяготения»; «Во Вселенной, по-видимому, есть другие разумные существа», «Телепатия, вероятно, существу­ет»; «На Марсе достоверно отсутствие жизни».

Аксиологическая, или ценностная, модальность (от греч. axios — ценный) выражает отношение человека к ценностям — материаль­ным и духовным. Она фиксируется такими словами, как «хорошо», «плохо», «безразлично» (в ценностном отношении), «лучше», «хуже» и др. Например: «Хорошо смеется тот, кто смеется последним»; «Хо­рошо учиться осторожности на ошибках других»; «Плохо жить без друзей», «К сожалению, демократия — несовершенная форма прав­ления, но она лучше других».

Разумеется, сказанным не исчерпаны все формы проявления модальности суждений. Они подробно исследуются так называемой «модальной логикой»: это обширная, относительно самостоятель­ная и быстро развивающаяся отрасль современной логики, имею­щая большое теоретическое и практическое значение, в том числе, как отмечено выше, и для юристов.

2.

<< | >>
Источник: Логика: учеб, для студентов юрид. вузов и фак./ Е.А. Иванов. — Изд. 3-е, перераб. и доп. — М.,2007. — 416 с.. 2007

Еще по теме Простые суждения:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -