<<
>>

Ошибки в доказательстве

В процессе доказательства допускается, пожалуй, больше, чем где-либо, логических ошибок. И это вполне естественно. Ведь дока­зательство — более сложная, чем все остальные, форма мышления, включающая и понятия, и суждения, и умозаключения.

Поэтому допускаемые в них ошибки проявляются и в доказательстве. Но есть и специфические именно для доказательства ошибки. Они непос­редственно связаны с нарушением его собственных правил, а по­этому тоже относятся ко всем компонентам доказательства — тези­су, основаниям и способу (форме).

Ошибки по отношению к тезису. Наиболее распространенной и типичной ошибкой является «подмена тезиса» (от лат. ignoratio elenchi — буквально: незнание опровержения). Она связана с нару­шением правил определенности и тождественности тезиса. Прояв­ляется эта ошибка в том, что вместо одного тезиса, который требо­валось доказать, так или иначе доказывают другой. По поводу подобных случаев в народе говорят: «Начал за здравие, а кончил за упокой». В дискуссиях, спорах и т. п. эта ошибка нередко проявляется в том, что предмет спора не уточнен и каждый доказывает свое. Поэтому сами споры оказываются бесплодными.

В остро сатирической форме эту логическую ошибку высмеял в свое время А. Пушкин: «У одного из наших известных писателей спрашивали, зачем не возражал он никогда на критики. Критики не понимают меня, отвечал он, а я не понимаю моих критиков. Если будем судиться перед публикою, вероятно, и она нас не поймет. Это напоминает старинную эпиграмму:

Глухой глухого звал к суду судьи глухого,

Глухой кричал: моя им сведена корова.

Помилуй, возопил глухой тому в ответ,

Сей пустошью владел еще покойный дед.

Судья решил: почто ж идти вам брат на брата:

Не тот и не другой, а девка виновата»1.

В пьесе А. Чехова «Три сестры» Соленый спорит с доктором, уверяя, что чехартма — это баранина, а доктор с не меньшим упор­ством заявляет, что черемша — это лук.

Оба спорщика горячатся, д к согласию никак прийти не могут. В таких случаях говорят: «Я ему про Фому, а он мне про Ерему» или: «Я ему про Ивана, а он мне про Селивана».

Если подмена тезиса заходит слишком далеко, уводит совершен­но в другую область, то эта ошибка называется «переход в другой род» (от греч. metabasis eis alio genos). Например, доказательства из юридической сферы переносятся в моральную и вместо незаконно­сти, противоправности деяния вдруг начинают обосновывать его амо­ральность или, наоборот, высокую нравственность подсудимого. Вот как блестяще воспользовался подобной логической ошибкой один российский прокурор. После часового выступления адвоката, кото­рый рассуждал о достоинствах и высоком моральном уровне подсу­димого, прокурор произнес, пожалуй, самую короткую речь: «Да, он хороший человек, но попался»*.

Ошибки по отношению к основаниям доказательства. Одна из таких ошибок — «основное заблуждение»(error fundamentalis). Она связана с нарушением правила истинности аргументов и сводится к тому, что ложный аргумент принимается за истинный. А из лож­ных посылок вывода делать нельзя.

Другая ошибка — «предвосхищение основания» (от лат. petitio principii).Ee допускают тоже в том случае, если нарушается правило истинности оснований. И состоит она в том, что в качестве основа­ний используются положения, истинность которых еще не доказана.

Третья ошибка — «круг в доказательстве»(circulus in demon- strando). Она представляет собой нарушение правила независимости аргументов от тезиса. Ее суть в том, что тезис доказывается с помо­щью аргументов, которые сами доказываются с помощью тезиса, по принципу: «Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда».

Тот же А. Пушкин обращал внимание и на эту логическую ошибку. Он писал: «... Критики наши говорят обыкновенно: это хорошо, потому что прекрасно, а это дурно, потому что скверно. Отселе их никак не выманишь»[31][32][33].

Своеобразный прием круга в доказательстве мы находим у Козь­мы Пруткова: «Если у тебя спрошено будет: что полезнее, солнце или месяц? — ответствуй: месяц. Ибо солнце светит днем, когда и без того светло; а месяц — ночью.

Но с другой стороны: солнце лучше тем, что светит и греет, а месяц только светит, и то лишь в лунную ночь».

Наконец, есть еще серия ошибок: «довод к человеку»(argumentum ad hominem), «довод к толпе»(argumentum ad populum), «довод к силе» (argumentum ad baculinum — буквально: довод к палке) и др. В них так или иначе проявляется нарушение правила необходимости и доста­точности аргументов. Например, нередко вместо того, чтобы опро­вергать чей-либо тезис по существу, ссылаются на личные качества выдвинувшего. Или, желая привлечь симпатии слушающих («толпы») на свою сторону, пытаются в процессе доказательства чего-либо воз­действовать на их чувства. Или, когда в споре исчерпаны все аргумен­ты, бросаются в рукопашную и силой кулаков («палки») пытаются доказать свою правоту. Подобное бывает даже в парламентах.

Наконец, встречается ошибка: «кто доказывает чересчур, тот ничего не доказывает». Она возникает тогда, когда нарушается пра­вило достаточности доводов.

Ошибки по отношению к способу (форме) доказательства. Ос­новной из них является ошибка «не следует»(non sequitur). Она оз­начает, что между аргументами и тезисом нет необходимой логи­ческой связи, не соблюдено правило следования, важное для всякого умозаключения. Разновидностями этой основной ошибки можно считать такие: «от сказанного в относительном смысле к сказанному в абсолютном»; «от собирательного смысла к разделительному»; «от разделительного смысла к собирательному» и др.

Иногда логические ошибки делят на преднамеренные и непред­намеренные. К первым относят паралогизмы — неправильные рас­суждения, связанные с неосознаваемыми нарушениями тех или иных правил доказательства. Ко вторым — софизмы, т.е. сознательно со­вершаемые ошибки с целью ввести кого-либо в заблуждение. С древ­ности до наших дней дошло большое число таких софизмов: «куча», «рогатый», «покрытый» и др. Они весьма любопытны, их анализ обостряет ум, некоторые даже имеют глубокий философский смысл, поэтому в учебной литературе им нередко отводится значительное место.

Однако разница между паралогизмами и софизмами прежде всего психологическая. Вот почему здесь не дается их анализ: он более уместен в общей теории аргументации.

Завершая изложение темы, отметим, что в символической логи­ке широко осуществляется формализация доказательств дедуктивных

теорий. При этом отвлекаются от конкретного содержания выска­зываний, а сами высказывания заменяются символами, с помо­щью которых из исходных данных получают различные следствия на основе соответствующих правил. Благодаря этому рельефно про­ступает канва доказательства, его структура, и оно может быть срав­нительно легко подвергнуто контролю.

Проблема доказательства ставится и в диалектической логике, но уже под другим углом зрения. Если формальная логика, даже в ее символической форме, исходит из того, что истина каким-то обра­зом уже открыта и ее требуется лишь обосновать соответствующими средствами, то диалектическая логика рассматривает само позна­ние истины, а следовательно, и ее доказательство как сложный ди­алектический процесс. В нем проявляется диалектика объективного и субъективного, конкретного и абстрактного, относительного и абсолютного и т. д. Получение истины и ее обоснование ставится здесь в прямую зависимость от использования таких специфических методов, взятых в их единстве, как логический и исторический, восхождение от абстрактного к конкретному. При этом учитывается вся диалектика взаимоотношений познания и общественной прак­тики. В свете этого все достижения формальной логики, связанные с доказательством, сохраняют полную силу, но они обнаруживают свою относительность, ограниченность. Можно сказать так: в лю­бом диалектическом процессе доказательства истины действуют тре­бования формальной логики, но далеко не все результаты, полу­ченные в диалектической области, можно объяснить средствами формальной логики.

<< | >>
Источник: Логика: учеб, для студентов юрид. вузов и фак./ Е.А. Иванов. — Изд. 3-е, перераб. и доп. — М.,2007. — 416 с.. 2007

Еще по теме Ошибки в доказательстве:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -