<<
>>

Общая характеристика теории

Происхождение и сущность теории. Чтобы понять, как возника­ет теория, необходимо прежде всего различать два типа знания — обыденное (повседневное) и научное.

Как таковое, человеческое знание появляется вместе с возник­новением человека и образованием человеческого общества.

С само­го начала оно вызывалось практическими потребностями людей и представляло собой более или менее верное отражение ближайших предметов, их свойств, связей и отношений. Но само это знание на протяжении гигантского промежутка времени — сотен тысяч лет — носило лишь обыденный, повседневный характер и обслуживало насущные, непосредственные потребности людей.

Только с развитием познавательных способностей самого чело­века и прежде всего его способности к абстракции и умозаключе­нию, а главное — с отделением умственного труда от физического возникают науки. Как результат процесса научного познания появ­ляется научное знание. А с его возникновением и связано возникно­вение теории. Примерами могут служить первые — еще весьма не­развитые и несовершенные — космологические, астрономические, математические, физические, медицинские, логические теории Древней Греции (астрономия и геометрия Фалеса, медицина Гип­пократа, физика и логика Аристотеля и др.). Юристам важно знать, что начало юридическим теориям положил Квинт Муций Сцевола, впервые систематически изложивший римское гражданское право.

А с появлением на свет первых конкретных по содержанию на­учных теорий зарождается, складывается и сама форма мышления, получившая позднее наименование «теория».

Объективная необходимость теории как новой, особой формы мышления коренилась в недостаточности сложившихся к тому вре­мени форм для того, чтобы обеспечить человеку более высокую ори­ентировку в окружающем мире — не только природном, но и все более усложнявшемся социальном.

А возможность для появления новой формы мышления подго­тавливалась все более разраставшимся эмпирическим материалом, накопленным с помощью более простых форм и требовавшим «уп­лотнения» информации — систематизации и обобщения, выявле­ния объективных закономерностей.

Какова объективная основа возникновения и существования в нашем мышлении такой его формы, как теория? Поскольку мыш­ление в целом есть отражение действительности, то с каким фунда­ментальным свойством этой действительности связана теория, в которой наиболее полно проявляется природа мышления как обоб­щенного и опосредованного отражения действительности?

Если, говорилось выше, объективную основу понятий состав­ляет предметный характер действительности, а суждений, умозак­лючений и доказательств — ее связный характер, то объективную основу теории составляет такое фундаментальное свойство окружа­ющего мира, как его системность. Это означает наличие в нем раз­ной степени сложности систем, обладающих целостностью, един­ством функций и структуры, элементов и их связей, а также свойств, проявляющихся в отношениях с другими системами, состояний и процессов и т. д. и т. п.

Теория есть лишь наиболее адекватный способ духовного, мыс­ленного, идеального освоения человеком материальных системных объектов. Вот почему сама форма теории возникает не вместе с по­явлением мышления, а на сравнительно высокой ступени развития общества и самого мышления. Нередко теорию называют «концеп­туальной» (от слова conceptus — понятие), «понятийной» или «иде­ализированной» моделью того или иного фрагмента реальности.

Абстрактно говоря, любая объективно существующая система может стать объектом для создания той или иной теории (или ряда теорий). Таковы, например, теории Вселенной как системы, Сол­нечной системы. Земли, происхождения и сущности живого, воз­никновения человека и образования человеческого общества. Но какая именно система и когда станет объектом теории — это зави­сит прежде всего от уровня развития общества, а также от уровня развития познавательной способности человека и суммы накоплен­ных им знаний.

Разумеется, между объектом как системой и его отражением — теоретической системой — нет однозначной жесткой связи. Один и тот же объект может быть источником разных теорий; в то же время одна и та же теория может охватывать множество объектов.

В этом проявляется относительная самостоятельность мышления и его ак­тивный, творческий характер.

Так как познание систем осуществляется через исследование их отдельных сторон — свойств, связей и отношений, — то подобные исследования нередко тоже получают наименование «теорий». Та­ковы, например, теория радиоактивности (как свойства системных объектов — определенных химических элементов); теория обществен­ных отношений (т. е. отношений между людьми — элементами об­щества как системы); теория общественного прогресса (как процес­са развития общественной системы).

Говоря об объективной основе теории, необходимо учитывать, что сами системы как бы раздвоены. Они представляют собой един­ство явления и сущности: внешнего и внутреннего, случайного и необходимого, единичного и общего.

Внешняя сторона системы (ее проявления) составляет объек­тивную основу чувственной ступени познания: ощущений, воспри­ятии, представлений.

Внутренняя же сторона системы (ее сущность, закономерности строения, функционирования и развития), лежит в основе рацио­нальной ступени познания, т. е. постижения мира посредством мыш­ления: понятий, суждений, умозаключений, доказательств, а сле­довательно, на определенном этапе его развития и теории.

Строго говоря, если бы не было этой объективной раздвоенно­сти систем, если бы явление и сущность непосредственно совпада­ли, то надобности в теории, как и других логических формах, не было бы вовсе.

Поскольку внешняя и внутренняя стороны системы находятся в органическом единстве (сущность проявляется, явление существен­но), то это выступает объективной основой единства чувственного и рационального в познании. Наиболее общим логическим сред­ством перехода от чувственного познания к рациональному на оп­ределенном этапе и становится теория, вбирая в себя и подчиняя себе все остальные формы мышления.

Надо, кроме того, учитывать, что сущность может различаться по степени своей глубины или широты. Теория и здесь служит логи­ческим средством перехода от сущности первого порядка к сущно­сти второго порядка и т.

д. до бесконечности.

Сказанное позволяет понять существо самой теории и дать ей наиболее общее определение. Теория — это форма мышления, по­средством которой осуществляется логический переход от одной со­вокупности знаний, исходной, к другой, производной,.

Сущность теории так или иначе нашла свое отражение и за­крепление в термине. Древнегреческое слово theoria произошло от theoreo — рассматриваю, исследую и означало исследование,

умозрение (т. е. нечто, относящееся к разуму, а не чувствам). В русском языке слово «теория» используется ныне в 4-х основных смыслах:

1) как противоположность действительности, идеального — ре­альному, отражения — отражаемому, копии — оригиналу («теория и действительность»);

2) как противоположность общественной практике, духовной деятельности — материальной («теория и практика»);

3) как противоположность опытному, эмпирическому знанию, опосредованного — непосредственному («теория и опыт», «теоре­тическое и эмпирическое»);

и, наконец, 4) как совокупность самих идей, мыслей в проти­воположность их материальному, языковому выражению («теория и язык»).

Если теория — особая форма мышления, то что общего в ней с ранее 'рассмотренными формами: понятием, суждением, умоза­ключением, доказательством и в чем отличие от них? Общее состоит в том, что это такая же «нормальная» форма, как и все остальные. Следовательно, к ней приложимы все их важнейшие характеристи­ки (функции и структура, виды, логические отношения, логичес­кие операции). Принципиальное же отличие сводится к тому, что понятия, суждения и т. д. используются и в обыденном, повседнев­ном и в научном мышлении, а теория (в строгом смысле слова) — форма лишь научного мышления. Именно в этом, логическом смыс­ле она и будет рассматриваться ниже.

Всякая теория представляет собой более или менее сложную совокупность знаний. Но не всякая совокупность знаний есть тео­рия. Таковы, например, знания, полученные на чувственной сту­пени познания, прямо и непосредственно, эмпирическим путем.

Отличительный признак теории — ее способность обеспечивать получение нового знания опосредованным, выводным, логичес­ким путем. С этим и связано различение эмпирического и теорети­ческого уровней при рассмотрении структуры познания, выделе­ние в нем эмпирической и теоретической стадий с точки зрения его процесса.

Как и всякое знание вообще, теория по своему содержанию может быть истинной и ложной. Но если, как отмечалось выше (в разделе II. Суждение), установление истинности или ложности даже суждения — нередко сложный и длительный процесс, а по­зднее (в разделе IV. Доказательство) конкретизировалось, что этот процесс принимает главным образом форму доказательства, то на­сколько же труднее установить истинность или ложность целой тео­рии! И все же объективный критерий здесь тот же: это соответствие

действительности. Если теория в своей основе соответствует дей­ствительному положению дел, то она истинна, если же — нет, то ложна.

Надо лишь учитывать, что грань между истинными и ложными теориями еще более условна и относительна. Так, в целом истин­ная атомистическая теория строения материи, оформившаяся в XVIII—XIX вв., на рубеже XIX—XX веков обнаружила ложность ряда своих положений — о неделимости атомов, их неспособности превращаться друг в друга и т. д. А, наоборот, в теории флогистона (горения), со временем обнаружившей свою ложность и отброшен­ной в ходе последующего развития науки, содержались ценные кру­пицы истинного знания — объяснение ряда физических и химиче­ских процессов, связанных с горением.

Фундаментальным критерием истинности всякой теории слу­жит общественная практика и прежде всего — материальная дея­тельность людей. Именно она в конечном счете подтверждает или опровергает ту или иную теорию, хотя есть, конечно, и логичес­кие, формальные способы проверки ее истинности (последователь­ность, непротиворечивость, обоснованность и т. д.).

Со своей стороны, истинность теории — важнейшая предпосыл­ка успеха в практической деятельности людей.

Поэтому установление ее истинности (или ложности) — принципиально важная задача уче­ных. Но решаться она должна крайне осторожно. Прав известный те­оретик науки Т. Кун: «Если бы каждая неудача установить соответ­ствие теории природе была бы основанием для ее опровержения, то все теории в любой момент можно было бы опровергнуть»1.

Таким образом, между теорией и практикой — взаимодействие, но его основу составляет практика. Именно в процессе практичес­кой деятельности людей рано или поздно возникают теории. На этой основе они развиваются, уточняются, обогащаются, способствуя прогрессу общества. Практика определяет смысл и цель теоретичес­кой деятельности и в то же время обеспечивает ее необходимыми техническими и другими средствами. Наконец, практика служит решающим критерием истинности теории, принимая одни и отвер­гая другие.

В заключение — об отношении теории к языку. Как и любая дру­гая форма мышления, теория органически связана с языком. Но если, как отмечалось, понятие связано со словом (или словосочета­нием), суждение — с предложением (или совокупностью предложе­ний) и т. д., то в теории используется всё богатство языковых форм.

'Кун Т. Структура научных революций. М., 1977. С. 186.

Более того, к средствам естественного языка нередко добавляются всевозможные средства языка искусственного (формального): сим­волы, формулы, схемы, таблицы и т. п. Таким образом, теория как особенно сложная форма мышления облекается и в наиболее слож­ную языковую форму — текста (от лат. textum — связь, соедине­ние). Под ним понимается более или менее развернутая совокуп­ность высказываний какого-либо естественного (или формального) языка, связанных между собой не только логически, но граммати­чески. Конечно, не всякий текст теория (как, например, истори­ческое описание или описание результатов научного опыта, а тем более — басня, рассказ, стихотворение и т. п.). Но всякая теория есть текст — целостное языковое образование, проникнутое един­ством смысла и значения.

Функции и структура теории. Отражая системный характер дей­ствительности, всякая теория сама представляет собой особую сис­тему. Коренное различие заключается лишь в том, что это не мате­риальная, а идеальная система, связанная с идеями, мыслями.

Подобно всякой системе, она образует некую целостность, вы­полняя определенные функции в процессе взаимодействия со сре­дой и обладая особой структурой.

О каких конкретно функциях идет речь?

Как форма знания, всякая теория, естественно, выполняет преж­де всего познавательную функцию, которая включает в себя две основные стороны — объяснение и предсказание. Так, широко из­вестен факт с химической теорией Д. Менделеева. Он дал глубокое объяснение природы химических элементов, их строения и свойств, а на этой основе предсказал существование нескольких новых эле­ментов, определил их место в созданной им Периодической систе­ме химических элементов, описал их возможные свойства.

Разумеется, объяснению предшествует накопление эмпиричес­ких знаний. А предсказание нередко завершается выработкой прак­тических рекомендаций. Недаром говорят: «Нет ничего более прак­тичного, чем хорошая теория». Так, в социологии как науке созданию той или иной частной (специальной) социологической теории (про­изводства, труда, быта, свободного времени, города и деревни и др.) предшествуют более или менее длительные конкретные социо­логические исследования: наблюдения, социальные эксперименты, опросы, интервью, анализ статистических данных. А своей конеч­ной целью они имеют практические рекомендации, направленные на совершенствования тех или иных сторон общественной жизни.

Затрагивая в той или иной мере наиболее общие, мировоззрен­ческие вопросы бытия — природы и общества, а также духовной жиз­

ни людей, теория может так или иначе выполнять мировоззренческую функцию. Вспомним, например, эволюционную теорию Ч. Дарви­на в биологии, теорию микромира в физике конца XIX — начала XX веков, физиологическое учение И. Павлова, кибернетику.

Будучи результатом предшествующего процесса познания, тео­рия может стать средством последующего познания — иными сло­вами, выполнять методологическую функцию. Примером может слу­жить теория систем, легшая в основу метода системного анализа.

Наконец, принимая то или иное участие в борьбе социальных сил общества за власть, за определение путей социального разви­тия, теория в состоянии выполнять идеологическую функцию. По­добную роль играют главным образом общественные, гуманитарные теории: исторические, культурологические, политические и другие.

Рассмотренные порознь основные функции теории, разумеет­ся, находятся в единстве и взаимодействии, свидетельствуя о цело­стности теории как системы. Примером такого единства и взаимо­действия может служить сама логика. Вспомним данный выше анализ ее функций (см. Вводный раздел. Гл. 1. Предмет логики).

Все эти функции можно проследить также на примере юриди­ческих наук, в которых более или менее глубоко раскрываются воз­никновение и сущность государства и права, закономерности их строения, функционирования и развития. Эти теоретические зна­ния затем успешно используются в судебно-следственной практи­ке, в совершенствовании правовых отношений общества.

С функциями теории органически связана ее структура, кото­рой придается особое значение в логике.

Наиболее общими структурными компонентами теории высту­пают два: исходное знание и знание производное.

Исходное знание — это исторически и логически первоначаль­ное (или «первичное») знание. Своим происхождением оно обяза­но, в конечном счете, человеческой практике, опыту, фактам дей­ствительности и представляет собой самоочевидное или интуитивно данное в теории. Его важнейшая особенность состоит в том, что оно независимо от каких-либо других знаний этой теории. А его функ­ция сводится к тому, что оно служит логической основой теории, или, как иногда говорят, ее «фундаментом», «базисом».

Производное знание, как это явствует из самого названия, «вто­рично». Оно зависимо от исходного знания и образует само «тело» теории. Его функция — быть зданием, выстроенным на фундаменте, «надстройкой» над базисом. Благодаря ему открывается возможность, не обращаясь непосредственно к опыту, получать все новые знания, и на этой основе предсказывать те или иные явления или процессы.

Нетрудно заметить, что оба компонента теории тесно связаны между собой. Причем здесь налицо не только содержательная связь, которая в каждой теории качественно отлична от других (одно дело, например, астрономическая теория, совсем иное — биологическая или социальная). Тут есть и формальная, логическая связь: оба ком­понента так или иначе находятся в отношении логического следова­ния одного из другого. Это отношение составляет «душу» всякой те­ории. Без него теория как более или менее стройная система знаний не могла бы существовать. И действительно, исходное знание назы­вается так потому, что оно служит основанием для следствий; а производное именуется так в связи с тем, что выступает совокуп­ностью следствий из основания.

В наиболее общем виде структуру теории можно выразить так:

В (Вр В2> •■., Вл) — D (Dp D, ...,

где В (от слова basis — основа, фундамент) — коренное, исходное знание, D (от слова derivatus — отведенный, производный от чего- либо) — производное знание, а символ «->» отношение логическо­го следования.

Каждый из этих наиболее общих компонентов теории имеет, в свою очередь, тоже определенную структуру.

Так, исходное знание слагается прежде всего из понятий (тер­минов), неопределяемых через другие; и суждений (высказываний, утверждений, положений), недоказываемых посредством других. Большую часть последних составляют эмпирические суждения (или суждения о фактах), полученные непосредственно, опытным путем. Некоторые же из них, особо ценные для создания теории, как уже отмечалось, в ряде наук называются аксиомами (постулатами). Вспом­ним геометрическую теорию Евклида, в которой исходными поня­тиями служат «точка», «линия», «плоскость», и налицо пять акси­ом, в том числе аксиома о параллельных прямых. В ряде теорий используются также гипотезы или предположения, имеющие свою эмпирическую основу.

Производное знание, в свою очередь, включает в себя тоже по­нятия (термины), но уже определяемые через исходные; и сужде­ния (высказывания), только уже доказываемые, выводимые из ис­ходных, — аксиом. В ряде наук они называются теоремами. Особое место среди таких положений занимают научные законы. Их значе­ние в теории определяется тем, что они отражают более или менее общие и сущностные связи и отношения между предметами и явле­ниями действительности. Например, закон всемирного тяготения, открытый Ньютоном, отражает отношение прямой и обратной

зависимости между массами тел, а также расстояниями между ними. На его основе удается объяснить не только движение земных и не­бесных тел, но и эволюцию всей Вселенной.

В конечном счете при создании любой теории ученые стремятся выявить и сформулировать законы соответствующей предметной области — как эмпирические, так и теоретические. В зависимости от широты этой области они могут быть частными, общими и всеоб­щими (универсальными).

Частные проявляются в относительно узкой области действи­тельности (например, законы света, электричества, теплоты).

Общие действуют либо в природе (неживой или живой), либо в обществе, либо в мышлении (примеры: закон сохранения и превра­щения энергии, общий для всей природы в целрм; закон единства организма и среды, общий для всего живого). Универсальные законы обнаруживают себя в процессе развития и природы, и общества, и мышления (законы единства и взаимоперехода количества и каче­ства, отрицания и преемственности и др.).

Законы могут быть динамическими и статистическими в зави­симости от характера действия, и т. д. и т. п.

Без открытия законов никакая теория не может именоваться теорией в строгом смысле этого слова.

Важное место в структуре производного знания занимают также принципы (от лат. principium — начало, основа) — наиболее общие и основные для данной теории научные положения. Но это не ис­ходный пункт познания, как может показаться на первый взгляд, а его конечный результат, используемый затем в качестве методоло­гического средства для дальнейшего познания. Таковы, например, в диалектической теории развития принципы объективности, все­сторонности, историзма, конкретности и др.

Вполне естественно, что соотношение исходного и производ­ного в знаниях может быть самым различным. В одних теориях уче­ные стремятся всемерно сузить набор исходных, наиболее общих и фундаментальных понятий, а также положений, принимаемых без доказательства, — аксиом. Такова математика, в частности геомет­рия. В других, наоборот, прослеживается стремление обеспечить как можно более солидную базу — собрать «Монблан» фактов. Такова биологическая эволюционная теория Ч. Дарвина.

Однако в целом подавляющая часть наших знаний носит все же производный характер.

Естественно также, что само деление знания на исходное и про­изводное в структуре теорий до известной степени относительно. Так, аксиомы как элементы исходного для данной теории знания

могут получать за ее пределами то или иное обоснование (практикой, интерпретацией теории, другими теориями). В свою очередь, элемен­ты производного знания, будучи выведены в качестве теорем из акси­ом, могут затем выполнять роль исходного знания, т.е. по существу аксиом, для выведения и обоснования новых теорем. Вспомним из астрономии: Т. Браге получил в свое время такие эмпирические дан­ные, которые послужили исходной базой для выведения И. Кеплером своих законов движения планет Солнечной системы. А эти законы, в свою очередь, стали основой для выработки более общих законов дви­жения тел в механике И. Ньютона. Та же, со своей стороны, стала основой для еще более общей теории — специальной теории относи­тельности А. Эйнштейна. Об этом свидетельствовал сам великий фи­зик. «Его (Ньютона — Е. И.) ясные и всеобъемлющие идеи, — писал он, — навсегда сохранят свое уникальное значение как фундамента, на котором построено здание современной физики»[34].

Что же касается логического отношения производного знания к исходному — отношения логического следования, то и оно не «про­стое», так как осуществляется посредством ряда правил, именуе­мых прежде всего «правилами определения» и «правилами вывода». Сила этих правил состоит не только в том, что они позволяют увя­зать некоторую сумму знаний в определенную систему, устанавли­вая между ними горизонтальные и вертикальные связи, отношения координации и субординации. Они также помогают еще недоста­точным знаниям пополняться новыми и развиваться дальше, ми­нуя непосредственные наблюдения, эксперименты, статистический анализ и другие методы эмпирического исследования. Это тем более важно в случаях, когда эмпирические данные отсутствуют, недо­ступны или попросту невозможны (например, в рассуждениях о прошлом или будущем).

Вот почему анализ правил получения выводного знания и есть важнейшая задача логики (главным образом, символической), ка­чественно отличная от задач других наук в исследовании природы теории. Это не означает, будто результатом подобного анализа мо­жет стать создание некоей новой «логики открытий», наподобие бэконовской или лейбницевой. Такая задача — по крайней мере на современном этапе — неосуществима. Это значит лишь, что логика обнаруживает, выявляет типичные моменты — «стандарты» пост­роения теоретических знаний, которые находят все более широкое применение в отдельных науках.

2.

<< | >>
Источник: Логика: учеб, для студентов юрид. вузов и фак./ Е.А. Иванов. — Изд. 3-е, перераб. и доп. — М.,2007. — 416 с.. 2007

Еще по теме Общая характеристика теории:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -