<<
>>

Деление

Происхождение и сущность деления. Помимо определения дру­гой логической операцией с понятиями выступает деление. Его ко­ренное отличие состоит в том, что если в определении раскрывает­ся содержание понятия, то в делении — объем.

Происхождение деления как логической операции тоже органи­чески связано с практической деятельностью людей. В процессе тру­да люди первоначально расчленяли предметы на части, делили добы­чу, распределяли ее среди членов рода или племени. И лишь миллиардное повторение этих практических операций, закрепляясь в сознании, порождало и формировало способность мысленно делить ту или иную группу предметов на необходимые и важные подгруппы.

По аналогии с практической эта логическая операция тоже получи­ла наименование «деление». Интересно отметить, что в латинском языке особенно рельефно проступают оба эти смысла слова. «Divisio» означает прежде всего практическое разделение, распределение, раз­дачу. И в то же время оно означает мысленное расчленение, логи­ческое деление.

Зная происхождение логического деления, можно понять его сущность. Под делением подразумевается логическая операция, по­средством которой раскрывается объем понятия. Это достигается путем выделения в родовом понятии составляющих его видов (не меньше двух). Например, понятие «конституция» как общее, родо­вое понятие охватывает такие соподчиненные видовые понятия, как «конституция унитарного государства» и «конституция федератив­ного государства». Указывая эти виды, мы тем самым раскрываем объем их родового понятия. Графически это выглядит так:

где А и В — виды родового понятия С.

Подобно определению деление понятия выступает одновремен­но мысленным делением самого предмета на его формы (здесь — конституции как общественного явления). И конечно, благодаря де­лению выявляются группы предметов, на которые распространяет­ся слово, выражающее понятие о них (в нашем примере — слово «конституция»)

Деление следует отличать от мысленного расчленения.

Первое есть деление рода на виды. А родо-видовые отношения, как уже отмечалось, характеризуются тем, что то, что можно сказать о роде, можно сказать и о виде. Так, конституция федеративного государ­ства характеризуется всеми признаками конституции вообще.

Второе есть членение целого на части. Например, конституция делится на разделы, главы и статьи. А отношение целого и части ха­рактеризуется следующим: то, что можно сказать о целом, нельзя сказать о части (отдельная статья, глава или даже раздел — это еще не конституция). Другое различие: деление не распространяется на еди­ничные предметы (они неделимы), а расчленение распространяется.

В то же время обе эти операции не следует и противопоставлять. В логическом отношении между ними немало сходного. Так, в Консти­

туции Российской Федерации сказано: «Российская Федерация состоит из республик, краев, областей, городов федерального значе­ния, автономной области, автономных, округов — равноправных субъектов Российской Федерации» (ст. 5). Это, несомненно, пример расчленения целого на части. Но если мы скажем: «Равноправные субъекты Российской Федерации — это республики, края и т. д.», то те же самые элементы окажутся уже членами деления — видами родового понятия «равноправные субъекты Российской Федерации».

Другой пример. «Федеральное Собрание состоит из двух палат: Со­вета Федерации и Государственной Думы». Это расчленение. Но доста­точно сказать: «Палаты Федерального Собрания — это Совет Федера­ции и Государственная Дума», как операция оказывается делением.

Таким образом, грань между делением и расчленением относи­тельна. Вот почему в современной логике предпринимаются попыт­ки рассматривать то и другое как своеобразные формы одной и той же, но уже более общей мыслительной операции.

Объективная возможность деления как логической операции коренится в том, что одна и та же качественная определенность предметов действительности (лежащая в основе определений) мо­жет иметь различные формы своего проявления.

Это зависит от вза­имоотношений предмета с другими предметами, от степени его изменения и развития. Наличие таких форм проявления и составляет объективную основу деления. Если определение отвечает на вопрос: «Что такое данный предмет?», то деление дает ответ на другой, не менее важный вопрос: «Каковы формы данного предмета?»

Необходимость в делении имеет место тогда, когда существующие или возникающие различия в проявлении качественной определен­ности предмета приобретают для людей то или иное практическое или теоретическое значение. Например, пока существовал единый СССР, все страны мира, естественно, делились на нашу страну и зарубежные государства. Последние, в свою очередь, подразделя­лись на социалистические, капиталистические и страны «третьего мира», с которыми устанавливались далеко не одинаковые экономи­ческие, политические, научно-технические и культурные отношения. С распадом СССР и образованием независимых государств — Рос­сии, Украины, Беларуси и т. д. — по отношению к каждому из них остальные попали в разряд зарубежных стран. Но ведь они су­щественно отличаются от прежних зарубежных стран! Возникла на­стоятельная необходимость в новом делении зарубежных стран — на «ближнее зарубежье» и «дальнее зарубежье».

Другой пример. В условиях того же СССР, когда господствую­щей была государственная собственность на средства производства,

работающие на предприятиях делились на рабочих и служащих. С приватизацией предприятий и образованием частных фирм потре­бовалось иное деление — на работников и работодателей.

Еще пример. С развитием рыночных отношений в экономике страны и широким распространением через средства.массовой ин­формации платной рекламы возникло ранее неизвестное деление прессы — на «богатую» и «бедную».

В целом деление (как и определение) необходимо тоже в трех случаях. Во-первых, когда требуется раскрыть не только сущность предмета, но и формы ее проявления и развития. Например, уче­ный вслед за определением права как общественного явления выде­ляет затем его исторические типы — рабовладельческое, феодаль­ное и др., а также современные формы (или отрасли) — трудовое, гражданское, уголовное, таможенное и т.

п.

Во-вторых, деление необходимо, если слушателю или читателю неизвестна сфера применения того или иного понятия, например «гражданское право». И тогда мы называем видовые понятия, кото­рые оно охватывает: «право собственности», «обязательственное право», «наследственное право», «авторское право».

Наконец, в-третьих, надобность в делении возникает иногда из- за многозначности того или иного слова. Так, слово «пособие» упот­ребляется, по крайней мере, в двух значениях — как «учебное посо­бие» и как «материальное пособие» (например, по безработице). Указание этих значений есть, по сути дела, деление.

Роль деления и его структура. Так же как и определение, операция деления имеет большое значение в познавательной и практической де­ятельности. Важно знать не только сущность предметов, их качествен­ную определенность, но и формы ее проявления, типы, виды и раз­новидности: например, что такое политическая система общества и каковы ее типы; что такое государство вообще и каковы его истори­ческие типы, формы правления и формы государственного устройства; что такое демократия и каковы формы ее осуществления и т. д.

О важности деления красноречиво свидетельствует то, что эта операция лежит в основе всякой классификации. А она широко рас­пространена в науках. Вспомним, например, классификацию видов растений и животных К.Линнея; периодическую систему элемен­тов Д. Менделеева; классификацию элементарных частиц в совре­менной физике микромира. Это так называемые естественные (или научные) классификации, имеющие огромное теоретическое и прак­тическое значение. С их помощью не только упорядочивается ги­гантский научный материал, распределяется по устойчивым и по­стоянным классам (родам, видам и т. д.), но и в рамках известного

сходства выявляются существенные отличия между группами пред­метов. Тем самым открываются новые возможности для познания объективных закономерностей.

Есть и так называемые искусственные (или практические) клас­сификации, имеющие вспомогательное значение.

Таковы класси­фикация книг в библиотеке по авторам или отраслям знания, клас­сификация одежды в магазине по размерам и ростам, распределение студентов или слушателей по факультетам, курсам, группам.

Значение деления определяется также тем, что оно составляет основу всякой типологии. Ее отличие от классификации сводится к тому, что из всей совокупности предметов выделяются наиболее характерные («типичные») и распределяются по группам. Таковы, например, типология обществ, типология личности, типология че­ловеческих темпераментов.

Особую значимость имеет деление в юридической сфере. Так, оно широко применяется в законодательстве. Например, в Консти­туции Российской Федерации указывается: «Государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную». Такое деление имеет важные политические и правовые последствия.

В Уголовном кодексе Российской Федерации, в его Общей части есть глава 3. «Понятие преступления и виды преступлений», где ска­зано: «В зависимости от характера и степени общественной опаснос­ти деяния, предусмотренные настоящим кодексом, подразделяются на преступления небольшой тяжести, преступления средней тяжес­ти, тяжкие преступления и особо тяжкие преступления» (ст. 15). А в Особенной части Кодекса дается подробнейшая классификация пре­ступлений: против личности; в сфере экономики; против обществен­ной безопасности и общественного порядка; против государствен­ной власти; против военной службы; против мира и безопасности человечества. Она важна не только в теоретическом отношении — для понимания многообразных форм проявления такого общественного явления, как преступление, но и в практическом — для правильной квалификации того или иного конкретного преступного деяния.

Преодолевая в известном смысле ограниченность определений, операция деления сама имеет ограниченный характер. Раскрывая формы проявления какой-либо сущности, качественной определен­ности, она не дает знания о специфике каждой из них, тем более — их взаимосвязи и взаимодействии, их развитии.

И здесь тоже требу­ется всесторонний анализ предмета в его изменении и развитии.

Деление имеет свою структуру, которая обусловлена сущностью самой операции и ее ролью в познании. В нем различают делимое, основание деления и члены деления.

Делимое — это родовое понятие, объем которого раскрывается через составляющие его виды (в нашем примере — «конституция»).

Члены деления — полученные в результате самой операции виды родового понятия («конституция унитарного государства», «консти­туция федеративного государства»).

Основание деления — признак (или признаки), по которому про­изводится эта операция (в нашем случае — характер государствен­ного устройства). Одно и то же родовое понятие может быть разде­лено на виды по разным основаниям. Например, «люди» — по полу, возрасту, роду занятий, цвету волос и т. д.

Виды деления. В зависимости от характера признака, положенно­го в основание деления, различаются следующие его виды.

1. Деление по наличию или отсутствию признака, служащего ос­нованием деления (или дихотомическое деление: от греч. dicha — на две части и tome — сечение). Родовое понятие делится на два (и толь­ко на два) видовых — положительное и отрицательное (А и не-А). Это относительно простой вид деления, но широко распространен­ный в науках и обыденном мышлении. Так, природа делится на жи­вую и неживую, химические элементы — на металлы и неметаллы, элементарные частицы — на заряженные и незаряженные.

Дихотомическое деление весьма часто используется в юридической сфере. Действия или нормативные акты делятся на конституцион­ные и неконституционные, граждане — на дееспособных и недее­способных. В трудовом законодательстве люди подразделяются на тру­доспособных и нетрудоспособных. В гражданском законодательстве отношения между людьми делятся на имущественные и неимуще­ственные. В уголовном законодательстве преступления — на квали­фицированные и неквалифицированные, убийства — на преднаме­ренные и непреднамеренные и т. д. и т. п.

Поскольку результаты дихотомического деления выражаются про­тиворечащими понятиями (А и не-А), то отсюда — достоинства и недостатки этого вида деления. Достоинство состоит в том, что благо­даря ему объем родового понятия исчерпывается полностью. А не­достаток — в том, что область не-А довольно неопределенна: в ней могут быть самые различные по качеству предметы.

2. Деление по видоизменению признака, положенного в основа­ние этой операции. Членами деления родового понятия выступа­ют здесь уже не противоречащие, а другие несовместимые видо­вые понятия, противоположное и соподчиненное. Этот вид деле­ния тоже часто используется в науках и на практике. Так, вне­шний мир делится на природу и общество, общество на типы — первобытное, рабовладельческое, феодальное и т.д., люди под­

разделяются на группы по расовому, социальному, профессиональ­ному, поло-возрастному, территориальному и другим признакам.

В юридической практике это очень распространенный вид де­ления. Вспомним прежде всего пример с делением конституций на виды по характеру государственного устройства. В зависимости от того, участвует ли в правовом процессе отдельный человек или це­лая организация, различают физических и юридических лиц. Трудо­вые договоры делятся на индивидуальные и коллективные. Тоже и споры. В Конституции Российской Федерации записано: «Признает­ся право на индивидуальные и коллективные трудовые споры».

Если основание деления очевидно, оно обычно не указывается. Например, уголовные наказания делятся на основные и дополни­тельные, работники — на постоянных и временных.

Деление по видоизменению признака тоже имеет свои преиму­щества и недостатки. Преимущество по сравнению с дихотомичес­ким состоит в том, что все выделяемые области более или менее определенны, поскольку выражены положительными понятиями. Но недостаток — в том, что объем делимого.родового понятия может быть ими не исчерпан.

3. Смешанноеделение,когдк. испоисзоются оба вила деде дня од­новременно. Например, политические институты делятся на госу­дарственные и негосударственные, негосударственные — в свою очередь — на партийные и непартийные (то и другое — дихотоми­ческое деление), а непартийные — на профессиональные, женские, молодежные и т. д. (деление по видоизменению признака).

С точки зрения дееспособности граждане, как отмечалось, де­лятся на дееспособных и недееспособных, а дееспособные — на обладающих полной дееспособностью и ограниченной.

С точки зрения трудоспособности люди делятся на трудоспособ­ных и нетрудоспособных, а нетрудоспособность подразделяется на временную и стойкую (постоянную).

Превиее деления. Ошибки в дееееии. Как и определение, опера­ция деления подчиняется особым правилам.

1. Деленее дилжно бытьсоразмерным. Эно значит, что объем делимого должен полностью исчерпываться членами деления. Если это правило не соблюдается, то возможны две основные ошибки:

а) еепоееоое в дееееии, когда пропущен какой-то из членов деления: например, при перечислении видов властей упущена одна из трех — законодательная, или исполнительная, или судебная. Та же ошибка будет в случае, если среди видов преступлений «не заме­тим» грабеж, или разбой, или мошенничество, среди видов наказа­ний — лишение свободы и т. д.;

б) излишество в делении, когда добавлен лишний член: например, к трем ветвям власти добавим «четвертую» — средства массовой ин­формации. При всем их огромном влиянии на политику они не обла­дают властными полномочиями. Это лишь образ. Примером излише­ства служит произведенное в одной из газетных статей деление политиков на три типа — дестабилизаторов, нормализаторов и ста­билизаторов. Дестабилизаторы и стабилизаторы полностью исчерпы­вают объем родового понятия. Нормализаторы здесь — лишний член.

2. Деление должно производиться по одному основанию. Этим обеспечивается его определенность. Нарушение данного прави­ла означает ошибку, которая называется перекрестным, или сбивчивым, делением. Например, если мы разделим население на мужчин, женщин, стариков и детей — это будет смешение основа­ний по полу и возрасту. Правило единого основания вовсе не требует, чтобы мы производили деление непременно по какому- либо одному-единственному признаку. Можно использовать сразу два (и даже более) признака — например, слушателей юридиче­ского факультета разделить одновременно по признаку пола (на мужчин и женщин) и успеваемости (на успевающих и неуспе­вающих). Важно лишь, чтобы это основание оставалось одним и тем же, единым, т. е. сохранялось неизменным в процессе всего деления.

Сознательное смешение оснований может служить логическим источником шутки или остроты. Вот пример: «Герои делятся на на­стоящих, героев дня и героев дня без галстука».

3. Члены деления должны исключать друг друга. Они могут быть лишь несовместимыми понятиями. Например, если мы разделим студентов на отличников, успевающих и неуспевающих, то это не­правильно: отличники тоже успевающие.

4. Деление должно быть последовательным и непрерывным. От рода следует сначала переходить к ближайшим видам, а затем от них— к ближайшим подвидам. Если это правило нарушается, возникает логическая ошибка — скачок в делении. Так, если право мы сначала разделим на отрасли — трудовое, уголовное, граждан­ское, а затем, например, гражданское — на право собственности, обязательственное право, наследственное право и т.д., то это пра­вильное, последовательное и непрерывное деление. Но если после трудового, уголовного сразу назовем наследственное право, то это и будет означать скачок в делении.

Рассмотренные правила необходимы, но недостаточны для того, чтобы обеспечить строгую научность деления. Требуется прежде все­го, чтобы выделяемые виды родового понятия соответствовали дей­

ствительности. А это достигается применением всего арсенала науч­ных средств, которым располагает каждая наука в отдельности.

Ограниченность правил деления особенно отчетливо проступа­ет в свете теории развития. Во многих случаях переход от одного качества к другому совершается незаметно, постепенно, «стушевы­вается» в массе промежуточных или переходных стадий. Например, мы довольно четко делим людей по возрасту на детей, подростков, юношей и т. д., так как это качественно определенные, отличные друг от друга стадии развития человека. Но не во всех случаях можно отнести человека либо к подростку, либо к юноше.

В юридической сфере эта проблема разрешается законодатель­ным путем. Так, в соответствии с Федеральным законом «О граж­данстве Российской Федерации» ребенком считается «лицо, не дос­тигшее возраста 18 лет» (ст. 2). В Уголовном кодексе РФ установлена уголовная ответственность, если лицо достигло ко времени совер­шения преступления 16-.летнего возраста; а за убийство, похищение человека, изнасилование и т. д. подлежат уголовной ответственнос­ти лица, достигшие ко времени совершения преступления 14-лет­него возраста (см. ст. 20). В Трудовом кодексе РФ: «Заключение трудового договора допускается с лицами, достигшими возраста 16 лет» (ст. 63).

Кроме того, с развитием предметов и явлений возникают новые их виды и разновидности. Поэтому то деление, которое было сдела­но по всем правилам в одно время, может оказаться неправильным, неполным в другое.

Наконец, само деление тоже можно рассматривать с точки зре­ния его «развитости». Несомненно, зачаточной формой деления сле­дует считать выражения типа: «Есть Солнце и Солнце», «Есть война и война», «Есть закон и закон». Здесь в скрытой, свернутой форме содержится указание на разные формы проявления одной и той же качественной определенности предмета. А это и есть деление.

Деление может принять нормальную, развернутую форму с пря­мым указанием имеющихся видов чего-либо. Но и здесь оно может быть простым — например двучленным (закон действующий и за­кон недействующий, приговор оправдательный и приговор обви­нительный). А может быть и весьма сложным, напоминающим вет­вистое дерево. Вспомним научные классификации. Вспомним также классификацию преступлений в УК РФ.

Подробный анализ всего этого входит в задачу диалектической логики.

Единство деления и определения. До сих пор мы рассматривали определение и деление порознь. Но в живой практике мышления

они находятся в единстве, взаимосвязи и взаимодействии. Это обус­ловливается единством содержания и объема понятия, которые рас­крываются посредством определения и деления.

Единство и взаимодействие этих логических операций проявля­ются двояко.

С одной стороны, определение, раскрывая сущность предмета, его качественную определенность, служит наиболее глубокой осно­вой деления. Чтобы правильно выделить типы или формы чего-либо, надо исходить прежде всего из его сущности.

С другой — деление как бы исправляет недостаточность опреде­ления, служит дополнением к нему. Если в определении мы рас­крываем сущность предмета независимо от форм ее проявления, отвлекаясь от них, то в делении переносим центр тяжести на рас­крытие именно этих форм. Тем самым достигаются большая полно­та, всесторонность анализа.

Единство определения и деления особенно отчетливо обнару­живается в учебном процессе. Вначале обычно дается определение изучаемого предмета или явления, а затем раскрываются его виды (типы, формы, разновидности).

Кроме того, деление нередко доставляет материал для опре­делений — например, структурных. Таково определение: «Истец — лицо, обращающееся в суд, арбитраж или третейский суд за за­щитой своего нарушенного или оспариваемого права или охраняе­мого законом интереса». Здесь определение основано на учете ви­дов судов (суд, арбитраж, третейский суд) и видов защиты в них (защита права, защита интереса, защита нарушенного права, за­щита оспариваемого права). А эти виды — результат деления.

Другой пример: «Амнистия — полное или частичное освобожде­ние от наказания лиц, совершивших преступления, либо замена этим лицам назначенного судом наказания более мягким наказани­ем...» (виды: освобождение от наказания или его замена, освобож­дение полное или частичное). ’

Еще: договор (в гражданском праве) — «соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении граж­данских прав и обязанностей» (ГК РФ. ст. 420).

Все это свидетельствует о глубокой диалектике познания, кото­рая раскрывается лишь диалектической логикой.

3.

<< | >>
Источник: Логика: учеб, для студентов юрид. вузов и фак./ Е.А. Иванов. — Изд. 3-е, перераб. и доп. — М.,2007. — 416 с.. 2007

Еще по теме Деление:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -