<<
>>

§ 3.2. Методические подходы к диагностике обликовых характеристик личности по фонограммам речи

По справедливому утверждению Е.Р. Россинской: «В идеале для исследования каждого вида объектов в судебной экспертизе должна существовать методика судебно-экспертного исследования»[328], однако данный «идеал» в современной судебной экспертологии пока не достигнут.

Несмотря на широкие возможности экспертного исследования обликовых характеристик личности по фонограммам речи, единого научно-методического подхода к проведению рассматриваемого подвида фоноскопической экспертизы, вопреки требованиям ст. 11 ФЗ ГСЭД, не разработано. Имеющиеся в данной области работы посвящены, в первую очередь, развитию рекомендаций по выявлению признаков, позволяющих диагностировать отдельные обликовые характеристики, без разработки положений именно методики процесса экспертного исследования.

В некоторых экспертных методиках идентификации лиц по фонограммам устной речи1 установление обликовых характеристик рассматривается как один из этапов решения идентификационной задачи, но как самостоятельная задача не указывается. В данной методике не описывается алгоритм диагностики данных характеристик, а также признаки по которым они устанавливаются, пол, возраст, эмоциональное состояние обозначены декларативно, диагностика не основывается на отдельном, полноценном исследовании. Таким образом, решению данной задачи не уделено должное внимание в методической и учебной литературе.

Существуют, насколько нам известно, определённые методические положения в экспертных учреждениях ФСБ РФ, однако они ограничены грифом «для служебного пользования», соответственно недоступны для обсуждения научной общественностью. А выработать единый научно-методический подход к диагностике обликовых характеристик личности по фонограммам речи возможно лишь путём проведения различных конференций, семинаров, мастер-классов, у экспертного сообщества должна быть возможность критически осмыслить идеи и предложения по разработке и совершенствованию методических подходов.

В первой главе диссертационной работы были определены те обликовые характеристики, которые с учётом положений современной науки и техники, могут быть диагностированы в процессе экспертного исследования фонограмм, определён комплекс признаков, достаточных для установления некоторых обликовых характеристик диктора (половая принадлежность, состояние эмоциональной напряжённости, состояние опьянения).

В данном параграфе мы представим результаты разработки алгоритма судебно-экспертного исследования обликовых характеристик личности по фонограммам речи.

Как мы уже указывали, задачи, решаемые при производстве фоноскопической экспертизы обликовых характеристик личности, относятся к категории сложных обратных диагностических. Процесс познания идёт в данном случае от следствия к причине. Экспертное исследование с целью решения данной

диагностической задачи состоит из подготовительной стадии, стадии раздельного исследования, стадии сравнительного исследования, стадии оценки результатов и формулирования вывода. Алгоритм данного судебно-экспертного исследования схематично представлен в Приложении № 5 к диссертации.

1. Подготовительная стадия.

Эксперт изучает постановление (определение) о назначении экспертизы, знакомится с объектами, представленными на исследование, определяет входят ли в его компетенцию поставленные вопросы.

Отдельно следует отметить, что не всегда формулировки вопросов, поставленных на разрешение эксперта, являются корректными (предложенный нами список рекомендуемых вопросов был указан в предыдущей главе).

В том случае, если для решения какого-либо из вопросов необходимо привлечения специалиста иной специальности (например, в области психологической, медицинской и иных экспертиз), эксперт может заявить ходатайство о привлечении в комиссию такого эксперта, тогда экспертиза уже становится комплексной. Если вопросы вообще выходят за пределы компетенции эксперта, то эксперт обязан направить органу, назначившему экспертизу, «мотивированное письменное сообщение о невозможности дать заключение», что предусмотрено ст.

16 ФЗ ГСЭД.

Затем эксперт осуществляет предварительное прослушивание спорной фонограммы, просмотр динамических спектрограмм с целью установления их пригодности для решения поставленных вопросов. Критерии оценки пригодности фонограмм для проведения идентификационного исследования зафиксированы в существующих методиках[329]. Однако, следует учитывать, если фонограмма непригодна для решения идентификационной задачи, диагностика обликовых характеристик в некоторых случаях может быть осуществлена.

Для решения диагностической задачи важна адекватность отображения характеристик и состояний лица в звуковых следах (то есть проявились ли какие- либо признаки облика лица на спорной фонограмме). Поэтому в некоторых случаях исследование может быть проведено и по копии фонограммы, а также по фонограммам малой длительности (установление пола, возраста).

В том случае, если эксперт установит, что представленная на исследование фонограмма непригодна для установления обликовых характеристик, то эксперт обязан руководствоваться ст. 16 ФЗ ГСЭД.

При решении диагностических задач «особенно важной является оценка достоверности и достаточности информации»1, что в полной мере относится и к установлению обликовых характеристик личности.

Если на подготовительной стадии у эксперта появились сомнения в аутентичности спорной фонограммы, необходимо в рамках экспертной инициативы решить вопрос о наличии/отсутствии признаков каких-либо искажений речевого сигнала (монтажа, имитации голоса диктора, маскировки обликовых характеристик, внесения иных изменений).

Если имеются признаки внесения изменений в фонограмму, то эксперту необходимо оценить их значимость, будут ли они препятствовать решению диагностических задач или, установив характер данных изменений, мы сможем установить обликовые характеристики лица.

Если данные признаки были выявлены экспертом, в процессе установления обликовых характеристик лица, то целесообразно не отказываться от решения поставленных вопросов, а провести криминалистическую оценку выявленных изменений. Следует особо учитывать факт возможного изменения голоса лица как при помощи компьютерно-технических средств, так и методами лингвистической маскировки, вышеуказанные изменения могут привести к маскировке некоторых обликовых характеристик личности. Если эксперт сможет установить возможный способ маскировки, то это позволит диагностировать обликовые характеристики лица (о чём было сказано в предыдущем параграфе).

В том случае, если для проведения диагностического исследования фонограмм необходимы образцы устной речи (установление конкретного эмоционального состояния, состояния опьянения, этнической, территориальной принадлежности), эксперту надо оценить пригодность образцов для

сравнительного исследования, что включает оценку репрезентативности (качество и достаточное количество образцов), подлинности (отсутствия признаков внесения изменений), сопоставимости.

Сопоставимость образцов в рамках диагностического исследования может рассматриваться в двух аспектах.

Во-первых, наличие образцов голоса и речи, когда лицо находится не в состоянии, например, эмоциональной напряжённости (спокойствие), алкогольного опьянения (трезвость) и т.д. Путём сравнительного исследования признаков голоса и речи лица в нейтральном состоянии и в изменённом, анализируя те или иные отклонения от нормальных характеристик голоса и речи лица в нейтральном состоянии, эксперт может проследить, как исказились признаки голоса и речи лица по мере изменения его состояния, и сделать вывод о том или ином эмоциональном состоянии говорящего, нахождении лица в состоянии опьянения.

Образцы голоса лица в «нейтральном состоянии» предлагаем отнести к образцам-эталонам. Данные «образцы-эталоны» используются при решении диагностических задач и необходимы для сопоставления свойств и состояний исследуемых объектов и с их исходными свойствами и состояниями. Под эталонами в судебно-экспертных исследованиях понимают «материальные объекты известного происхождения, процесс возникновения которых в уголовном процессе зависит от следователя (эксперта)»[330] и не имеет прямой связи с событием преступления.

Во-вторых, в некоторых ситуациях возникает потребность в получении образцов лица в определённом психофизиологическом состоянии (например, в состоянии страха, агрессии, алкогольного или иных типов опьянения). Данные образцы необходимы в тех случаях, когда предварительный анализ спорной фонограммы позволяет судить о возможной маскировке обликовых характеристик личности, имитации состояния опьянения, эмоционального состояния. Эксперту необходимо запросить свободные, условно-свободные образцы голоса и речи, на которых зафиксирована речь лица в состоянии опьянения или в том эмоциональном состоянии, в котором он находился во время записи спорной фонограммы (если нет сомнений в их подлинности).

После данных действий эксперт выдвигает экспертные версии, определяет примерный план исследования, выбирает методы и методику, которые будут использованы при производстве указанной экспертизы.

2. Раздельное исследование.

Стадия раздельного исследования состоит из последовательного применения выбранных экспертом методов анализа и проверки выдвинутых экспертных версий. Исследование должно основываться на «принципах объективности, всесторонности, полноты, с использованием современных достижений науки и техники» (ст. 4 ФЗ ГСЭД). Диагностическое исследование с целью установления обликовых характеристик диктличности проводится с использованием комплекса методов:

- Аудитивно-лингвистического анализа, который заключается в

исследовании речевого сообщения, речевого поведения путём анализа и оценки признаков голоса и речи диктора: признаков речевого потока, фраз, слов, звуков.

- Акустического, состоящего из поэтапного вычисления и оценки акустических диагностических признаков, и сравнения векторов этих признаков, которые отражают физические параметры речевого сигнала.

Исследование не должно строиться исключительно на субъективном восприятии эксперта, не подкреплённом какими-либо объективными

закономерностями.

Например, П.И. Зубова,[331] предлагает эксперту-лингвисту диагностировать обликовые признаки в рамках аудитивного анализа с помощью эксперта- психолога. Однако в данном случае, как указывают авторы, эксперт-психолог составляет «речевой портрет» диктора, проводя анализ речи путём сравнения голоса неизвестной личности с имеющимися в памяти эксперта «эталонами» проявления в речи тех или иных психологических характеристик диктора.

На подобную ошибку судебных экспертов при решении данной задачи фоноскопической экспертизы уже обращала внимание Е.И. Г аляшина. Судебный эксперт не может определить какие-либо обликовые характеристики неизвестного диктора, основываясь исключительно на личном опыте и слуховой памяти, так как, исследуя речь неизвестного, эксперт не может быть знаком с ним, а также вряд ли может иметь в своей памяти какие-либо слуховые образы речи данного диктора. Таким образом, «для профессионального лингвистического анализа звучащей речи недостаточно «прослушивания аудиоряда», а необходимо комплексное фонетическое и семантическое исследование речевого потока»[332].

Эксперт в процессе производства исследования не должен делать ссылки, например, на протоколы допросов свидетелей, потерпевших и подозреваемых, если в них отразилась какая-либо информация об облике лица, чьи характеристики эксперту необходимо установить. Выводы могут быть основаны только на результатах собственного исследования.

Если на этапе предварительного исследования появилось предположение о наличии в фонограмме признаков маскировки голоса, эксперту необходимо произвести криминалистическую оценку указанных изменений.

В таких ситуациях криминалистическая оценка должна представлять собой «решение двух диагностических задач: установления факта инсценировки (в нашем случае маскировки голоса и речи -- курсив А.Л.), а затем определения истинного

механизма преступления (в нашем случае обликовых характеристик личности - курсив А.Л.)»1.

Особенности исследования голоса, изменённого при помощи компьютернотехнических средств, были нами описаны в предыдущем параграфе.

Далее, путём применения перечисленных выше методов эксперту необходимо выявить и описать комплекс признаков голоса и речи, достаточных в своей совокупности для формулирования вывода о тех характеристиках облика личности, о которых был поставлен вопрос.

Группы признаков, которые необходимо выявить, варьируются в зависимости от того, комплекс каких обликовых характеристик личности необходимо установить.

Затем эксперту необходимо оценить значимость выявленных признаков и устойчивость их проявления. Если для идентификационных исследований значимость признака тем выше, чем реже частота его встречаемости, то в диагностических наоборот, чем чаще определённый признак встречается в описании явления (в нашем случае конкретной обликовой характеристики), тем выше его значимость. При оценке значимости признаков эксперту следует учитывать их вариативность, насколько тот или иной признак стабилен, устойчив. Таким образом, эксперт проводит по каждому выявленному признаку количественную и качественную оценку.

Для того, чтобы оценка значимости была возможной, необходимо проведение масштабных исследований, связанных с анализом фонограмм голоса и речи лиц разного пола, возраста, образования, национальности, в разном психофизиологическом состоянии и т.д.

Результатом данных исследований была бы статистика, где была бы указана «значимость» выделенных диагностических признаков, для этого необходимо установить частотность их проявления в речи и голосе лиц.

В настоящее время подобные наработки имеются в литературе в области речеведения[333]. Однако системы оптимальных признаков для каждой из выделенных обликовых характеристик, достаточных для проведения именно судебноэкспертного исследования, не разработано.

После выявления необходимого комплекса признаков специалист переходит к стадии сравнительного исследования.

3. Стадия сравнительного исследования.

Эксперт сравнивает эталонные признаки диагностируемых объектов (признаки тех обликовых характеристик, которые необходимо установить) с признаками диагностирующих объектов, которые были выявлены экспертом на стадии раздельного исследования.

Эксперт на основе естественно-научных положений диагностики, сопоставляет выявленные в процессе фоноскопического исследования признаки с гипотетическими признаками, соответствующими отдельной характеристике, состоянию, свойству лица.

Например, при установлении пола диктора эксперт должен сопоставить выявленные признаки с признаками голоса и речи мужчин, женщин (которые были нами обозначены в первой главе).

Для установления некоторых обликовых характеристик проводится отдельное сравнительное исследование с образцами голоса и речи лица (для установления психофизиологического состояния диктора).

Признаки, которые используются для диагностики некоторых обликовых характеристик были нами описаны в первой главе настоящего исследования.

При сравнении учитывается степень совпадения или различия выявленных признаков, их взаимозависимость, устанавливается природа совпадений и различий, даётся криминалистическая оценка ситуации реализации устной речи.

В связи с тем, что обликовые характеристики взаимосвязаны между собой, то та или иная характеристика оказывает влияние на другую. Например, при установлении эмоционального состояния, состояния опьянения стоит учитывать уровень речевой культуры лица, профессию, образование, этнические, диалектные характеристики.

Необходимо учитывать также и тип психической акцентуации личности и возможные психические расстройства, однако возможность дифференциации этих типов лежит уже в сфере судебной психологической или психиатрической экспертизы. Таким образом, можно говорить о необходимости производства комплексной психологической и фоноскопической экспертизы.

При установлении этнической, территориальной принадлежности лица, нужно помнить, что, например, для дикторов с условно низкой степенью владения русским языком обычно характерно неверное произнесение отдельных звуков и их сочетаний с повсеместным нарушением ритмико-мелодической организации, паузации и ударения.

У дикторов с условно высоким уровнем владения русским языком интерференция проявляется на фонетическом уровне в виде остаточных акцентных явлений на уровне просодической организации высказываний.

После проведения сравнительного исследования эксперт переходит к оценке полученных результатов и формулированию выводов.

Отдельно рассмотрим особенности экспертного исследования в случае имитации некоторых обликовых характеристик.

Наиболее остро в экспертной практике сейчас стоит вопрос, связанный с возможностью исследования фонограмм с записью переговоров пранкеров (от англ. «prank», проказа, выходка, шалость, проделка; шутка, пранкер - лицо, занимающееся телефонным хулиганством[334]) с различными политическими деятелями, правоохранительными органами, общественными деятелями.

Пранкеры научились довольно похоже (на уровне слухового восприятия) имитировать голоса лиц, могут имитировать акцент или диалект диктора, пол, возраст, эмоциональное состояние, если это необходимо для достижения их целей. По утверждениям некоторых пранкеров, они не применяют компьютернотехнические средства для имитации того или иного голоса[335]. Таким образом, важно диагностировать их собственные обликовые характеристики, а не сымитированные им.

В связи с тем, что пранкеры обычно имитируют голос и речь публичных людей, процесс получение образцов для сравнительного исследования облегчается. Основной задачей в этом случае является соблюдение процессуальной процедуры их получения.

Отдельно остановимся на вопросе имитации различных эмоциональных состояний и состояния опьянения.

При установлении факта имитации состояния алкогольного опьянения диктор стремится воспроизвести свойственные и известные ему индивидуальные особенности речи при алкогольном опьянении, тем не менее, связность речи сохраняется. Поэтому, несмотря на множество ложных признаков состояния алкогольного опьянения, есть возможность установить действительное состояние диктора. В данных случаях особенно важно получить образцы голоса лица как в «нейтральном» состоянии, так и в состоянии алкогольного опьянения, когда нет сомнений в их подлинности.

Более того, часто встречаются случаи имитации эмоционального состояния лица. Рассмотрим несколько примеров.

Имеется фонограмма с записью телефонного звонка в службу экстренной помощи, огнестрельное ранение женщины. Звонивший является мужем пострадавшей и находится в состоянии якобы сильного волнения за здоровье жены. Ранение повлекло за собой смерть женщины, возбуждено уголовное дело, однако муж сообщает, что жена застрелилась сама. При осмотре спорной фонограммы, в процессе её прослушивания у следствия появилось подозрение, что эмоции были сымитированы, самоубийства не было, а муж убил жену.

Или другой пример. В рамках расследования преступления,

предусмотренного ст. 126 УК РФ (Похищение человека), в материалах дела имеется фонограмма с записью переговоров между похитителем и родителями похищенной девушки, голос которой также присутствует на фонограмме и кажется испуганным. Однако у следствия имеются подозрения, что в действительности преступления не было, а имеет место инсценировка похищения. Эмоциональное состояние девушки (страх) также было сымитировано.

В таких ситуациях нас интересует возможность установления факта имитации того или иного эмоционального состояния. При решении данной задачи специалисту необходимо провести, во-первых, правильную криминалистическую оценку выявленных диагностических признаков, во-вторых, в случае наличия образцов голоса и речи лица в требуемом для целей исследования состоянии, осуществить грамотное сравнение признаков голоса и речи лиц в имитируемом эмоциональном состоянии и в действительном эмоциональном состоянии (в образцах).

Рассмотрим особенности получения специальных образцов для сравнительного исследования при решении диагностических задач.

Выше уже были отмечены ситуации, когда могут быть необходимы данные образцы.

Экспериментальные образцы с записью голоса лица в изменённом психофизиологическом состоянии, чтобы они удовлетворяли всем вышеуказанным условиям, считаем, получить практически невозможно. Воссоздать искусственные условия для конкретных эмоциональных состояний, состояния опьянения, которые бы отвечали требованиям процедуры получения образцов для сравнительного исследования, предусмотренным ст. 202 УПК РФ, крайне сложно.

Вследствие этого, особо следует обратить внимание на источники получения образцов для сравнительного диагностического исследования.

Как известно, различная информация, сообщаемая пользователями сети Интернет о себе, «становится постоянно пополняемым источником разнообразных и взаимно уточняющих сведений о конкретных пользователях»[336], которая может иметь криминалистическое значение. В качестве свободных образцов голоса и речи лиц в состоянии опьянения (некоторых типов, например, алкогольного, кокаинового) могут быть использованы, например, записи с различных увеселительных мероприятий (вечеринок, дней рождений, свадеб и т.д.). Получены они могут быть, например, в процессе осмотра, обыска, выемки и т.д. В связи с тем, что сейчас большой пласт личной информации хранится в сети Интернет, данные записи могут быть найдены и в различных социальных сетях (Вконтакте, Одноклассники.ру и т.д.), на сайтах видеохостинговых компаний (Youtube, Hulu и т.д.), куда пользователи выкладывают личные видео-, аудиозаписи, в том числе и с различных мероприятий.

Большей частью в состоянии опьянения лица зафиксированы на видеофонограммах. В связи с этим, возникает потребность в проведении комплексной видео-технической и фоноскопической экспертизы для потверждения аутентичности видеофонограмм. А в некоторых случаях необходимо также проведение портретной экспертизы с целью идентфикации лица, которое изображено на видеофонограмме-образце, по признакам внешности.

Однако с видеофонограммами, загруженными из сети Интернет, возникают определенные сложности, связанные с оценкой достоверности содержащейся в них информации. О данных проблемах писал Г.Н. Зубов, например, он указывает, что алгоритмы кодирования видеосигнала негативно воздействуют на «качество видеоизображения и возможность идентификации участников зафиксированного на видеофонограмме события»[337], наблюдаются «потери или неконтролируемые искажения свойств и характеристик видеоизображения, следов возможной модификации видеоизображения»[338]. Эти проблемы относятся не только к изображению, но и определенным образом к звуковому сигналу.

При скачивании видеофонограммы, размещенной в сети Интернет, важно сохранить ее «в виде медиафайла без перекодирования сигнала»[339].

Зубов Г.Н. предлагает следующие условия достоверности видеофонограмм «неизвестного происхождения»:

• «Аутентичность видеофонограммы.

• Аутентичность видеоряда.

• Аутентичность звукоряда.

• Взаимообусловленность видео- и слуховых образов и событий,

зафиксированных на видеофонограмме.

• Отсутствие признаков инсценировки или имитации зафиксированного события»[340].

Для установления факта имитации определённого эмоционального

состояния также могут быть необходимы образцы голоса и речи лица не только в нейтральном состоянии, но, если есть возможность, в том состоянии, которое предположительно было сымитировано.

Получить данные образцы крайне сложно. Если добыть как свободные, так и экспериментальные образцы голоса и речи лица в состоянии опьянения принципиально возможно, но, что касается экспериментальных образцов, процессуально невыполнимо (о чём было уже сказано выше), то создать такую ситуацию, чтобы лицо оказалось в требуемом эмоциональном состоянии (страха, волнения, напряжённости), затруднительно.

В качестве свободных (условно-свободных) образцов голоса и речи лица в состоянии волнения (тревожности) возможно использовать любые подходящие фонограммы (видеофонограммы), где лицо находится в состоянии эмоциональной напряженности, например, видео-, звукозаписи, сделанные в процессе, например, сдачи лицом экзамена, собеседования, допроса и иных ситуаций. Необычным источником получения образцов голоса и речи лица в состоянии страха (эмоциональной напряжённости) можно рассматривать результаты видео-, звукозаписи участия лица в развлекательном квесте в реальности, перформансе в жанре «ужасы»[341]. Подобные мероприятия в настоящее время очень распространены среди молодёжи и представляют собой определённую игру для команды из нескольких человек в специально оборудованном для этого помещении, иногда с участием актёров. В связи тем, что данные «игры» подразумевают пугающую, напряжённую обстановку, сопровождаются различными действиями актёров в жутких костюмах, лицо может находиться в реальном состоянии эмоциональной напряжённости и даже страха. Квесты всегда сопровождаются осуществлением видеонаблюдения за участниками, соответственно появляется возможность получить образцы голоса и речи лица в необходимом эмоциональном состоянии.

4. Оценка результатов и формулирование выводов.

Данная стадия процесса экспертного исследования является заключительной, эксперт обобщает полученные результаты, определяет достаточно ли комплекса выявленных диагностических признаков, для формулирования вывода в вероятной или категорической форме, отвечает на поставленные в постановлении (определении) вопросы.

Эксперту необходимо оценить достаточно ли выявленной совокупности признаков для установления тех обликовых характеристик личности, о которых стоял вопрос. При оценке учитываются факторы, влияющие на речевой сигнал (например, маскировка голоса и речи, иные изменения речевого сигнала), значимость выявленных признаков, их вариативность и стабильность, точность проведённых измерений, надёжность полученных значений.

Категорический вывод даётся экспертом, если выявленные признаки образуют достаточную, стабильную, непротиворечивую совокупность для установления обликовых характеристик личности.

Если эксперт считает, что для категорического вывода выявленных признаков недостаточно, если применение компьютерно-технических средств для изменения голоса сделало невозможным выявление признаков голоса и речи лица путём акустического анализа вследствие акустической маскировки, а признаки голоса и речи, определяющие ту или иную характеристику, были выявлены только в процессе аудитивно-лингвистического анализа, то вывод может быть дан в вероятной форме.

В том случае, если эксперт признает обнаруженные признаки неустойчивыми, недостаточными для определения обликовых характеристик, если имеются иные факторы, осложнившие процесс исследования (изменения голоса и речи, иные изменения речевого сигнала, зашумлённость фонограммы), даётся вывод о невозможности установления обликовых характеристик.

После проведения исследования оформляется заключение эксперта. В нормативных правовых актах с той или иной степенью полноты прописаны правила оформления заключения эксперта, его структура (ст. 25 ФЗ ГСЭД, ст. 204 УПК). Данные нормы определяют те разделы, которые обязательно должны быть отражены в заключении эксперта. Заключение эксперта состоит из трёх частей: вводной, исследовательской, выводов.

Таким образом, одной из важнейших задач при формулировании основ частной теории какого-либо рода, вида (подвида) судебной экспертизы является разработка методических подходов и рекомендаций к производству экспертизы. Как указывает Е.И. Г аляшина: «достоверность выводов эксперта зависит не только от его личности, профессионализма и компетентности, но во многом определяется уровнем методической обеспеченности судебно-экспертной деятельности, научной обоснованностью применяемой экспертной методики, её соответствием современному уровню развития науки и техники»[342].

Необходима выработка именно единого научно-методического подхода к производству судебных фоноскопических и других родов, видов, подвидов экспертиз. В настоящее время существует комитет по стандартизации «Судебная экспертиза», который занимается унификацией терминологии судебных экспертиз, составлением единого словаря по судебной экспертизе. Кроме этого, в 1996 году был создан Федеральный межведомственный координационно-методический совет по проблемам экспертных исследований, в его состав входят представители различных государственных экспертных учреждений, учёные в области криминалистики и судебной экспертизы, представители Верховного суда, Генеральной прокуратуры. Совет занимается вопросами унификации и стандартизации существующих типовых судебно-экспертных методик, созданием атласов методик. Был создан каталог регистрационных паспортов экспертных методик исследования вещественных доказательств, который был одобрен, но не утверждён Советом. Однако данный каталог содержит не конкретные методики, а лишь их паспорта, в связи с чем содержательная часть зачастую недоступна экспертам ввиду их отсутствия в экспертных подразделениях[343].

Следует согласиться с М.Е. Бондарем, который говорил, что «в конечном итоге разработка новых методик экспертного исследования и совершенствование уже существующих осуществляется именно ради основной цели судебноэкспертной деятельности, предполагающей, достижение объективной истины»[344].

Таким образом, только разработка единого научно-методического подхода к производству судебно-экспертного исследования обликовых характеристик личности по фонограммам речи позволит устранить имеющиеся пробелы в теории и практике данного подвида судебной фоноскопической экспертизы. Для решения данной задачи необходимо, среди прочего, унифицировать наименование судебноэкспертного исследования звукозаписей, создать единый, принятый экспертным сообществом, понятийный аппарат судебно-экспертного исследования обликовых характеристик личности по фонограммам речи, что в конечном итоге будет способствовать развитию частной теории судебной фоноскопической экспертизы, криминалистической фоноскопии, судебной экспертологии в целом.

<< | >>
Источник: Лебедева Антонина Константиновна. СУДЕБНО-ЭКСПЕРТНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ОБЛИКОВЫХ ХАРАКТЕРИСТИК ЛИЧНОСТИ ПО ФОНОГРАММАМ РЕЧИ: ПРАВОВЫЕ И МЕТОДИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ. Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук. Москва - 2017. 2017

Еще по теме § 3.2. Методические подходы к диагностике обликовых характеристик личности по фонограммам речи:

  1. 2.2. Методические подходы к оценке эффективности инвестиций всоциальную сферу
  2. ГЛАВА 1. Внутрифирменное управление. Модели и методы. Методические подходы к оптимизации внутрифирменного управления
  3. 1.3. Анализ теоретических и методических подходов к исследованию проблем деятельности коммерческих банков на рынке ценных бумаг
  4. Лебедева Антонина Константиновна. СУДЕБНО-ЭКСПЕРТНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ОБЛИКОВЫХ ХАРАКТЕРИСТИК ЛИЧНОСТИ ПО ФОНОГРАММАМ РЕЧИ: ПРАВОВЫЕ И МЕТОДИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ. Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук. Москва - 2017, 2017
  5. ОГЛАВЛЕНИЕ
  6. ВВЕДЕНИЕ
  7. ГЛАВА 1. Теоретические аспекты судебно-экспертного исследования обликовых характеристик личности по фонограммам речи
  8. § 1.1. Понятие «обликовые характеристики личности» в судебноэкспертном исследовании фонограммам
  9. § 1.2. Естественно-научные основы диагностики обликовых характеристик личности по фонограммам речи
  10. § 1.3. Предмет, объект, задачи судебной фоноскопической экспертизы обликовых характеристик личности, компетенция эксперта
  11. § 1.4. Место судебно-экспертного исследования обликовых характеристик личности по фонограммам речи в классификации судебных экспертиз
  12. ГЛАВА 2. Правовые аспекты судебно-экспертного исследования обликовых характеристик личности по фонограммам речи
  13. §2.1. Формы использования специальных знаний в области диагностики обликовых характеристик личности по фонограммам речи
  14. §2.2. Назначение судебной фоноскопической экспертизы обликовых характеристик личности
  15. §2.3. Особенности оценки заключения по результатам судебной фоноскопической экспертизы обликовых характеристик личности
  16. ГЛАВА 3. Методическое обеспечение процесса судебно-экспертного исследования обликовых характеристик личности по фонограммам речи
  17. § 3.2. Методические подходы к диагностике обликовых характеристик личности по фонограммам речи
  18. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  19. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -