<<
>>

§ 2. Тактические особенности производства следственных и иных процессуальных действий с лицом, заключившим досудебное соглашение о сотрудничестве

Особенности производства любого следственного действия проявляются в ходе использования различных тактических приемов, направленных на достижение его цели. В литературе сформулировано множество понятий тактического приема, но мы, не погружаясв в дискуссию относителвно их содержания, согласимся с принятым болвшинством ученвіх понятием, предло- женным Л.

Я. Драпкиным, и с этих позиций рассмотрим те следственнвіе действия, осуществление которвіх обвічно ввізвівает трудности, если по делу заключается ДСоС.

В ходе проведенного нами опроса следователей 31,68 % из них указали, что наиболее сложным следственным действием при расследовании уголовник дел указанной категории является допрос подозреваемого (обвиняемого), с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве. Следующие по сложности следственнвіе действия, по их мнению, - очная ставка с участием такого лица - 25,5 %; предъявление для опознания - 15,6 %; проверка показаний на месте - 14 %; следственный эксперимент - 13,22 %. Производство других следственных действий по уголовнвш делам данной категории не вызывало сервезных затруднений.

Остановимся на обозначенных следственных действиях подробнее.

Допрос

Допрос является не толвко самым распространеннвш и необходимым во всех случаях предварительного расследования, но и одним из наиболее сложных следственных действий. Осуществлять расследование можно без предъявления людей и вещей для опознания, без производства следственных экспериментов и других процессуальных действий, предусмотренных Уголовно-процессуальным кодексом в качестве средств собирания доказательств, но без допроса ни одно уголовное дело обойтись не может. Это сложное, многоплановое следственное действие, часто протекающее в условиях конфликтной ситуации. От его успешного проведения в значительной степени зависит результат расследования. В ходе умело проведенного допроса могут быть получены важнейшие сведения, которые в последующем могут стать неопровержимыми доказательствами.

При расследовании уголовного дела именно в ходе допроса можно привлечь подозреваемого (обвиняемого) к сотрудничеству путем заключения ДСоС.

В научной литературе приводится множество классификаций видов допроса: в зависимости от процессуального статуса участника следственного действия (допрос подозреваемого, обвиняемого, свидетеля, потерпевшего, эксперта, подсудимого), от возраста (допрос взрослого, несовершеннолетнего, малолетнего), от состава участников (без участия третьих лиц, с участием третьих лиц - защитника, законного представителя несовершеннолетнего, педагога, психолога, переводчика), места проведения (допрос в кабинете следователя, по месту жительства допрашиваемого, в лечебном учреждении, в изоляторе временного содержания) и т. д.

В рамках нашего исследования особый научный и практический интерес вызывают особенности тактики допроса подозреваемого, обвиняемого, так как согласно положениям гл. 40.1 УПК РФ ДСоС может заключаться только с данными участниками уголовного процесса. Здесь выделяются две ситуации:

1) допрос подозреваемого (обвиняемого) с перспективой заключения с ним соглашения в рамках гл. 40.1 УПК РФ;

2) допрос подозреваемого (обвиняемого), с которым ДСоС заключено.

Допрос подозреваемого (обвиняемого) с перспективой заключения с

ним соглашения в рамках главы 40.1 УПК РФ. В таком случае следователь ставит перед собой цель склонить подозреваемого (обвиняемого) к сотрудничеству путем заключения «сделки». Для достижения данной цели допрос необходимо проводить в три этапа.

На подготовительном этапе следователь проводит логико-криминалистический анализ материалов уголовного дела и данных оперативнорозыскной деятельности. Изучая материалы уголовного дела и иные материалы, он должен уяснить, какие обстоятельства подлежат доказыванию, для выяснения каких вопросов надо провести допрос, какими сведениями может располагать допрашиваемое лицо, т. е. определить предмет допроса. Следователь группирует информацию, относящуюся к предмету допроса, по эпизодам, датам или лицам, выявляет противоречия между различивши источниками доказателвственной и ориентирующей информации.

Рекомендуется в ходе изучения материалов дела делатв из них ввгаиски со ссвілкой на соответствующие листы. Это облегчает составление плана допроса.

Сложности прогнозирования процесса расследования заключается в том, что на ранней стадии расследования исходные данные о допрашиваемом известны следователю лишв предположителвно. Поэтому ему приходится разрабатыватв несколвко возможных вариантов поведения того или иного участника процесса и действоватв активно. О. В. Полстовалов под активно- ствю следователя понимает его «настойчивое стремление к получению в ходе процессуалвного действия наиболее полной всесторонней и правдивой информации на основе тщателвной подготовки к его производству»1. Разумеется, в расчете на заключение соглашения следователи должен помнитв, что приоритет в принятии соответствующего решения принадлежит стороне защиты. Резулвтаты допроса в значителвной степени определяются тем, насколвко полно изучена личноств допрашиваемого и правилвно ли исполв- зованы эти сведения для выбора наиболее эффективных приемов и средств решения тактических задач расследования[124] [125].

Изучение личности подозреваемого (обвиняемого), которого необходимо допроситв, также невозможно без деталвного анализа материалов уголовного дела. Для этого проводятся другие следственные действия и оперативно-розыскные мероприятия: идет сбор характеризующего лицо материала по месту работы или учебы, изучаются материалы архивных уголовных дел, если лицо ранее привлекалосв к уголовной ответственности, проходило по делу в процессуалвном статусе свидетеля и т. п. Изучение личности допрашиваемого осуществляется в целях выяснения его нравственно-психологического облика, установления должного психологического контакта с ним при допросе, выяснения его взаимоотношений с другими лицами, участвующими в деле, определения его личной заинтересованности в исходе расследования. Знание особенностей личности допрашиваемого помогает следователю избратв необходимвіе тактические приемві допроса, предположить, какова при этом будет линия его поведения.

Если подозреваемый (обвиняемый) не находится в изоляторе временного содержания или следственном изоляторе, необходимо определить способ и время вызова его на допрос. Их верное избрание будет способствовать налаживанию психологического контакта с этим лицом, а также сохранению в тайне факта его вызова на допрос для обеспечения безопасности в случае согласия на сотрудничество. В большинстве случаев допрос производится в рабочем кабинете следователя, если же подозреваемый (обвиняемый) находится под стражей, то в следственном изоляторе или изоляторе временного содержания. Чтобы привлечь подозреваемого (обвиняемого), заключенного под стражу, к сотрудничеству, а также с целью соблюдения конспирации следователь при необходимости может с помощью оперативных сотрудников или сотрудников конвойной службы обеспечить доставление такого лица в свой кабинет или иное специально обустроенное место. При этом подозреваемому (обвиняемому) может быть предложено воспользоваться различными удобствами (принять душ, побриться, принять пищу и т. д.). Но нужно помнить, что допрос не может длиться более 4 часов непрерывно, продолжение допускается после перерыва не менее чем на один час для отдыха и принятия пищи, причем общая продолжительность допроса в течение дня не должна превышать 8 часов.

При подготовке к допросу необходимо также позаботиться о назначении подозреваемому (обвиняемому) защитника. Для обеспечения безопасности проведения этого следственного действия можно пригласить сотрудников органа дознания или конвойной службы.

Особое внимание стоит уделить подготовке специальных вопросов и выбору тактических приемов допроса. Если предмет допроса касается темы, требующей специальных познаний, следователь должен ознакомиться с соответствующей литературой, документацией и т. д. Иногда возникает необходимость в посещении места работы подозреваемого (обвиняемого), ознакомлении с технологией производства, системой учета и отчетности и т. д., в консультациях специалистов.

Определив предмет допроса и изучив материалы дела и личность допрашиваемого, следователь должен определить наиболее эффективные в данном случае тактические приемы, которые могут позволить достичь поставленных целей следственного действия - его согласия на сотрудничество со следствием.

При необходимости требуется проконсультироваться с оперативными сотрудниками о возможности и форме использования оперативной информации, которую следователь в ходе допроса собирается сообщить подозреваемому (обвиняемому).

Должное внимание следует уделить подготовке доказательств, которые потребуются для изобличения подозреваемого (обвиняемого). Для этого требуется заранее подготовить все материалы, сделать закладки на нужных страницах уголовного дела, выписать фамилии и адреса лиц, в отношении которых придется вести допрос, подготовить вещественные доказательства ит. д.

Очень серьезно нужно подойти к вопросу о техническом обеспечении допроса: подготовить необходимые процессуальные документы, технические средства (компьютеры, принтеры и т. д.). Не вызывает сомнений и то, что с тактических позиций целесообразно ход допроса сопровождать непрерывной видеозаписью, в крайнем случае - аудиозаписью. Специалиста-оператор а нужно пригласить заранее для ознакомления с условиями предстоящей работы, с порядком проведения намеченного следственного действия и для совместной разработки плана применения аппаратуры.

В некоторых случаях приходится говорить о допросе с ограниченными тактическими целями, достижение которых возможно в первую очередь с использованием фактора внезапности. Подобная ситуация возникает при задержании подозреваемого, когда нет возможности достаточно тщательно подготовиться к допросу. Как отмечается в литературе, «немедленный допрос после задержания рассчитан на то, что задержанный не сможет сразу сориентироваться, придумать ложные объяснения своего присутствия на месте происшествия и расскажет правду»[126]. В соответствии с требованием ч. 2 ст. 46 УПК РФ подозреваемый, задержанный в порядке, установленном ст. 91 УПК РФ, должен быть допрошен не позднее 24 часов с момента его фактического задержания.

В процессе планирования составляется письменный план проведения допроса, где отражаются сведения о событии преступления (дата, место, ФИО участников и т.

д.), формулировки и последовательность вопросов, перечень тактических приемов, перечень доказательств.

Успех и достижение цели допроса будут зависеть от надлежащей подготовки к этому следственному действию. Практика показывает, что пренебрежение этим важнейшим правилом приводит к отрицательным результатам.

Этап получения показаний, или «рабочий» этап допроса, включает в себя следующие стадии: 1) предварительная стадия; 2) стадия свободного рассказа; 3) вопросно-ответная стадия.

На предварительной стадии следователь устанавливает личность допрашиваемого, выясняет его анкетные данные, разъясняет ему права и обязанности, решает вопрос о необходимости участия в допросе переводчика. При разъяснении подозреваемому (обвиняемому) его прав и обязанностей, предусмотренных гл. 40.1 УПК РФ, следователь должен обратить его внимание на преимущества особого порядка судебного разбирательства, чтобы убедить в возможности сотрудничества со стороной обвинения. Основная задача данной стадии - создать условия для того, чтобы подозреваемый (обвиняемый) добровольно заявил ходатайство о заключении ДСоС, а после - для получения от него показаний и обеспечения их достоверности. При этом важно установить с допрашиваемым психологический контакт.

А. Н. Васильев, Л. М. Карнеева и Н. А. Якубович рассматривают психологический контакт с допрашиваемым в качестве тактического приема, «являющегося предпосылкой для получения правдивых показаний»1. Мы солидарны с ними в том, что это сложный тактический прием, состоящий из ряда простых приемов. Как верно писал Л. Л. Каневский, «психологический контакт - это состояние, при котором участники следственного действия проявляют интерес и готовность к общению и восприятию информации, исходящей друг от друга»[127] [128].

Иначе говоря, психологический контакт на допросе - это такой уровень взаимоотношений, при котором участвующие в нем лица готовы (могут и желают) воспринимать исходящую друг от друга информацию. Установление психологического контакта - это создание такой благоприятной психологической атмосферы следственного действия, когда допрашиваемый внутренне, психологически настроен участвовать в диалоге, слушать допрашивающего, воспринимать его доводы, аргументы и предъявляемые доказательства даже в условиях конфликтной ситуации, когда он намерен скрыть правду, дать ложные показания, помешать следователю установить истину.

Необходимость установления психологического контакта с подозреваемым (обвиняемым) с перспективой склонения его к сотрудничеству со следствием является наиболее важным фактором рабочего этапа допроса данного лица. Если же психологический контакт установлен не будет, подозреваемый (обвиняемый) откажется от дачи показаний, воспользовавшись правом, предусмотренным ст. 51 Конституции РФ («Никто не обязан свидетельство- вать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом»). Вместе с тем, как правильно отмечает Н. И. Порубов, «психологический контакт не должен заканчиваться допросом. Важно сохранить его для повторных допросов и иных следственных действий. Часто бывает, что характер отношений, сложившихся со следователем, допрашиваемый переносит и на других лиц, участвующих в осуществлении правосудия»1.

Получив от подозреваемого (обвиняемого) согласие на дачу показаний, следователь дает ему возможность сообщить известные ему сведения об обстоятельствах уголовного дела в виде свободного рассказа. Помимо получения информации доказательственного характера свободный рассказ позволит:

получить представление об интеллекте, темпераменте, волевых качествах подозреваемого (обвиняемого);

выявить степень осведомленности лица об обстоятельствах дела и составить суждение об искренности его показаний;

получить информацию о фактах, которые следователю не были известны или выяснение которых у данного лица не предполагалось[129] [130].

Следователь должен внимательно, не перебивая допрашиваемого, выслушать его свободный рассказ. Даже если допрашиваемый сообщает заведомо ложные сведения, их также следует выслушать спокойно. Нельзя проявлять недоверие к получаемым показаниям, допускать насмешки, прерывать допрашиваемого. В противном случае это может привести к потере психологического с ним контакта, его отказу от дачи дальнейших показаний. Если допрашиваемый уходит в сторону от предмета допроса, рекомендуется напомнить ему о необходимости давать показания по существу дела.

Выслушав свободный рассказ подозреваемого (обвиняемого), следователь должен выяснить, намерен ли он сотрудничать со следствием, а уже по- еле приступает к вопросно-ответной стадии. На данной стадии происходит уточнение показаний и восполнение в них пробелов путем постановки вопросов.

Важной целвю допроса в рассматриваемой ситуации является установление ролеввіх функций как допрашиваемого лица, так и других членов преступной группвг Согласно исследованию, проведенному Я. М. Мазунинвш, лишь в 21,4 % уголовнвіх дел, в которвіх усматривается организаторская дея- телвноств конкретнвіх лиц, они бвіли привлеченві к ответственности как организатор Bi[131] .

В том случае, если допрашиваемый отказвіваетея сотрудничатв или умалчивает о сведениях, имеющих значение для дела, либо сообщаемвіе им даннвіе противоречат имеющимся в дела материалам, возможно применение тактических приемов, побуждающих к даче показаний. Такие тактические приемві основанві на эмоционалвном и (или) логическом убеждении. Последнее предполагает убеждение допрашиваемого в том, что дача им призна- тєлвнвіх обвективнвіх показаний целесообразна именно по логическим основаниям - для существенного снижения грозящего ему в противном случае наказания.

Убеждение как метод воздействия на личноств состоит в передаче нравственнвіх, интеллектуалвнвіх, змоционалвнвіх и других представлений от одного лица к другому в целях изменения мотивов, которвши лицо, подвергающееся воздействию, руководствуется в своей деятелвности. Убеждение имеет веевма сложную структуру; ввіступая как метод внешнего воздействия на поведение лица через его внутренние побуждения, оно создает мо- т и вві свободного и осознанного определения человеком характера своих от- делвнвіх поступков и поведения в целом.

О. Я. Баев считает, что «все существующие приемві воздействия на допрашиваемого методом убеждения направленні на то, чтобві он дал правдивые показания и чтобы их дача под воздействием убеждения осознанно пред- ставляласв допрашиваемому в сложившейся ситуации общения единственно верной, отвечающей его интересам линией поведения. Инвши словами, до- прашиваемый, изменяя свое поведение под воздействием убеждения, должен сознаватв и отчетливо представлятв себе, что в создавшейся ситуации передача им следователю искомой информации необходима в его интересах по определеннвім рационалвнвім или эмоциональным мотивам (чаще всего по совокупности этих мотивов)»[132].

Классификация убеждения на логическое и эмоциональное довольно условна; невозможно логическое убеждение без эмоционального воздействия, так же как эмоциональное убеждение, как правило, предполагает наличие его логической основы. Поэтому данные приемы используются во взаимосвязи (пример такого их применения будет приведен ниже).

К логическим приемам относится убеждение допрашиваемого в том, что дача им признательных показаний является рациональным и полезным для него действием. Способы допустимого логического убеждения могут дополняться обещаниями следователя (причем только законных, выполнимых в пределах его компетенции и не нарушающих этические нормы), например, о возможности смягчения избранной в отношении допрашиваемого меры пресечения, о предоставлении свиданий с близкими ему людьми и об иных «преференциях». Пример недопустимого, невыполнимого обещания - указание следователем конкретного размера наказания, что не входит в его компетенцию.

Как показывает следственная практика, наиболее рациональным при использовании тактических приемов допроса этой группы является не только апеллирование к УК РФ и УПК РФ, но и подробный разбор, детальный анализ их соответствующих положений применительно к социально значимым (и значимым в правовом отношении) качествам допрашиваемого и с учетом конкретных обстоятельств расследуемого дела. Это, например, сведения о наличии или об отсутствии судимости, семьи, малолетних детей.

Эмоциональное воздействие на подозреваемого, обвиняемого при допросе основано на обращении следователя к субъективным качествам его личности. Допустимость и целесообразность использования в названных целях положительных свойств личности допрашиваемого (отсутствие судимости, мнения его сослуживцев, коллег, близких к нему людей о наличии у него таких свойств, раскаяние в содеянном и т. и.) сомнений ни у кого вызвать не может. «В отличие от насилия, - пишет А. Р. Ратинов, - правомерное психическое влияние само по себе не диктует конкретное действие, не вымогает того или иного содержания, а, вмешиваясь во внутренние психологические процессы, формирует у человека правильную позицию, сознательное отношение к своим гражданским обязанностям и лишь опосредованно приводит его к выбору определенной линии поведения»[133].

Однако применение основанных на этом тактических приемов, как правило, оказывается недостаточным для убеждения такого лица дать правдивые и достоверные показания обо всех обстоятельствах совершенного группового преступления и его участниках.

Зачастую лица из контингента, с которым следователь взаимодействует в рассматриваемой ситуации, характеризуются негативно: предыдущие судимости, жестокость и цинизм, отразившиеся в обстоятельствах совершенного преступления (а это во многом затрудняет установление устойчивого психологического контакта между следователем и допрашиваемым). В связи с этим в рассматриваемой ситуации для достижения целей, обусловливаемых необходимостью заключения ДСоС, следователь при допросе подобных подозреваемых, обвиняемых зачастую вынужден прибегать к использованию тактических приемов эмоционального убеждения с использованием так называемых слабых мест психики. В судебной психологии под ними понимаются нежелательные в психической структуре личности свойства - жадность, ревность и т. п.

Назначение этих тактических приемов допроса заключается в том, чтобы убедить допрашиваемого дать правдивые показания. Для этого используется, например, ознакомление его с содержанием показаний его соучастников, которые именно на него возлагают основную ответственность за совершение преступления. Другой вариант - доведение до допрашиваемого информации о поведении его соучастников, не соответствующем его ожиданиям (к примеру, о несправедливом дележе похищенного). Можно также сообщить допрашиваемому нелицеприятное мнение о нем близких ему лиц или, напротив, мнение о близких ему лицах и их поведении, противоречащее имевшимся у него представлениям.

Думается, однако, что использование при допросе низменных побуждений допрашиваемого, в том числе страха перед наказанием, явно недопустимо, так как подобное поведение следователя противоречит всем морально-этическим нормам.

Назовем некоторые другие эффективные тактические приемы производства допроса подозреваемого (обвиняемого), используемые с целью склонения его к добровольному сотрудничеству со следствием.

Оставление допрашиваемого лица в некоем непонимании об объеме доказательственной информации, которой владеет следователь. Этот прием в контексте рассматриваемой нами темы особо ценен тем, что с его помощью у подозреваемого (обвиняемого) снижается уровень ценности собственных показаний и тем самым упрощается процесс его убеждения в необходимости сотрудничества со следствием.

Демонстрация в ходе допроса осведомленности следователя. Осведомленность может демонстрироваться в отношении личности и биографии допрашиваемого, его занятий, межличностных отношений, неблаговидных поступков, характера конфликта между участниками преступного сообщества. Данный прием может быть особо ценен в комбинации с предыдущим, поскольку их совместное использование оказывает усиленное логикопсихологическое воздействие на допрашиваемого.

Предъявление доказательств по их нарастающей силе воздействия на допрашиваемого (некоторые криминалисты указанный тактический прием определяют как последовательность предъявления доказательств, поскольку доказательства предъявляются последовательно одно за другим).

Предъявление вначале ключевого доказательства, сопровождающееся пояснением, что оно не единственное. Подобная демонстрация убеждает допрашиваемого в бесплодности дачи им ложных показаний и способствует пониманию перспективности заключения ДСоС.

Важность последовательности предъявления доказательств отмечал еще И. Кертэс, который писал: «Следователь должен уметь показать допрашиваемому безвыходность его положения, собранные доказательства предъявить так, чтобы тот понял бесполезность дачи ложных показаний. Повлиять на ход рассуждения таких субъектов можно прежде всего путем окружения их цепью стойких, правильных и непререкаемых доказательств, противопоставить которым допрашиваемый ничего не может»[134]. Последовательность предъявления доказательств, по нашему мнению, должна быть выстроена таким образом, чтобы допрашиваемый осознал значение своих показаний для завершения расследования, но при этом понимал, что даже без них он может быть привлечен к уголовной ответственности.

Допущение легенды. Допрашиваемому дается возможность изложить свою точку зрения или позицию и их аргументацию, содержащую заведомо ложные сведения. В этом случае необходимо знакомить допрашиваемого с протоколом допроса после завершения определенного этапа свободного рассказа или после ответа на каждый вопрос и предлагать ему подписать соответствующую часть протокола. После завершения допроса следователь использует прием активного изобличения допрашиваемого. Но нужно учитывать, что данный тактический прием возможен лишь на стадии убеждения допрашиваемого в целесообразности сотрудничества со следствием, по- сколвку в далвнейшем предполагается, что он будет сообщатв правдиввіе сведения.

Предложение допрашиваемому повторить рассказ в другой последовательности, если возникло подозрение, что показания предварительно заучены. Так, при расследовании многоэпизодного уголовного дела допрос можно начатв с эпизода, участие допрашиваемого в совершении которого подтверждается максималвнвш количеством доказателвств. Когда допраши- ваемый не желает даватв показания о личности соучастников или их роли в совершении преступления, необходимо предложитв ему смоделироватв действия соучастников, оставшихся на свободе, обращая внимание на следующие обстоятелвства: продолжение преступной деятелвности, в резулвтате которой могут появитися новвіе потерпевшие; характер их отношения к самому допрашиваемому, его семве (оценят ли его поведение, будут ли оказвіватв материалвную помощв); возникает ли опасности в отношении допрашиваемого, его родственников и знакомвіх со сторонні соучастников, если они останутся на свободе и избегут уголовной ответственности, и т. д.

Если показания допрашиваемого относителвно временнвіх или про- странственнвіх характеристик расследуемого собвітия характеризуются неконкретно ствю, расплвівчатоствю, целесообразно предложитв ему нарисо- ватв схему происходившего или маршрут движения участников преступного собвітия.

Выяснение контрольных данных, позволяющих проверить сообщаемые сведения.

Применение звуко- и видеозаписи, помогающей не толвко опровергнутв возможное последующее заявление о неправилвности протоколирования показаний, но и оказвівающей сдерживающее влияние при появлении установки на отказ от правдиввіх показаний или на их изменение.

Участие в допросе специалиста в тех случаях, когда в процессе допроса приходится затрагиватв сложнвіе технические, технологические и инвіе вопросві, которвіе могут бвітв недостаточно известнві следователю.

Инерция. Сущности этого приема сводится к тому, что следователи, беседуя с допрашиваемым, незаметно переводит разговор на отвлеченнвіе темні, но в сфере, связанной с ввіясняемвім фактом. Допрашиваемый, будучи увлеченнвш рассказом как о постороннем, нейтралвном, при умелом направлении разговора «по инерции» проговаривается, сообщая то, что собирался утаитв от следователя. Эффективности «инерции» зависит от того, насколвко правилвно следователи ввіберет момент перехода разговора от посторонней теMBi к существу дела. Такой переход в одних случаях осуществляется плавно и незаметно, в других - резко. Иногда эти переходві необходимо делатв неоднократно.

Использование отдельных личностных свойств допрашиваемого — склонности к меланхолическим переживаниям, вспвілвчивости, скептицизму, тщеславию и т. п. В отделвнвіх случаях это позволяет получитв при допросе правдиввіе показания, так как в запалвчивости или гневе допрашиваемый может порой рассказатв то, что не сообщил бы в обвічном состоянии.

Кроме того, существует целая группа приемов и способов по созданию в кабинете следователя определенной обстановки, необходимой для дезориентации и рассеивания внимания допрашиваемого в тех случаях, когда он действителвно виновен в совершении преступления. В частности, это размещение перед допросом определеннвіх предметов: ценностей, оружия, похожих на похищеннвіе; аналогов упаковки, в которой хранилисв ценности или оружие; гипсоввгх слепков следов обуви; инвіх вещественнвіх доказателвств ит. д.

Косвенный допрос. Этот метод заключается в том, что следователи, анализируя материалві дела, ввібирает какой-нибудв второстепенный (про- межуточный) факт, которому конфликтующий субъект не придает значения и не скрвівает, не утаивает его во время допроса, но который связан с тщательно укрываемым им обстоятельством. После постановки нескольких отвлекающих (успокаивающих) вопросов следователь внезапно задает ему вопрос о промежуточном факте, и при получении ответа четко выявляется связь этого факта с укрываемым обстоятельством (элементом предмета доказывания).

Перечисленные приемы и методы преодоления противодействия конфликтующего субъекта - лишь часть тактического арсенала следователя. При этом нужно иметь в виду, что тактико-психологическое воздействие отдельных приемов и методов многократно усиливается при их комплексном применении в ходе производства даже отдельного следственного действия.

Если же подозреваемый (обвиняемый) изъявил желание сотрудничать, то необходимо разъяснить как ему, так и его защитнику, что в ходе допроса необходимо дать краткие показания о каждом преступном эпизоде, о роли каждого из участников, о похищенном имуществе. В последующем это позволит убедить прокурора, что подозреваемый (обвиняемый) действительно владеет важной для следствия информацией и что с ним необходимо заключать ДСоС, для чего протокол допроса рекомендуется предоставить прокурору вместе с ходатайством подозреваемого (обвиняемого) о заключении ДСоС.

На заключительном этапе допроса происходит фиксация показаний. Основное средство - составление протокола, регламентированное ст. 166— 167 УПК РФ.

В качестве дополнительных средств фиксации показаний допрашиваемого могут применяться фотографирование, аудио- и видеозапись. Решение об их использовании принимает следователь, который в обязательном порядке должен уведомить об этом всех участников допроса и сделать соответствующую отметку в протоколе. В протокол должны быть включены сведения об использованных технических средствах и условиях осуществления записи.

Стоит отметить, что результаты (как положительные, так и отрицательные) воздействия на лицо, с которым обсуждалась возможность заключения с ним ДСоС, могут быть использованы в качестве доказательств лишь в том случае, если его допрос производился с участием защитника.

По окончании допроса допрашиваемый и иные участники допроса знакомятся с протоколом, им воспроизводятся материалы аудио- и видеозаписи и т. д., о чем делается запись в протоколе. Участники допроса имеют право требовать дополнения и уточнения протокола. Соответствующие ходатайства подлежат обязательному удовлетворению.

Факт ознакомления с содержанием протокола допрашиваемый удостоверяет своей подписью. Если протокол допроса расположен на нескольких страницах, допрашиваемый должен подписать каждую из них. Все дополнения и поправки в протоколе должны быть удостоверены подписью допрашиваемого и следователя.

Если сделанные допрашиваемым в ходе переговоров о возможности заключения ДСоС признания в участии (своем и других лиц) в совершении преступления не будут занесены в подписанный им и его защитником протокол допроса, какой-либо доказательственной силы они иметь не будут.

Допрос подозреваемого (обвиняемого), с которым заключено ДСоС. Его целью является получение максимально полного объема информации от лица, заключившего ДСоС. Etpn этом одна из основных задач данного следственного действия - получение именно правдивых показаний, пресечение ложных показаний и оговора третьих лиц.

Широко известна позиция по этому вопросу Верховного Суда РСФСР, которая была сформулирована в постановлении его Пленума: «В том случае, когда обвиняемый дает заведомо ложные показания, касающиеся других лиц, заявляя, например, что преступление совершил не он, и указывает на другое лицо как на преступника или принижает свою роль в совершении преступления за счет соучастников, его действия следует рассматривать как допустимый метод защиты»1. В ч. 2 ст. 45 Конституции РФ также закреплены положения, продублированные в ч. 2 ст. 16 УПК РФ, о том, что каждый вправе защищатв свои права и свободві всеми не запрещенными законом способами. Таким образом, заведомо ложнвю показания подозреваемого об участии в совершении преступления другого лица заведомо ложнвім доносом не являются, посколвку даются с целвю уклонитися от уголовной ответственности и служат способом защитві от обвинения[135] [136].

Подготовительный и заключительный этапы допроса лица, заключившего ДСоС, особого интереса в рамках настоящего исследования не представляют, так как они практически идентичны с этапами уже рассмотренного допроса подозреваемого (обвиняемого) с перспективой заключения с ним соглашения в рамках гл. 40.1 УПК РФ.

Нормы, закрепляющие правовой механизм заключения ДСоС, не содержат указания о том, что лицо, с которым обговаривается возможность заключения с ним досудебного соглашения, в первую очередь должно дать признательные показания обо всех известных ему обстоятельствах расследуемого дела. Однако необходимость этого сама по себе предполагается логикой процесса заключения соглашения. Поэтому все тактические приемы допроса подозреваемого, обвиняемого (основанные в системе своей на логическом и эмоциональном убеждении) направлены на достижение этой локальной цели.

Очная ставка

При расследовании уголовных дел с участием подозреваемого (обвиняемого), заключившего досудебное соглашение о сотрудничестве, следователь должен особенно тщательно и осторожно подходить к решению вопроса о проведении с его участием очной ставки, поскольку это следственное действие характеризуется повышенным тактическим риском: допрашиваемый, ранее давший достоверные показания о проверяемом обстоятельстве, под психологическим воздействием второго участника очной ставки может их существеннвш образом изменитв либо в целом отказатвся от ранее даннвіх показаний.

Для недопущения подобнвіх негативнвіх последствий целесообразно соблюдатв определеннвю тактические рекомендации.

Во-первых, проведение таких очнвіх ставок возможно лишв при условии, что подозреваемый (обвиняемый), заключивший ДСоС, на это согласен.

Во-вторвіх, проведение очнвіх ставок между названнвши лицами возможно лишв при условии, что это не повлечет негативнвіх последствий для мер безопасности, предпринимаемвіх в отношении лица, с которвш заключено ДСоС.

В-третвих, очнвіе ставки в случае их необходимости могут производиться как до заключения с таким лицом ДСоС (что нам представляется более предпочтительным), так и после его заключения, позволяя в этом случае подозреваемому, обвиняемому выполнять принятые на себя в соответствии с соглашением обязательства.

Принимая решение о проведении очной ставки, следователь должен тщательно готовить содействующее ему лицо к участию в ее проведении. Видится целесообразным составление и обсуждение с данным лицом некоего сценария его участия в очной ставке, включающего, к примеру, следующие параметры:

1) какие и в какой последовательности вопросы будут выясняться на очной ставке; как на них отвечать;

2) как отвечать на вопросы, которые могут быть заданы ему изобличаемым им лицом и его защитником (если последний будет принимать участие в очной ставке);

3) на какие их вопросы и с какой мотивацией имеет смысл отказываться отвечать.

При этом необходимо (и это представляется принципиально важным) вновь предупредить данное лицо о его обязанности во исполнение достигнутого (достигаемого) соглашения о сотрудничестве давать только правдивые показания, о возможности в противном случае расторжения такого соглашения (с разъяснением связи последствий этого и уголовной ответственности).

Если данное следственное действие проводится традиционным способом, другому его участнику станет известно о сотрудничестве подозреваемого (обвиняемого), заключившего соглашение, с правоохранительными органами, что с большой вероятностью может повлечь высказывание угроз в его адрес. Очная ставка с подозреваемым (обвиняемым), которому присвоен псевдоним, вообще неосуществима, поскольку скрыть при этом личность сотрудничающего со следователем лица невозможно.

Если допрашиваемые находятся в разных органах внутренних дел (в том числе расположенных в разных субъектах Российской Федерации), то получение подписи одного из них в протоколе становится затруднительным или невозможным. Е. В. Е[рыткова в качестве вариантов решения этой проблемы приводит несколько вариантов.

1. Е[осле окончания следственного действия электронный вариант протокола по защищенной электронной почте органов внутренних дел «Дионис» направляется в другой орган внутренних дел, где находится подозреваемый или обвиняемый. Е[ротокол распечатывается, подписывается данным подозреваемым (обвиняемым). Далее документ сканируется и в таком же порядке направляется в орган, где находится подозреваемый (обвиняемый), заключивший досудебное соглашение о сотрудничестве.

2. Е[ротокол может быть выслан в орган внутренних дел по факсу, подписан сотрудничающим с правоохранительными органами лицом и следователем.

3. Внутри одного из компьютеров (ноутбуков) одновременно с проведением данного следственного действия может осуществляться его ви- деофиксация. Носитель с размещенной на нем видеозаписью должен быть приложен к протоколу очной ставки[137].

К настоящему времени осуществить производство очной ставки по такой форме достаточно сложно в организационно-техническом плане, кроме того, оно требует внесения соответствующих изменений в уголовнопроцессуальное законодательство. Однако представляется, что в будущем эти вопросы будут успешно разрешены.

В случае ситуации тактического риска, в которой личность лица, сотрудничающего с правоохранительными органами, с высокой вероятностью может быть раскрыта, от производства очной ставки следует отказаться.

Предъявление для опознания

В ч. 8 ст. 193 УПК РФ закреплена возможность проведения опознания в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознаваемым опознающего. Эта норма крайне важна, так как направлена на обеспечение безопасности участников уголовного судопроизводства.

Особенностью проведения следственного действия «предъявление для опознания» по уголовным делам, по которым заключено ДСоС, является то, что опознающим, наряду с потерпевшим и свидетелем, зачастую становится подозреваемый или обвиняемый. Здесь наиболее интересна ситуация, когда подозреваемый (обвиняемый), заключивший ДСоС, опознает потерпевшего или свидетеля. Возникнуть такая ситуация может, если подозреваемые (обвиняемые) в момент совершения преступлений были в масках, либо если лицо, заключившее ДСоС, в этот момент находилось в салоне автомобиля с тонированными стеклами и соответственно могло запомнить внешность потерпевшего или свидетеля.

Криминалистической практикой выработаны различные способы проведения данного действия: через зеркальное стекло1; с использованием предметов маскировки опознающего (парика, накладнвіх усов, бороды, маски, темнвіх очков); при нахождении опознаваемого в лучах мощного источника света, а опознающего в темноте; через узкое отверстие в сплошной непрозрачной преграде, разделяющей опознаваемого и опознающего[138] [139]; с помощью автомобиля с тонированными стеклами[140] и т. д.

В научной литературе неоднократно высказывались предложения о процессуальном закреплении некоторых способов проведения опознания, например по фотографии либо по видеоизображению[141], с помощью видеоаппаратуры[142]. Соглашаясь с мнением Е. В. Прытковой, отметим, что предъявление для опознания, проводимое с помощью видеотрансляции, предпочтительнее опознания по фотографии или по видеоизображению[143]. Это обусловливается следующими факторами:

Во-первых, видеотрансляция обладает важными преимуществами относительно фото- и видеоизображений: вследствие своей статичности фотография не способна передать функционально-двигательные особенности опознаваемого, а видеоизображение не может в полной мере, к примеру, удовлетворить просьбу опознающего посмотреть на опознаваемого под другим углом. Кроме того, потоковая видеотрансляция практически исключает возможность внесения в содержание передаваемой информации каких-либо умышленных изменений.

Во-вторых, финансовые затраты на техническое обеспечение данного вида опознания значительно ниже по сравнению, например, с затратами на оборудование специальных комнат со стеклами с односторонней прозрачностью.

В-третьих, видеотрансляция в конечном счете позволяет гарантировать безопасность опознающего.

В-четвертых, в перспективе с помощью такой технологии возможно производство предъявления для опознания в условиях нахождения опознаваемого и опознающего в разных местах, что нивелирует определенные трудности логистического характера.

Техническое обеспечение предъявления для опознания с применением видеотрансляции может быть произведено разными способами.

I. C использованием аналоговых устройств.

Для этого необходимы два отдельных помещения, желательно расположенные рядом, экран (телевизора, монитора, проектора), видеокамера, видеокабель нужной длины, микрофон в комнате для опознающего и динамик в комнате для опознаваемого. Видеокамера соединяется с экраном с помощью видеокабеля, при этом на экран в режиме прямого эфира выводится изображение воспринимаемой объективом видеокамеры обстановки.

Порядок проведения опознания таким способом, полагаем, должен быть следующим.

В помещение, не оснащенное экраном, следователь приглашает опознаваемого, его защитника, статистов, понятых. Здесь же располагаются специалист с видео оборудованием и оперативные сотрудники. Следователь разъясняет присутствующим правила производства предъявления для опознания, права и обязанности сторон. Опознаваемый назвівает свои фамилию, имя, отчество и свой процессуальный статус по данному делу, занимает произвольное место среди статистов; последние также называют свои данные.

После этого следователь с понятыми и защитником переходят в помещение, оснащенное экраном, в которое приглашается опознающий. Следователь предлагает опознающему внимательно посмотреть на людей в экране телевизора и пояснить, узнает ли он кого-нибудь. При необходимости по просьбе опознающего следователь, включив микрофон или воспользовавшись телефонной связью, может предложить опознаваемым встать, пройтись или выполнить другие действия. После составления и подписания участниками протокола опознающий покидает помещение первым в целях исключения контакта с опознаваемым.

Если опознающий участвует в следственном действии под псевдонимом, защитник должен постоянно находиться в том же помещении, что и опознаваемый[144]. Они приглашаются для ознакомления с протоколом в помещение, оснащенное экраном, после того, как его покинет опознающий.

Главным преимуществом данного способа является его полная защищенность от несанкционированного доступа к происходящему со стороны заинтересованных лиц из-за его автономного применения. Также следует отметить сравнительно невысокую стоимость используемого оборудования, обеспечивающего достаточное качество передаваемого изображения.

Необходимо отметить, что в рамках действующего законодательства указанный способ проведения опознания уже применяется в России. Следователи Главного следственного управления МВД России по Свердловской области нередко используют его в процессе расследования уголовных дел.

Так, по одному из уголовных дел производилось предъявление для опознания с использованием аналоговых устройств. В качестве опознаваемого лица выступал сбытчик наркотических средств. Опознающий, следователь и понятые находились в служебном кабинете следователя, где был установлен телевизор; опознаваемый, статисты, защитник и оперативные уполномоченные — в коридоре; там же находился специалист с видеокамерой, которая с помощью кабеля была соединена с телевизором. Присутствующие в служебном кабинете на экране телевизора наблюдали за людьми, находящимися в коридоре. Так как опознающий был скрыт от глаз опознаваемого и его защитника, он, не испытывая страха за свою жизнь, уверенно опознал сбытчика .

Представляется все же, что в подобной ситуации, несмотря на эффективности произведеннвіх действий, тактически правилвнее бвіло бы проводити данное следственное действие в отделиHBIX, не связаннвіх друг с другом помещениях.

2. C исполвзованием цифроввіх устройств.

Данный способ имеет ряд преимуществ перед аналоговым. Как уже от- мечалосв, в случае присвоения видеокамере (компвютерам) уникалвного IP- адреса проведение данного следственного действия никак не связвівается с какой-либо территорией. Опознаваемый и опознающий могут находитися даже в разнвіх городах, в том числе расположеннвіх в разнвіх субъектах Российской Федерации. Этот способ позволяет в кратчайшие сроки провести предъявление для опознания лица, не дожидаясь его доставления в тот регион, где производится расследование.

Понятые при таком способе опознания постоянно находятся в помещении, куда приглашается опознающий, и наблюдают за происходящим на мониторе. Защитник опознаваемого может находиться в любом из помещений, однако при участии в следственном действии опознающего, которому присвоен псевдоним, он (защитник) должен находиться исключительно в поме- [145] щении со своим подзащитным1. Следователь может руководить ходом проведения опознания и передавать пожелания опознающего относительно действий опознаваемых лиц с помощью телефонной связи или микрофона.

При этом возможна параллельная процессу производства следственного действия дополнительная фиксация его хода на электронных носителях: в таких случаях в качестве приложений к протоколу могут быть приложены снимки экрана монитора (скриншоты).

Недостатком рассматриваемого варианта является его себестоимость, которая выше себестоимости предъявления для опознания, проводимого с использованием аналоговых устройств. Кроме того, качество передаваемого изображения в этом случае зависит не только от оборудования, но и от пропускной способности сети. Однако данные недостатки можно считать несущественными и преодолимыми с учетом возможностей, предоставляемых современной техникой.

Проверка показаний на месте, следственный эксперимент

Проверка показаний на месте и следственный эксперимент носят явно выраженный проверочный характер, однако ситуация заключения с подозреваемым (обвиняемым) ДСоС расширяет потенциал этих действий: помимо проверки информации, входящей в предмет доказывания, дополнительно могут быть исследованы мотивы, намерения и отношение лица, с которым заключается ДСоС, к такому соглашению Наибольшую сложность при производстве указанных следственных действий вызывает сохранение в тайне личности подозреваемого (обвиняемого), заключившего досудебное соглашение о сотрудничестве, что особенно актуально в случае, если такому лицу присвоен псевдоним. [146]

В случаях неустановления отдельных соучастников преступления проверка показаний лица, с которым заключено ДСоС, может быть использована для их выявления. C этой целью реализуется «утечка информации» о предстоящей проверке показаний с дополнением о том, что контакта с ним могут искать соучастники, находящиеся на свободе. Наблюдая за лицом, чьи показания проверяются, сочетая такое наблюдение с негласным использованием технических средств, следователь создает условия для установления соучастников[147] и соответственно для дополнительной проверки намерений лица, с которым заключается ДСоС. Однако, разумеется, подобные действия обладают повышенной степенью тактического риска, в силу чего следователь, учитывая это, должен предельно детально разрабатывать план производства данного следственного действия и учитывать наиболее негативные варианты развития событий.

В силу этого следователю необходимо совершить действия, направленные на устранение возможности идентификации личности подозреваемого (обвиняемого) другими лицам. Элементом криминалистического обеспечения этой задачи могут выступать использование специальной одежды, в том числе не принадлежащей подозреваемому (обвиняемому), бесформенных костюмов, затрудняющих восприятие телосложения, париков, масок и пр. Проверяемое лицо может быть также проинструктировано о том, что, в том числе в целях его безопасности ему необходимо изменить походку, жестикуляцию, положение головы и т. д. Если следователь усматривает значительный тактический риск при наличии у проверяемого лица особенных отличительных признаков, таких как хромота, ярко выраженная сутулость и пр., по которым оно может быть с легкостью узнано посторонними, рациональным будет отказ от производства рассматриваемых следственных действий.

<< | >>
Источник: Хамидуллин Руслан Сибагатуллович. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СЛЕДОВАТЕЛЯ ПО ПРИМЕНЕНИЮ НОРМ ОСОБОГО ПОРЯДКА УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА ПРИ ЗАКЛЮЧЕНИИ ДОСУДЕБНОГО СОГЛАШЕНИЯ О СОТРУДНИЧЕСТВЕ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Екатеринбург, 2018. 2018

Еще по теме § 2. Тактические особенности производства следственных и иных процессуальных действий с лицом, заключившим досудебное соглашение о сотрудничестве:

  1. 3.3. Криминалистические аспекты производства следственных действий в процессе расследования многоэпизодных преступлений участниками следственно-оперативной группы
  2. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ И ДРУГИХ ИСТОЧНИКОВ
  3. § 1. Стадия возбуждения уголовного дела как элемент уголовнопроцессуального механизма противодействия преступлениям террористического характера: общие проблемы нормативно-правового регулирования и доктринального толкования
  4. § 3. Правовое положение субъектов доказывания и система уголовно-процессуальных отношений между ними на стадии предварительного расследования уголовных дел о преступлениях террористического характера
  5. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ
  6. ОГЛАВЛЕНИЕ
  7. ВВЕДЕНИЕ
  8. § 1. Деятельность следователя при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве как объект криминалистического исследования
  9. § 2. Понятие и содержание криминалистического обеспечения расследования уголовных дел при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве
  10. § 1. Типичные следственные ситуации и основные направления расследований преступлений в случае заключения с подозреваемым, обвиняемым досудебного соглашения о сотрудничестве
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -