<<
>>

§ 1 Понятие и принципы стратегии профессиональной защиты в отношении несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого

Развитие криминалистической науки не может осуществляться без исследований в области стратегии и тактики защиты и прежде всего защиты тех лиц, которые не могут в полной мере обеспечить свои права и интересы в уголовном судопроизводстве.

В международных документах, касающихся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних, например, Пекинских правилах, принятых Резолюцией 40/33 на 96-ом пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН 29 ноября 1985 г., отражены важнейшие требования к участникам уголовного процесса, где подозреваемым, обвиняемым является несовершеннолетний. И в первую очередь речь идет об обеспечении защиты от обвинения с участием профессионального защитника - адвоката (п. 7.1 Правил).

Важное значение при этом имеет тот арсенал тактических средств, которым должен обладать защитник при осуществлении защиты в отношении несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого[105]. С этой целью нужно обратить внимание на выработку определенной стратегии защиты по уголовному делу.

Сущность стратегии защиты рядом исследователей понимается в зависимости от процессуальной функции защитника. В связи с этим, выделяется стратегия всего уголовного судопроизводства и процессуальная стратегия защитника.

Под стратегией всего уголовного судопроизводства О.Я. Баев называет защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, а также защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод (ст.6 УПК РФ)[106] [107].

И.З. Коробов под процессуальной стратегией понимает защиту прав, свобод и законных интересов подзащитного (подозреваемого, обвиняемого, подсудимого) от необоснованного подозрения, обвинения, осуждения .

Такая трактовка стратегии защиты подменяется уголовнопроцессуальным понятием назначения уголовного судопроизводства и не раскрывает всей характеристики стратегии защиты с точки зрения криминалистической науки.

В то же время, О.Я. Баев, исследуя этимологию понимания термина «стратегия», приходит к выводу, что он находится в соподчинении с термином «военная стратегия», но этот термин интерпретируется для нужд криминалистики и в частности деятельности профессионального защитника[108] [109]. С такой точкой зрения согласен и Л.А. Зашляпин, который обращает внимание на то, что заимствование данного термина подразумевает и заимствование его

109

смысла .

Мы больше склоняемся к словарному смыслу понятия «стратегия», которое толкуется как «искусство планирования руководства, основанного на правильных и далеко идущих прогнозах»[110].

Свое определение стратегии защиты в уголовном процессе дается А.В. Рагулиным. Он считает, что стратегия это «обуславливающая тактику участия профессионального защитника в процессуальных действиях и процессе доказывания позиция по делу, основанная на оценке его обстоятельств, поставленной цели и намеченных способах ее достижения»[111].

Считаем, что в стратегию защиты, должно входить больше криминалистических составляющих, чем только позиция по уголовному делу, даже основанная на целях и способах достижения результата защиты[112].

Р.М. Жамиева в стратегический аспект защиты, включает постановку цели и задач, которые определяют её общее направление и этапы реализации. Такие задачи, по её мнению, создают систему предполагаемой деятельности защитника без учета конкретной ситуации[113].

Цели и задачи защитительной деятельности играют немаловажную роль в построении стратегии защиты, но если говорить о стратегии защиты по конкретному уголовному делу и конкретному подозреваемому, обвиняемому, то стратегия должна учитывать разные ситуации, которые складываются в процессе защиты (конфликтная, бесконфликтная; благоприятная, неблагоприятная и др.).

Как искусство руководства процессом защиты определяет стратегию защиты В.С. Сорокин. Он считает, что защитник сам по себе должен быть стратегом и быть способным последовательно мыслить, для того, чтобы оптимизировать свою деятельность.

При этом он трактует стратегию как логико-психологическое преобразование полученной защитником информации и поэтапное переформирование задач и целей защиты, которое связано с процессуальными и организационно-тактическими процедурами[114].

Р.Г. Зорин называет стратегию защиты многоплановой реализацией тех специальных знаний, которые разрабатывает наука криминалистика. Эти знания необходимы для рационального использования обстоятельств, смягчающих подзащитному наказание либо оправдывающих его[115].

Данные высказывания дают характеристику различных сторон понятия стратегии защиты по уголовным делам, но, на наш взгляд неполно отражают её сущность и состав действий защитника по формированию и реализации в уголовном деле.

Условно первоначальную деятельность защитника возможно разделить на две основные стадии: разработка стратегии защиты и определение тактики реализации данной стратегии. Последующая деятельность характеризуется применением тех тактических приемов, которые были избраны защитником в соответствии с разработанными стратегией и тактикой защиты.

Нужно сказать, что стратегия защиты должна строиться на определенных принципах, которые должны быть незыблемы в отношении личности самого защитника, личности подзащитного, ситуации, складывающейся по уголовному делу и др.

Исследования ряда ученых позволяют рассмотреть данные принципы более подробно. О.Я. Баев относит к ним следующие принципы деятельности защитника:

1) она не должна усугублять положения подзащитного относительно предъявленного ему обвинения;

2) защитник должен отстаивать все непротиворечащие закону интересы подзащитного;

3) должна быть направлена на достижение благоприятного для подзащитного исхода дела;

4) должна гарантировать не привлечение к уголовной ответственности невиновного подзащитного, а выявление всех оправдывающих и смягчающих ответственность подзащитного обстоятельств, и назначение справедливого наказания;

5) доказательства, противоречащие версии подзащитного, -

сомнительны либо могут быть восприняты иначе, чем то, как они используются обвинением;

6) принцип недопустимости разглашения сведений, составляющих предмет адвокатской тайны[116].

На наш взгляд, в «наборе» указанных принципов допускаются повторы. К примеру, третий и четвертый принципы, по сущности, одинаковы и характеризуют результат, которого должен достигнуть защитник по окончанию своей деятельности. Четвертый принцип расшифровывает понятие «благоприятный исход дела» (третий принцип).

Стратегическим принципом защиты не может являться и принцип, в соответствии с которым не допускается разглашение сведений, составляющих адвокатскую тайну, поскольку данное положение никаким образом не обеспечивает стратегию защиты как тактической деятельности в рамках криминалистической науки.

Повторы принципиальных положений, относящихся к стратегической направленности деятельности защитника, допускает и Н.А. Пастернак. Она предлагает к указанным принципам относить:

- максимальное благоприятствование интересам подзащитного;

- максимизацию защиты;

- полноту защиты;

- отстаивание законных интересов подзащитного;

- позиционной солидарности;

- законности профессиональной защиты.

Принцип максимального благоприятствования интересам подзащитного, по её мнению не должен усугублять положения обвиняемого (подозреваемого)[117].

Основополагающими началами построения защиты, называет стратегические принципы А.В. Рагулин. Он формулирует их следующим образом:

1) стратегия строится адвокатом совместно с доверителем при его решающем мнении;

2) стратегия должна быть выработана в самый ранний срок начала уголовного преследования подзащитного и поддерживаться на протяжении всего уголовного судопроизводства;

3) стратегия основывается на совокупности взаимосвязанных элементов защиты, к которым относятся: цели, версии, средства, анализ следственной (судебной) ситуации, защитительной ситуации, позиции по делу;

4) стратегия основывается на обдуманном сочетании активных действий и выжидания;

5) стратегия основывается на аксиоматических принципах;

6) стратегия направлена на эффективную деятельность адвоката- защитника.

Думается, что указанные стратегические принципы защиты больше всего относятся к требованиям, которым должна соответствовать такая стратегия: построена совместно с доверителем, выработана в самый ранний срок, основана на совокупности взаимосвязанных элементов и т.д.

Словарное определение понятия принцип (от лат. principium - начало, основа) связано с идеями, исходными положениями какой-либо теории, учения, науки . Поэтому построение стратегических принципов защиты должно основываться на таких положениях, которые отражали бы её сущность и направленность деятельности. Такие принципы должны отражать научность стратегических положений, их связь с практикой работы адвоката.

На наш взгляд, к принципам стратегии защиты можно отнести следующие принципы:

- единство направленности деятельности защитника;

- эффективность и качество защиты;

- своевременность защиты;

- ситуативность защиты;

- научность разработки стратегии защиты. [118]

Рисунок 2 -Схема принципов стратегии защиты

Единство направленности деятельности защитника по уголовным делам в отношении несовершеннолетнего означает, что он должен при построении стратегии защиты планировать только те действия, которые отвечают его целям и функциям осуществления защиты с теми особенностями, закрепленными законом в отношении этих лиц.

Как указывают А.А. Леви, М.В. Игнатьева, Е.И. Капица, что при участии защитника в предварительном расследовании преступлений, основной его задачей является обеспечение соблюдения процессуальных правил и выяснение всех обстоятельств, связанных с оправданием его подзащитного, смягчающих его вину, а также оказание необходимой квалифицированной помощи[119]. Особенно это касается несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого.

З.Г. Гасанова цель деятельности адвоката-защитника несовершеннолетнего в доказывании по уголовным делам понимает двояко: как участник доказывания в он содействует достижению общей цели уголовного судопроизводства - вынесению законного, справедливого решения по делу, а также выявляет и обосновывает любые доводы, способные улучшить положение подзащитного, смягчить или вовсе исключить уголовную ответственность и избежать наказания[120].

Принцип единства направленности деятельности защитника позволяет стратегию защиты рассматривать как системное образование, состоящее из взаимосвязанных между собой этапов защиты, реализуемых защитником по конкретному уголовному делу с участием несовершеннолетнего

подозреваемого, обвиняемого.

Непрерывность деятельности защитника по осуществлению избранной стратегии защиты обеспечивает её стабильность, постоянство, когда один этап стратегического плана приходит на смену другому и при этом направленность такой деятельности остается неизменной.

Соблюдение рассматриваемого принципа требует от защитника конкретности построения стратегии защиты с учетом определенных тактических приемов, имеющих значение для воплощения необходимого результата.

Построение стратегии защиты является творческим процессом, но этот процесс ограничен необходимыми рамками, которые установлены уголовнопроцессуальным законодательством, положениями криминалистической тактики.

Принцип эффективности и качества защиты обеспечивает такую стратегию защиты, которая нацелена на максимально возможный результат. Нужно сказать, что специальных исследований, посвященных эффективности стратегии защиты в криминалистической науке не проводилось. На наш взгляд, такое понятие эффективности возможно определить по аналогии с другими правовыми явлениями. В соответствии с функционально-целевым подходом трактовка эффективности дается как соответствие цели и полученного результата. В частности М.Х. Хутыз и П.Н. Сергейко, говоря об эффективности правовой нормы, считают её эффективной в том случае, если практика её реализации дает положительный результат и способствует достижению необходимой цели .

Ю.Ф. Лубшев пишет об успехе защиты в уголовном деле и определяет её как состояние уголовного дела «когда его промежуточные решения или окончательные выводы в основе своей получены благодаря профессиональнопродуманной работе адвоката» .

Эффективность стратегии защиты должна рассматриваться в виде качественного благоприятного для подзащитного результата защиты по уголовному делу. При этом признать стратегию эффективной и качественной можно только тогда, когда все её составляющие включены и нацелены на общий успех защиты и представляют собой определенную систему защитительных действий.

Принцип своевременности защиты тесно связан с теми сроками, в течение которых должна быть построена, в случае необходимости изменена (уточнена), также реализована данная стратегия. С одной стороны - это сроки по уголовному делу, соблюдаемые защитником, с другой - последовательность совершения намеченных стратегических действий.

Примечательным в данной связи является уголовное дело в отношении несовершеннолетнего В., который совершил преступление, предусмотренное п. «а, б» ч. 2 ст. 158 УК РФ. Данное уголовное дело было возбуждено 12 мая 2016 г. и только 27 июля 2016 г. была назначена судебно-медицинская экспертиза, которая установила, что В. является несовершеннолетним, что потребовало обязательного участия защитника. Защитник, ознакомившись с материалами дела, и опросив соседей и знакомых несовершеннолетнего В., тут же [121] [122] ходатайствовал о назначении комплексной судебной психологопсихиатрической экспертизы, которая установила, что несовершеннолетний обвиняемый В. страдает психическим расстройством и нуждается в

123

применении принудительных мер медицинского характера .

Эмпирические данные, опубликованные учеными-юристами, говорят о том, что назначение судебно-психиатрической экспертизы производилось на последнем этапе расследования. Например, М.Ш. Буфетова отмечает 75 % таких случаев , а Р.М. Шагеева - 64 % случая, когда проведение такой экспертизы как раз и было основанием продления уголовного дела[123] [124] [125].

Ситуативность защиты как принцип её стратегии означает необходимую гибкость, адаптивность к изменениям, происходящим в движении уголовного дела и отношениях с подзащитным, следователем, дознавателем и другими участниками судопроизводства.

По любому уголовному делу стратегия защиты может быть адвокатом изменена, уточнена, поскольку она зависит от складывающейся ситуации. Как правильно указывает Н.А. Подольный, стратегия защиты должна учитывать не только особенности уголовного дела, но «особенности тех ситуаций, которые складываются или могли бы складываться»[126].

Проводя исследование влияния ситуационного подхода на деятельность защитника, В.В. Конин пишет, что «ситуационный подход способствует более успешному решению поставленной перед защитой задачи, а в общем плане может способствовать дальнейшему развитию криминалистической

тактики»[127] [128]. Еще более определенно на этот счет высказалась Т.С. Волчецкая.

Она считает, что «ситуационный подход является наиболее перспективным

128

направлением, дающим выход теории в практику» .

Защитительные ситуации складываются и изменяются на основе полученной защитником информации по делу, которая необходима ему в его деятельности.

Поскольку судопроизводство осуществляется в определенном процессуальном порядке, то такая информация имеет свойство расширяться в зависимости от установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу (ст. 73 УПК РФ).

Состав этой информации складывается из тех сведений, которые устанавливаются следователем, дознавателем по уголовному делу и сведений, полученных самим защитником в процессе их собирания.

К примеру, проведение комплексной судебной психологопсихиатрической экспертизы в отношении несовершеннолетнего может дать информацию о том, что несовершеннолетний подозреваемый, обвиняемый отстает в психическом развитии и не может в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими.

Такие сведения обязательно повлекут изменение или уточнение стратегии защиты, которая ранее учитывала, что несовершеннолетний здоров.

Принцип научности разработки стратегии защиты заключается в том, что защитник при её составлении использует основные критерии науки, к которым, к примеру, относятся:

- объективность (совпадение знания с объектом познания и устранение субъективизма);

- предметность (фиксация отрывка реальности как изучаемого объекта);

- верификация (подтверждение знаний практикой);

- когерентность (взаимосвязь со знаниями, имеющими фундаментальный характер) и другие.

Современная наука стоит на позиции, что невозможно создать исчерпывающий реестр критериев научности, поскольку научное познание

129

постоянно развивается .

Защитник с учетом названных критериев, например, объективно оценивает все имеющиеся данные по уголовному делу в отношении несовершеннолетнего, сведения о его личности, соотносит такую информацию со знаниями смежных с криминалистикой наук, своим практическим опытом и другими критериальными составляющими (например, достоверностью, обоснованностью, доказательностью), а потом разрабатывает стратегию защиты.

Соблюдение таких специальных принципов построения стратегии защиты, позволит защитнику обеспечить профессиональность защиты на должном уровне и послужит одной из гарантий соблюдения прав и законных интересов подзащитного.

Таким образом, стратегия защиты по сущности представляет собой план, состоящий из системы мероприятий, основанный на специальных принципах, который составляет защитник несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого при участии в производстве по конкретному уголовному делу, требующий при реализации применение тактических приемов защиты с учетом наличия факторов, обуславливающих достижение целей и задач защиты. [129]

<< | >>
Источник: Марина Елена Александровна. ТАКТИКА ЗАЩИТЫ В ДОСУДЕБНОМ ПРОИЗВОДСТВЕ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ В ОТНОШЕНИИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Оренбург - 2017. 2017

Еще по теме § 1 Понятие и принципы стратегии профессиональной защиты в отношении несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -